Янв 04 2013

Айкидо начинается здесь

Category: ДневникЕвгений @ 07:45

Принцип «Не смотреть!» не является собственным для айкидо. Формы его проявления, состоящие в требованиях не смотреть на свою действующую руку, на оружие или действующую руку партнера, кроме методики преподавания Жерара-сенсея, можно увидеть и в методиках преподавания других боевых искусств. Однако тот его уровень, на котором на партнера не смотрят вообще, встречается гораздо реже.

Главные же цели, для достижения которых принцип «Не смотреть!» внесён в практику айкидо его Основателем, сегодня не увидишь не только в других, особенно «оспортивленных» стилях боевых искусствах, но и даже в других школах айкидо.

Не многие изучающие айкидо принимают во внимание то немаловажное обстоятельство, что наставления Морихея Уесибы по практике созданного им искусства были обращены не только к телу, но и к духу человека. Ещё меньше людей, считающих себя последователями О-сенсея, серьёзно относятся к этим наставлениям и используют их в своих практических занятиях. И уж совсем мало тех, кто методически правильно их применяет.

В методике практики Жерара-сенсея принцип «Не смотреть!» используется не только для повышения уровня физической чувствительности к пространственно-временным нюансам взаимодействия, в конечном итоге ограниченной в своих возможностях, но и для развития способности к вовлечению в процесс выполнения техник качественно иного механизма восприятия объектов и явлений Окружающего Мира – духовной чувствительности, величина потенциала которой несопоставимо превышает возможности физических органов чувств.

Главная особенность преподавания Жерара-сенся, состоит в том, что он не только не отказывается от практического приложения к тренировке указаний Морихея Уесибы, объясняющих духовную строну его учения, но и с определённого этапа обучения делает их главными ориентирами личной практики. Задачи и средства его методики преподавания направлены на достижение истинных целей учения духа и служат тому, чтобы показать:

«… как изучая различные ситуации, различные атаки и прикладные техники, как с помощью механических жестикуляций, их повторений, и, благодаря следованию указаниям Основателя айкидо, Учителя Морихея Уесибы, возможно проникнуть в духовный мир …»

Ж.Блез. Речи и тексты Основателя по практике айкидо. Барнаул, 2000.

Можно видеть, что проявление силы в техниках айкидо О-сенсей напрямую отождествлял с овладением силой духовного воздействия на атакующего человека.

«Настоящая тренировка айкидо, это тренировка духовной силы». («Takemusu Aiki», стр.190).

Ж.Блез. Речи и тексты Основателя по практике айкидо. Барнаул, 2000.

«Всякая жизнь есть проявление духа».

«Твой дух есть твой истинный щит».

«Побеждай своих противников духовно».

М. Уесиба. Искусство Мира, из бесед, стихов, каллиграфии Основателя айкидо. Сборник «Айкидо: искусство мира», София, Киев, 1997.

Поэтому, как обращает внимание Жерар-сенсей, и принципиальные требования, и большинство методических задач, обозначенных Морихеем Уесибой в практике айкидо, но воспринимаемых с точки зрения традиционного будо как нелогичные и оторванные от реальности, осуществимы и достижимы только в том случае, если к поиску способов их решения подходить на духовном уровне.

Задача развития тонкой чувствительности, позволяющей «проникнуть в духовный мир», необходима в практике айкидо потому, что, связанная с процессом изучения природы духовных отношений, она открывает перед учеником, занятым её решением, закономерности влияния духовных усилий на эффективность техник айкидо на физическом плане.

Чувствительность к взаимодействию на духовных уровнях – это необходимое условие в практике оригинального айкидо Морихея Уесибы, открывающее возможность использовать закономерности духовных отношений для внесения правок и уточнений в механическую форму взаимодействие партнеров. Необходимое для того, чтобы, наполняя духом физические движения тела, превращать прикладные и утилитарные боевые действия в техники айкидо.

«… [ожидаемый] результат [тренировки в айкидо] будет получен, если только практикующий воспримет логику движений [техническую точность] и будет соблюдать условия в исполнении [условия, установленные О-сенсеем]. Если он начнёт чувствовать в них [в своих движениях] действия физические и духовные».

Ж.Блез. Речи и тексты Основателя по практике айкидо. Барнаул, 2000.

Фраза о том, что «айкидо начинается здесь» вынесена в заглавие этой записи для того, чтобы подчеркнуть, главную особенность методики изучения айкидо Жерара-сенся, отличающую её от других и делающую целиком соответствующей учению духа. «Здесь» – это не какое-то определенное место, имеющее координаты долготы и широты. Это этап изучения, личный уровень практики, с которого ученик, продолжая решать задачи совершенствования формы физических движений, начинает осознанно использовать для этого указания Основателя айкидо, обращенные к духу человека!

Истинное айкидо начинается с привлечения к физической работе возможностей духа, когда в изучении искусства духа начинают использовать духовные наставления, духовные принципы. А всё, что было до этого, можно считать всего лишь подготовкой к изучению настоящего айкидо.

Обычно так и бывает: сначала ученики разучивают механику движений и только затем (опять не могу обойтись без слова «возможно»), если перед ними поставят такие духовные цели и укажут на методы их достижения, они, возможно, приступают к изучению айкидо Морихея Уесибы.

А если не укажут?! Если приучат к мысли о том, что айкидо, это ещё один вид будо, состоящий из набора лучших традиционных, заимствованных из айки-дзюцу, боевых (читай – уничтожающих) техник?!

Однако границу, с которой приступают к изучению единственно возможного айкидо, можно существенно передвинуть во времени! Чем раньше мы начнём использовать духовные наставления Основателя в своих занятиях, тем раньше мы начнём заниматься айкидо. Если с самого начала своих занятий мы будем ориентироваться на духовные принципы и использовать для овладения ими определённые методы тренировки, то даже на стадии разучивания механики жестов, мы уже будем заниматься изучением оригинального айкидо Морихея Уесибы.

Чем раньше мы увидим и поймём важность развития духовных уровней чувствительности, и чем раньше начнём над ней работать и использовать для её повышения всё то, чему научились до этого, тем раньше наши занятия станут практикой айкидо, и тем скорее мы начнём получать желаемые нами и обещаемые Основателем айкидо результаты.

Сегодня можно часто слышать о претензиях на преподавание «настоящего» айкидо, автоматически подразумевающих «не настоящее», и являющихся причинами для разделения одного вида боевого искусства на множество школ и направлений, противопоставляющих себя друг другу и оспаривающих право быть единственно правильными последователями О-сенсея.

Однако я хочу обратить внимание на то, что споры и противоречия о «настоящем» айкидо, раздирающие искусство объединения на различные стили и уводящие от главных целей практики учения духа, могут существовать только до пересечения границы айкидо Морихея Уесибы. Только между теми, кто ещё не подошёл к изучению айкидо – кто ещё не использует в своих занятиях духовные принципы О-сенсея, т.е., по сути, находится вне айкидо! И эти споры, собственно к айкидо, не имеют никакого отношения!

Да, действительно, и «котегаеши», и «шихонаге», и «кокью-наге» и все другие техники айкидо могут быть выполняться с явными отличиями с точки зрения физических жестов, и не каждое их сегодняшнее выполнение под портретом О-сенсея можно считать техниками айкидо. В первую очередь потому, что они существовали ещё до создания айкидо, но ещё и потому, что техниками айкидо их делают не особенности механики движений, а определённая концептуальная принадлежность.

Судя по характеру аргументов в противостоянии претендентов на обучение «настоящему» айкидо, исходящих и обращенных только лишь к технической стороне практики, можно говорить о том, что ни одни из них не имеют представления о духовном наполнении техник традиционных боевых искусств. И уж тем более не подозревают о совершенно противоположном ему по смыслу, духовному содержанию техник айкидо.

Споря в рамках механики жестов, они не только не видят, что их техники, отличаясь друг от друга по форме, ничем не отличаются по своему характеру от техник дзю-дзюцу, т.е. ничем принципиально не отличаются и друг от друга. Но и не видят того, что техники в их исполнении, по формальным признакам соответствующие техникам айкидо, совсем не похожи на те, которые демонстрировал О-сенсей. Они не соответствуют им по своему духу, который и создаёт их внешнюю физическую форму, непохожую на техники Основателя айкидо.

Техники, представляемые в противовес другим как настоящие, и даже как более новые, современные и продвинутые, остаются в прежней, общей с традиционными видами будо духовной концепции, не принадлежащей айкидо и противоположной ему. Заявления о том, что «то, что объяснял О-сенсей об айкидо, мы не японцы, никогда не поймём; нам достаточно освоить, совершенствовать и развивать технику (читай – механику движений)», совсем не значат, что в техниках людей их произносящих нет духовного содержания.

Святое место пустым не бывает! И если люди, считающие себя последователями айкидо, не занимаются в своей практике решением задач наполнения движений духом О-сенсея, то их техники, по умолчанию, оказываются заполненными духом другой концептуальной направленности, общепринятой в современном обществе. Повторюсь, не принадлежащей айкидо и противоположной ему, и именно поэтому в одних случаях не замечаемой, а в других отторгаемой большинством.

Суть этой общепринятой концепции отражает суть содержания разногласий между взглядами школ, претендующих на хранение и передачу секретов «настоящего» айкидо, которые можно представить в следующих тезисах: Чтобы мощно и эффективно воздействовать на противника, следует действовать таким образом – ударить его сюда, а затем «завернуть» ему руку так и так! – говорят одни. Нет, – возражают оппоненты, – чтобы ещё сильнее и больнее завернуть противнику руку, надо прежде ударить вот сюда, а затем сделать вот так! Нет, – говорят третьи …, и так далее.

Разногласий, как можно видеть, никаких нет, так же как и мало общего с искусством Мастера Уесибы, в котором нет целей ломать руки и причинять боль партнёру. В основе его искусстве другая философская концепция.

«Плачевно впасть в ложное будо, не зная настоящего «бу» японца.

Если делать бой, это приведёт к смерти. Но желание боя это огромная ошибка потому, что разрушение или убийство, или ранение, есть большое преступление против жизни.

Вот правило бу. Однако с наших дней люди, которые говорят или практикуют бу в основном не знают истинного японского бу. Они впадают в ложное будо, не первоначальное, и это в самом деле плачевно». («газета шк. Айкикай», 10 ноября 1960).

Ж.Блез. Речи и тексты Основателя по практике айкидо. Барнаул, 2000.

Да, в разных местах одни и те же техники айкидо могут отличаться по внешней форме. Более того, практика оригинального айкидо с течением времени и накоплением опыта предполагает изменения в форме каждой конкретной техники внутри одной и той же школы, так как это имеет место и в преподавании айкидо Жерара-сенсея. (Имеется ввиду не просто другая скорость «прокрутки» одной и той же техники, т.е. быстро, без остановок и ошибок, а действительно иная механическая структура движений, где из базовой формы выпадает целый ряд механических жестов).

Вместе с тем, замечая изменение формы каждой отдельной техники в процессе практики, следует обратить внимание на то, в каком направлении происходит общее изменение всех изучаемых техник.

Обнаружить здесь можно то, что, с ростом мастерства и осознания, даже разные и, казалось бы, очень непохожие друг на друга техники, становятся сначала похожими, а затем и вовсе одинаковыми в исполнении. Открыв же эту общую тенденцию изменения физических форм движений, ведущую, как можно видеть, не к разделению, а объединению самых непохожих техник, вполне резонно задаться вопросом о том, «что же является условием такого объединения?».

«Сейчас я хотел бы дать некоторые несложные объяснения основных техник, которые мы изучаем. Вы должны запомнить самую важную вещь в айкидо: айки есть кокю и ирими-тэнкан».

«О-сенсей часто говорил: все техники есть одна. Как понять то, что он демонстрирует огромное количество техник и, тем не менее, говорит, что все они – всего лишь одна техника?!».

«Я понял, что все вещи связаны и, как О-сенсей говорил, – есть одно».

С. Ямагучи. Айки – это кокю и ирими–тэнкан. (Лекция на татами, октябрь 2009 г., http://aikidoki.org/2009/10/21/ayki-eto-kokyu-i-irimi–tenkan/#more-86).

Изменчивая форма техник не может быть достоверным критерием их принадлежности к айкидо. Объединяет и разные формы одной и той же техники, и разные по механической структуре приёмы в одну группу, общее направление практики, характеризуемое духовными наставлениями Основателя айкидо. Это «одно», о чём говорят и О-сенсей, и Ямагучи-сенсей, объединяющее разные формы боевых техник в единое искусство, является духовным смыслом их выполнения. Именно этот смысл остаётся всегда одним и тем же во всех, пусть даже внешне очень непохожих друг на друга, техниках айкидо. Только он может быть основанием для вынесения суждения о принадлежности той или иной боевой техники к искусству айкидо.

Точка зрения, при которой форма техники является единственным показателем принадлежности к айкидо, а личное предпочтение каких-то её особенностей ведет к появлению нового стиля, возможна только в том случае, когда техника рассматривается как нечто неизменное. Как что-то, после разучивания чего, для создания ещё одного сектора обороны, нужно переходить к разучиванию нового приема и так далее, а весь процесс изучения айкидо приравнивается к освоению многотысячного набора (по некоторым источникам, превышающим десятки тысяч) технических приёмов, в своей совокупности, не оставляющих открытых и слабых мест для возможного нападения.

Замечание О-сенсея о том, что «все техники есть одно», выражает очень важное, можно говорить, отправное положение практики созданного им искусства, равное по своему смыслу заявлению: «Здесь начинается айкидо!».

Оно говорит о том, что какое бы количество техник изучающие айкидо ни практиковали, какие бы новые формы они ни создавали, однако для изучения подлинного айкидо, им все равно придётся возвратиться к поиску и изучению того общего, что объединяет все техники воедино.

Замечательно, что кроме указания о направлении практики его искусства, оно же содержит в себе и указание на связанный с ним наиболее оптимальный способ выявления этого общего для всех техник айкидо смысла, состоящий в использовании в практике ограниченного количества техник. И это тот момент, который ищущие эффективность айкидо в форме техник и их количестве, не способны принять.

Многие люди изучающие айкидо, справедливо видят в нём средство развития и выражения своей личной индивидуальности.

«Практикуя айкидо, находят собственную миссию».(«Aikido Shinzui», стр.26).

Ж.Блез. Речи и тексты Основателя по практике айкидо. Барнаул, 2000.

Однако способ выражения индивидуальности они видят во внесении отличий в форму выполнения техник (и новые стили айкидо, это, по сути, есть отражение поиска такой индивидуальности). Представление об айкидо, как о бесконечном количестве лучших боевых техник, служит им необходимым условием для развития и выражения своей индивидуальности. Поэтому, все ограничения, в отношении внешней формой техник, возникающие из необходимости следования указаниям, пусть даже самого Основателя айкидо, они воспринимают не иначе как ограничение своей свободы «в поиске своего Пути», как обстоятельства, мешающие раскрытию их индивидуальных качеств и возможностей.

В действительности же ограничения вообще в какой-либо методике практики Пути, служат для конкретизации её характеристик – целей, а также методов и средств, направленных на достижения этих целей. Тому, чтобы видеть и понимать их особенности и, отличая от других, не потерять их и, не заметно для себя, не перейти на реализацию других целей. В этом смысле «ограничение», «уточнение» и «конкретизация» являются одним и тем же.

Следование ограничениям Морихея Уесибы (а указания О-сенсея, это действительно ограничения – делать так, а не по другому, не так как я хочу и не так как мне удобно), необходимы для устранения из направления своих занятий вектора ошибок и придания изучению «обезличенных» форм боевых техник (существовавших задолго до появления айкидо) определённое направление. Это условие для того, чтобы совместить свою методику практики с требованиями его метода, позволяющее целенаправленно двигаться к одному и тому же конечному результату.

Что же касается ограничений в отношении количества практикуемых в айкидо техник (а, например, слова Морихея Уесибы: «делайте только «иккё, сувари ваза» и у вас будут те же способности, что и у меня», – совсем недвусмысленно указывают на такие ограничения), то можно говорить о том, что они являются способом для перевода личной практики каждого из горизонтального направления в вертикальное. От основания пирамиды, образуемого количеством техник, число которых может быть сколь угодно большим, через уровни выполнения одной и той же техники, к вершине этой пирамиды – к уровню выполнения О-сенсея. От движения в направлении бесконечного изменения форм техник, к движению по такой же бесконечной последовательности, но уже уровней совершенствования духа.

Изменение направление практики на «вертикальное», вносит определённые коррективы в смысл многих других понятий и базовых методических положений тренировки. Например, в содержание такого понятия, как «базовая техника».

В соответствии с представлением о практике айкидо, как о процессе освоения многочисленного набора технических приёмов, к понятию «базовая техника» относят самые «простые» приёмы, предлагаемые к изучению в первую очередь, после овладения которыми, учеников знакомят с новыми, более сложными по механической структуре – продвинутыми техниками.

С позиции понимания бесконечно изменяющейся многоуровневой формы технических действий – нет базовой и продвинутой техники. Но есть базовое и продвинутое исполнение одной и той же техники. В методике практики айкидо Жерара-сенсея, всю номенклатуру техник изучают сразу. И продвижение в обучении рассматривается не как прибавление новых приемов к уже разученным, а как переход на новые уровни выполнения не слишком большого количества одних и тех же техник.

«Форма» техники, это та «Вещь» в практике Пути, которая постоянно меняется. Изменение формы техники – или, что одно и то же, изменение формы взаимодействия Человека с объектами и явлениями Окружающего Мира, является отражением процесса изменения качества этого взаимодействия, совершенно необходимого для повышения эффективности техники. Другими словами, если ученик в процессе изучения айкидо, от уровня начинающего и дальше, не будет определённым образом менять форму техники, то на каких основаниях в ней появится новое качество, повышающее её эффективность?!

Изменение формы техники – обязательный объективный атрибут практики айкидо и внешний критерий оценки её общего уровня. Механизм этого изменения, благодаря которому мы имеем возможность непрерывно совершенствоваться в своих занятиях, состоит в привлечении к выполнению одной и той же техники новых всё более тонких, но от этого не становящихся менее важными, духовных принципов.

Выход на всё новые ступени обучения в айкидо (на новые, более гармоничные уровни взаимодействия с Окружающим Миром), это процесс последовательного осознания и использования в своих действиях определённых методических требований из целой иерархии духовных принципов, представленных в своем учении О-сенсеем.

«В Искусстве Мира, которое я практикую, есть место для каждого из восьми миллионов богов Мира, и я сотрудничаю со всеми».

М. Уесиба. Искусство Мира, из бесед, стихов, каллиграфии Основателя айкидо. Сборник «Айкидо: искусство мира», София, Киев, 1997.

Именно эта закономерность, обусловливающая изменение формы и эффективности физических движений изменением уровня духовного состояния Человека, найденная О-сенсеем в практике боевых искусств, является основанием для его высказываний о том, что «в айкидо Уесибы нет формы» и о том, что «техники айкидо созданы духом». И именно поэтому форма движений не может быть единственным и, уж тем более, достоверным показателем принадлежности техник к айкидо, к искусству в котором форма техник служит средством и не является главным предметом изучения, а значит и причиной разделения айкидо на стили и направления.

В учении духа – дух формирует механику движений тела. Споры и разногласия вокруг «обучения настоящему айкидо», основанные на различиях в форме техник и не принимающие во внимание содержание духовных принципов О-сенсея, в действительности не затрагивают и потому совершенно не проясняют содержательную сторону практики искусства Морихея Уесибы.

Изучение «котегаеши», «шихонаге» и «кокью-наге» становиться практикой айкидо тогда, когда ответы на вопросы об уточнении их физической формы, направленные на повышение эффективности техник, начинают искать не в том, «на какой дистанции стоять?», «в какую сторону, правей или левей и на сколько сантиметров, двигаться?», «насколько широко поворачиваться?», «как глубоко приседать?», «где находятся болевые точки?» и «каким образом воздействовать на суставы?», чтобы быстро и основательно повредить противника.

А в том, как делать боевую технику так, чтобы при этом «не иметь ничего против партнёра», чтобы она, техника, «способствовала выполнению твоей личной миссии», «помогла найти свою миссию вашему партёру» и «поспособствовала объединению всего человечества в одну семью». Как выполнить боевую технику, чтобы при этом и «не атаковать самому и не защищаться», как «не борясь и не сражаясь, побеждать любого противника».

Настоящим признаком единственно правильного и настоящего айкидо, является использование в тренировке духовных наставлений О-сенсея. В рамках одной философской концепции споров, о форме техник и причин для разделения айкидо на стили и направления, быть не может. Один и тот же дух, одна и та же мировоззренческая философия – дух и мировоззрение Основателя айкидо – сделают не только похожими разные техники, но и по настоящему родственными самые разные стили и направления айкидо. Просматривая видео, я сразу же узнаю родственные нашему направлению школы, несмотря на внешние отличия в форме выполнения движений. Я вижу, что наши техники формируются одним и тем же духом.

В практике Пути важно видеть и придерживаться направления. Айкидо начинается там и тогда, когда ученик становятся на путь изучения и следования духовным принципам учения Морихея Уесибы.

«Однажды О-Сэнсэй сказал: «Я иду по Пути, и мне кажется, что за мной следуют, но когда я оглядываюсь, меня удивляет, что я никого не вижу». Нобуёси Тамура.

С.Перри. Воспоминания об О-сенсее. Жизнь и тренировки с основателем айкидо, Морихеем Уесибой, 2002г, aikiportal.

В преподавании айкидо Жерара-сенсея наставления О-сенсея о том, что:

«делать ставку лишь на физические аспекты воинственности бессмысленно, ибо мощь тела всегда ограничена», «настоящая тренировка айкидо, это тренировка духовной силы», «твой дух есть твой истинный щит», «побеждай своих противников духовно», «искусство Мира не имеет формы – оно есть изучение духа»,

и все-все остальные – это не просто красивые метафоры, не философский туман или «неотъемлемый» от изучения восточных практик налёт мистики. Это прямые указания к действиям. Указания к построению методики изучения, организации тренировочных занятий и выполнению технических действий.

Задачи развития способности к чувственному восприятию иерархии явлений, влияющих на формирование механики жестов в техниках айкидо, и имеющих не физическую, а духовную природу, и потому подчиняющихся другим закономерностям, конечно же, требуют использования особого способа решения.

Углублённая практика принципа «Не смотреть на партнёра!», может стать одним из методов, направленных на воспитание такой чувствительности, начальным уровнем освоения которой, является «чувствительность к намерению партнёра».


Comments (0)

Оставьте мнение: