Май 07 2013

Ведение: К мировоззрению О-сенсея. Способы увидеть невидимое

Category: ДневникЕвгений @ 11:43

Очевидно, что признание зависимости эффективности техник айкидо и самой возможности выявления всего объема условий, определяющих эту эффективность, от мировоззрения людей, заставляет несколько иначе, чем это принято, смотреть на совершенствование в практике айкидо, иначе относиться к тому, что сегодня понимается под развитием учения и техник О-сенсея, и, конечно же, по другому подходить к формированию методики практики айкидо.

Очевидно и то, что задача, имеющая целью выяснение условий, определяющих эффективность техник айкидо, требует выявления наибольшего количества признаков, характеризующих мировоззрение человека, создавшего айкидо.

По своему содержанию и смыслу эта задача равнозначна созданию информационной модели Мира, воспроизводящей видение О-сенсея картины Вселенной, позволяющей выявлять и использовать в своих действиях потенциал духовных (наиболее общих) законов Мироздания. Соответствует созданию инструмента, воспользовавшись которым и мы сможем воспроизводить в своём выполнении техник айкидо эффективность движений О-сенсея.

Признание зависимости эффективности техник айкидо и возможности выяснения компонентов этой эффективности от состояния мировоззрения, является признанием того, что продвижение в айкидо становиться невозможным без обязательного включения в его практику и работы, направленной на изменение мировоззрения занимающихся. С этой точки зрения, совершенствование в айкидо, в том числе и в техническом аспекте, представляет собой процесс совершенствования мировоззрения, процесс создания и настройки своей собственной информационной модели Мира в соответствие с той мировоззренческой моделью, которая была у Основателя айкидо.

Если же говорить о процессе развития айкидо, то, по моему мнению, это возможно лишь только в том случае, когда речь идёт об успешных попытках совершенствования той информационной модели Мира, которой пользовался О-сенсей. Об усилиях, сопровождаемых расширением кругозора и углублением детализации его видения процессов, проистекающих во Вселенной, и, конечно же, проявляющихся в обязательном превосходстве над его эффективностью техник.

Только в этом случае вносимые в айкидо новшества будут являться действительным, а не мнимым развитием айкидо, соответствуя условиям, установленным О-сенсеем в отношении развития созданного им искусства. Согласно этим условиям новые формы техник («свежие одежды») айкидо должны по своему внутреннему содержанию соответствовать особому духу его учения («наш путь отличается от воинских искусств прошлого»), а по эффективности – быть лучше его техник («строй новые, лучшие формы»).

«Хоть наш путь и отличается от воинских искусств прошлого, вовсе не обязательно отказываться от всего старого. Вбирай почтенные традиции в наше новое искусство и одевай их в свежие одежды; на фундаменте классических стилей строй новые, лучшие формы».

М. Уесиба. Искусство мира (Из бесед, стихов, каллиграфии Основателя айкидо). «София», Киев, 1999.

Развитие айкидо невозможно без совершенствования качеств информационной модели Мира, бывшей у О-сенсея. Вместе с тем, принимая во внимание действительные причины внесения изменений новаторами в техники и методы практики айкидо, формулируемые ими не иначе как слабость и прикладная неэффективность техник (в действительности говорящие о слабости техник лишь самих новаторов), судя по результатам сравнения смысла высказываний О-сенсея о целях, методах и средствах практики его искусства со смыслом, стоящим за вносимыми сегодня в айкидо новшествами, очевидно, что в своих нововведениях лица, причисляющие себя к развивающим айкидо, очень далеки от того чтобы учитывать роль воспитания мировоззрения в практике айкидо и заниматься воссозданием и совершенствованием мировоззренческой модели О-сенсея. Поэтому о реальном развитии учения и техник айкидо Морихея Уесибы сегодня не может быть и речи.

Нельзя говорить о развитии айкидо не придя к уровню миропонимания О-сенсея. Именно этим – выяснением миропонимания Основателя айкидо – в первую очередь должны заниматься его последователи, практикуя его искусства. Только после достижения мировоззрения О-сенсея можно говорить о совершенствовании его видения Мира и о действительном развитии айкидо.

Как можно замечать, воспитание мировоззрения, даже повторение пройденного О-сенсеем пути к видению Мира с того уровня реальности, с которого Его видел он, является совсем непростой задачей. Однако выявляя признаки, образующие мировоззренческую позицию О-сенсея, и прилагая усилия к тому, чтобы сделать их основанием для своего выполнения техник, мы уже занимаемся воспитанием собственного мировоззрения, приближающего нас к его эффективности. И происходит это потому, что мировоззренческие убеждения О-сенсея и принципы созданного им айкидо (т.е. условия выполнения технических действий, при которых они становятся необыкновенно эффективными), это по сути одно и то же.

И именно поэтому создание и настройка работоспособной информационной модели Мира в практике айкидо, по своим функциональным возможностям соответствующей глубине духовного видения человека, создавшего айкидо, требует выявления наибольшего количества признаков, характеризующих мировоззрение О-сенсея.

И все же, прежде чем переходить к выявлению и описанию этих признаков, считаю необходимым обобщить перечень способов, позволяющих увидеть невидимое. Остановиться на рассмотрении условий каждое из которых, дополняя и перепроверяя друг друга, в совокупности будут содействовать уменьшению ошибок в решении задачи по воссозданию информационной модели Вселенной, имевшейся в распоряжении Морихея Уесибы, благодаря которой было создано айкидо.

(*****

Предмет и условия исследования в практике айкидо

Определить мировоззрение человека, иностранца, представителя другой культуры, жившего много лет назад, конечно же, непросто, но не невозможно. Первое с чего следует начать, состоит в том, чтобы конкретизировать предмет и условия исследования.

В наше время нет тех, кто бы ни знал, что все окружающие нас физические предметы состоят из атомов притом, что никто из людей, даже учёные, уверяющие нас в этом, никогда их не видели. Учёные представляют и описывают нам строение и свойства атомов на основании и по характеру «следов», которые те оставляют в результате своего взаимодействия с другими, видимыми людьми, объектами.

Увидеть мировоззрение, так же как и атомы, напрямую нельзя, но о нём можно достаточно точно судить по ответным реакциям человека; по внутреннему отношению и внешним действиям, проявляемым им в ответ на определённые жизненные обстоятельства. Зная содержание этих обстоятельств и характер ответной реакции любого интересующего нас человека, и мы становимся способными уверенно судить о его мировоззрении. И чем больше и точнее мы будем знать характеристики жизненных условий и ответных проявлений исследуемого нами человека, тем точнее будут наши выводы о его мировоззренческих убеждениях, а значит и о его мировоззренческой модели. Чем больше его мировоззренческих установок мы будем включать в своё отношение к Миру, тем больше будут совпадать наши внешние реакции и тем ближе друг к другу будет эффект от результатов наших действий.

Наиболее глубокую характеристику мировоззрению, абсолютно понятную другому человеку, совершенно независимо от культурной среды, в которой он был воспитан, дают ответные реакции в ситуациях, имеющих место в жизни всех людей, независимо от места и времени их рождения. Отношение к ребёнку, природе, дружбе, любви, к нападающему человеку – все это наиболее полно раскрывает внутреннюю сущность, мировоззрение человека, которое мы задались целью описать.

Поэтому, несмотря на то, что О-сенсей для многих его сегодняшних последователей был человеком другого времени и культуры, они и сегодня, изучая отношение японца Морихея Уесибы к таким общеизвестным явлениям, могут проводить собственные исследования, направленные на выяснение характеристик мировоззрения Основателя айкидо и внесение их в свою информационную модель Мира. Могут пройти его путь создания айкидо. По сути, айкидо, было создано, как следствие и как способ для того, чтобы прийти к определённому видению Мира, и его практика представляет собой череду экспериментов, ведущих к выявлению и объединению с мировоззрением О-сенсея.

«Этот исключительный человек [О-сенсей], вследствие долгих занятий боевыми искусствами и духовными практиками, создал искусство, которое, соответствуя всем его знаниям о будо и феноменам, рожденным во время его духовных опытов, имеет целью привести нас к видению Вселенной, обретённому им в ходе своих поисков».

Ж. Блез. Айкидо: поиск верного движения, Барнаул, 1999 г.

Для того чтобы этот эксперимент не протекал бесконтрольно, а имел направление, нам и надо определить его предмет и условия проведения.

Позволить нам узнать мировоззрение О-сенсея может сравнение наших ответных реакций с его отношением и действиями на одни и те же явления. Так мы сможем выявить различия в наших взглядах на Мир и устранить эту разницу. Однако для того чтобы сегодня в тренировке воспроизвести условия, в которых создавалось айкидо, совсем не главное досконально повторять антураж того времени – говорить, одеваться или кушать по-японски и с самурайской безжалостностью к врагу нападать на своего партнёра по тренировке. Это действительно невозможно!

То, что может поставить нас в наших занятиях айкидо в ситуацию, в которой мы сможем узнавать мировоззрение О-сенсея, – главное условие исследования мировоззрения О-сенсея (те самые, предельно общие обстоятельства, раскрывающие сущность каждого человека), это условия, которые заканчиваются либо жизнью, либо смертью. Атака, угрожающая жизни, это те условия, которые участвовали в создании айкидо, и это именно те, необходимые и обязательные обстоятельства, которые мы должны воссоздавать в своей практике, желая узнать мировоззренческую систему ценностей О-сенсея!

«Воин всегда борется за Гармонию, а ставки в этой борьбе – жизнь и смерть». «В искусстве Мира мы пестуем жизнь и предотвращаем смерть и разрушение».

М. Уесиба. Искусство мира (Из бесед, стихов, каллиграфии Основателя айкидо). «София», Киев, 1999.

«Пришло время рассмотреть историю создания айкидо, берущую начало из конфликта. Историю айкидо, семя которого было брошено в плодородную японскую почву и полито кровью воина.

Изучить классическое искусство войны и классического воина – значит изучить процесс айкидо. Двухтысячелетний процесс совершенствования характеризует курс развития удивительной воспитательной системы.

Многие мастера будзюцу потратили всю свою жизнь на поиски окончательной связи с силой истины. Сотни тысяч воинов погибали в непрерывных военных столкновениях, которые определяли естественный отбор. Это эволюция, запечатленная в крови».

М. Саотомэ. Айкидо и гармония в природе, София, г. Киев, 1998.

«Самый важный урок, который я получил непосредственно от О-сенсея, заключался в том, что я должен искренне делать все так, как будто речь идет о жизни и смерти». Мичио Хикитсучи.

С.Перри. Воспоминания об О-сенсее. Жизнь и тренировки с основателем айкидо, Морихеем Уесибой, 2002г, aikiportal.

Изучение айкидо не преследует целей уничтожения и даже причинения травмы нападающему. Однако необходимо учитывать, что техники айкидо были созданы именно как ответ на нападение, как действия в условиях лишения жизни. Поэтому для того, чтобы понять особенности мировоззрения О-сенсея, т.е. иметь возможность прийти к тем же, что и у него выводам и к его айкидо, мы должны в своей исследовательской практике помещать себя в условия этой же, очень простой в своей вариативности, ситуации выбора.

«Независимо от того, что может произойти, нужно быть готовым принять на себя девяносто девять процентов атаки противника и посмотреть в лицо смерти, чтобы осветить Путь».

М. Уесиба. Будо. Учение Основателя айкидо. Феникс, Ростов-на-Дону, 1999.

«В будо именно вся жизнь важна. Нет колебаний, нет второй попытки. Эти истина и искренность важны и необходимы в тренировке, чтобы родилась новая личность».

Хикитсучи Мичио Сенсей. Высказывания об Айкидо. Материалы, печать, выпуск Анни Морель 26 января 1998.

Самым важным условием, раскрывающим мировоззрение О-сенсея и алгоритм создания техник айкидо, будет помещение себя в условия нападения. Однако для этого вовсе необязательно «ломать» партнёра; но, даже не ломая, мы должны понимать, что именно находится в основе изучаемых нами ситуаций и движений.

«Ваш партнёр, тот на ком проводится техника, должен обязательно концентрировать свои усилия на реализации своего намерения атаковать. В рамках практики айкидо, это значит нанести атеми исполнителю техники каждый раз, когда возникает такая возможность. (Нанести атеми не означает обязательно ударить с силой или даже нанести удар; простое зрительное представление удара может быть более эффективным, чем сам удар)».

Ж.Блез. Речи и тексты Основателя по практике айкидо. Барнаул, 2000.

Додзё – то место, где практикуют айкидо – это не спортивный зал. Это не просто площадка или помещение для получения физических нагрузок или развлечения занятиями физической активностью. Это особое место, со своей особой атмосферой отношений, призванной решать свои специфичные задачи – учить находить ответы на самые важные жизненные вопросы. Помещение с татами на полу становиться додзё айкидо, местом для выяснения мировоззрения О-сенсея и местом нашего пути к айкидо, в том случае, когда существующая в нём атмосфера приводит к выполнению техник, основанному на глубоком осознании конечного результата своих возможных ошибок, на осознании отсутствия второй попытки.

Боевой смысл айкидо не в том, чтобы думать: «Вот эти движения в наших техниках подразумевают удары, вывихи и переломы, и если что – то можно бить и ломать!». Это не айкидо! Боевой смысл айкидо заключается в осознании ответственности: «Если мои действия неверны – то на этом для меня всё закончиться навсегда и возможности начать всё сначала уже не будет!». В осознании отсутствия права на ошибку.

Понимание и соблюдение этого не замечаемого многими отличия, заставляя искать новые точки опоры для своих действий, формирует качественно иную манеру обучения со стороны обоих партнёров, иное отношение ко всему процессу изучения айкидо. Отношение, в котором не бывает мелочей ни в техническом аспекте, ни в подходе к организации занятий, ни в вопросах и соблюдении внутренней дисциплины, и которое, в конечном итоге, направляет нашу практику к другим, неосознаваемым большинством людей, целям и позволяет техникам айкидо проявить свою настоящую эффективность.

Мы должны ясно представлять, чем заканчивается ситуация в случае выполнения неправильных, несоответствующих ситуации, действий. Иначе необходимое для практики айкидо условие погружения в ситуацию выбора между жизнью и смертью соблюдено не будет, и изучение науки Жизни превратиться в игру и самообман, и алгоритм действий О-сенсея – алгоритм создания техник айкидо – так и останется нам неизвестен.

(*****

Если условия нападения, это обязательное условие для изучения айкидо, при котором наиболее полно и ярко раскрывается мировоззренческая система ценностей О-сенсея, то предметом (объектом) исследования в изучении мировоззрения О-сенсея является его внутреннее и внешнее отношение, проявляемое им к обстоятельствам атаки.

По аналогии с изучением атома, это те самые видимые «следы», оставляемые невидимым мировоззрением, по которым, при определённых условиях и на доступном нам уровне понимания, мы можем устанавливать, описывать и воспроизводить в себе компоненты мировоззренческой модели Мира Основателя айкидо. О-сенсею принадлежат слова:

«Правильная поза тела отражает правильное состояние ума».

М. Уесиба. Искусство мира (Из бесед, стихов, каллиграфии Основателя айкидо). «София», Киев, 1999.

Так же как и поза человека говорит о состоянии его ума, так и отношение О-сенсея к атаке, это и есть не что иное, как проявление действия его мировоззренческой системы ценностей, тот самый след, изучая который мы можем раскрывать его внутренний мир: мысли, идеи, убеждения и устремления. Те характеристики мировоззрения О-сенсея, которые позволяли ему видеть более глубокие (причинные) явления, стоящие за атакой, по-другому, не так, как обычно это делают люди, интерпретировать причины и обстоятельства нападения, и которые давали ему основание и возможность иначе действовать в обстоятельствах атаки. Не так, как обычно действуют люди, когда на них нападают.

«В Искусстве Мира нет атаки».

«Истинный Воин непобедим, поскольку он ни с кем не сражается».

«Вместо этого мы приводим себя в гармонию со Вселенной, поддерживаем мир в наших сферах, пестуем жизнь и предотвращаем смерть и разрушение».

«Техники Искусства Мира ни быстры, ни медленны, они ни внутри, ни снаружи. Они по ту сторону времени и пространства».

«В конце концов, ты должен будешь вообще забыть о технике … Твой дух есть твой истинный щит».

«Ты должен быть способен свободно играть в проявленных, скрытых и божественных сферах».

«Если твое сердце достаточно велико для того, чтобы принять в себя твоих противников, ты можешь видеть их насквозь и избегать их нападений. И когда ты примешь их в себя, то сможешь направлять их по пути, указанному тебе Небом и Землей».

«Сейчас нам нужны техники согласия, а не техники спора. Сейчас требуется Искусство Мира, а не Искусство Войны».

М. Уесиба. Искусство мира (Из бесед, стихов, каллиграфии Основателя айкидо). «София», Киев, 1999.

Несмотря на то, что О-сенсея уже давно нет, всё же познакомиться с его отношением к атаке и на его основании составить представление о его видении Мира, возможно и сегодня. Оно достаточно полно и глубоко зафиксировано и сохранено до наших дней в лексике и формах физических движений. Все высказывания О-сенсея в отношении его учения и все демонстрируемые им техники айкидо, являются выражением его отношения к обстоятельствам атаки и ярко и наглядно характеризуют собой его мировоззрение.

А в связи с тем, что атака является обязательным условием в изучении айкидо, и все его ученики, независимо от времени, места их рождения и практики, имеют представление об обстоятельствах атаки и со временем занятий, представляющих собой последовательный процесс усложнения условий нападения, всё глубже узнают их и всё лучше начинают в них разбираться, то увидеть отношение О-сенсея к атаке, сравнить его со своей системой ценностей и скорректировать её на основании результатов этого сравнения, в принципе может каждый старательный ученик.

Это одно из оснований, по которому я не могу согласиться с утверждениями о том, что мы не можем «заглянуть в голову О-сенсея», не можем узнать и не имеем права судить о его мировоззрении. Не можем понять то, о чём он думал, к чему стремился и, что для нас сегодня наиболее важно, не можем с приемлемой достоверностью предполагать о его возможном отношении к способам решения вопросов, возникающим в практике айкидо у его сегодняшних последователей.

«Более тридцати лет минуло с тех пор, кок О-сенсей отправился в небесные сферы, но и по сей день я не чувствую, что нас что-то разделяет. Он постоянно рядом. Я слышу его голос каждый день и каждую ночь».

Интервью с Мишио Хикитсучи Сэнсэем, Париж, 1984.

Человеку, знакомому с понятиями «соборность», «ноосфера», «эгрегоры», эти слова Хикитсучи-сенсея вовсе не покажутся бредом. Мысли, как и рукописи действительно не горят.

Увидеть явления, стоящие за обстоятельствами атаки, которые видел и о которых говорил в своих наставлениях О-сенсей, понять его отношение к этим явлениям, и попытаться, в качестве «примерки», воспроизвести это отношение в своем выполнении техник айкидо, способен каждый человек.

«О-сенсей очень четко и определенно говорил, что истину айкидо можно постичь за очень короткое время. «Если вы поймете секрет, – говорил он, – то сможете делать то же, что делаю я, через три месяца». Роберт Надо.

С.Перри. Воспоминания об О-сенсее. Жизнь и тренировки с основателем айкидо, Морихеем Уесибой, 2002г, aikiportal.

В этом – в «примерке» на себя того, что мы понимаем под отношением О-сенсея к обстоятельствам атаки, сформулированном им в высказываниях об айкидо – в общем-то, и состоит суть способа выяснения мировоззрения О-сенсея, суть эксперимента, осуществляемого в изучении айкидо Морихея Уесибы.

Если, изучая айкидо, мы ставим себе задачей научиться способностям О-сенсея, как мы теперь знаем зависящим от состояния нашей внутренней системы ценностей, от нашего мировоззрения, то, как мы можем заметить изменение своего мировоззрения и приближение его к невидимому для глаз мировоззрению О-сенсея?! Да только сравнивая их! И это можно сделать, сравнивая уже видимые явления, точно передающие содержание и характеристики мировоззрения – сравнивая наше и его отношение к обстоятельствам атаки! А для этого, конечно же, нужно знать их.

Вместе с тем, можно замечать, что большинство адептов айкидо оценивает правильность своего выполнения техник по конечному результату выполненных действий (по тому «упал» партнёр или «не упал»), совсем не задумываясь над проявлением своего отношения к обстоятельствам атаки. Это не значит, что, не думая о своём отношении к партнёру и его действиям, мы не проявляем ни какого отношения. Отношение в том, что мы делаем, присутствует всегда. Однако в практике, в которой нет целенаправленного изучения и изменения отношения к обстоятельствам атаки, в которой нет критериев контроля за этим изменением, нет и работы по изменению мировоззрения – нет той главного условия, открывающего путь к настоящим возможностям айкидо.

Без постоянного сравнения в процессе занятий своего мировоззрения с мировоззрением О-сенсея, без контроля за изменением своего отношения к обстоятельствам атаки, нет практики айкидо!

А все ли, кто изучает айкидо, особенно те, кто привносит в айкидо новшества, знают систему мировоззренческих ценностей О-сенсея, выраженные в его отношении к обстоятельствам нападения, и оценивают себя и свои нововведения через призму этих ценностей?! По-видимому – нет. Иначе бы не были так типичны ситуации, когда однажды узнав об отношении О-сенсея к атаке и действиям в условия атаки и увидев его несоответствие своему, люди, изучающие айкидо, не могут его принять. И вместо того, чтобы изменить себя, начинают искать оправдания своим убеждениям: говорят о невозможности понимания О-сенсея, об ошибках перевода; притягивая к своим доводам ссылки на исторические корни и традиции боевых искусств, огибают или искажают принципы его учения, и порой вообще отказываются от О-сенсея.

Сравнивая своё отношение к атаке с тем отношением, которое было к ней у О-сенсея, мы имеем возможность узнавать его систему мировоззренческих ценностей, а через них – его видение Мира и алгоритм его действий в этом Мире. По сути, мы имеем возможность открыть для себя его алгоритм создания техник айкидо и прийти к овладению его способностям. Именно поэтому изучение отношения О-сенсея к обстоятельствам атаки и является главным предметом исследований в практике его айкидо.

В связи с такой постановкой вопроса, становиться интересным рассмотреть природу отношения, как явления, его место и значение в структуре, через которую мировоззрение, будучи духовным процессом, определяет эффективность физических действий, в том числе и техник айкидо.

Можно сказать, что отношение, это внешнее выражение внутренней мировоззренческой оценки Окружающей Действительности. Однако при этом следует разграничивать смысловое значение того, что стоит за пониманием явлений, стоящих за терминами «внутреннего» и «внешнего» отношений.

Внутреннее отношение, это те цели и планы, которые человек перед собой ставит и строит, и те способы их достижения, которые он выбирает, на основании своего представления об Окружающем Мире. Внутреннее отношение человека всегда несёт в себе качества и свойства его мировоззренческой системы. Если человек воспринимает объект, как угрожающий его безопасности, то он и определяет в отношении него цели и способы действий, соответствующие этой мировоззренческой оценке. Например, не допустить его проникновения в сферу своей жизнедеятельности, и для этого уйти из-под влияния этого объекта, или же разрушить его, если столкновение с ним неизбежно. Если же человек оценивает воздействие внешнего объекта как положительное для себя, то и планы в отношении него будут иметь совершенно другие содержание и характер, и выбор способов действий будет направлен на привлечение и сохранение взаимодействия с этим объектом.

Внешнее отношение, это уже непосредственные физические действия человека в физическом Мире, направленные на достижение поставленных им целей и реализацию составленных планов. Действия, направленные на получение практического результата. Будучи физическим воплощением внутреннего отношения, внешнее отношение по своей сути является ещё одной формой (ещё одной ступенью) выражения мировоззрения человека – формой выражения мировоззрения на физическом уровне. Сформированное в своём основании на представлении об Окружающем Мире, внешнее отношение, так же как и внутреннее отношение, несёт в себе и характеризует собой все качества, присущие мировоззрению человека.

Внешние действия человека являются лишь определённым этапом одного общего процесса организации и осуществления его взаимодействия с объектами и явлениями Окружающего Мира, берущего начало в восприятии и формировании мировоззренческой оценки ситуации взаимодействия и направленного на получение определённого практического результата.

«Люди, далекие от японского искусства и новички считают, что искусство идет от тела. Они считают, что мастерское владение кистью для каллиграфии или традиционным мечём, в основном, зависит от правильных движений руки. Те же, кто посвятил достаточно времени практике своего искусства, прекрасно знают, что сознание рисует на холсте, выражая себя через движения, и именно оно режет зачастую даже сильнее, чем самый острый меч. Другими словами, ни меч, ни кисть не могут сделать ни единственного движения, если только сознание не сделает его первым».

Х.И. Дейви. Искусство и Путь по-японски: 45 дорог к медитации и красоте. Феникс, Ростов-на-Дону, 2005г.

В этом общем процессе, представляющим собой причинно-следственную последовательность комплекса частных взаимовложенных процессов (рисунок 1), и оценка ситуации, и результат выполняемых действий (а также находящиеся между ними стратегические и тактические решения и физические движения) связаны между собой тем, что принято называть целью или смыслом действий (смыслом взаимодействия).

Рисунок 1.

Смысл действий, это явление, создаваемое умом (сознанием человека) на этапе, следующим за мировоззренческой оценкой взаимодействия человека с каким-либо объектом и в дальнейшем присутствующее в каждом этапе получения конечного результата, определяющее характер и свойства всех производных процессов и объединяющее их в единый комплекс. Именно на основании существования смысла действий, как объективного явления, мы можем по форме и результату физических действий составлять представление о мировоззрении, создавшем этот смысл.

В практике айкидо мы изучаем высказывания и техники О-сенсея (проявление его внешнего отношения) именно потому, что, являясь этапом общего процесса воплощения в боевых техниках его представления о Мире, они содержат в себе определённый смысл. Изучаем для того, чтобы установить этот смысл и затем научиться воспроизводить этот смысл в своём выполнении техник и добиваться той же, что и у О-сенсея, эффективности.

(*****

Зависимость между комплексом мировоззренческих принципов человека и результатом его взаимодействий с объектами Окружающего Мира, известна людям и используется ими, в том числе основателями восточных практик, уже давно. Незнакомым с практикой японских искусств может показаться странным, однако получение создаваемого в них продукта, будь то каллиграфия, цветочная композиция, меч или боевая техника, очень часто обладающие огромной художественной и материальной ценностью, совсем не является их главной целью.

Главное предназначение практик всех японских искусств, а среди них и айкидо, заключается в воздействии на мировоззрение их адептов, как на причинные процессы, определяющие эффективность применяемых техник, с целью его изменения. Практический результат (главным образом не столько результат, сколько изменение его качеств в ходе практики), содержа в себе определённое смысловое значение и определённую форму физических движений, проистекающие из конкретного содержания мировоззрения, служит в них для фиксации и оценки состояния этого мировоззрения. Для оценки глубинных, невидимых, причин, определяющих в итоге эффективность физических действий.

«Кандзи, или китайские иероглифы, превзошли свое чисто утилитарное предназначение и в наши дни зачастую выполняют роль захватывающего изобразительного искусства. Шодо позволяет динамическому движению духа художника проявить себя в форме черных чернил на белом холсте. Многие последователи этого искусства искренне верят, что «видимый ритм» японской каллиграфии представляет собой картину сознания», а практикующие каллиграфию признают, что это искусство обнажает душу, раскрывает подлинное внутреннее состояние практикующего. Все это очень ёмко выражается в следующем высказывании: «Кокоро тадашикераба сунавачи фуде тадаший» – «Если сознание правильно, движение кисти будет правильным».

Х.И. Дейви. Искусство и Путь по-японски: 45 дорог к медитации и красоте. Феникс, Ростов-на-Дону, 2005г.

Совершенно очевидно, что результат применения техник японских искусств зависит от механической формы выполняемых физических жестов. Однако необходимо принимать во внимание и то, что основатели и мастера японских искусств качество конечного продукта физических действий человека всегда рассматривали как производное от общего смысла взаимодействия человека с объектами Окружающего Мира, сформированного на основании особенностей его личной мировоззренческой модели этого Мира.

«… ни меч, ни кисть не могут сделать ни единственного движения, если только сознание не сделает его первым».

Результат применения техник японских искусств, а значит и результативность выполнения техник айкидо, нельзя рассматривать в отрыве не только от механики жестов, но и отдельно от общего смысла взаимодействия.

Такой взгляд на техники японских искусств наглядно показывает, что практика айкидо, по оглашению направленная на достижение результата, демонстрируемого О-сенсеем, но, вместе с тем, ограниченная лишь поиском правильной формы движений (лишь совершенствованием формы техник), не будет иметь ожидаемого успеха.

«Если мы перестаем расти, технически и духовно, можно считать нас мертвыми».

«Всякая жизнь есть проявление духа … И Искусство Мира есть чистейшее выражение этого закона».

«Твой ум должен гармонировать с тем, как работает Вселенная; твое тело должно двигаться в такт движениям Вселенной; тело и ум должны быть связаны воедино в деятельности Вселенной».

М. Уесиба. Искусство мира (Из бесед, стихов, каллиграфии Основателя айкидо). «София», Киев, 1999.

Сколько бы мы ни работали над изучением формы движений, как бы мы её не меняли и не улучшали, невозможно будет получить тот результат, главные причины которого находятся в качестве работы сознания, а сам он является проявлением комплекса духовных и физических процессов. И это обстоятельство, связывающее совершенствование в практике Искусства Мира с проявлением качеств сознания (мировоззрения, а по выражению О-сенсея – качеств ума и духа), требует пересмотра общепринятой сегодня точки зрения на определение техники боевых искусств, как только на формы физических движений.

Выше уже говорилось о том, что единственным практическим способом, позволяющим изучать мировоззрение О-сенсея, является сравнение наших внутренних и внешних ответных реакций (нашего выполнения техник) на обстоятельства атаки с теми, которые проявлял в них Морихей Уесиба (т.е., с его выполнением техник). Однако для того, чтобы этот способ сработал, сравнивать только лишь «форму» его и наших техник недостаточно. Для того чтобы составить полное представление об эффективно работающей технике айкидо, сравнение необходимо проводить по всем факторам, определяющим эффективность техник О-сенсея. Сопоставлять нужно «смысл», «форму» и «результат» техник, рассматривая их как единый неделимый комплекс, как одно целостное явление.

Смысл, форма и результат – это тот неделимый комплекс компонентов, своей совокупностью образующих явление, которое мы должны иметь в виду занимаясь изучением техник айкидо. И они же – смысл, форма и результат выполнения техник О-сенсея, – являясь формами выражения его отношения к обстоятельствам атаки, и являются настоящими объектами изучения в практике айкидо.

О каждом из этих компонентов техники (объектах исследования) можно говорить отдельно. Однако разговор о технике О-сенсея становиться беспредметным, если в его контексте отсутствует понимание её комплексного проявления. Технику О-сенсея невозможно ни представить, ни описать, не прибегая к совокупному использованию всех этих компонентов. Попробуйте рассказать о техниках Основателя айкидо, не упоминая ни об их мягкой и округлой форме, ни о том, чем их результат отличается от завершения традиционных боевых техник, ни о причинах, побуждавших его действовать именно таким образом. Это невозможно! И, конечно же, лишённая хотя бы одного из своих компонентов, техника айкидо перестаёт быть функциональной, способной выполнять прикладные задачи, и, уж тем более, перестаёт быть средством достижения целей, стоящих перед практиками Пути.

Как бы правильно мы ни представляли себе смысл техник айкидо, партнёр не упадёт, если мы не в состоянии точно выполнить нужную форму движений. Ни к чему не приведут и правильные жесты, выполняемые ради жестов, отсутствием смысла, лишённые связи с действиями партнёра и не способные влиять на возможные изменения хода событий. Самая твердая убеждённость в правильном понимании смысла техник и в их правильном выполнении ничего не стоит, если мы не способны ими контролировать партнера и привести партнёра в положение, в котором он не способен оказывать противодействие. Только в соединении определённых формы, смысла и результата может получиться то айкидо, о котором говорил О-сенсей, и возникнуть та эффективность техник, которую он демонстрировал.

Практический вывод из высказанных замечаний состоит в том, что неделимое изучение смысла, формы и результата техник, это ещё одно обязательное методическое условие практики айкидо, соблюдение которого необходимо для выяснения мировоззренческой системы ценностей О-сенсея и определения алгоритма действий, несущих наибольшую эффективность в обстоятельствах нападения.

Непониманием и несоблюдением этой связи объясняется то, почему по разным причинам незнакомые с философией учения айкидо, «уходящие» в прикладной аспект, адепты-практики, ведут занятия, как оказывается при близком рассмотрении, совершенно не связанные с целями практики айкидо Морихея Уесибы. Но, будучи уверенными в правильности своей позиции от того, что способны продемонстрировать какой-то реальный уровень силы на деле, совершенно не понимают, когда им указывают на это несоответствие. А не находящие времени для практики философы-теоретики – не могут продемонстрировать в своём выполнении техник выводы из приводимых ими, несвязанных с реальностью, философских рассуждений, когда в этом возникает необходимость.

Алгоритм совершенствования техник

Отношение к результату техник айкидо, как к проявлению совокупности взаимовложенных процессов, берущих начало в мировоззренческой системе ценностей человека, кроме прочего, заставляет видеть и использовать в практике иной, отличающийся от общепринятого, алгоритм совершенствования технических действий, другой механизм приведения нашего результата выполнения техник в соответствие с эффективностью техник О-сенсея.

Внешне изучение техник айкидо выглядит как повторение определённых механических жестов, согласованных по времени с механическими жестами партнёра. При этом считается, что: – техническое совершенствование связано с изменением этой пространственно-временной формы физических движений и приведением её в соответствие с формой, демонстрируемой инструктором; – точность и правильность повторения изучаемой техники, кроме схожего внешнего вида с формой инструктора, перепроверяется и подтверждается результатом её выполнения (всегда одним и тем же) – неспособностью партнёра оказывать противодействие в ходе выполнения техники и его падением; – механизм корректировки результата состоит в изменении параметров пространственно-временной формы физических движений, и цикл корректировки результата начинается именно с уточнения и изменения того или иного параметра механики движений.

То есть, если партнёр не упал после завершения техники и к тому же был способен оказывать противодействие в ходе её выполнения, то содержание замечаний со стороны инструктора, обычно сводится к критике именно пространственно-временных форм физических движений: не вовремя среагировал и поздно начал свои действия; слишком медленно или быстро двигался; на таком-то этапе переместился в неправильном направлении и занял ошибочную позицию и т.п.

Следующим шагом и единственным средством, способным привести к изменению результата, также обычно, рассматривается и предлагается корректировка всё тех же пространственно-временных форм физических движений, исправление жестов и перемещений – двигайся быстрее, перемещайся в этом направлении, занимай позицию, в которой партнёр не может контратаковать.

При этом цикл корректировки содержит два звена: выполнение техники и результат, – после чего следует указание на недостатки, предложения по внесению изменений в техники и начинается новый цикл.

Вместе с тем, учитывая закономерности взаимовложенных процессов, следует принимать во внимание, что результат выполнения техники, как продукта, создаваемого взаимодействием комплекса последовательно возникающих причин и условий, невозможно корректировать и привести к образцу варьируя только одним из составных компонентов этого комплекса.

Конечно, можно сказать, что здесь речь идет о методе, используемом на самом начале изучения и, что опытные ученики вносят правки в свои действия с уровня тактического и может быть даже стратегического замысла применения техник. Соглашаясь с этим, хочется заметить, что как бы ни был расширен цикл корректировки выполнения техники айкидо, он будет оставаться неполным и не приведёт к результату, демонстрируемому О-сенсеем, до тех пор, пока не будет включать в себя приведение параметров всех составных компонентов техники (смысла, формы и результата) в соответствие с теми, которые были у О-сенсея.

(*****

Одно из свойств природы взаимовложенных процессов, имеющее практическое значение в определении алгоритма выполнения и совершенствования техник айкидо, на которое в первую очередь следует обратить внимание, состоит в её иерархичности – односторонней направленности течения, в котором производные процессы не могут влиять на их причины.

В соответствии с распространённым мнением, на основании того, что практики японских искусств внешне выглядят как выполнение сугубо практической деятельности, принято считать, что постижение с их помощью Универсальных Законов Мироздания, изменение мировоззренческих установок человека и приведение его действий в гармонию со Вселенной, осуществляется именно от движений тела, от практики техник. Или, иначе говоря, считается, что, совершенствуя форму техник, адепты японских практик приводят свои действия в Гармонию со Вселенной. Однако в таком виде это, по многим смыслам правильное суждение, но не указывающее на осознанное вовлечение в эту работу сознания, даёт в значительной степени искажённое представление о действительном механизме изменения мировоззрения.

Вместе с тем, односторонняя направленность взаимовложенных процессов, со всей очевидностью даёт понять, что в работе по изменению мировоззрения мы не можем «идти против течения» причин и следствий. Мы, по объективным причинам, не в состоянии изменением физических движений тела вызвать изменения в работе сознания, в работе причинного процесса.

«… ни меч, ни кисть не могут сделать ни единственного движения, если только сознание не сделает его первым …»

Это значит, что занимаясь корректировкой результатов своего выполнения техник с этапа проявления их физической формы, мы не можем влиять на состояние первичных процессов, в том числе и на состояние своего мировоззрения. Сколько бы глубоко мы ни занимались изучением тонкостей и нюансов механики жестов, мы не можем жестами изменить предшествующий им смысл тактических планов и стратегических целей и формирующие этот смысл мировоззренческие установки своего сознания, а, значит в итоге, и не можем коренным образом повлиять на изменение формы жестов и их результат.

«Теперь, когда есть люди, которые практикуют айкидо уже в течение тридцати, сорока и даже пятидесяти лет, стало очевидным, что О-сенсеем не становятся в зависимости от продолжительности занятий. Лично я потратил последние тридцать лет на поиски этого трехмесячного секрета. Роберт Надо.

С.Перри. Воспоминания об О-сенсее. Жизнь и тренировки с основателем айкидо, Морихеем Уесибой, 2002г, aikiportal.

На практике использование алгоритма, в котором совершенствование результата выполнения техник ограничено лишь исправлением формы движений, ведёт к тому, что, не давая выхода на новый уровень возможностей (притом, что условие постоянного и бесконечного совершенствования является одним из наиважнейших принципов японских практик), он заставляет ученика искать эти возможности в новой форме движений, толкает его в направлении изучения всё новых и новых техник. Ученик же, не находя реального результата и удовлетворения в такой работе, через какое-то время становиться перед необходимостью придумывать новые техники самому, создавать новые технические стили, переходить к практике других видов боевых искусств, кажущихся более эффективными, или же совсем оставлять свои занятия.

Да, занятия японскими искусствами меняет сознание и это является их уникальным свойством и главным предназначением. Однако, исходя из понимания природы взаимовложенных процессов, находящейся в основе механизма получения результата в японских практиках, следует принимать во внимание, что чтобы изменить работу сознания, сначала нужно изменить свойства сознания. А это предполагает уже совершенно другой алгоритм выполнения и совершенствования техник.

Техника О-сенсея была выражением его мировоззрения. Можно сказать, что его алгоритм выполнения техник (последовательность действий, создающих технику) начинался с его мировоззренческой оценки обстоятельств атаки. Поэтому для того, чтобы прийти к повторению эффективности О-сенсея, методический цикл корректировки (исправления, совершенствования) изучаемой в айкидо техники должен совпадать с его алгоритмом выполнения техник и начинаться с корректировки мировоззрения, создающего смысл и форму всех последующих не проявленных и проявленных действий духа и тела, по выражению О-сенсея – «с исправления ума».

«Айкидо – это … исправление своего собственного ума».

М. Уесиба. Айкидо – истинное будо. Сборник «Айкидо: искусство мира», София, Киев, 1997.

Для того чтобы овладеть эффективностью техник оригинального айкидо, нам необходимо смотреть на Мир, на смысл взаимодействия человека с этим Миром, на технику взаимодействия и результат взаимодействия через призму мировоззрения Основателя айкидо.

Чтобы объединиться со Вселенной на уровне физических действий, сначала нужно объединиться с Ней на уровне сознания. И в обратном направлении этот механизм не действует! Если такого объединения нет, то никакие изменения формы движений к нему не приведут. Результат выполнения техник (эффективный или неэффективный), как уже было отмечено выше, в практике японских искусств нужен главным образом для фиксации наличия или отсутствия такого объединения.

Поэтому алгоритм выполнения техник айкидо (т.е. последовательность действий, ведущих к получению результата, обладающего качествами техник О-сенсея) начинается не с механической формы техник, а с мировоззренческих установок человека. И получение результата, обладающего качествами техник О-сенсея, закладывается не с подгонки их внешнего вида под некий образец, а с внесения в сознание ученика мировоззренческих установок Основателя айкидо.

Думаю, что если понять, что айкидо это изменение мировоззрения, и в основе методики его практике использовать алгоритм совершенствования техник, меняющий мировоззрение (ум) ученика, то для того, чтобы встать на путь О-сенсея и приблизиться к его способностям, понадобиться гораздо менее тридцати лет, о которых говорит Роберт Надо.

Вместе с тем, следует отметить, что применение этого алгоритма выполнения техник айкидо на практике требует соблюдения определённых условий. Прежде чем его использовать, необходимо изучить механическую базу движений (базовый уровень выполнения техник), основа которой формируется смыслом боевой логики действий в обстоятельствах атаки (принципом «Не быть открытым!»), и только затем накладывать на этот смысл те мировоззренческие установки, о которых говорил в своих наставлениях Основатель айкидо. В этом практическом нюансе состоит неразрывная связь айкидо с традиционными боевыми искусствами и прикладным аспектом их техник, которую часто теряют из виду, вычёркивая айкидо из боевых практик. Однако оригинальное айкидо, рождённое как следствие поиска способов действий в ситуациях нападения, уже по причинам замысла своего создания не может существовать без боевой составляющей, являющейся обязательным, но (что очень важно для понимания отличия айкидо от других боевых искусств) только начальным условием его изучения. И именно поэтому Жерар-сенсей говорит о том, что «несмотря на то, что изучение механической основы техник – сложная и важная задача в нашей работе, в техниках мы должны быть очень точными, но это не самое главное чему мы должны учиться, практикуя айкидо Морихея Уесибы». Иными словами, если в традиционных боевых искусствах освоение формы главная конечная цель практики, то в изучении оригинального айкидо с овладения физической формы техник всё только начинается.

На теле канале «Боец» в рубрике «Рей-клуб» не так давно в разговоре с представителями российских организаций айкидо и айки-будо, обсуждался вопрос о том, чем же эти виды боевых искусств принципиально отличаются друг от друга. Итогом обсуждения, стало то, что разницы, в общем-то, никакой и нет. И одно, и другое искусство дают своим адептам эффективные прикладные навыки действий в ситуациях нападения, имеют не просто схожие, но, как было отмечено, одни и те же техники, одинаково развивают в своих адептах духовные и моральные качества. И никто из участвующих айкидок, являющихся лидерами больших организаций, формирующими своими словами широкое представление об айкидо, не сказал о том, что цели практики айкидо выходят за рамки овладения прикладным аспектом техник. Что эти цели преследуют достижение радикальных изменений в мировоззрении и, на этой основе, предполагают овладение универсальными способами взаимодействия человека со всеми объектами Окружающего Мира, применимых не только в боевых ситуациях.

Айки-будо, под корректно называемыми техниками защиты, в действительности учит способам разрушения и убийства, применимым лишь в узком диапазоне всего возможного взаимодействия человека, в ситуациях нападения для нейтрализации врага. Айкидо учит способам мышления и техникам, которые можно и нужно применять в отношении любого взаимодействующего лица и объекта, будь то сквер или ручей, возле которого находиться твой дом, партнёр по бизнесу, хрупкая девушка или ребенок. И дело не в мягкости техник. Дело в принципиально другом мировоззренческом отношении.

Мировоззрение по своей структуре, также является сложным комплексом взаимовложенных духовных процессов. Влияя на часть из них, айки-будо не затрагивает самые первичные, самые главные – Жизнеобразующие. Да, айки-будо воспитывает в адептах сильные качества характера, такие как воля, упорство и настойчивость в достижении поставленных целей, о которых говорили участники беседы, без сомнений нужных в жизни каждому человеку. Однако айки-будо, не учит тому, что жизненные цели могут быть и должны быть совсем другими, не одинаково разрушающими, в отношении кого бы то ни было, на которые ориентируется сегодня общество, когда все объекты взаимодействия рассматриваются как угрожающие в чём-то конкуренты. Айкидо не только показывает эти другие цели взаимодействия – другие жизненные цели, но и способы их достижения – другие способы жизни.

Техники айки-будо всегда заканчиваются разрушением и гибелью, того в отношении кого они применяются. В этом их изначальный и конечный смысл. Практика айки-будо не выходит за рамки изучения сугубо прикладных действий. Изменение мировоззрения не входит в его задачи. Все те духовные качества, которые они развивают, всего лишь служат обеспечению эффективного выполнения прикладных действий.

Техники айкидо, создавались на основании боевых техник и без прикладной направленности не имеют смысла – не могут быть использованы как средство, способное что-то дать (чему-то научить) в практики айкидо. И Морихей Уесиба не виноват в том, что где-то и кто-то не придаёт должного значения прикладному аспекту созданных им техник, и тем профанирует его искусство и вызывает обвинения в недостатках.

Но нужно знать, что в его оригинальном айкидо строгое соблюдение прикладного аспекта техник является только базой для дальнейшего настоящего изучения. Те, кто остановился на этом аспекте, кто не видит и не решает основных задач практики оригинального айкидо – задачи изменения мировоззрения – тот, по сути, занимается айки-будо.

Участники передачи, формально по-разному называя свои искусства, в действительности занимаются одним и тем же, поэтому и не видят разницы в том, что делают. Именно поэтому для них и айкидо, и айки-будо одно и то же.

В отличие от айки-будо, практика айкидо имеет другие цели. И эти цели, не смотря на всю свою внешнюю схожесть, вносят свои корректировки и в философские принципы, и в механику движений, и, конечно же, в методику изучения.

(*****

Ещё одно качество, происходящее из иерархичности течения взаимовложенных процессов и дающее понимание структуры и содержания алгоритма выполнения и совершенствования техник айкидо, состоит в том, что к результату выполнения техник (а значит и к самой последовательности действий, образующей алгоритм) нельзя относиться как некоей механической сумме смысла и формы движений.

Если в математической операции суммирования, при изменении одного из слагаемых, сохранение значения суммы (т.е. тот же самый результат) можно обеспечить увеличением другого слагаемого, то, для получения нужного эффекта в результате выполнения техники айкидо, неверное понимание смысла техник (или недопонимание верного смысла) невозможно компенсировать каким-либо изменением её формы, т.е. движениями, остающимися в рамках неверного смысла. На практике это значит: мало того, чтобы алгоритм нашего выполнения техник айкидо начинался со смысла действий, нужно чтобы этот смысл соответствовал мировоззренческой системе ценностей О-сенсея. С другим смыслом, кроме определённого (кроме того, который вкладывал О-сенсей), техника айкидо не будет столь же эффективной.

Техника айкидо, это не просто совокупность смысла, форма и результата. Это разные формы проявления одного и того же явления – мировосприятия – на различных стадиях его воплощения: на уровне идеи и на уровне физического взаимодействия. Алгоритм создания техник О-сенсеем представляет собой частный случай проявления взаимовложенных процессов, берущих начало на духовном плане и продолжающихся в физическом мире.

«Твое сердце полно семян, готовых прорасти. Как цветок лотоса вырастает из грязи, чтобы раскрыть свою яркую красоту, так космическое дыхание заставляет цветок духа раскрываться и приносить плод в этом мире».

М. Уесиба. Искусство мира (Из бесед, стихов, каллиграфии Основателя айкидо). «София», Киев, 1999.

Все эти замечания требуют внесения существенного дополнения в высказанное выше представление о составе компонентов техник айкидо, об алгоритме выполнения техник О-сенсеем и, соответственно, об алгоритме (цикле) технического совершенствования в практике айкидо.

Учитывая весь комплекс взаимовложенных процессов, участвующих в создании эффективности техники айкидо, полная совокупность её компонентов должна включать в себя не только «смысл взаимодействия», «форму», «результат», но и «мировоззрение». Это значит и то, что алгоритм выполнения и совершенствования техник айкидо, применение которого в тренировке способно привести к повторению возможностей О-сенсея, должен начинаться не с механической формы техники, и даже не со смысла взаимодействия, а с уровня мировоззрения. В рамках неизменного мировоззрения создать новый смысл взаимодействия и запустить механизм технического совершенствования, о котором говорил О-сенсей, невозможно.

Раскрывая суть механизма совершенствования техник айкидо (алгоритм внесения изменений в результат нашего выполнения техник, приводящий их к эффективности техник О-сенсея), следует сказать, что он представляет собой процесс подбора мировоззренческих установок, соответствующих мировоззренческой системе ценностей О-сенсея, и состоит в определении истинности такого соответствия через результат выполнения техники. Другими словами можно сказать, что это процесс «прогонки» той или иной мировоззренческой установки, которую мы принимаем как верную, через алгоритм выполнения техники О-сенсеем, истинность соответствия или несоответствия которой мировоззрению Основателя айкидо, мы устанавливаем на основании сравнения эффективности его и нашего результата выполнения техники.

Такой взгляд на механизм и алгоритм технического совершенствования в айкидо объясняет, почему никакие изощрения в поиске правильной формы техник не приведут к повторению эффективности О-сенсея, если этот поиск не будет идти от выяснения его мировоззренческой позиции, и не будет связан с определением смысла его действий в боевой ситуации. Раскрывает странный смысл замечаний учителей, высказываемых в адрес целей, задач и методов организации практики айкидо. В том числе о том, почему настоящее изучение айкидо начинается не с первых дней занятий, не с разучивания жестов, составляющих базовые формы техник, а после того, как для совершенствования механической структуры техник, используются духовные, определяющие смысловое содержание физических действий, наставления О-сенсея. О том, почему специфика изучение айкидо связана с выяснением мировоззренческого смысла взаимодействия с человека с объектами Окружающего Мира, который был у О-сенсея, и почему эта специфика обязывает его последователей с первостепенной важностью и со всеми возможными старанием и тщательностью относиться к задаче выяснения этого смысла.

Становятся понятными и требуют практической реализации в организации занятий и выполнении техник слова Хикитсучи-сенсея и Жерар-сенсея об искусстве айкидо, как о духовном послании Морихея Уесибы, а о практике айкидо, как о способе выяснения смысла этого послания.

«Я приехал во Францию, чтобы преподавать технику и духовную сторону послания О-сенсея».

Хикитсучи Мичио Сенсей. Высказывания об Айкидо. Материалы, печать, выпуск Анни Морель 26 января 1998.

«Мы работаем, чтобы понять то послание, которое этот человек [О-сенсей] для нас оставил».

Ж. Блез. Мастер-класс по айкидо, г. Новосибирск, 2006г.

«Учитель решает, какое послание направить ученикам и с помощью каких техник его передать. Когда я выполняю технику, я даю вам именно это.

Айкидо – это тренировка в умении позвать и вести человека. Надо отправить это послание своему партнёру с помощью той технике, которую мы делаем».

Ж. Блез. Семинар по айкидо, г. Барнаул, 2008г.

Вместе с тем, становиться понятным и то, почему многие практикующие айкидо не видят этого послания или не могут понять его смысл.

Ранее (в записи «Ведение: кто кого ведёт») уже приводилось мнение Жерара-сенсея в отношении существования отличия между процессом dыполнения техник Основателем айкидо и процессом их изучения учениками. В том числе говорилось о том, что для О-сенсея выполнение техник было воплощением вибраций Вселенной в форме физических действий, в то время как техническое совершенствование для его последователей имеет противоположное направление.

Взгляд на техники айкидо, как на течение взаимовложенных процессов, позволяет разобраться в нюансах этого замечания и выйти на обнаружение в техниках О-сенсея обычно не замечаемых явлений, требующих изучения в практике айкидо и, в то же время, не имеющих определённого терминологического обозначения.

Так, например, рассматривая всю последовательность внутренних и внешних действий в техниках О-сенсея и его последователей (алгоритм выполнения техник), можно говорить о том, что они имеют одно и то же направление – от мировоззренческой оценки обстоятельств взаимодействия и формирования на её основе общего смысла взаимодействия к получению практического результата. Отличия между ними, проявляющиеся в различных конечных результатах, состоят в том, что формирование смысла взаимодействия и всей последующей цепи действий происходят в них из различных, несовпадающих друг с другом, мировоззренческих позиций.

Вместе с тем, наблюдая за алгоритмом выполнения техник учеником, можно видеть, что одна его часть подвержена активным изменениям со стороны ученика в процессе практики, благодаря чему происходит внесение изменений в результат осуществляемых действий и запускается механизм технического совершенствования. Её, исходя из функционального значения, можно называть «алгоритмом технического совершенствования», или «корректировочным циклом». Другая же часть этого алгоритма, та, с которой начинается вся последовательность причинно-следственных действий, составляющих технику – остаётся неизменной и никаким образом не влияет на качество и эффективность выполнения техник («действия, неиспользуемые в алгоритме технического совершенствования»).

С этой точки зрения, алгоритм выполнения техник О-сенсеем, является, и «алгоритмом выполнения техник айкидо», и «полным алгоритмом технического совершенствования в айкидо».

Алгоритм технического совершенствования непрерывно изменяется с накоплением учеником практического опыта. Сначала ученик исправляет результат своих техник, начиная с механического аспекта, варьируя позами (своей и партнёра), подбирая варианты оптимального расположения, относительно друг друга, и находя способы перемещений, позволяющие эти положения занимать. Затем его цикл исправления формы и результата технических приёмов, начинается с изменений в тактических и стратегических способах использования технических приёмов (не смотреть на партнёра; начинать первым). А затем – с изменений в мировоззренческих установках (нет атаки, нет защиты; не иметь ничего против партнёра и т.д.).

Другими словами, изменение алгоритма технического совершенствования происходит в результате увеличения количества вложенных в него процессов, приближающего его начало к главному причинному процессу, создающему все остальные, и к совпадению с алгоритмом выполнения техник О-сенсеем. Это изменение алгоритма технического совершенствования противоположно, по своему направлению, алгоритму выполнения техник (на что и указывает в своём замечании Жерар-сенсей), и представляет собой собственно «процесс технического совершенствования».

Отмечу, что процесс технического совершенствования в традиционных боевых искусствах, так же как и в айкидо, связан с изменением алгоритма технического совершенствования. Как и в айкидо, в традиционных видах будо совершенствование физических форм техник и результата их выполнения основывается на вовлечении духовных процессов. Однако, если в традиционном будо мировоззрение не входит в алгоритм технического совершенствования (т.е. изменение мировоззренческой позиции адепта никогда не входит в цели их практики; мировоззрение в них никогда не задействовано в процессе технического совершенствования; смысл взаимодействия в традиционном будо всегда автоматически, по умолчанию, остается одним и тем же, никогда не меняется и поэтому и никогда не уточняется), то в айкидо процесс технического совершенствования характеризуется тем, что изначально направлен не только на включение мировоззрения в алгоритм технического совершенствования, но и на приведение мировоззрения адепта в соответствие с мировоззрением Основателя айкидо.

Чтобы видеть в боевых техниках иной, чем это принято смысл, чтобы понять то послание, которое вложил в своё искусство Морихей Уесиба, чтобы стать способным направлять послание, с помощью техники, которую мы делаем, нужно, чтобы наш алгоритм технического совершенствования совпадал с алгоритмом выполнения техник О-сенсея.

Когда корректировочный цикл адепта айкидо станет соответствовать полному алгоритму выполнения техник и включать в себя мировоззренческий уровень, формирующий общий смысл взаимодействия партнёров, тогда для него станет ясен и весь смысл духовного послания Основателя айкидо, открывающий доступ и к его возможностям.


Определение предмета (объекта) исследования в практике айкидо будет не полным, если не учитывать, что физические действия и результат их выполнения, являются не единственными формами выражения человеком его внешнего отношения к обстоятельствам взаимодействия с объектами и явлениями Окружающего Мира. Благодаря сохранившимся высказываниям О-сенсея о созданном им искусстве, мы, помимо видеоматериалов с демонстрациями айкидо его основателем, имеем ещё один дополнительный источник получения информации, раскрывающей мировоззрение человека, создавшего айкидо.

На основании имеющихся в нашем распоряжении текстов с высказываниями О-сенсея, мы имеем возможность ознакомления с его личным описанием, как целостной картины Вселенной, имевшейся в его представлении и определённым образом характеризующей его мировоззренческую систему ценностей, так и с описанием всех этапов взаимодействия, осуществляемого им с объектами и явлениями этого Мира, полная последовательность которых представляет собой, не что иное, как алгоритм выполнения и совершенствования техник айкидо.

Изучая высказывания О-сенсея, мы получаем сведения и открываем нюансы, имеющие принципиальное значение в создании методики практики айкидо, направленной на приведение наших мировоззренческих установок в соответствие с его мировоззренческой позицией, в конечном счете, имеющей целью достижение его способностей. В словах О-сенсея, дошедших до нас в самых различных формах, в том числе в виде наставлений и объяснений, попавших в тексты книг, в каллиграфиях, в записях его спонтанных лекций, в воспоминаниях учеников и людей, знавших его, в его ответах на вопросы журналистов можно обнаружить яркое и образное описание принципов создания и существования Вселенной.

«Все Мироздание – единая семья».

М. Уесиба. Искусство мира (Из бесед, стихов, каллиграфии Основателя айкидо). «София», Киев, 1999.

Выражение его особого отношения к условиям нападения.

«В Искусстве Мира нет атаки. Не взирай на этот Мир со страхом и отвращением».

М. Уесиба. Искусство мира (Из бесед, стихов, каллиграфии Основателя айкидо). «София», Киев, 1999.

«В айкидо нет защиты т.к. нет врага. Техники изменились, нет больше защиты. Нужно держаться естественно и, когда партнёр хочет действовать, его вдыхают. Для этого не смотрят. Остаётся (без изменения) единственная логика действий по отношению к ситуации, которая выражается в принципе «не быть открытым». М. Хикитсучи.

Ж. Блез. Речи и статьи Основателя по практике айкидо. Барнаул, 2000.

Отображение видимых и невидимых компонентов, составляющих техники его искусства, указывающее на духовный уровень организации взаимодействия и раскрывающее содержание его внутреннего смысла.

«Твой дух есть твой истинный щит».

«Сущность Искусства Мира – в очищении себя от зломыслия, в гармонизации со своим Окружением и в устранении со своего Пути всех препятствий и барьеров».

«Не увлекайся внешней формой ситуации. Искусство Мира не имеет формы – оно есть изучение Духа».

М. Уесиба. Искусство мира (Из бесед, стихов, каллиграфии Основателя айкидо). «София», Киев, 1999.

Описание физической формы выполняемых действий и признаков её вторичности в общей последовательности течения взаимовложенных процессов.

«Ключ к хорошей технике – в том, чтобы держать кисти рук, стопы и бедра прямыми и центрированными. Если ты центрирован, то можешь двигаться свободно. Физический центр – это твой живот; если там же сосредоточен твой ум, тебе обеспечен успех в любом предприятии».

«Делать ставку лишь на физические аспекты воинственности бессмысленно, ибо мощь тела всегда ограничена».

М. Уесиба. Искусство мира (Из бесед, стихов, каллиграфии Основателя айкидо). «София», Киев, 1999.

Образ результата, получаемого по итогам выполнения техник айкидо.

«Путь Воина заключается в том, чтобы устанавливать гармонию».

«Бить, разрушать, причинять увечья – это тяжелейший грех, который может совершить человек». «Настоящий Путь Воина заключается в том, чтобы предотвращать избиение».

«Умиротворяй свое окружение И твори прекрасный мир».

«Истинная победа – это победа над самим собой».

«Забудь о своем маленьком «я», не привязывайся к объектам, и ты будешь излучать свет и тепло».

М. Уесиба. Искусство мира (Из бесед, стихов, каллиграфии Основателя айкидо). «София», Киев, 1999.

В высказываниях О-сенсея можно найти и выражение главных целей практики созданного им искусства.

«Взрасти мир в своей собственной жизни, а затем применяй Искусство ко всему, с чем ты встречаешься в ней».

М. Уесиба. Искусство мира (Из бесед, стихов, каллиграфии Основателя айкидо). «София», Киев, 1999.

И что, пожалуй, является самым ценным для ведения методической работы, в этих текстах мы имеем описание алгоритма выполнения техник и методов тренировки от человека, непосредственно создавшего айкидо. Описание того, что и как нужно делать, чтобы обрести его видение Мира и его способности.

«Когда можешь ощущать бесчисленные вариации вселенского дыхания, тогда рождаются отдельные техники Искусства Мира».

«Истинный Воин учится правильно воспринимать процессы во Вселенной и превращать боевые техники в проводники чистоты, добра и красоты».

«Если ты воспримешь истинную форму Неба и Земли, то постигнешь и свою собственную истинную форму. Если ты постигнешь какой-либо Принцип, то сможешь взять его на вооружение. Применив что-либо на практике, поразмышляй о своих усилиях. Так и продолжай все время».

М. Уесиба. Искусство мира (Из бесед, стихов, каллиграфии Основателя айкидо). «София», Киев, 1999.

В высказываниях О-сенсея заключён огромный объем сведений о том, что он видел, думал, делал и к чему стремился в своей деятельности. Каким же надо быть отчаявшимся пессимистом, насколько нужно пренебрегать принципами практик Пути, чтобы, имея столько источников информации о содержании внутреннего и внешнего отношения Основателя айкидо к окружающему Миру, продолжать уверять себя и других в невозможности выяснения его мировоззренческой системы ценностей и отказываться от задачи воссоздания его модели взаимодействия с объектами этого Мира?!

Высказывания О-сенсея, безусловно, широкая сфера хранения информации и источник сведений о методических принципах практики созданного им искусства. Они же являются и одним из значимых критериев оценки методической работы. И, если используемая нами методика практики айкидо действительно, а не формально, преследует цели воспитания способностей О-сенсея, то её положения никак не должны противоречить смыслу высказанных им наставлений.

Обычная сложность, возникающая в изучении текстов с высказываниями О-сенсея, состоит в трудности извлечения всего объёма заключённого в них смысла и перенесении его в нашу практику занятий, на смысл осуществляемого нами взаимодействия с партнёром. Мы можем прочитать высказывание О-сенсея, посмотреть его выполнение техник, но даже после этого мы остаёмся не в состоянии ни понять всёго того, о чём он говорил, ни повторить с той же эффективностью то, что он делал.

Вместе с тем, смысл высказываний о О-сенсея об айкидо и внутренний смысл осуществляемого им взаимодействия – это один и тот же смысл. Словесные высказывания Морихея Уесибы, это всего лишь другая параллельная форма выражения (озвучивание в словах) одного и того же общего смысла взаимодействия, выражаемого им же в его физических действиях. В одном случае изъявляемого в техниках айкидо, в другом – в словесных высказываниях (рисунок 2).

Рисунок 2.

Содержание высказываний О-сенсея, это словесное описание форм проявления общего смысла осуществляемого им взаимодействия на различных стадиях его воплощения. А в связи с тем, что общий смысл взаимодействия является производным от мировоззрения, то можно говорить о том, что высказывания О-сенсея дают словесное описание этапов, изучаемого нами на практических занятиях, процесса воплощения его мировоззрения на физическом плане в техниках айкидо (описанием того, что является алгоритмом выполнения и совершенствования техник айкидо).

Все высказывания мастеров Пути исходят из практики, описывают практику, подтверждаются и перепроверяются практикой, и непонятны кому-то лишь потому, что находятся вне его практического опыта, вне способности воспринимать и контролировать те или иные объективные процессы. Поэтому, если в результате своей практики мы не приходим к пониманию смысла того, о чём говорил О-сенсей, это значит, что предметы и условия наших исследований находятся в различных, несовпадающих областях с тем, что изучал Морихей Уесиба, что наша практика не совпадает с тем, чему в действительности учил Основатель айкидо. Будь это иначе, т.е. если бы мы смотрели на один и тот же объект, если бы мы изучали свойства этого объекта одними и теми же с ним методами, мы бы понимали всё, о чём пытался донести до нас О-сенсей.

Поэтому вполне понятно, и это следует учитывать, что и техники, и высказывания О-сенсея производились с одного и того же, присущего ему уровня мировоззренческого представления, и, несмотря на разные формы, выражают один и тот же смысл взаимодействия. А это значит что, совместить наше направление практики с тем, чему учил О-сенсей, и прийти к осознанию его смысла взаимодействия, позволяющему понимать всё то, что он говорил, и с той же эффективностью выполнять его техники, мы сможем лишь став на его мировоззренческую позицию в организации своих занятий.

Однако эта позиция настолько отличается от общепринятой, что вызывает затруднения и разночтения в её определении. Отсутствие принимаемой всеми единой методики изучения айкидо, ведущей к достижению способностей О-сенсея, и умножение стилей и направлений айкидо, на основании выдвижения своих особых методов практики, тому подтверждение.

Воплощение новых мировоззренческих установок в новой форме физических действиях, которое должно составлять главную суть деятельности последователей Морихея Уесибы, безусловно, непростая работа, требующая особого методического сопровождения. Вместе с тем, для формирования методики практики, направленной на повторение способностей О-сенсея, более первостепенной, требующей первоочередного решения, является не столько проблема, заключающаяся в том, как принять мировоззренческую позицию Основателя айкидо, сколько задача, состоящая в том, чтобы эту позицию определить.

Предмет исследований и помещение себя в обстоятельства атаки – важные, но далеко не единственные условия организации практики айкидо, которые позволяют это сделать.

Поэтому, прежде выявления признаков, характеризующих мировоззрение Основателя айкидо, и включения их в свой алгоритм технического совершенствования, следующим шагом в продолжение работы по воссозданию методики практики оригинального айкидо, важно более подробно рассмотреть совокупность тех необходимых условий практики, которые позволяют это мировоззрение достаточно полно и точно определить. Посмотреть не на саму позицию, а на то, как к ней прийти.

Эта работа равнозначна воссозданию недостающих звеньев механизма, формирующего в нас мировоззрение, аналогичное тому, которое было у О-сенсея, и, по своей сути, является нашим собственным повторением пути создания айкидо. Пути, ведущего к алгоритму выполнения техник и способностям О-сенсея.


Comments (0)

Оставьте мнение: