Май 13 2010

Морихеи Уесиба. Непобедимый воин: Биография основателя Айкидо

Category: О-сэнсэй М.УесибаЕвгений @ 23:20

Часть 1 Часть 2 Часть 3 Часть 4 Часть 5 Часть 6 Часть 7 Часть 8 Часть 9 Часть 10 Часть 11 Часть 12 Часть 13 Часть 14 Часть 15 Часть 16 Часть 17 Часть 18

Основатель айкидо Морихей Уесиба

Джон Cтивенс

Морихеи Уесиба. Непобедимый воин: Биография основателя Айкидо

ЖИЗНЬ И ЭПОХА МОРИХЕИ УЕСИБА

Морихеи Уесиба родился в Японии 14 декабря (16 ноября по древнему лунному календарю) 1883 года в своеобразном селении-храме Танабе, что в двухстах милях южнее Осаки. Это поистине живописное местечко на побережье провинции Кии (сейчас это префектура Вакаяма, у самого подножия горного массива Кумано.

Кумано – это святая земля, священное место для каждого японца. Здесь, по преданию, боги синто спустились на грешную землю, и именно тут находятся незримые Врата Очищения, ведущие в Амиду – райские кущи Будды. Вполне естественно, что Кумано считалось во все времена не просто особо почитаемым местом, но и было неким своеобразным домом-прибежищем, этакой горной меккой, для аскетов, чудотворцев и мудрецов. Чистый прозрачный воздух, горные источники и ключевые воды, сочные питательные фрукты, целебные растения и травы в условиях мягкого умеренного климата этого благословенного места способствовали как нельзя кстати не только укреплению физического тела, но и очищению души. Всякий буддист, истинно верующий в синто, включая, конечно же, и самого императора, стремится хотя бы раз в жизни совершить паломничество в Нии, к святым местам Кумано – водопаду Начи и горе Койя, тайно лелея в душе заветную надежду увидеть хотя бы одним глазком одного из Восьми Великих Повелителей Драконов, резвящихся в водах Начи. Кобо Даиси, патриарх тантрического буддизма в Японии, более тысячи лет назад вошел, как утверждают, в вечную медитацию на горе Койя, где до сего дня существует якобы его незримое живое присутствие, ощутить которое, впрочем, могут лишь избранные, которым и будет дано узреть светлый образ Великого Учителя, идущего бесконечной тропой познания Истины.

Сотни лет назад в окрестных горах успешно применял на практике методику таоистской медитации, перелетая, словно птица, с одной вершины на другую, известный великий маг и чародей Эн-но-Гайоджа, «живой образ» которого неоднократно созерцали, по их утверждению, современные ямабаси (горные отшельники). Существует точка зрения, что для того, чтобы по-настоящему научиться воспринимать цветовые оттенки и звуковые тона, необходимо попасть в Кумано, а результатами аскетических опытов, проведенных здесь, являются невероятная чистота ума и ясновидение. В год рождения Морихеи один из ямабаси, по имени Джитсукаге, спрыгнул с вершины, вздымающейся над водами Начи, совершив наивысший акт сутеми-гайо – абсолютное отрешение от реалии бытия во имя Одухотворенности. Именно в такой вот атмосфере, насквозь пропитанной сверхъестественностью, загадочностью, мистикой и святостью, и появился на свет божий Морихеи.

Люди, проживавшие в Нии, всегда отличались своей набожностью, однако это отнюдь не означало, что все человеческое им было чуждо. Многие из них были весьма удачливыми предпринимателями, взять хотя бы известного в XVIII веке торговца Кинокунийю Бунзаемона, который невероятно разбогател, монополизировав мандариново-апельсиновый, а впоследствии и деревообрабатывающий рынки. Однако бизнесмены Кии всегда жили по принципу «много зарабатывать – много тратить», а посему и Бунзаемон, прожив большую часть жизни в роскоши, умер в нищете. Морихеи получил от отца довольно солидное наследство и поэтому отнюдь не бедствовал, однако общий царивший здесь дух наплевательского отношения к золотому тельцу не мог не коснуться и его. Богатство прошло сквозь пальцы, словно песок.

Селение Танабе расположилось вдоль побережья Тихого океана, что гарантировало весьма благоприятные климатические условия – солнечную погоду и спокойную водную гладь. Хотя иногда, конечно, Тихий океан не оправдывал своего названия и яростные штормы начинали бушевать вблизи селения. Но такие вспышки гнева Посейдона были, по счастью, весьма непродолжительными. Подобным нравом всегда отличались и танабейцы – их вспышки ярости и гнева исчезали так же быстро, как и возникали. Кроме того, в их натуре превалировали своеволие и упрямство. Как истинный сын своего народа, Морихеи унаследовал все эти черты на всю жизнь.

Родители Морихеи были несказанно рады его рождению. У них уже было три дочери (еще одним их ребенком также была девочка), и вот, наконец, боги Кумано услышали их молитвы и подарили им мальчика. Отец Морихеи, Йороку, удачливый земледелец и член муниципального совета (на этой должности он прослужил восемнадцать лет), был человеком крепкого телосложения и стойкой самурайской закалки. Эти качества он унаследовал от деда Морихеи, Кичиемона, родоначальника клана Уесиба, широко известного в Японии своими размерами и невероятной мощью. Мать Морихеи, Юки, была родственно связана с кланом Такеда – одним из величайших самурайских семейств. Она была образованной и благочестивой женщиной.

Морихеи родился худеньким и слабым. Причиной этому были, по-видимому, преждевременные роды. Родители и старшие дочери всячески оберегали малыша, заботились о нем, и во многом благодаря этому Морихеи вырос крепким и здоровым юношей. Он много времени проводил на свежем воздухе – мать с детства приучила его вставать с восходом солнца и совершать утренний моцион поклонения святым местам родного края. Весной и летом Морихеи гарпунил рыбу и плавал в заливе, а осенью и зимой лазил по горам. Лет в шесть он пошел в школу, открытую при храме. Скучная классная Конфуция его не привлекала, однако он был буквально очарован изысканными ритуалами, мистическими псалмами, экспериментами, связанными с вызыванием зрительных образов, а также методикой медитации эзотерического буддизма школы сингон («истинных слов»). У него также проявился неподдельный и живой интерес к эзотерическим наукам – он буквально проглатывал одну за одной сотни книг по физике, химии и математике.

Став старше, Морихеи начал исследовать потенциальные возможности своего организма. Будучи юношей, он усиленно занялся закалкой. Чтобы укрепить кожу, он ежедневно выполнял водный моцион, а также просил товарищей забрасывать его колючими каштанами. Для укрепления мускулатуры и развития выносливости Морихеи подрядился рабегать рыбаком – загарпунивал крупную рыбу, вытягивал большие сети, в часы досуга состязался в армрестлинге с наиболее сильными рыбаками. Не гнушался’ он и работой в доках, где старался ворочать самые тяжелые бревна, и поэтому зарабатывал в четырехкратном размере. Всякий раз, когда устраивались соревнования по сумо, Морихеи старался непременно принять в них участие и, как правило, выходил победителем. Предметом особой гордости он считал умение размочалить до основания максимальное количество толкушек во время деревенского праздника дробления риса. Для укрепления мышц ног Морихеи отправлялся к главной святыне Кумано, что находилась на расстоянии примерно пятидесяти миль, неся на себе какого-нибудь больного или престарелого паломника. Морихеи жаждал быть сильным, таким сильным, чтобы отомстить шантажистам отца, нанятым его политическими оппонентами, таким сильным, чтобы справиться с любым своим потенциальным соперником. Уделяя столь пристальное внимание физическому развитию своего тела, Морихеи ни на минуту не забывал и о своей душе, оставаясь истинно верующим человеком – он продолжал свято верить в мантру сингон, которой навсегда отдал свое сердце с детских лет. Соблюдение ритуалов очищения в водах океана и водопадов было для него строго обязательным. Одним из наиболее важных для себя достижений в юношеские годы Морихеи считал совершенное им вместе с матерью паломничество в западную часть Японии к Тридцати Трем Священным Местам.

В 1896 году в возрасте тринадцати лет Морихеи было записали в новую среднюю школу Танабе, однако не прошло и года, как он уговорил родителей забрать его оттуда. Ему явно не хватало терпения учиться по строго отработанной программе, ограничивающей к тому же его желания больше времени проводить на свежем воздухе. Он поступил в счетную академию и, благодаря острому складу ума и ловким рукам, чуть более года исполнял здесь обязанности ассистента инструктора. Закончив академию, Морихеи получил работу аудитора в местном налоговом бюро. Проявив себя как отличный сотрудник, он получил приглашение перейти на службу в Центральное бюро в Токио. Однако Морихеи отнюдь не желал просиживать штаны в канцеляриях до конца дней своих, а посему не только отказался от столь заманчивого приглашения, но и вообще оставил свою работу в знак солидарности с возмущенными рыбаками, протестующими против новоиспеченного Нормативного акта рыбодобывающей индустрии, существенно ущемляющего их права. Несколько богатых торговцев, вступив в коррупционный сговор с чиновниками, издали суровый закон с целью устранения конкурентов. Возмущению семнадцатилетнего Морихеи не было предела. Он приложил все свои силы и знания налогового кодекса для защиты рыбаков. Он был готов отстаивать справедливость и с помощью кулаков.

И хотя такая активность не могла не вызывать гордости родителей за своего сына, отец все же посоветовал ему попытать счастья в столичном бизнесе, чтобы проверить себя в настоящем деле, а заодно и, как говорится, от греха подальше. Итак, девятнадцатилетний Морихеи прибывает в 1902 году в Токио, где с помощью одного из своих богатых родственников открывает небольшое дело в сфере торговли канцелярскими принадлежностями. И надо отметить, весьма небезуспешно. Здесь же, в Токио, Морихеи, скорее всего, и начал увлекаться Тэнсин Синьё джиу-джитсу и искусством фехтования Синкагэ, получив первые уроки боевых единоборств. Несмотря ни на какие успехи в сфере бизнеса, сердце Морихеи было отдано другому. Да и столичная жизнь, честно говоря, была не для него. Он просто задыхался в стенах мегаполиса. Оставив дела своим работодателям, Морихеи в конце года вернулся в Танабе с тем, с чем и уехал. Вскоре по возвращении он женился на дальней родственнице Хатсу Итогава.

Читайте весь текст: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18

Comments (0)

Оставьте мнение: