Май 13 2010

Морихеи Уесиба. Непобедимый воин: Биография основателя Айкидо

Category: О-сэнсэй М.УесибаЕвгений @ 23:20

Часть 1 Часть 2 Часть 3 Часть 4 Часть 5 Часть 6 Часть 7 Часть 8 Часть 9 Часть 10 Часть 11 Часть 12 Часть 13 Часть 14 Часть 15 Часть 16 Часть 17 Часть 18

РАСПРОСТРАНЕНИЕ АЙКИДО

Нельзя сказать, что путь нового учения был с самого начала устлан розами. Хотя токийское додзё уцелело после вражеских бомбардировок благодаря героическим усилиям Кисомару и его помощников, ставших на это время пожарниками и бойцами службы спасения, заниматься там было весьма затруднительно – около ста человек, чьи жилища были разрушены от взрывов бомб, временно поселились на его территории. К тому же не дремали оккупационные службы, руководство которых никак не одобряло официальное распространение боевых искусств на территории Японии. Тем не менее Морихеи и некоторые из его учеников продолжали тайком тренироваться в Ивама, пренебрегая запретами. Условия для занятий, конечно, здесь были не сахар – не хватало элементарного инвентаря (матов), да и свет то и дело отключали. Один ученик даже пошутил как-то по этому поводу: «Когда свет отключают и додзё погружается во мрак, только свет глаз нашего Великого Учителя не позволяет прерваться тренировке».

В 1948 году руководство оккупационных служб все же пошло на определенные уступки в этом плане, и Министерство образования Японии учредило федерацию айкидо под эгидой «общества боевых искусств, служащих сугубо делу мира во всем мире и абсолютной справедливости». Понятное дело, не прошло и года, как столичное додзё было торжественно открыто и возобновило свою работу на благо развития нового искусства борьбы. (Впрочем, только в 1955 году с его территории выехал последний беженец.)

На первых порах многого, естественно, не хватало. И прежде всего – кадров. Большинство институтов регулирования взаимодействия между социальными структурами были разрушены за период войны, в стране ощущался недостаток самого необходимого, и люди были заняты главным образом добыванием хлеба насущного, а посему им было вовсе не до тренировок. Даже Кисомару был вынужден заниматься левой подработкой в одной из частных охранных фирм, вызывая при этом недовольство отца, ненавидящего этих «жадных, бессовестных буржуев-капиталистов». Постепенно ситуация в стране улучшалась, и люди стали приходить в додзё. К старым тренерским кадрам добавлялись новые, по всей Японии стали возникать все новые и новые додзё. Кисомару бросил свою подработку и со спокойной совестью начал в поте лица трудиться на благо развития айкидо в своем додзё. В 1956 году состоялась первая публичная демонстрация достижений нового искусства. Именно с этого времени айкидо перекочевало с острова на остальные материки, приобретя, таким образом, официальный статус международного учения.

Перед войной, впрочем, было несколько иностранцев, главным образом из Италии и Германии, а также еще и несколько профессиональных борцов, практикующих айки-будо, о которых впервые узнали в университете Кенкоку в Манчукуе. Но это была, как говорится, капля в море. Первые выпуски иностранных студентов университетов, где практиковали айкидо, начались лишь в начале шестидесятых годов. Конечно, нельзя не отметить тот факт, что философско-идеологические концепции учения в трактовке японских и иностранных наставников отличались друг от друга весьма существенно. И это в общем-то естественно, если учитывать религиозно-культурную сторону восприятия различными нациями, еще только недавно воевавшими. Морихеи, с присущей ему широтой натуры и любовью к своему делу, охотно принимал в ученики тех иностранцев, которые искренне желали овладеть таинствами истинного искусства айкидо (даже вопреки явно враждебному настрою японских учеников по отношению к «иноземцам всех мастей и калибров»). Иначе какой бы это был тогда Великий Учитель! Один из иностранных учеников позже вспоминал с явной сердечной теплотой: «Когда Морихеи был рядом, казалось, что все вокруг светилось нежным, мягким светом, и ощущалось настоящее душевное тепло. Без него мир тут же становился мрачным и грустным». Послевоенный период жизни Великого Учителя прошел куда более спокойно, нежели его молодые и зрелые годы, переполненные драматическими событиями. Он главным образом занимался администраторской деятельностью в федерации и Хомбу-додзё, которым руководил его сын Кисомару, вел семинары для главных тренеров и инструкторов, а все свое свободное время отдавал самосовершенствованию и самоочищению согласно теории айкидо. Он уже не тренировался до умопомрачения, как раньше, стараясь совершенствоваться духовно и акцентируя свое внимание на внутреннем самосозерцании. Он много молился, медитировал, изучал религиозную литературу, совершенствовался в каллиграфии и работал на ферме. Как-то он сказал:

Находясь в уединении в Ивама и позабыв о мировых проблемах, я смог по-настоящему ощутить степень единения человека с природой. Каждое утро я вставал в четыре часа, освежался и выходил на улицу встречать рассвет и радоваться восходящему солнышку. Я воистину соединился с космосом через философию айки, позволяющую понять суть вещей через слияние и трансформацию, когда все и вся бьется с единым сердечным ритмом и сливается в едином дыхании. Стоя перед этим алтарем, где небо сливается с землей, нельзя не ощутить истинную гармонию совершенства и воссоединения с Божественным. В благодарность от возможности почувствовать связь духовного и материального я поклонился на все стороны горизонта и в течение полутора часов усиленно молился и медитировал.

В последние годы жизни Морихеи лично практически не проводил тренировок, а если и проводил, весь упор в них делался на чисто философские и духовные аспекты айкидо. Когда наиболее дотошные ученики вдруг спрашивали его, как назвать правильно тот или иной удививший их прием, Морихеи спокойно отвечал: «Сами придумайте ему звание – чем поэтичнее, тем лучше». Когда же они просили его повторить им помедленнее движения ногами, после которых противники Морихеи отлетали от него как от стенки горох, учитель филосовски-назидательно говорил: «Секрет айкидо состоит не в том, как ты работаешь ногами, а в том, как ты работаешь головой. Я учу вас не боевому искусству в прямом смысле, а учу вас не проявлять жестокость». Такие вот духовные наставления могли занимать половину времени всей чисто физической тренировки. Один раз какой-то молодой, рвущийся в бой ученик вдруг не выдержал, устав от философских бесед Морихеи, и весьма бесцеремонно бросил: «Сенсей, разве это время отведено для политбесед?» Возмущенный такой наглостью, Морихеи быстро встал и мгновенно ретировался из додзё. Потом потребовалось немало усилий и уговоров, чтобы он возобновил занятия. Великий наставник постоянно напоминал своим ученикам: «Я всего лишь ваш проводник в этом долгом путешествии по миру айкидо. Слушайте внимательно все мои наставления и рекомендации и затем идите по этому пути самостоятельно – каждый по-своему».

Морихеи в это время приходилось то и дело разрываться между Ивама, токийским Хомбу-додзё и бесконечными инструкторскими турами в различные уголки Японии. Великий мастер довольно скрупулезно проверял характер учеников, которых предполагал взять сопровождающими в этих поездках. В частности, он проверял их долготерпение, заставляя прибывать на вокзал за час до отхода поезда. (Некоторые наиболее хитрые ученики обманывали Морихеи, переводя часы в додзё вперед на час.) Кроме того, он любил, в целях выработки внимательности и наблюдательности, играть с ними в кошки-мышки, когда сгибающийся под тяжестью чемоданов ученик должен был купить билеты и не упустить из виду отнюдь не сидящего на месте своего наставника, который, благодаря большой проворности, легко просачивался через любые людские потоки, создавая наблюдателю, таким образом, дополнительные трудности. Он мог отправиться куда-то, даже не удосужившись узнать адрес и время, где должно было произойти мероприятие или встреча. Или же вдруг выпрыгнуть из едва начавшего движение поезда под предлогом, что что-то там забыл.

Всякий раз доставалось ученикам от Морихеи за то, что те не проявили должного внимания при неожиданной резкой остановке автомобиля и не поймали упавшие пакеты – сам он это делал всегда легко и непринужденно. Как-то раз их автомобиль чуть было не попал в жуткую аварию, последствия которой были бы с огромной долей вероятности довольно трагическими, если бы Морихеи непосредственно перед столкновением машин вдруг не издал громкий предупредительный крик. И хотя столкновения все же избежать не удалось, оно было не таким уж страшным и никто из пассажиров не пострадал.

Несмотря на то что добиться чести стать личным помощником великого мастера во время его поездок мог далеко не каждый из его учеников и нести эту службу было крайне не просто – прошедшие эту школу в один голос утверждали, что одна поездка с учителем по своим нагрузкам эквивалентна месяцу напряженнейших тренировок, – отбоя от претендентов на вакансию интенданта Морихеи никогда не было, и счастливчик буквально сиял от радости и раздувался от гордости, получая вожделенное назначение. Ведь что может быть желанней для жаждущего познать истины великого искусства айкидо, чем лично носить багаж «основателя, царя и бога» этого самого искусства, делать ему массаж, касаясь его тела, готовить ему ванну, спать возле двери, чтобы в любой момент оказать какую-либо услугу даже посреди ночи и с гордым видом помогать ступить на родную землю по возвращении из поездки. В процессе нервных, эмоциональных и физических нагрузок, выпадавших на долю каждого из сопровождавших учителя, они теряли в весе от десяти до пятнадцати фунтов (от 4,5 до 7 кг).

Один из учеников как-то даже признался, что чувствовал, как худеет при одном только упоминании имени великого мастера, если ему предстояло встретиться с ним лично. Другой рассказывал, что накануне встречи с учителем тот явился к нему во сне и тут же начал отрабатывать на нем свои приемы. В 1961 году Морихеи совершил первую и единственную поездку на территорию Соединенных Штатов, посетив Гавайи, где пробыл сорок дней. Рассказывают, что здесь с ним произошел интересный случай. Один из учеников, занимающийся японско-американским вариантом айкидо, наблюдал, как Морихеи во время своего выступления демонстрировал технику уклонения от ударов мечом. «Атакующий использует лишь прямые удары, поэтому мастеру не составляет большого труда от них уходить, – подумал про себя студент. – Я бы использовал еще и боковые». По окончании выступления Морихеи подошел к студенту и с улыбкой сказал: «Это тебе тоже ничего бы не дало». Морихеи снялся в двух документальных фильмах. В 1958 году – во фрагментах американского телесериала «Встреча с приключениями», а в 1961-м – в «Короле айкидо», транслирующемся по всей Японии. Вряд ли стоит особо говорить о том, что Морихеи в последние годы жизни уже имел солидную коллекцию различных наград и титулов, как японских, так и иностранных. В 1964 году его лично награждал сам император. В 1967 году он своими глазами увидел новое токийское Хомбу-додзё, в десять раз превышающее по своим размерам старое. Ему не так уж часто удавалось спокойно помолиться и помедитировать – то и дело звонил телефон или приходил курьер с посланием, вызывая раздражение мастера «новинками цивилизации». Впрочем, одна из них такой негативной реакции у него все же не вызывала – вечерами он охотно смотрел в окружении внуков турниры по сумо или самурайские фильмы по телевизору – чуду техники XX века».

Читайте весь текст: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18

Comments (0)

Оставьте мнение: