Май 13 2010

Морихеи Уесиба. Непобедимый воин: Биография основателя Айкидо

Category: О-сэнсэй М.УесибаЕвгений @ 23:20

Часть 1 Часть 2 Часть 3 Часть 4 Часть 5 Часть 6 Часть 7 Часть 8 Часть 9 Часть 10 Часть 11 Часть 12 Часть 13 Часть 14 Часть 15 Часть 16 Часть 17 Часть 18

КУМАГУСУ МИНАКАТА

Кумагусу родился в 1867 году в городе Вакайама. До шести лет никто не слышал от него ни слова, но потом его буквально прорвало. Движимый жаждой познания, Кумагусу от руки переписал 105-томную энциклопедию, потратив на это пять столь драгоценных для каждого человека юношеских лет.

Процесс обучения для него был подобен процессу поиска и сбора одержимым естествоиспытателем образцов фауны, флоры и полезных ископаемых. Кроме стремления к познанию истин бытия, Кумагусу также практиковался в джиу-джитсу. В 1886 году он отправился в Соединенные Штаты, бросив занятия на подготовительном курсе Токийского университета. Здесь он посещал различные курсы в ряде высших учебных заведений, дольше всего обучаясь в сельскохозяйственном колледже Лансинга, что в штате Мичиган. Впрочем, он редко посещал аудитории, предпочитая самообразование: штудировал и конспектировал чуть ли не каждую книгу в библиотеке, подкрепляя теоретический материал практическими изысканиями на природе.

Посчитав свои дела в Лансинге законченными, Кумагусу отправился в Джэксонвилл, что во Флориде, чтобы встретиться с известным ботаником. В 1891 году он отправился в Вест-Индию, затем в Центральную и Южную Америку в составе экспедиции ботаников. Некоторое время он даже скитался с итальянскими цирковыми артистами. В 1892 году Кумагусу приезжает в Лондон, где устраивается в Британский музей на должность научного ассистента. В течение последующих восьми лет он публикует около трехсот научных статей, эссе и монографий по различным областям естествознания, в том числе по ботанике, астрономии, антропологии, археологии и восточным религиям. Кроме, естественно, японского, Кумагусу свободно владел английским, французским, итальянским, испанским, португальским, греческим, латинским, китайским, арабским и персидским языками. Будучи ученым, Кумагусу и ко всем вопросам бытия подходил с познавательно-исследовательской точки зрения. Он любил посещать известный всем и каждому Гайд-Парк, чтобы послушать импровизированные выступления уличных ораторов. При этом он с большим удовольствием для себя и многочисленных завсегдатаев опрокидывал залпом не одну пинту в соседних питейных заведениях. Именно благодаря своим недюжинным способностям «на фронтах по борьбе с зеленым змием» Кумагусу заслужил прозвище Профессор Паб.

Пристрастие к Бахусу было, пожалуй, единственным крупным недостатком его натуры. Никто не мог, в частности, обвинить его в нескромном поведении в отношении противоположного пола. До своей женитьбы в возрасте сорока одного года он, по его словам, вообще не знал женщин. Тем не менее, Кумагусу, как это ни странно, считается, чуть ли не первым японским сексопатологом, автором ряда публикаций по научно-философским и фольклорно-литературным аспектам данной науки. Кумагусу вел переписку с довольно известным учителем школы дзэн Д. Т. Сузуки и находился в дружеских отношениях с лидером китайской революции Сунь Ятсеном. В 1900 году, после шестнадцатилетнего скитания на чужбине, Кумагусу решил вернуться в родную Японию. Причиной этого явилось его увольнение из Британского музея, новое начальство которого решило провести националистическую чистку рядов своих сотрудников под эгидой борьбы с «засильем желтой азиатской орды».

В 1904 году Кумагусу уже постоянно обосновался в Танабе, где открыл гуманитарный университет, в котором читал для местного населения лекции по общеобразовательным дисциплинам. В них он делал основной упор не на узконаправленную теорию сотворения мира махаяны-сингон, а на идею всеобщей взаимосвязи и совместимости со всеми народами Востока и Запада. Главным ключевым моментом Кумагусу считал условия окружающей среды и ее состояние. Он совершенно обоснованно утверждал, в частности, что угольные шахты и медные рудники на равнине Канто, возникающие словно грибы после дождя, медленно, но верно погубят местные реки, вызывая их разливы, эрозию почвы, уничтожение фауны и флоры. Вряд ли кто-то из жителей префектуры Вакайама мог не согласиться с ним. В этой связи совершенно понятно, что его позиция явно противоречила национальной правительственной программе консолидации святынь, выдвинутой в 1906 году. Эта программа предусматривала, в частности, соединение более мелких святынь, список которых составлялся «в верхах» с более крупными. Таким образом решено было формировать священные центры, фактически лишая периферию мест поклонения. Кумагусу грамотно и аргументированно доказал, что такого рода политика разрушит не только патриархальный традиционный уклад японской деревни, но и природные заповедники и жизненно важные источники водоснабжения. Кроме того, он развеял в пух и прах лживые обещания капиталистов, объяснив труженикам текстильной индустрии, что им платят меньше, чем их коллегам в Вест-Индии, став, таким образом, лидером в борьбе за права фермеров, рыбаков, мастеровых и ремесленников Тана-бе. В этот период к движению за права трудящихся селения как раз и примкнул Морихеи, став не только телохранителем Кумагусу, но и активным сочинителем пламенных речей и всевозможных петиций, направленных как в адрес местных власть имущих авторитетов, так и в адрес правительства страны. В ответ на решение правительства открыть музей естественной истории, в функции которого входила бы компенсация утраченных вследствие индустриализации природных заповедников, Кумагусу возмущенно заявил: «Природу необходимо изучать в ее живом виде, а не посредством чучел, макетов и образцов в пыльных кабинетах! Лучшим музеем естествоведения является нетронутая природа в ее первозданном виде». За слишком яростные обличительные антиправительственные выступления Кумагусу на несколько недель даже посадили в тюрьму. При этом он категорически отказался от услуг своих сторонников, предлагающих ему освободиться под залог: «Почему я должен оставлять здесь своих последователей, не имеющих возможности заплатить? Все мы должны одинаково разделять нашу участь». Благодаря такой вот стойкости и целенаправленности идей своего лидера движение протеста в Танабе оказалось наиболее мощным в стране. В результате лишь совсем немногие исторические святыни были утрачены здесь безвозвратно, чего, увы, нельзя сказать о других провинциях Японии. (Даже в наше время Кумано остается своеобразным «островком девственной природы» – использование железнодорожного сообщения началось здесь только в 1961 году, тогда как на остальной территории страны оно уже эксплуатировалось вовсю.)

Динамичная, жаждущая постоянно новых познаний натура Кумагусу оказала на Морихеи огромное духовно-интеллектуальное влияние, научив его не просто смотреть на все невзгоды и трудности бытия сквозь открытое забрало, но и самому искать непроторенные пути к познанию истины. Морихеи перенял от своего учителя также и обостренное чувство несправедливости и стремление к защите родной матушки-природы.

Читайте весь текст: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18

Comments (0)

Оставьте мнение: