Июн 15 2010

Искусство айкидо

Category: СтатьиЕвгений @ 19:07

Идея о том, что техники айкидо сложны, незаменимо важны, но не являются главной целью практики, может удивить многих. Как однажды меня, озабоченного в то время узкой задачей технического совершенствования, удивили слова Жерара Блеза-сенсея о том, что техника не самое главное, чему мы должны учиться практикуя айкидо. Техника – это лишь инструмент, предназначенный для определенного воздействия на человека.

Представляете, какое замешательство может почувствовать непосвященный человек, услышав от мастера 7 дана слова: «Если вы думаете, что сейчас занимаетесь айкидо, то глубоко заблуждаетесь!» – обращенные к более ста человек из разных городов страны, в мокрой от пота одежде, запыхавшимся от нескончаемого повторения икке, никке, котегаеши, шихонаге и других наге, среди которых были не только новички, но и ученики высоких уровней. Неужели люди, отдавшие по 10-20 лет тренировкам, находятся в неведении того, чем занимаются?..

Яркое противоречие в словах сенсея подтолкнуло меня задуматься над вопросами: «Чем же, в таком случае должно быть айкидо, если не наработкой и шлифовкой техники до идеального состояния, обеспечивающего ее максимальную боевую эффективность? Для достижения каких целей предназначен такой необычный инструмент – техника айкидо?» Поиски ответов на эти вопросы, поставив другие не менее интересные, привели меня еще в более затруднительное положение. Стало совершенно необходимо первоначально определиться в позиции по отношению к основополагающим понятиям практики айкидо: «Что такое айкидо?», «В чем состоит его сущность и предназначение?» Как оказалось, позиции – очень индивидуальной и к тому же меняющейся с течением практики.

Посудите сами! Те, кто знакомы с айкидо по боевикам с участием С.Сигала, связывают его с головокружительными бросками и жестким пресечением агрессивного поведения, не оставляющим ни малейшего шанса хулиганским возражениям. Для спортсменов-рукопашников, боксеров, представителей К-2 и боев без правил, айкидо ассоциируется с красивым танцем, лишь внешне напоминающим боевую технику, не имеющим прикладного значения и потому не заслуживающим серьезного внимания профессионалов ринга.

Даже поклонники, уделяющие время непосредственной практике, имеют самые разнообразные мнения об айкидо, что выражается в различных побудительных мотивах и целях их занятий. Несомненно большинство занимающихся айкидо желают приобрести специальные навыки самообороны. Однако вместе с ними на татами можно встретить и тех, кто относит свои занятия к средству для снятия психологического напряжения и укрепления здоровья. Кому-то тренировки помогают в обретении физической формы, открытии новых возможностей своего тела и повышения самооценки за собственные достижения. Для кого-то занятия айкидо расширяют круг общения, позволяют находить единомышленников, людей, близких по духу. Кого-то больше привлекает философская сторона практики, а есть и такие, кто ищет мистический опыт, окутывающий, как считается, все связанное с Востоком. Сходятся почитатели айкидо в том, что выделяют любимое ими искусство из числа других восточных боевых практик.

Но если быть справедливым, то и это утверждение спорно! Многие техники бросков и контролей, оружие, используемые в практике айкидо, применяются в других видах боевых искусств. Не сопротивление силе нападающего и использование энергии его атаки для выполнения техники – также не являются эксклюзивным атрибутом айкидо и не менее ярко, чем в айкидо, проявляются в дзю-дзюцу, и, конечно же, в айки-дзюцу.

Так что же такое – айкидо? Какими должны быть наши занятия, чтобы быть занятиями айкидо?

Разобраться в столь неоднозначной ситуации и понять смысл приведенных выше слов Жерара Блеза мне помогли обстоятельства, заставившие вспомнить о том, что айкидо является лишь частным проявлением японских культурных традиций. Прежде чем выносить его в особый ряд, крайне важно, осознать, как айкидо связано с другими японскими искусствами. Объединяющий философский взгляд на японские искусства, и не только боевые, через выяснение общих целей восточных практик, как оказалось, позволяет точнее определить цели и предназначение айкидо.

При внимательном рассмотрении восточных практик можно заметить удивительную особенность, проявляющуюся в том, что продукт действий, производимых в практике японских искусств, будь то безукоризненно выполненный бросок в айкидо, шедевр работы по каллиграфии, букет цветов, вкус чая и атмосфера его распития, несомненно, представляя определенную материальную или культурную ценность, никогда не бывают главной целью этой практики.

Еще более глубокий взгляд позволяет обнаружить что, являясь составной частью такой неоднородной группы, айкидо имеет нечто общее не только с мгновенным выхватыванием меча и виртуозным его использованием, но и с не менее виртуозным владением кистью для каллиграфии, составлением букетов, выращиванием миниатюрных деревьев, приготовлением чая. Очевидно и то, что это «нечто» выходит за рамки обучения письменности, коллекционирования кулинарных рецептов, укрепления здоровья и овладения техническими навыками самообороны.

Обратитесь к мнению мастеров и вы узнаете, что главное свойство всех японских искусств заключается в меняющем воздействии на личность практикующего.

В железной руде много шлаков, ослабляющих ее свойства; плавкой, ковкой и закалкой железо превращают в сталь, и затем придают ей форму острого, как бритва, меча. Человеческие существа развиваются в той же последовательности.

М.Уэсиба Искусство мира (из бесед, стихов, каллиграфии Основателя айкидо), «София», 1997.

Как молот и кузнечный горн используются для придания самой различной формы стальной болванке и изменения ее физических характеристик, так и практика японских искусств в первую очередь используется для целенаправленной трансформации внутреннего мира человека – его психологических установок, убеждений, мировоззрения. Той субстанции, которую невозможно ни увидеть, ни потрогать руками. Японские искусства – это инструмент, позволяющий нам заглянуть и лучше узнать нашу собственную душу и привести наше духовное состояние в гармонию с Окружающим Естеством Жизни.

Вот это и есть то самое «нечто», объединяющее так внешне непохожие друг на друга айкидо, кендо, шодо, чадо, кадо, бонсай и другие виды японских искусств. Именно в этом качестве заключаются их неосязаемые, нематериальные сила и ценность, дарующие им многовековую востребованность и обеспечивающие мировое признание.

Как не стыдно признаться в невежестве, однако должен сказать, что отношение к технике не как к конечному результату практики айкидо, а как к инструменту воздействия на личность практикующего, ставшее для меня откровением на определенном этапе тренировок, оказалось вовсе не новым. Воззрение на технику как на инструмент, как на средство трансформации духовного состояния человека, является атрибутом любой формы практики Пути и используется японской культурой для достижения определенных целей уже на протяжении многих веков.

Такое смещение цели по отношению к первоначальным мотивам занятий айкидо несомненно является поворотным в мировоззрении его последователя. В противоположном случае, исключение из практики айкидо идеи «цель занятий духовное трансформирование; техника – инструмент для достижения этой цели», оставит наши занятия лишь на уровне имитации истинного искусства.

Чтобы занятия под портретом Основателя были занятиями айкидо, в нашей работе над техникой должен присутствовать духовный поиск, направленный на понимание смысла и предназначения айкидо, вложенные в него Мастером Уесибой!

Содержание информации зашифрованной в техниках айкидо, оставленных нам его Основателем, и то, каким образом эта техника воздействует на духовное состояние человека, делает айкидо настоящим искусством.


Comments (0)

Оставьте мнение: