Май 23 2010

Х.И.Дейви: Искусство и Путь по-японски

Category: БиблиотекаЕвгений @ 12:53

Часть 1 Часть 2 Часть 3 Часть 4 Часть 5 Часть 6 Часть 7 Часть 8 Часть 9 Часть 10 Часть 11 Часть 12 Часть 13 Часть 14 Часть 15 Часть 16 Часть 17 Часть 18 Часть 19 Часть 20 Часть 21 Часть 22 Часть 23 Часть 24 Часть 25 Часть 26 Часть 27 Часть 28 Часть 29 Часть 30 Часть 31 Часть 32 Часть 33 Часть 34 Часть 35 Часть 36 Часть 37 Часть 38 Часть 39 Часть 40 Часть 41 Часть 42 Часть 43 Часть 44 Часть 45 Часть 46 Часть 47 Часть 48 Часть 49 Часть 50 Часть 51 Часть 52 Часть 53 Часть 54 Часть 55 Часть 56 Часть 57 Часть 58

Глава 1 ПУТЬ

Во все времена японская культура с легкостью принимала, синтезировала и воссоздавала заново элементы других культур. Этот процесс не прекращается и сегодня. В древние времена основным источником для культурных заимствований Японии был Китай, с его вековой культурой и невиданным по тем временам в других частях азиатского региона уровнем развития цивилизации. Религии и духовность Китая оказали огромное влияние на развитие японского общества и японского Пути. Отличительной особенностью религиозного развития Китая является разнообразие существующих в этой стране религий. Становление религии Китая проходило под постоянным воздействием как местных, так и индийских верований. Многообразие китайской религии очень четко прослеживается в традиции, известной на Западе как Даосизм.

Китайское Дао

Что-то таинственное, Рожденное прежде небес и земли, В тишине и пустоте, Непревзойденное и неизменное, Постоянно присутствующее и находящееся в движении, Возможно это мать десяти тысяч вещей. Я не знаю имени этого. Называйте его Дао. ДАО ДЭ ДЗИН

Даосизм основывается на концепции Дао. Самое основное значение Дао это «дорога» или «тропинка»; в духовном контексте Дао означает «Путь». Как в древние времена, так и сейчас Даосизм понимается и практикуется в различных формах, отражающих исторические, социальные и индивидуальные вехи жизни его последователей. Такое многообразие форм может запутать, но бытует мнение, что такая многогранность отражает гибкость самой религии. Многосторонность, подвижность Даосизма способствовали тому, что религия постоянно развивалась. Эволюционировала в соответствии с характером каждого из ее последователей.

Конфуцианство представляло собой в основном моральную и этическую традиции Китая. И хотя Даосизм был связан с Конфуцианством, он не был поглощен этой традицией и успешно сосуществовал с ней на протяжении многих веков. Живучесть Даосизма тем более примечательна, что Конфуцианство являлось моральной и духовной основой всех китайских институтов, обрядов и этикета. На протяжении всей многовековой истории Китая жители этой страны тяготели к обоим учениям, пытались понять или практиковали их. Религию выбирали согласно личным предпочтениям и иногда меняли ее на определенном жизненном этапе. Примерно такая же ситуация была и в Японии, где достаточно широко были распространены Буддизм и Синтоизм. Возможно, эти факты больше характеризуют структуру сознания азиатов, чем их повышенную духовность.

Считается, что основателем Даосизма был Лао-цзы (буквально переводится как «Старый Мастер»), живший в пятом веке до нашей эры.

Считается, что он также был автором Дао Дэ Цзин (Классический Трактат о Пути и его Силе). Чжуан-цзы, мудрец, живший в третьем веке до нашей эры, оказал значительное влияние на развитие Даосизма. Его самая известная работа – философский трактат Чжуан-цзы. Работы обоих мудрецов представляют собой переосмысление и дальнейшее развитие и без того богатого на тот момент наследия китайских верований, основанных на поклонении природе и предсказаниях.

И Лао-цзы и Чжуан-цзы жили в периоды культурных разногласий и ослаблении веры. Они продвигали концепцию Дао как сущности, из которой произошло все существующее на земле и которая является силой, стоящей за всеми природными процессами. И Путь и его сила находятся за пределами человеческого, логического и умственного понимания, но, тем не менее, их можно постичь, наблюдая за бесконечными проявлениями природных процессов. В этих природных процессах и самом Дао Лао-цзы и Чжуан-цзы видели доказательство духовного подхода к существованию всего живого.

Социальные потрясения того времени заставили ранних даосов посмотреть на свою религию как на средство установления целостного и постоянного кругового порядка вещей. Порядок природы и Дао казались более надежными и не подверженными времени, чем другие институты и лежащие в их основе концепции, созданные людьми. Таким образом, получалось, что наиболее выгодный путь – это жизнь в согласии с Дао, которое в своей сущности есть Путь простой природной жизни без каких-либо условий и ограничений. Первые даосы учили, что жить благополучно, значит жить гармонично с природным Путем мироздания. Этот подход невмешательства и гармонии был назван вувэй – «недействие», или, другими словами, действие, не противоречащее природному, естественному порядку вещей. В Японии это называется муй. По ходу книги мы более подробно рассмотрим эту концепцию. Учителя конфуцианства считались проницательными, эрудированными и являлись примером высокой морали. Даосские хсиен, или продвинутые посвященные, тоже обладали проницательностью, но их проницательность разительно отличалась от способностей последователей конфуцианства.

В Японии эти посвященные назывались сен или сеннин, сен – это японский вариант произношения китайского хсиен. Чжуан-цзы писал об ученых, которые были, например, ремесленниками или плотниками. Хотя они и не имели высокого общественного положения, эти мастеровые постигали загадку не только своего ремесла, но и самого искусства жизни. Даосы считали, что это понимание сущности ремесла и искусства жить приходит от умственной концентрации, сосредоточенности сознания, пребывающего в настоящем моменте, – сознания, поднявшегося над такими состояниями и понятиями как благосостояние, слава и власть. Мудрецы, описываемые в Дао Дэ Цзин и Чжуан-цзы, выбрали искусство и жизненный Путь, которые соответствуют процессам создания и разрушения. Вместо того чтобы постоянно менять приходящие ценности общества, они следуют основным процессам, которым подчиняется абсолютно все во Вселенной.

Хотя Чжуан-цзы писал о людях, которые выбрали Дао, но остались жить в обществе со своими женами и детьми, в древнем Китае довольно часто случалось так, что человек, уставший от цивилизации с ее повсюду расставленными ловушками, уходил от социальной жизни, уединялся где-нибудь в сельской местности и присоединялся к простому изяществу природы. Такие люди часто писали стихи о космосе или рисовали натуралистические картины, пытаясь отобразить в них все великолепие окружающего мира. Они также практиковали даосские дыхательные упражнения и различные формы медитации. Все эти действия были направлены на достижение единственной цели — сохранить жизненную энергию (называемую ци — в китайском, и ки — в японском языках), которая является неотделимой частью самой природы.

Этих сеннин часто называли «даосскими бессмертными», «мудрецами» и «посвященными». В даосском мире они играют намного более важную роль, чем может показаться на первый взгляд. Китайский иероглиф сен состоит из двух частей. Первая означает «личность, человек», вторая — «гора». Таким образом сен подчеркивает склонность даосов к уединению в горах в поисках просветления.

Религиозный Даосизм особо подчеркивает идею затворничества, которое в скрытой форме присутствует в иероглифе «бессмертный», объединяющем иероглифы, обозначающие гору и человека. Отказ от мира с его постоянной борьбой и жизнь отшельника являются одним из аспектов поиска идеальной жизни в полном покое. Даосизм через века призывал к поиску бессмертия и стремлению к отшельничеству.

Возможно, именно благодаря своей величественной и вдохновляющей природе горы занимают такое важное место в национальной японской религии Синто. Сеннина можно представить как наполовину человека и наполовину миф, в дальнейшем мы коротко объясним подобную точку зрения.

В Китае никогда невозможно было провести четкую грань между понятиями «истинный Даосизм» и «популярный Даосизм». Однако для того чтобы добиться целей, которые я поставил, взявшись за написание этой книги, нам очень важно четко понимать разницу между этими понятиями. Популярный Даосизм делал и делает упор на магию, предсказания и другие подобные вещи. Оригинальный, или, если хотите, философский Даосизм, в соответствии с Дао Дэ Цзин выделяет прежде всего гармонию Вселенной и естественные действия, а не магические ритуалы, направленные на достижение личных или материальных выгод. То есть прежде всего он направлен на человека, а не на мистическую составляющую сеннина. Более того, популярный Даосизм постепенно развился в концепцию восьми сеннинов, известную на Западе как Восемь Бессмертных, которые представляют собой аналог Восьми Архатов в Буддизме. Эти восемь сеннинов были продвинутыми адептами Дао. Считается что они достигли бессмертия. Возможно, эта легенда о бессмертии была всего лишь попыткой противостоять растущему влиянию индийского Буддизма в Китае. В древней Японии некоторая часть населения тоже приняла концепцию Восьми Бессмертных.

Искусства и основные идеи даосов можно частично объяснить побуждением китайцев к любви к природе и склонностью к уходу от общества в попытках обрести просветление. Они поощряли укрепление здоровья и улучшение качества жизни с целью достижения энергичности, долголетия и даже освобождения от смерти. Лао-цзы заново изучил, переработал и представил в новом свете древний культ природы и секретные искусства. Тем не менее, эзотерические обряды все-таки проникли в Даосизм, и возможной тому причиной было желание найти средства для укрепления здоровья и продления жизни. Даосские алхимики искали травы и химические компоненты, которые могли гарантировать вечную жизнь. Даосы искали легендарных живущих в горах сеннинов, которые считались либо адептами-практиками, достигшими просветления, либо самими бессмертными. В поисках здоровья и силы они исследовали лекарственные травы, разработали принципы приготовления пищи и правильного питания, методы физических упражнений, врачевания, массажа, систему дыхательных упражнений и медитации. Все с единственной целью — сохранить молодое тело и гибкий ум.

Считалось, что сеннины были способны лечить болезни, заглядывать в людские души, видеть будущее; обычным людям они представлялись одиночками, имеющими собственные ценности и образ жизни. И все же суровая моральная кара даосских богов значительно укрепляла традиционные социальные устои. Таким образом, хотя Даосизм и представлял собой альтернативу Конфуцианству, он едва ли был опасен для сложившейся структуры общества. Некоторые ученые предполагают, что возможно, он был своего рода отдушиной в социальном устройстве Китая и источником альтернативных мыслей и идей. Тем не менее, для того, кто четко представляет себе истинную природу Пути — изначальную, вселенскую, существующую извечно и не обусловленную никакими правилами и мыслями и находящуюся вне, выше каких-либо культурных ценностей, — для этого человека подлинное Дао является несравненно большим, чем просто предохранительный клапан или магическая система, которая своей главной целью считает получение бредового эликсира бессмертия.

Рассматривая огромное количество заимствований древней Японии от передовой культуры Китая – китайская система письменности и Буддизм самые яркие примеры, – мы делаем вывод, что приход Даосизма и его эзотерических практик в Японию был неизбежен.

Читайте весь текст: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58

Comments (0)

Оставьте мнение: