Ноя 21 2012

Способы расшифровки послания Основателя айкидо: адрес послания

Category: ДневникЕвгений @ 16:46

На страницах будо-форума, посвященного обсуждению практики айкидо, мне на глаза попалась фраза Ватанабе-сенсея, произнесённая им на семинаре в Москве в сентябре 2012 года:

«Когда О-сенсей был жив, многие из его учеников занимались живописью, музыкой. Однако после того, как он ушел, почему-то большинство из изучающих айкидо перестали этим заниматься. Айкидо последних поколений учеников лишено красоты».

Судя по отсутствию отзывов на её опубликование, она не произвела особого впечатление на участников форума. А вместе с тем, эти слова содержат очень важные идеи, способные существенно влиять на организацию практики айкидо.

В этом замечании ученика Основателя айкидо, внешне, казалось бы, мало связанным с целями изучения боевого искусства, присутствует мысль, исходящая из осознания того, что глубокая практика айкидо выходит за рамки изучения механической стороны технических приемов. Что выполнение техник айкидо, помимо знаний об анатомическом строении и физиологии человеческого организма, обуславливающих особенности перемещения тел партнёров в пространстве, требует проявления и других функциональных возможностей, которыми потенциально обладает Человек.

И, что очень важно, в словах Втанабе-сенсея содержится идея, указывающая на двойственную природу получения Человеком чувственного опыта, осмысление которой дает представление о единственно возможном способе выяснения глубинного смысла, находящегося в объяснениях и техниках Основателя айкидо.


Ещё одно условие, ведущее к пониманию объяснений О-сенсея об айкидо и способствующее применению их в личной практике, на которое обращает внимание Жерар-сенсей, состоит в необходимости учитывать, что они могут быть направлены в адреса разных функциональных систем Человека. При этом имеется в виду, не только к системам, образующим человека, как анатомо-физиологический организм, но и структурам, составляющим его Человеческую сущность в целом. Иными словами, указания Основателя айкидо адресованы не только к телу человека, но и к его интеллекту, сознанию, интуиции, к его духовному мировосприятию.

Одни из его высказываний раскрывают особенности движений, определяющие механические формы техник. Другие, действительно, обращены к знаниям анатомии и физиологических процессов, происходящих в организме. Третьи предлагают принимать во внимание наш социальный опыт и нравственные нормы построения отношений. Какие-то, направляют к психологическим качествам личности – целеопределению, концентрации внимания, воображению, воле. А есть и такие, которые требуют отклика этических чувств и понимания прекрасного.

Это обстоятельство ставить перед необходимостью учитывать, что находящиеся за различными адресами функциональные системы Человека, имея механизмы реализации, основанные на различных природных принципах, и подчиняясь своим внутренним, отличным от других «систем», закономерностям, проявляют себя различными мотивами, целями и непохожей логикой действий. Как можно замечать, приводящими не только к различным, но даже невероятным, необъяснимым и неподдающимся пониманию, с точки зрения логики других функциональных систем, результатам. Возможно с позиции мышц, нуждающихся в кислороде для выполнения своей работы, печень и легкие, принимающие в себя кровь, одна перегруженную пищевыми ядами, а другие – углекислотой, воспринимаются как ненормальные, однако в этом состоит выполнение их прямых функциональных обязанностей.

В литературе можно встретить любопытные сведения о том, что во времена великих географических открытий, моряки, попавшие после кораблекрушения на необитаемые острова, не имея пищи, умирали от голода уже через несколько дней или недель. Такое развитие событий воспринимается нашим умом, конечно, как печальное, но вполне естественное, следующее из физиологических закономерностей существования человеческого организма. Как же неожиданно на этом фоне выглядят примеры диетического голодания, когда люди, чтобы, заметьте, поправить свое здоровье, отказываются от пищи на срок до нескольких месяцев.

Пожилая леди, вынесшая из горящего дома сундук с фамильными ценностями, который потом не смогли сдвинуть с места несколько мужчин.

Пугающаяся мыши женщина, пренебрегая инстинктом самосохранения, определяющим базовое поведение человека, и как живого организма, и как члена социума, без которого невозможно его существование ни в природе, ни в обществе, не останавливается, ни перед какой бы то ни было опасностью, угрожающей жизни её ребенка.

Острота наконечника и энергия изогнутого в дугу древка копья, способного легко насквозь пронзить тело человека, но не способного преодолеть концентрацию духа мастера цигун.

Стремление к совершенству, присущее настоящему художника и заставляющее его перечёркивать картины, сжигать рукописи, потребовавшие огромных духовных и физических усилий, материальных затрат, имеющие лестные отзывы друзей и критиков, но не соответствующие полноте и гармонии красок картины, воспринимаемой его внутренним взором.

Честь воина …

В приведенных примерах нет исчезновения естественной жизненной логики. Нет сверхъестественного отступления от общих и обязательных для всего существующего во Вселенной законов. В них другая, неизвестная и непонятная стороннему наблюдателю логика действий, однако исходящая из таких же естественных законов, занимающих своё определённое место в общей иерархии закономерностей, когда-то создавших и сегдня управляющих Мирозданием.

Занимаясь изучением высказываний Основателя айкидо, следует учитывать, что в целом они были направлены ко всем составляющим Человека функциональным системам. Хотя бы на том основании, что достижение эффекта «всестороннего и гармоничного развития тела и личности», о котором говорят сторонники айкидо, не возможен без нагрузок на все, без исключений, функциональные системы Человека. И поэтому, для того чтобы понять точный смысл каждого конкретного из них, прежде всего следует установить в чей адрес оно было направлено и расшифровывать его соответствующей ему логикой.

Следование этому несложному правилу очень часто позволяет по-другому взглянуть на учебные условия, создаваемые учителем в практике занятий, и найти правильное отношение к тем из них, которые поначалу могут казаться бестолковыми. Например, понять, что за использованием в тренировках айкидо атак, начинающихся с захватов и часто воспринимаемых новичками как искусственные и наивные, стоит логика создания оптимальных условий для обучения человека с минимальным уровнем подготовки, но, вместе с тем, способными раскрывать для него те же принципы, что и сложные для изучения атаки. Что за архаичной, с точки зрения представителей спортивных единоборств атакой «шомен», оказывается, находится очень важное свойство – способность быть «базой учения айкидо, направленного на изменение обычного ответного действия человека на атаку, выражающегося в противодействии тому, кто имеет намерение атаковать или атакует». А, если не странные, то уж точно смешные приседания и хлопки в ладоши взрослых людей с серьезными лицами, это совсем не танец сумасшедших, а выполнение очень ценного в практике айкидо упражнения.

К словам «зов Неба», обращенным к чувствам человека, нельзя относиться как к голосу из громкоговорителя, и воспринимать также буквально, как, например, направленную к интеллекту информацию о правилах поведения в додзе, распечатанную на бумаге и размещенную перед входом в зал.

Говоря о том, что «Техника и сердце – едины. Если сердце не готово, оно не может вместить технику. Кто хочет выучить технику должен сначала заняться сердцем», Хикитсучи-сенсей совсем не морочит головы последователям айкидо мистическими наваждениями, а искренне открывает глубокие секреты боевого искусства Морихея Уесибы.

«Ваша техника не имеет смысла, если во время её выполнения вы открываетесь для атаки партнера».

«Партнёра бросаете не вы, его бросает волна».

«Новичкам сначала нужно выучить жесты. Это основание для того, чтобы двигаться дальше».

«Техники, это инструмент позволяющий проникнуть в духовный мир».

«Старые и новые техники айкидо».

«В айкидо мы не учимся защите».

«В техниках айкидо нет ничего, что было бы против партнёра».

«Учение, направленное на изменение обычного поведения человека, выражающегося в противодействии тому, кто атакует».

«Если не находиться на мосту, соединяющем Землю с Небом, техники айкидо не могут быть реализованы».

«Когда ты склоняешься в поклоне Вселенной, Она кланяется тебе в ответ».

Эти или подобные фразы можно слышать на занятиях айкидо, и каждая из них имеет под собой определенную логику рассуждений, дающую им право на существование.

Конечно, объяснения О-сенсея, затрагивают все стороны практики, созданного им искусства. И все же, принимая во внимание его заявление о том, что «… айкидо полностью сотворено духом …» (Aiki Shinzui, стp.31; Ж. Блез, Речи и статьи Основателя по практике айкидо, Барнаул, 2000), необходимо понимать, что большая часть наставлений Учителя Морихея Уесибы обращена к духу человека, изучающего айкидо, и в первую очередь направляет его к постижению тех естественных закономерностей, которые определяют порядок, правила и свойства взаимодействия человека со всеми другими объектами и явлениями Окружающего Мира на духовном уровне.

По соотношению этого количества указаний к описанию механики движений, можно судить о той степени важности, которые Основатель придавал воспитанию Мироощущения в практике айкидо и приоритетности духовных факторов в создании физических форм техник. Если почитать объяснения О-сенсея об айкидо, например, собранные из его бесед, стихов и каллиграфии («Айкидо: искусство мира», София, Киев, 1997), то там не найти ни слова о движениях рук или ног. Представляя айкидо, О-сенсей почти не описывал механику. Его айкидо, это не механика.

Когда Ватанабе-сенсей говорит о том, что современное айкидо лишено красоты художественных произведений, это вовсе не значит, что современные техники айкидо не способны привлекать внимание эстетикой своих форм, или то, что без занятий музыкой или живописью нельзя понять сущность айкидо и приобрести силу О-сенсея. Думаю, что не только мной в словах известного мастера, ученика основателя айкидо, был замечен нюанс, указывающий на то, что в нынешнем выполнении техник айкидо чего-то недостает. Не хватает какой-то особой красоты, которую он видел в действиях своего учителя.

Можно, конечно, удивиться: почему, рассказывая о техниках Основателя айкидо, Ватанабе-сенсей, помимо механической согласованности действий – казалось бы, главной составляющей боевых техник, обеспечивающей физическим превосходством одного человека над другим, обращает внимание нынешних айкидок на такую их субъективную и неподдающуюся точному измерению характеристику как красота? Однако в этом нет ничего удивительного, если не забывать о том, что красота боевых приемов неотделима от их прикладной эффективности. Не может быть красивым с точки зрения боевого искусства действие или движение, не имеющее прикладного смысла. Безоговорочность этого принципа, выражаемого словами «не быть открытым», закреплена его порядковым номером среди остальных фундаментальных требований, предъявляемых к выполнению техник во всех боевых практиках.

Указывая на особую красоту действий Основателя айкидо, Ватанабе-сенсей тем самым в действительности подчеркивает их особую силу. Однако вместе с этим, отождествляя её с тем духовным воздействием, которое оказывают на людей произведения художественного искусства, он дает нам понять, что за созданием красоты и силы произведений искусства и движений айкидо стоят одни и те же функциональные механизмы – духовные структуры человеческой личности.

Подтверждается это тем, что, как было отмечено выше, самые важные наставления О-сенсея об айкидо, раскрывающие глубинную сущность созданного им искусства, были высказаны на языке духа, обращены в адрес духа и направлены на разъяснения закономерностей духовного взаимодействия объектов и явлений Вселенной. На разъяснение условий, необходимых для формирования в человеке механизмов, способных создавать ту «дополнительную очарование и мощь техник айкидо», о которой говорит Ватанабе-сенсей.

В действительности, сам факт этого высказывания Ватанабе-сенсея призван обратить внимание на то, что в сегодняшних айкидоках нет именно того, что позволяло бы им видеть особую красоту и силу действий О-сенсея и затем воссоздавать их в своих техниках, а существующие методы практики айкидо не преследуют цели и не обладают средствами воспитания в его адептах таких специальных механизмов.

На память приходит фильм, с хорошим качеством снятый каналом «Боец», рассказывающий об одном из известных, имеющих филиалы по всей России, клубе айкидо. Начинается он со слов «сейчас мы войдем в зал, где изучают настоящее айкидо». Однако то, что можно услышать в продолжение фильма от лидера этого клуба, имеющего двадцатилетний стаж изучения и преподавания, всё же несколько озадачивает тем, что как-то мало увязывается с изучением «настоящего айкидо».

«То, что показывает О-сенсей, я не понимаю и мне это не интересно в данный момент. Я не занимаюсь тем айкидо, которое показывает О-сенсей. Я не понимаю это и не вижу смысла это повторять. Мы делаем то, что нам показывают его последователи… Я делаю то айкидо, которое мне интересно, … которое интересно моим ученикам».

Прозвучали от него и такие слова: «… если бы кто, показал мне путь, как стать таким …». А разве О-сенсей мало показывал и объяснял?! А как быть, если о самом главном в айкидо по-другому, другим языком, сказать невозможно?!

Ватанабе-сенсей не был бы настоящим мастером и преподавателем Пути, если бы с постановкой проблемы не показал и путь её преодоления: посредством изучения техник айкидо обратиться к исследованию процессов и механизмов создания духовной красоты и силы, отвечающих, и за наполнение техник айкидо особой прикладной эффективностью, и за понимание истинного смысла высказываний Морихея Уесибы.

Айкидо не единственная среди практик, имеющих целью духовное развитие человека, методы и техники которых основаны на изучении и использовании взаимосвязи, существующей между состоянием духа и движениями тела. Поэтому, даже изучая закономерности духовного мира и методы формирования духовных качеств человеческой личности с помощью практики айкидо, мы имеем возможность обратиться к знаниям и опыту других компетентных источников – художественному искусству, культуре, философии, физиологии, психологии, педагогике, лингвистике, достоверность которых подтверждается, как практическим опытом людей, так и результатами научных исследований. Да и стоит не забывать, что и сам О-сенсей был не только мастером будо, но и глубоким философом, и создал новый вид боевого искусства благодаря непрестанным духовным поискам.

«Я посещал учителей фехтования и дзю-дзюцу многих регионов. Я усвоил за несколько месяцев секрет каждого из новых учителей. Но не было в них ничего такого, что помогло бы мне узнать сущность будо, что могло бы УДОВЛЕТВОРИТЬ МОЙ ДУХ». («Aikido», Киссёмару Уесиба,1957, переиздано 1985).

Ж. Блез. Речи и статьи Основателя по практике айкидо. Барнаул, 2000.

Как можно убедиться, там, в других практиках Пути, искусствах и науке, уже есть и наблюдения, и объяснения, которые, если не разъясняют всё, то, во всяком случае, могут быть полезны для осмысления учения и практического освоения искусства Морихея Уесибы. В том числе по следующим вопросам:

Что такое и в чём проявляется духовная сила? Что в человеке создает и позволяет видеть эту духовную силу и красоту духа? Почему этим качеством, как видно из замечания Ватанабе-сенсея, обладают не все люди? Чего такого не хватает в сегодняшних айкидоках, что позволяло бы им видеть особую красоту и силу действий О-сенсея и затем повторять их в своих техниках? Чем таким обладают изобразительное искусство и музыка, чего нет в современных методиках изучения айкидо? Какой должна быть практика айкидо, чтобы открывать перед учениками смысл наставлений О-сенсея и развивать в них его удивительные способности?

Так, во-первых, людям уже давно известно, что выполнение какой-либо функции, из тех которыми обладает человек, невозможно без участия специально существующих для этого функциональных систем и органов, образующих эти системы. Если существует процесс очистки крови от пищевых ядов, значит, существует и функциональная система, осуществляющая это процесс. Если существует ток крови, то это значит, что должна быть система, реализующая эту функцию. Но это также означает и то, что в человеческом организме существуют и морфологические структуры – органы, выполняющие эти функции. И мы знаем о них – это печень, сердце, кровеносные сосуды.

Однако из существования органов, выполняющих физические функции, следует и то, что выполнение нефизических функций невозможно без существования нефизических функциональных систем и составляющих их специальных структур.

Реализация функций, связанных с проявлением человеком духовных усилий (создающих особенные красоту и качества техник айкидо, о которых говорит Ватанабе-сенсей), осуществляется благодаря существованию и деятельности в нём специальных духовных функциональных систем, подобных физиологическим системам физического тела, и таких же реально существующих «органов», подобных сердцу и печени.

И, несмотря на то, что эти функциональные структуры, имея полевую природу, не поддаются восприятию нашими физическими чувствами и вынесены за пределы физического тела, они являются неотъемлемыми «полевыми органами» нашей Человеческой сущности. И в нашем языке, и нашем понятийном аппарате, также имеются слова и понятия, отражающие их существование, такие как: биополе, душа, интуиция, чувство прекрасного, нравственность, мировоззрение, духовный мир.

Во-вторых, участие полевых структур в формировании Человека, указывает на существование, вместе с каналом физических органов чувств, еще одного канала обретения им чувственного опыта и ещё одного вида чувственного знания – не опосредованной информации об Окружающем Мире, без искажений отражающей Реальную Действительность.

Речь идет о механизме интуиции и интуитивной информации, в отличие от чувственного знания, воспринимаемого через физические органы чувств, получаемой Человеком через «рецепторы его души» – информационно-полевые структуры его личности

Судя по сведениям, накопленным наукой и человеческой культурой, этот механизм, предназначенный для выполнения функции прямого общения Человека с Богом, несопоставимо превышает возможности физических органов чувств и способности физического тела. Давая Человеку возможность взаимодействия с Окружающим Миром на духовном уровне, в его силе способность к мгновенному восприятию всего многообразия и всей сложности Гармонии Мироздания, и воплощению этой Гармонии в своих действиях. И, как это демонстрировал О-сенсей, конечно же, в том числе и в техниках айкидо.

В-третьих, замечательное свойство практики оригинального искусства Морихея Уесибы, заключающееся в содействии всестороннему развитию Человека, в том числе и духовному, является следствием её целенаправленного воздействия, как на физическое тело, так и на духовные структуры его внутреннего мира. И сами техники айкидо, и большая часть объяснений О-сенсея, это в первую очередь его обращение через интуицию к духовным способностям Человека.

Неслучайно исследовав, наверное, всё письменное наследие Основателя айкидо, Жерар-сенсей отмечает, что:

«… О-Сенсей часто говорил по интуиции и обращался к интуиции своего собеседника».

Ж. Блез. Речи и статьи Основателя по практике айкидо. Барнаул, 2000.

В той связи стоит заметить, что именно правильная функциональная нагрузка является тем необходимым условием, обеспечивающим развитие потенциала любой функции живого организма и строения её функционального аппарата.

Без систематического включения в работу каждый без исключения функциональный аппарат, составляющий Человека, как и выполняемая им функция, либо не развивается, оставаясь в зачаточном состоянии, либо атрофируется и теряет свои былые возможности, если таковые и имелись. Эта естественная закономерность в равной степени распространяется и на физические функциональные системы, образующие его тело, и на его духовные структуры, составляющие его Человеческую сущность. Подобно тому, как уменьшаются в объеме и теряют силу мышцы, лишённые физической нагрузки, или утрачивают гибкость суставы, атрофируются и теряют способность к выполнению своих функций информационно-полевые структуры духовного мира Человека. Оценка социальной роли писателей, выражаемая в словах «творцы человеческих душ», или всё чаще употребляемые сегодня в общественных обсуждениях фразы о «разрушение душ молодого поколения под влиянием потребительского образа жизни», вполне определённо указывают на существование процессов, как создания, так и деградации духовных структур человеческой личности.

Человек, не имеющий или растерявший духовные качества, поведение которого мотивируется удовлетворением лишь потребностей физического тела, объективно не способен увидеть духовное наполнение окружающих его предметов и явлений. Те нематериальную красоту и силу воздействия, которые чувствует, понимает и которыми восхищается человек, обладающий богатым внутренним миром, содержащиеся в наивном вопросе ребёнка, неброском природном пейзаже, или в произведении искусства, будь то стихи, картина или техника айкидо.

Четвертое. И вот теперь, учитывая всё сказанное выше, можно подойти к пониманию принципиального положения, определяющего единственно верный способ выяснения глубинного смысла, находящегося в объяснениях и техниках Основателя айкидо

Вещи говорят на языке тех, кто их создал. «Айкидо полностью создано духом» – тем функциональным аппаратом, который Мастер Морихей Уесиба создал в себе в результате непрестанных духовных поисков. Чтобы видеть и понимать идеи и мысли, заложенные и в наставления О-сенсея, и саму практику айкидо, их нужно воспринимать тем же функциональным механизмом, которым оно было создано, и которым давались объяснения. А для этого его необходимо иметь.

Ноты огорчения, которые можно почувствовать в замечании Ватанабе-сенсея о том, что «айкидо последних поколений учеников лишено красоты», не случайны. Они передают понимание человека, обладающего знанием и заботящегося о сохранении его в будущем, о том, что, и красота форм, и эффективность техник Основателя айкидо, являются проявлением действия и потенциальным уровнем одного и того же функционального механизма – духовного мира Человека. В них искреннее сожаление по поводу того, что отказываясь в своей практике от задач воспитания духовных ценностей, его современные последователи, несмотря на внешнюю картинку широкого распространения айкидо, лишают себя возможности изучать настоящее искусство Морихея Уесибы и узнать его истинные сущность и силу.

Пятое. Единственный способ создать и развивать в себе функциональный аппарат, способный к расшифровке смысла высказываний О-сенсея, объясняющих принципиальные положения его учения и загадки техник – способ, открывающий возможность общаться с ними на одном языке – состоит в том, чтобы подвергая свои духовные структуры регулярной функциональной нагрузке, вызывать их ответные рост и необходимые структурные изменения.

Шестое. Функциональной нагрузкой для духовных структур в процессе повседневных занятий в айкидо является не что иное, как те духовные наставления О-сенсея, которые им были высказаны в отношении изучения и практики техник айкидо. Знать и пытаться следовать его указаниям, направляющим к постижению духовных законов Окружающего Мира, хотя бы, на том уровне, на котором мы их понимаем, становиться обязательным требованием в освоении оригинального айкидо Мастера Уесибы.

Седьмое. Приходить на занятия айкидо и приступать к отработке физических форм техник необходимо с сознанием, уже «загружённым» высказываниями О-сенсея об идеях и принципах его учения. И такая работа непременно создаст условия для того, чтобы со временем мы смогли видеть в этих высказываниях ещё большую глубину и понимать ещё больший смысл.

)*****

Особенность текстов и объяснений Основателя айкидо состоит в том, что обращенные к духу они требуют проявления от их исследователя определённых и, надо сказать, не малых духовных способностей. Вся трудность их понимания следует из того, что из-за отсутствия специального воспринимающего аппарата, чтение находящегося в них смысла возлагается на не имеющий для этого возможностей интеллект. Заключённый в слова О-сенсея смысл остается незамеченным из-за того, что является слишком абстрактным для не обладающего необходимой чувственной базой интеллекта.

Изучив тексты Морихея Уесибы, Жерар-сенсей обращает внимание на то, что в числе указаний Основателя по организации практических занятий есть и такие которые одновременно обращены в два адреса, и к духу, и к телу. Эта их замечательная особенность проявляется в том, что, будучи способными влиять на формирование духовных структур личности, они содержат описание технических требований, которые, в отличие от духовных, имеют более конкретное смысловое значение, доступное для восприятия и понимания интеллектом обычного человека, приступившего к изучению айкидо. Они могут быть легко замечены в действиях инструктора, без особых затруднений воспроизведены учеником в своих действиях и поддаются сознательному корректированию. То есть, через целенаправленное воздействие на техническую сторону разучиваемых действий, эти принципы своим вторым рычагом воздействия способны влиять на формирование того, что трудно увидеть и потрогать руками – духовного мира ученика, делая его способным, как к расшифровке высказываний О-сенсея, так и к созданию в своих техниках особой силы Основателя айкидо.

«Когда О’Сенсей УТОНЧАЕТ свою мысль, её ясность находится вне нашей способности понимания.

Остаётся только практика [технические принципы выполнения техник], чтобы проникнуть в эту сферу. Его указания становятся объявлением принципов, которым необходимо следовать в практике айкидо.

Соблюдение этих принципов, позволит в процессе тренировок реализовать эксперименты, которые начнут нам раскрывать настоящую сферу айкидо О-сенсея».

Ж. Блез. Речи и статьи Основателя по практике айкидо. Барнаул, 2000.

Жерар-сенсей называет три таких принципиальных условия, неукоснительное соблюдение которых в отношении к каждой технике айкидо, позволяет занимающемуся «сделать своё тело, дух и сердце чувствительными к поиску айкидо Учителя Морихея Уесибы». Вместе с принципом «Не быть открытым!», о котором уже говорилось ранее, это ещё: «Не смотреть!» и «Начинать первым!».

Нельзя не заметить, что в отличие от принципа «Не быть открытым!», принципы «Не смотреть!» и «Начинать первым!» поначалу вызывают недоумение в приступающих к изучению айкидо, так как в определённой мере противоречат распространённому и устоявшемуся представлению, и о боевых искусствах, и об айкидо. Требуются усилия для того чтобы они стали выполняться учениками. Поэтому прежде чем переходить к более подробному их рассмотрению, хотелось бы обратить внимание ещё на некоторые методические моменты, имеющие отношение и к их пониманию и связанные с темой расшифровки послания Основателя айкидо.

Однажды, когда моя дочь училась в первом классе, мне пришлось вместе с ней делать уроки по математике – два или четыре примера на сложение и вычитание. Сообразительной девочке не понадобилось особо напрягаться, чтобы быстро и правильно выполнить всё домашнее задание. Тогда я в ее черновике написал еще несколько примеров … в несколько столбиков на весь тетрадный разворот.

В числе аргументов, чтобы отказаться от выполнения такой сумасшедшей по ее разумению идеи, я услышал следующее:

«Нам этого не задавали».

«Столько уроков не задают».

«Учительница никогда не задает столько много».

«Это невозможно сделать».

«Я никогда не смогу решить столько примеров».

Не помню уже, что мне пришлось пообещать, чтобы ребенок взялся за лишенное логики, бредовое в ее представлении задание. Однако она решила все примеры и была сильно удивлена тому, что затратила на них совсем немного времени. А ведь с точки зрения ее логики, она была совершенно уверена, что «никогда не сможет» это сделать. Мало того, после небольшого перерыва мы еще несколько раз решили такое же количество примеров. Для человека, поднявшегося на новый уровень логики, такая задача уже не была невозможной.

Можно «закрыть глаза» и, оставаясь на прежнем, детском уровне суждений, не обращать внимания и не пытаться следовать нелогичным, казалось бы, заведомо невыполнимым указаниям, на которых настаивал О-сенсей. Можно опустить руки и обманывать себя и других, лишь иногда, под действием неизвестно откуда появляющегося и грызущего червячком чувства, позволяя вырваться вздоху: «… если бы кто, показал мне путь, как стать таким …». Можно …

«… Можно сказать всякое. Что он [Основатель] был слишком стар, говорил всякую ерунду и вообще был не в себе. И тогда можно спокойно заниматься чем угодно, повесить фото О-сенсея, но делать то, что захочется. Во многих местах с айкидо именно это и происходит – О-сенсей там уже никому не нужен. Потому, что если человек не ищет того чему учил О-сенсей, то это означает, что О-сенсей ему больше не нужен».

Однако если нам О-сенсей все еще нужен, если мы считаем себя причастными к его искусству, а не делаем «что нам захочется», или что хочется ещё мало чего понимающим в айкидо ученикам, если мы хотим научиться в своих физических действиях опираться на силу нового качества и новых возможностей, мы должны прилагать усилия, чтобы проникать в смысл его наставлений, чтобы следовать его Путем.

«Вот это [способности О-сенсея] можно найти в такой простой работе, которую мы сейчас делаем. Но если вы не будете работать в его направлении, у вас так никогда не получится. Вы никогда это не почувствуете и не переживете.

Поэтому первое время нужно подчиняться тому, что говорит учитель. Это приведет вас к тому, что вы сможете это пережить в своем опыте и тогда вы поймете «Да, стоило послушаться на тренировках!».

Ж. Блез. Учебный семинар по айкидо. Санкт-Петербург, 2004г.

Дисциплинированное соблюдение требований в практике занятий, установленных Основателем айкидо, относящихся будь-то к технической или духовной стороне выполнения техник, является главным обстоятельством, необходимым для проникновения в смысл наставлений Основателя айкидо. И чем большее количество его требований мы включаем в свои индивидуальные задачи практики, тем более точным и менее извилистым становиться наш путь.

И тогда …

«… бессознательно одно слово или фраза, удержанные в памяти, однажды, в процессе тренировки обретут конкретный смысл, наполнятся конкретным содержанием. В этот момент вы поймете, что объяснения достигли своей цели. И если вы перечитаете тексты, для вас прояснится и многое другое …»

«И тогда вы уже сами будете продолжать этот поиск. Ваш один опыт будет накладываться на другой, и вы будете расти внутренне. И вы начнете понимать то, о чем говорил Основатель».

Ж. Блез. Речи и статьи Основателя по практике айкидо. Барнаул, 2000;учебный семинар по айкидо, Санкт-Петербург, 2004г.

Все эти соображения нужно учитывать возвращаясь к рассмотрению других важных характеристик «ведения партнёра», присутствующего в техниках айкидо.


Comments (0)

Оставьте мнение: