Май 13 2010

Морихеи Уесиба. Непобедимый воин: Биография основателя Айкидо

Category: О-сэнсэй М.УесибаЕвгений @ 23:20

Часть 1 Часть 2 Часть 3 Часть 4 Часть 5 Часть 6 Часть 7 Часть 8 Часть 9 Часть 10 Часть 11 Часть 12 Часть 13 Часть 14 Часть 15 Часть 16 Часть 17 Часть 18

МОРИХЕИ И ОМОТО-КЁ

В последующие несколько месяцев Морихеи всем своим видом напоминал окружающим сумасшедшего. Он ни с кем не разговаривал, а ночами уходил в горы, где как одержимый жонглировал своим мечом. В конце концов он заявил перепуганным насмерть домочадцам и близким, что собирается назад в Айабе, чтобы присоединиться к Омото-кё. В тот момент как раз об этом течении было сделано много публикаций весьма и весьма негативного толка. «Почему, скажи на милость, нужно покидать эту благодатную землю и приветливо относящихся к нам соседей? От добра добра не ищут», – пыталась удержать мужа Хатсу.

Но для Морихеи не было пути назад – то, что он задумал, требовало реализации. Весной 1920 года тридцатисемилетний Морихеи, его жена и двое детей, а также и престарелая матушка благополучно отправились в Айабе (непосредственно перед отъездом он получил некоторую сумму с трехгодичного страхового полиса).

Поселившись в небольшом домике вблизи главной святыни, Морихеи начал активно участвовать во всех проектах Омото-кё, будь то строительные или сельскохозяйственные, а также, конечно же, и в различных религиозных службах, обрядах, празднествах, курсах по медитации, церемониях очищения, стараясь везде и во всем не уступать остальным членам общины. Он страстно и самозабвенно изучал основы и принципы учения Омото-кё, а после того как Онисабуро объяснил ему, что искусство – «мать, дающая жизнь любой религии», занялся каллиграфией и стихосложением.

Идеология Омото-кё базировалась на утверждении, что сельское хозяйство – основа основ нового мирового порядка, поэтому все члены общины проповедовали здоровый образ жизни и получение экологически чистых продуктов питания со своих фермерских угодий. В качестве удобрения применялся только очищенный компост, ибо скота в Айабе не держали, а использовать продукты жизнедеятельности человеческого организма для удобрения овощных культур, которые затем вносились в храм, богобоязненным членам коммуны даже и в голову не приходило.

Надо сказать, что занятие сельским хозяйством для Морихеи было одним из любимейших увлечений на протяжении всей его жизни. Искоренив феодализм, многие бывшие самураи вновь почувствовали, что буддизм и сельское хозяйство отнюдь не противоречат друг другу, а, наоборот, являются двумя важнейшими занятиями, способствующими очищению и оживлению сознания. Морихеи заказывал кузнецу самый что ни на есть тяжелый инвентарь, а мотыгой на поле работал с таким остервенением и напряжением, как будто это был боевой меч.

Неся послушание в качестве заготовителя компоста, Морихеи вставал в три часа утра и собирал оставшиеся на поле ботву и другие растения, проходя при этом значительные расстояния. Как-то он очистил целое поле от виноградных лоз, собрав огромную кучу вдоль дороги на Айабе. Случайно в этой куче запутался какой-то пешеход, однако увлеченный работой Морихеи был настолько далеко от места событий, что услышал дикие вопли о помощи, лишь преодолев милю.

Вначале Морихеи занимался боевыми искусствами в одиночку по вечерам, однако после того, как была сформирована боевая гвардия Омото-кё, Онисабуро попросил Морихеи, чтобы тот начал заниматься с будущими бойцами, обучая их азам военного дела. Кроме того, Морихеи охотно занимался и со всеми теми членами коммуны, кто хотел закалить свой характер. Так появилось первое додзё Морихеи в Академии Уесиба.

Одной из первых в академию была принята дочь Онисабуро Наохи. Она часто вспоминала, что Морихеи никогда не делал скидки для девушек, заставляя их выполнять те же задания и упражнения, что и мужчины. И хотя это было крайне тяжело, зато ни одна девушка не чувствовала себя ущемленной или униженной по отношению к представителям сильного пола. Морихеи учил своих слушателей главным образом приемам самообороны, боевые удары мечом и копьем отрабатывал по-прежнему сам.

Нет необходимости говорить, что открытие первого тренировочного зала Морихеи в 1920 году было самым памятным и наиболее счастливым событием с начала его жизни в Айабе. Тем более что затем его начали преследовать неудачи. В этом же году умерли от болезни один за другим с трехнедельным интервалом оба его сына – Такемори, которому было три года и который родился на Хоккайдо, и Кунихару, которому было всего шесть месяцев от роду и который появился на свет уже здесь, в Айабе. Ну и наконец 11 февраля 1921 года было совершено первое гонение на Омото-кё. В течение нескольких лет правительство страны с вниманием и тревогой отслеживало жизнедеятельность движения. Если Нао открыто критиковала имперское правление, то Онисабуро проявлял большую тактичность, сочиняя сатирические поэмы, которые явно никак не задевали честь и достоинство правительства Его Высочества (хотя, конечно, элемент насмешки имел место) и даже, более того, поддерживали его политику шовинистического национализма. (На самом деле Онисабуро тайно поддерживал связь с левыми радикалами, укрывая некоторых наиболее активных и преследуемых правительством членов у себя во владениях под эгидой Омото-кё.)

Антикапиталистические нападки Онисабуро допускал лишь в отношении тех отдельных политических деятелей, которые явно подстрекали страну к разжиганию пожара войны. В 1895 году, после китайско-японской войны, Онисабуро писал: «Настоящая борьба – это не та, что ведется против иноземных врагов, а та, что ведется против внутренних душителей свободы, которые попирают права человека, ставят под угрозу мирное существование и разрушают нашу культуру на корню во имя своих корыстных интересов». Сверхусердные последователи Омото-кё усиленно муссировали слухи о том, что якобы и Нао и Онисабуро предрекают глобальную войну между Японией и всем остальным миром в весьма недалеком будущем, что повлечет за собой полнейшую перестройку социальной структуры страны; что на самом деле настоящим императором Японии надо считать не Таишо, обманным путем узурпировавшего дворец в Токио и власть в стране и практически уже недееспособного, а могучего духовного лидера, проживающего в провинциальном Айабе. А дальше, как водится, следовали призывы к поддержке новоиспеченного мессии – Онисабуро, который должен стать во главе всеобщего царства мира, любви и братства.

Не дремали и враги Онисабуро, распространяя еще более грязные сплетни: что Нао была похоронена как императрица, что главная резиденция Омото-кё – прототип истинного императорского дворца, что именно там накапливаются оружие, провизия и финансовые ресурсы, что все уже готово к началу революции, что число сторонников ее постоянно увеличивается за счет подпольного воспитания членов в духе борьбы с властью, что множество подземных пещер и проходов изрезали страну, что там же где-то скрывают тела противников движения Омото-кё и прочие сказки-страшилки, наслушавшись которых трудно было не начать погромы в офисах секты.

Понятное дело, что обыски штаб-квартир Омото-кё ничего из вышеперечисленного не подтвердили, однако, чтобы не ударить в грязь лицом, а заодно и в воспитательно-профилактических целях, Онисабуро и его нескольких наиболее приближенных сподвижников арестовали, «пришив» им статьи «За оскорбление Его Высочества» и «Нарушение Закона о печати». Ну а дальше, как говорится, все уже было делом техники. Онисабуро получил пять лет (он, правда, был довольно скоро отпущен под залог), судебные приставы быстренько и грамотно «раскулачили» имущество Омото-кё, и в некогда духовно бурном Айабе на пару лет наступила тишь и благодать.

Морихеи ничего не оставалось, как заниматься фермерством, самообразованием и самосовершенствованием в боевых искусствах. В этот же период, а точнее, в июне 1921 года, у него родился последний и единственный выживший в дальнейшем ребенок – сын Кисомару. Бабушке Юки, матери Морихеи, недолго удалось понянчить малыша – она умерла в самом начале 1922 года. В конце апреля 1922 года в Айабе со своей женой и десятилетним сыном приезжает Сокаку. Весьма трудно установить сейчас, произошло ли это по приглашению Морихеи или же явилось инициативой самого Сокаку. Но так или иначе, появление на горизонте такого задиристого и скандального субъекта пришлось явно не по вкусу Онисабуро. Впрочем, и сам Сокаку – «человек, пропитанный насквозь духом насилия и кровавой жестокости» – отнюдь не старался скрыть свою неприязнь к Омото-кё. Покантовавшись с полгода в условиях весьма недружелюбной и чуждой для него атмосферы Айабе, Сокаку собрал вещички и благополучно покинул селение. Он потом еще несколько раз наведывался к Морихеи, однако постепенно их дружба угасала, ибо Морихеи выбрал для себя совершенно иной путь познания истины, нежели тот, по которому шел великий мастер Дайто Рю.

После 1935 года они уже больше не встречались в этом мире. (В 1943 году вечный странник Сокаку в возрасте восьмидесяти четырех лет ушел из жизни.)

Ореол загадочности на протяжении всей жизни окружал одаренного во многих областях Онисабуро, поэтому нет ничего удивительного в том, что за ним прочно закрепилось два крайне противоположных мнения: спаситель мира и величайший шарлатан всех времен и народов. Многие отмечали необычайность и кажущуюся противоречивость натуры Онисабуро с ранних лет его жизни. «Никогда нельзя было определенно утверждать, кто перед вами – абсолютный гений или абсолютный дурак», – сия характеристика, выданная еще в детстве, сопровождала Онисабуро потом до самой гробовой доски. Несомненно, его вполне можно назвать последним донкихотом. Взять хотя бы такую строфу из одной его известнейшей поэмы:

На ужин из Солнца, Земли и Луны Пирог я хочу замесить И, звездною пылью посыпав его, При свете свечи проглотить! Очередной реинкарнационной заморочкой Онисабуро была идея о его предназначении наземным привратником некоего божества Мироку, а посему он должен незамедлительно совершить паломничество в Монголию по «великому пути приключений и опасностей»: «Второе пришествие Будды не за горами – надо помочь ему в создании царства небесного на Земле, царства мира и благополучия, нового золотого века».

Читайте весь текст: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18

Comments (0)

Оставьте мнение: