Дек 22 2012

Ведение: Этапы тренировки и уровни ведения – одно и то же

Category: ДневникЕвгений @ 19:01

Определение критериев и этапов своего продвижения в изучения айкидо – непростой и, по многим причинам, важный методологический вопрос, способ решения которого определяет не просто большую или меньшую эффективность обучения, а то или иное, другими словами, верное или не верное, направление организации всего учебного процесса.

И хотя в общепринятых методиках преподавания айкидо это выглядит именно таким образом, все же этапы тренировки в айкидо, это не выучить одну технику – попроще, затем вторую – посложнее, а потом третью – еще более сложную, и так далее, а в дальнейшем использовать их для укрепления приобретённых навыков и поддержания физического состояния.

Зачем же в таком случае мастерам третьего или седьмого дана, после двадцати и сорока лет практики, продолжать изучать, например, технику «сувари ваза, шомен-учи – иккё», если они её «выучили» и «сдали» ещё на первом году обучения при аттестации на шестой кю? Неужели лишь для поддержания рефлексов и физических кондиций?

Сегодня часто приходится слышать повторение слов Основателя айкидо о том, что «техники Пути Мира постоянно изменяются» и что «завтрашние техники будут отличаться от сегодняшних». Однако вырванные из контекста конкретного высказывания, рассматриваемые отдельно от всего учения Морихея Уесибы и потому лишенные своего истинного смысла, они очень часто используются для обоснования методик преподавания, относящихся к айкидо как к сумме лучших приёмов, взятых О-сенсеем из многочисленных школ будо, которые он изучал до создания своего искусства.

Такое отношение к айкидо позволяет считать, что «сегодняшнее» развитие искусства О-сенсея связано с включением в практику занятий всё новых и новых техник, рассматривающимся как ведущим к повышению его прикладной эффективности. Будь то техники из других современных видов будо, спортивных единоборств, или техники, вышедшие из тайников древности. Прогресс в обучении в таких методиках сводится к последовательному овладению определенным набором технических приемов, и для его системного изучения разрабатываются учебно-аттестационные программы, устанавливающие, что ученик должен уметь делать при сдаче экзамена на шестой кю, что на первый дан и так далее.

По сути, содержание этих программ очень точно демонстрирует собой направление и главные цели обучения школ, в которых они приняты, и, несмотря на имеющиеся отличия, ведут, в общем-то, к одному и тому же – разучиванию определённого количества определённых действий, текущий объём которых одновременно определяет и уровень обучения ученика. Человек, знающий больше техник, по принятым в них критериям, автоматически считается более подготовленным к действиям в прикладных ситуациях.

Вместе с тем стоит иметь в виду, что такая формализация измерения уровня практики основана на использовании критериев, очень косвенно связанных с оценкой того, что развивает «учение духа». Облегчая ученику подготовку к аттестации, а инструктору её проведение, она совсем не отражает действительный уровень понимания учения О-сенсея. Оценивая точность механической формы движений, быстроту и уверенность действий, такой способ аттестации не дает оценку направлению практики на соответствие тому, чему учил Основатель айкидо.

Это похоже на то, как если бы оценивая знания ученика на экзамене по физике, его спрашивали бы только о математических способах вычислений, используемых физикой для изучения природных явлений.

Для прояснения своей мысли хочу обратить внимание и задуматься над некоторыми несоответствиями, которые можно обнаружить в подходе, связывающем прогресс в практике айкидо с увеличением количества разученных техник, с теми идеями, которые пытаются донести нам известные мастера Пути.

«Я только в свои восемьдесят лет понял правильное выполнение удара кулаком гяку-дзуки». Гитин Фунакоси.

«Делайте только «иккё, сувари ваза» и у вас будут те же способности, что и у меня». Морихей Уесиба.

«Изучение техник занимает много времени, на это могут понадобиться многие, многие годы.

Со стороны может казаться, что день за днём вы много раз просто повторяете одно и тоже.

Однако если вы занимаетесь с шошин – со свежим подходом новичка, то ваш дух станет более глубоким, и ваши техники приобретут глубину и будут исполнены сути». Сейго Ямагучи.

«С каждым днем и с каждым годом учение О-сенсея неуловимо изменялось.

Сравнив то, как О-сенсей учил делать иккё десять лет назад и теперь, становится очевидным, что выглядит оно так же, но в то же время это нечто совсем иное. Другим был его дух, теперь его понимание и философия стали более утонченными. Вкладывая в практику всю свою жизненную энергию, опыт, видение, молитвы и надежды, он никогда не переставал расти. Те, кого интересовала только форма, не могли видеть роста и изменений, происходящих внутри.

Ученики должны обладать особым видом зрения, которое позволяет им интерпретировать то, чему учит инструктор. Они должны видеть дальше формы, проникая в самую суть. Все движения кихон вадза – это великолепный фундамент и катализатор духовной революции». Митцуги Саотомэ.

Нельзя не заметить, что отношение признанных учителей к совершенствованию в практике боевых искусств совершенно не связано с увеличением количества разученных техник, а то направление изучения, о котором они говорят, не способно привести к ситуациям, в которых техники заканчиваются раньше, чем количество кю и данов, а продолжение практики сводится к поддержанию рефлексов и физического состояния. Выученная и успешно сданная на экзамене техника почему-то не работает. Есть основания для того чтобы скучать, отрабатывая уже казалось бы досконально изученные техники. Или, прикрываясь перевернутым с ног на голову значением слов «завтрашние техники будут отличаться от сегодняшних», то под предлогом возвращения к мудрости древних первоистоков, то называя творческим развитием айкидо, то в целях повышения боевой эффективности, в учебный процесс начинают включать техники и многочисленные комбинации техник, которых Основатель айкидо никогда не преподавал. И даже техники из других боевых искусств, противоположных айкидо по своему духу.

Нельзя не заметить, что то, к чему призывают Учителя, подразумевает под собой иные цели, иные методы и средства практики, чем те, на реализацию которых направлены современные программы обучения айкидо.

Если же учитывать, что методику практики каждого боевого искусства образуют и отличают от других видов свои определённые цели, средства и специфичные методические приемы их достижения и использования, должно быть очевидным и то, что их подмена в современных программах преподавания айкидо, является существенным искажением оригинального учения О-сенсея и никогда не приведёт, ни к тем целям, которые он ставил перед практикой айкидо, ни к тем способностям, которыми он обладал.

В наставлениях Основателя айкидо, в разъяснениях Жерара-сенсея я вижу совершенно иную идею, формирующую другую точку зрения на шкалу, определяющую направление и этапы совершенствования в айкидо.

*****)

Высказанные выше соображения о направлении и оценке прогресса в практике айкидо являются не отступлением от заявленной темы записи, по своему заглавию предусматривающей рассмотрение способности ведения партнера, а скорее предисловием в объяснении того, что настоящим критерием, действительно отражающим продвижение в освоении искусства Морихея Уесибы, может быть только повышение качества ведения партнёра.

Внимательно изучая высказывания О-сенсея можно обнаружить, что способность к выполнению техник созданного им искусства он отождествляет именно с умением «вести партнёра».

«И для тела, и для сердца очень важно объединить полностью (чувствовать как одно целое) руки, ноги и бёдра. Это особенно важно в умении вести людей …». («Aikido Shinzui», стр.98).

«Можно же разрешить все несоизмеримые и печальные вещи и, таким образом, повести весь мир стать спокойной Вселенной». («Журнал Айкидо», №18, стр.14)

Ж.Блез. Речи и тексты Основателя по практике айкидо. Барнаул, 2000.

Смысл, который я вижу в словах Основателя айкидо, и его подтверждения, которые я нахожу в методических положениях преподавания Жерара-сенсея, дают основания говорить о том, что совершенствование в айкидо напрямую связано с развитием способности ведения.

Что, изучая айкидо, мы учимся вести партнёра и весь Путь изучения айкидо, представляет собой не что иное, как практику, направленную на изучение и повышения качества ведения. Что новый уровень практики айкидо, это не новые приёмы, а новый более эффективный уровень ведения при выполнении одной и той же техники. Что последовательность уровней ведения и есть этапы тренировки, этапы совершенствования в практике айкидо. И то, что текущий уровень подготовки ученика определяется реальным уровнем умения вести партнёра.

Разные техники, используемые в тренировках айкидо, это средство, инструмент, для того чтобы иметь возможность лучше, с разных сторон, рассмотреть и изучить умение вести партнёра, чтобы овладеть всей глубиной его уровней. Однако, как можно наблюдать, при неправильном понимании их функций в учебном процессе, способных увести общее направление занятий далеко от тех целей, которые ставил перед практикой айкидо его Основатель.

«Не увлекайся внешней формой ситуации. Искусство Мира не имеет формы – оно есть изучение духа.

В конце концов, ты должен будешь вообще забыть о технике. Чем дальше продвигаешься, тем меньше остается догм».

М. Уесиба. Искусство Мира, из бесед, стихов, каллиграфии Основателя айкидо. Сборник «Айкидо: искусство мира», София, Киев, 1997.

Обычно под словами «айкидо не имеет формы» понимают то, что условия взаимодействия партнёров никогда не повторяются (и партнёры всегда разные как по физическим данным, так и по темпераменту, и атаковать они могут с разной силой), и поэтому каждый раз новые обстоятельства требуют того или иного изменения внешних параметров техник.

Однако хотелось бы, чтобы люди практикующие айкидо видели в этих словах О-сенсея и ещё более важную идею о том, что форма техник не является главным предметом изучения в его искусстве. «Забыть о технике», это значит не ограничивать изучение айкидо лишь только изучением механического аспекта действий, не связывать свои занятия с изменением уже известных, созданных Основателем, форм техник, и придумыванием новых форм движений. Это значит, практикуя физические движения, переключиться с изучения их механической формы на изучение своих личностных качеств.

Да, практикуя айкидо, совершенствуют – приводят к идеалу – форму своих личных движений. Внешне на тренировке айкидо ничего другого, кроме многочисленного повторения одних и тех же форм движений, и не делают. Однако подходят к этому идеалу с другой стороны. В учении духа изучение формы служит средством для познания свойств «духа» и инструментом воспитания духовных качеств. Совершенствование формы техники – всего лишь следствие этого процесса.

Практикующие каллиграфию, икебану или чайную церемонию, всегда оперируют с одним и тем же набором предметов, всегда в одних и тех же, неизменных условиях. Одни кистью и чернилами тысячи раз воспроизводят один и тот же образец письма. Другие, из одних и тех же веточек и палочек, в тысячный раз, пытаются создать композицию, непохожую на предыдущие. Третьи, с помощью созданной века назад утвари и, всё тех же, воды и чая, стремятся пережить новую глубину отношений между участниками ритуала.

Айкидо, являясь частью общего с ними Пути, имеет ту же цель и действует на своих последователей теми же методами. Человека на тренировке айкидо так же много раз помещают в одни и те же условия и предлагают выполнять одно и то же задание (атаку и технику) именно для того, чтобы добиться изменения формы движений не от изменения внешних условий взаимодействия, а от изменения внутренних качеств ученика. Чтобы за изменением формы видеть реализацию истинной цели практики – изменение уровня духовных способностей, являющегося предметом измерения для определения оценки прогресса в изучении айкидо Морихея Уесибы.

В своём преподавании айкидо Жерар-сенсей (что для меня является очередным подтверждением тому, что мой учитель, изучая учение О-сенсея, точно придерживается установленных им принципов), этапы совершенствования связывает не с разучиванием новых, более сложных приёмов от более жёстких атак, а с другим, новым качеством выполнения одной и той же техники (фото 1, 2).

Фото 1. Катате тори - кокью-наге.

Фото 2. Катате тори - ириминаге.

«Необходимо понять, как нужно [правильно] тренироваться [чтобы не тренироваться неправильно]. Мы всегда делаем «иккё». Но суть не в том, чтобы знать больше техник, а в том, чтобы через выполнение одной и той же техники передать больше информации.

Если вы забудете это направление поиска, вам уже не понадобится изменяться внутренне [не понадобится и О-сенсей со своим учением о духовном изменении]».

Ж.Блез. Мастер-класс, Новосибирск, октябрь 2006г.

Принципиальные требования (т.е. обязательные для выполнения), установленные О-сенсеем в практике айкидо, значимы тем, что, развивая определённые внутренние качества ученика, они служат развитию его способности вести партнёра. Другими словами, развивают в ученике такие способности, проявление которых в выполнении техник, выражается в повышении умения, не применяя большой физической силы, привести атакующего человека к положению, в котором он не может оказывать никакого противодействия.

Не является исключением в этом правиле и обучающие возможности, заключённые в практике принципа «Не смотреть на партнёра!». Список формируемых, развиваемых и накапливаемых им в ученике качеств, в перечислении Жерара-сенсея, я рассматриваю и как усложняющуюся последовательность уровней ведения и, вместе с тем, как общую последовательность этапов совершенствования в практике айкидо.

Поэтому предложенное ниже описание уровней умения «делать по-другому одну и ту же технику», развиваемого практикой принципа «Не смотреть!», является не только продолжением освещения новых сторон способности ведения, но и уточнением учебных задач различных этапов практики в методике обучения Жерара-сенсея. Задач, воспитывающих качества, без которых техники айкидо не имеют своей настоящей силы.

«… На физическом уровне, практика этого принципа [«Не смотреть на партнёра!»] ведет к улучшению координации движений нашего тела при выполнении техник …»

Движения, составляющие техники айкидо, сами по себе очень просты. Поднять руку, шагнуть вперед, повернуться, еще раз шагнуть, опустить руку, чуть наклониться, присесть – и всё! Во всяком случае, в них нет акробатической сложности, требующейся для выполнения техник таких как, например, в китайском ушу. Трудность в них состоит в согласовании действий различных частей своего тела (рук, ног, корпуса, головы) в единое гармоничное целое. Шагнуть, подняться и повернутся нужно на определенные длину, высоту и угол. И, что еще более сложно, очень часто это требуется сделать одновременно, как одно общее движение.

Учитывая, что основные части нашего тела, в свою очередь также делятся на составные звенья, определенные положения и движения которых также устанавливаются требованием техники, то в действительности сделать нужное действие становиться не так уж и просто. Разучивая движения, мы часто обнаруживаем, что наши ноги вдруг «обгоняют» руки. Руки неожиданно «ломаются» на плечи, предплечья и кисти, кисти на ладони и пальцы, а ладони на внутреннюю, внешнюю сторону и ребро, и мы обнаруживаем, что не можем за всеми этими объектами движения уследить, чтобы придать им необходимое для техники положение.

Вот поэтому, изучая техники, нам иногда приходится разучивать движения по частям, а затем собирать эти части в одно общее действие.

За сборку техники в одно действие отвечает физическое качество – координация. Как и другие физические качества, которыми мы обладаем (сила, быстрота, выносливость, гибкость), координацию движений можно развивать, повышая уровень тренировочной нагрузки. (Подобно тому, как желая добиться увеличения силы бицепса, увеличивают вес гантели, с которой выполняется упражнение). Требование «не смотреть на свои части тела при выполнении техник», после этапа сборки техники в одно целое, становиться очередной ступенью в шкале нагрузок на координацию движений, позволяющей нам научиться придавать желаемое положение частям своего тела по отношению друг к другу (или позу), без визуального контроля.

В специальной литературе можно найти информацию о том, что обычный человек способен своим вниманием (т.е. осознанно) контролировать одновременно не больше трёх-четырёх объектов, гений – восемь-девять. Поэтому, если при выполнении техник (требующих контроля над гораздо большим количеством объектов, чем девять) опираться на внимание, то это неизбежно приведёт к остановкам в движения, вызываемых переключением внимания, и потребует дополнительное время, которое в боевой ситуации может не найтись.

Запретив себе следить взглядом за своими движениями, мы передаем задачу по согласованию действий, выполняемых различными частями тела, другой функциональной системе – чувству координации, обладающей несопоставимо большими возможностями. Как бы мы не хотели, мы не можем взглядом и вниманием проконтролировать все объекты нашего движения, а чувством координации можем!

Ведение партнера невозможно без точной координации своих движений (внутренней координации). Практикуя принцип «Не смотреть!» мы повышаем нашу чувствительность к восприятию положения своего тела в пространстве, и тем самым создаем основание для точного выполнения техник без контроля внимания, без которого в них не будет, ни безопасности, ни возможности воздействовать на партнера. Создаем основание для повышения качества ведения партнёра.

«… Соблюдение принципа «Не смотреть!» повышает чувствительность нашего тела к хорошему и плохому расположению возле партнера …»

Правильная поза в технике ещё не является достаточным условием для её гарантированного выполнения. Мало принять правильную позу. Для того чтобы техника была успешно завершена, необходимо к тому же занять и, в течение всего её продолжения, поддерживать правильное своё расположение относительно партнёра. В противном случае мы много раз будем попадать в ситуации, в которых контр действия партнера не позволят нам её завершить.

Приведенные выше слова Жерара-сенсея указывают на возможность воспитания чувствительности к правильному расположению возле партнера, а вместе с этим и на то, что соблюдение требования «Не смотреть на партнёра!» – является необходимым условием для развития такой чувствительности. Многократно повторяя техники с соблюдением этого требования, в разных вариантах, от разных атак и с разными партнерами, мы приобретаем опыт, позволяющий нам не глядя на партнёра чувствовать силу своего расположения и вести его к положению в котором он не сможет оказывать противодействие.

Можно видеть, как неспособность устранить замечания к выполнению техник часто состоит в непонимании разницы между неправильной позой и неправильным положением. «Я же правильно стою!». «Я же сместился с линии атаки!». Да, сейчас твоя поза правильна. Да, в этот раз ты сместился. Но в первом случае ты, со своей правильно позой, ты стоишь не в том месте и потому открыт для атаки партнёра. А во втором – пусть и заняв правильное расположение, ты всё также открыт, потому что стоишь с согнутыми руками и сгорбленной спиной.

Поэтому, с методической точки зрения, для установления причин и устранения недостатков в технике, т.е. по сути, для оптимизации способности ведения, необходимо в общей способности управления своими движениями видеть её ступени. Чувство внутренней координации – способность к управлению своими действиями на уровне позы (на уровне частей своего тела) и чувство внешней координации – умение выстраивать свои действия по отношению к партнеру (на уровне положения своего тела по отношению к расположению и позе партнёра).

(Более подробно техническая сторона вопросов о влиянии расположения на эффективность выполняемых техник, рассмотрена в статье «Способы реализации принципа «Не быть открытым!» благодаря расположению»).

«… Последовательное углубление соблюдения принципа «Не смотреть!» позволит практикующему почувствовать ритм каждой техники и открыть для себя, что благодаря этому ритму в технике нет слабых мест …»

Напомню, что трудность техник айкидо (да и не только айкидо) состоит не столько в механической сложности движений, сколько в их точном согласовании с действиями партнера. И это согласование требуется не только в пространстве (в позе и расположении партнеров), но и во времени. Чтобы техника была эффективна, принять правильную позу и занять правильную позицию необходимо в нужное время. Крайности во времени недопустимы. Верное расположение с правильной позой становится открытым для контратаки, если оно занято слишком рано или слишком поздно.

«Взгляд на атакующую руку партнёра или его оружие, взгляд на свою руку, через которую мы контактируем и воздействуем на партнёра, взгляд на самого партнёра способствует возникновению остановки в наших действиях, давая партнеру возможность реагировать», – предупреждает Жерар-сенсей.

«Смотря» мы всегда будем опаздывать. Не успевая нужным образом согласовать свои действия с действиями партнера, мы не будем успевать переходить от одного этапа выполнения техник к следующему. От положения к положению, в котором бы способность нашего воздействия на партнера последовательно возрастала. Это значит, что «смотря» мы не сможем вести партнера – вовремя переходить от пункта к пункту взаимного расположения партнёров, предусмотренных механической структурой конкретной техники – не сможем выполнить технику.

Происходит это потому, что «смотря» мы не только искажаем пространственную форму техники – внутреннее и внешнее расположение, но и нарушаем своевременность действий. Поэтому, решая задачи развития способности ведения партнера – способности целенаправленно, рационально и эффективно воздействовать на партнера – необходимо учитывать, что ведение определяется не только пространственным положением, но и еще одной ступенью координации – временными параметрами.

Слова Жерара-сенсея о присутствии ритма в выполнении техник, как можно видеть, содержат в себе и указание на то, что собой представляют временные характеристики техники, участвующие в проявления силы техник айкидо, а также инструмент и способ развития их восприятия:

Временные характеристики техники – это непрерывность и ритм действий, инструмент восприятия – чувствительность ритма, способ развития – не смотреть на партнера.

На то, что техники айкидо имеют ритм, существует много указаний других известных мастеров. Приведу одно из них, кроме прочего указывающего на значение ритма в выполнении техник.

«… Хотя она [техника «коте-гаеши»] до сих пор и является вполне эффективной техникой блокировки кисти, в самых высоких видах практики айкидо она представляет собой ритм движения, а не создания боли в запястье, благодаря которому совершается бросок …».

М.Саотомэ. Айкидо и гармония в природе, София, 1998.

В связи с выражением такого уважительного отношения учителей к значению ритма, считаю необходимым чуть подробнее остановиться на тех явлениях, которые стоят за этим понятием.

Применяя общепринятое (энциклопедическое) определение ритма к технике боевого искусства можно сказать, что это соотношение длительности отдельных действий, составляющих технику, в их последовательности. Однако, по моему мнению, это определение не полностью отражает все те явления и существующие между ними закономерности, с которыми приходится иметь дело, изучая техники на практике.

Такое определение ритма рассматривает технику как последовательность действий, но не учитывает того, что каждое из таких действий («войти», «открыть», «бросить») в свою очередь состоят из комплексов более мелких структурных элементов – движений, часто имеющих несовпадающую амплитуду, но которые, тем не менее, необходимо выполнить в один и тот же промежуток времени («освободиться от захвата», «выполнить захват», «изменить захват», «переместиться», «повернуться», «опуститься», «подняться», «выполнить атеми» и т.д.). Оно не показывает, что ритм имеет не только «длину», но и «ширину» (рисунок 1). Того что в музыкальном произведении, исполняемом симфоническим оркестром, красота музыкальной фразы создаётся одновременным звучанием, одновременным исполнением своих партий многими инструментами.

Рисунки 1 и 2.

Остановка взгляда (на чем бы то ни было) приводит к тому, что действия, состоящие из одновременного выполнения нескольких движений, дробятся на составные части. Из одновременного (параллельного) выполнения, комплексные действия перестраиваются в линейную цепочку следующих друг за другом движений (как если бы музыкальные инструменты в оркестре вдруг зазвучали не одновременно, а друг за другом). И то, что может и должно быть выполнено за один счет, растягивается на несколько (рисунок 2). К чему это приводит, мы уже знаем – к остановкам, задержкам, к нарушению своевременности и открытости для противодействия.

Если на стадии разучивания базовых форм техник деление действий на составные части допустимо, то их совершенствование связано с объединением самых разноплановых движений частей тела в одно целое. В правильной технике присутствует определённое количество действий, в правильном действии – строго определенное количество движений частей тела. Ни в той, ни в другой части техники нет ничего лишнего, как нет и недостающего.

Можно сказать, что вход в технике «екомен-учи – шихонаге, ура», это одновременный шаг и опускание обеих рук (фото 3).

Фото 3.

Правильный вход не может состоять из: «сначала двигаются ноги», «потом двигаются руки», или наоборот (фото 4, 5).

Фото 4, 5.

Правильный вход не допускает и преждевременного захвата атакующей руки партнера ни вверху (фото 6), ни внизу (фото 7).

Фото 6, 7.

Захват руки партнера, это элемент уже другого действия.

Усилия к тому чтобы «не смотреть», создают условия для того чтобы собрать и согласовать в одном действии, в одном времени, различные по направлению и амплитуде движения разных частей тела – рождают ритм техники. Ритм это то, что объединяет отдельные движения в действия.

Только после принятие во внимание «ширины» ритма (количество движений выполняемых одновременно) можно говорить о «соотношение длительности отдельных действий, составляющих технику».

Практикуясь в выполнении техник не глядя на партнёра, и учась создавать ритм в техниках, мы не только объединяем отдельные движения в действия, но и создаем условия для устранения разрывов между действий, тем самым учим себя непрерывному ведению.

Непрерывность в чередовании действий, составляющих технику, еще одна временная характеристика ритма, поднимающая качество ведения партнёра на новый уровень.

Непрерывность в техниках, конечно же, ещё более позволяет нам ещё больше быть закрытым к противодействию партнёра. Но вместе с этим присутствие в ведении ритмичной непрерывности создает во взаимодействии «атакующего» и «защищающегося» резонансные явления, позволяющие, применяя минимальные усилия, ещё более мощно воздействовать на ведомого партнёра. Жерар-сенсей называет их волной (фото 8, 9).

«… В техническом плане, практикующий в каждой технике находит определенный ритм, и это ритмичное выполнение техники порождает своего рода волну. Когда волна проявляет себя, партнёр, кажется, не имеет больше «устойчивости». Эта волна создается более или менее легко, согласно движениям. Иметь более широкую и непрерывную амплитуду движений становиться необходимым и интересным …».

Ж.Блез. Айкидо: поиск верного движения. Барнаул, 1999.

Фото 8.

Фото 9.

«… Здесь должна быть создана волна. Бросаете не вы, бросает волна. Но вы никогда не сможете найти эту волну, если будете совершать ошибки в мелочах …».

Ж.Блез. Учебный семинар, Санкт-Петербург, 2004.

Поэтому для меня ритм в технике айкидо, это то, что объединяет отдельные движения в действия, а действия соединяет в создающее резонансную волну одно непрерывное движение. Чувствительность к ритму, определяя способность ученика к своевременным действиям, становится необходимым качеством для овладения ведением в техниках айкидо, а практика принципа «Не смотреть!» – средством для развития такой чувствительности.

*****)

Возвращаясь к вопросу об этапах тренировки в айкидо, хочу ещё раз напомнить о том, что айкидо является всего лишь одним из видов практики Пути. Хочу в очередной раз подчеркнуть, что во всех них главным критерием продвижения и совершенствования является не количество составленных букетов, нарисованных картин или выкованных мечей, и не число разученных техник, а потенциал внутренних свойств и способностей человека, позволяющий создавать все эти произведения искусства.

Внутренние качества человека – основа для создания произведений искусства! Только благодаря этим качествам мастера Пути способны наделять свои действия и воспроизводимые ими предметы особой красотой и особой силой воздействия. Искусная каллиграфия, выверенное движение меча или особенная атмосфера распития чая, точно согласованное с движениями партнёра и выполненная без усилий боевая техника против превышающего по силе, это не мастерство, а продукт мастерства, продукт проявления высокого уровня внутренних качеств человека.

В основе проявления качеств, создающих произведения искусства (в т.ч. и техники айкидо) находится чувствительность – способность к восприятию особых моментов, имеющих место при взаимодействии человека с Окружающим Миром. В айкидо, это чувствительность к тонким нюансам взаимодействия партнёров.

Эти моменты взаимодействия могут быть настолько тонки, что обычно являются незаметными для человека, не обладающего необходимым для этого уровнем восприятия. Чтобы их заметить, распознать и суметь воспользоваться этими нюансами в своих движениях, необходимо развивать свою чувствительность к ним. И чем большее количество таких нюансов айкидока способен контролировать при выполнении техники, тем больше он имеет оснований не позволять партнёру противодействовать и вести его к положению, в котором тот не будет способен оказывать сопротивление. Другими словами, тем выше эффективность выполняемых им действий, выше уровень его мастерства.

Новые уровни восприятия являются основой для изменения качества ведения партнёра, для повышения эффективности техник. Всю последовательность изучения айкидо можно рассматривать как последовательность развития чувствительности! Чувствительности к себе, к партнёру, к Окружающему Миру!

Новые уровни чувствительности, дающие новое качество выполнения одних и тех же техник, но никак не их количество, являются этапами изучения айкидо и основанием для смены цвета пояса и повышения дана.

Именно этот смысл несут слова О-сенсея и о том, что «айкидо сотворено духом» и «не является синтезом школ будо» (не является набором лучших приемов), которые он изучал на пути создания своего искусства.

О том же он говорит и объясняя о том, что «если будешь рассчитывать на тайные техники [какие-то особенные приемы, которым когда-нибудь научат после того как выучишь вот это и вот это], то ничего не достигнешь», что «в айкидо мы обучаем секретным техникам с самого начала».

И именно в этом контексте нужно подходить к пониманию значения озвученной О-сенсеем идеи о том, что «техники Пути Мира постоянно изменяются». И за словами «завтрашние техники будут отличаться от сегодняшних» видеть не придумывание новых или заимствование откуда-либо приёмов, а новое качество все тех же форм созданных им техник.

Воспитание с помощью принципа «Не смотреть!» целого ряда качеств, повышающих возможность влияния действия партнёра, это и представление методического способа развития особой чувствительности к нюансам взаимодействия, и обозначение ступеней этой чувствительности и ступеней способности ведения.

Чувствительность к своей позе, к позе и расположению партнёра, непрерывность действий, чувствительность к ритму взаимодействия и способность создания резонансных явлений при выполнении техник, это этапы тренировки в методике преподавания айкидо Жерара-сенсея.

Если же, не забывать о том, что Человек обладает двумя функциональными системами восприятия явлений Окружающего Мира, физическими органами чувств и духовным (интуитивным) механизмом восприятия, то о представленных выше уровнях чувствительности, одновременно являющихся уровнями умения вести партнёра, нужно говорить лишь как о начальных ступенях развития чувствительности и начальных этапах изучения «искусства духа» Морихея Уесибы.


Comments (0)

Оставьте мнение: