Июл 18 2013

Дисциплина прогресса

Category: ДневникЕвгений @ 22:55

Продолжение рассмотрения способов формирующих мировоззренческую модель Основателя айкидо и обеспечивающих возможность повторения его физических способностей, хочу предварить словами, высказанными однажды Жераром-сенсеем в ответ на вопрос о том, каких принципов следует придерживаться на пути изучения айкидо, чтобы постоянно прогрессировать.

«Для меня абсолютно ясно, что тот, кто создал айкидо, имел мировоззрение абсолютно другое, чем оно есть у нас. Он создал эту дисциплину, чтобы и мы [и те, кто изучает эту дисциплину] смогли прийти к этому видению Мира. Это то, чем я занимаюсь, что я ищу. Это моя цель».

Д. Гербич. Мастер айкидо Жерар Блез. «Black belt», выпуск 3, 2007г.

В это короткое замечание Жерар-сенсей сумел вместить огромный объём сведений, имеющих первостепенное значение в организации практики айкидо О-сенсея. В нём он не только указывает на основополагающие аспекты цели создания айкидо (состоящие в том, чтобы другие люди, изучая боевое искусство и меняя под действием этой практики своё видение Мира, могли прийти к мировоззрению человека, создавшего айкидо), не только раскрывает главные цели практики изначального айкидо (прийти к видению Мира О-сенсея), как можно видеть, совершенно не учитываемые в большинстве сегодняшних методик преподавания айкидо, но и говорит об айкидо как об учебной дисциплине, т.е., как о целостной отрасли знаний (системе обучения), содержащей в себе все необходимые для реализации этих целей методы и средства.

Достижение аспектов целей создания и практики оригинального айкидо Морихея Уесибы, на которые обращает наше внимание Жерар-сенсей, требуют от инструктора, организующего занятия, знание и применение специальных методов преподавания, создающих необходимые для этого условия. Вместе с тем, реальные успехи в обретении нового видения Мира невозможны без приложения осознанных и активных усилий в этом направлении также и со стороны человека, решившего изучать айкидо.

«Инструкторы могут дать только частицу учения».

М. Уесиба. Искусство мира (Из бесед, стихов, каллиграфии Основателя айкидо), «София», Киев, 1999.

Особенность, осложняющая ситуацию в отношении изучения айкидо, состоит не в том, что таких усилий не бывает, а в том, что эти усилия, как правило, обращены в неверном направлении.

*****

Приступая к изучению какой-либо учебной дисциплины, в том числе и к изучению айкидо, мы, конечно же, желаем в чём-то изменить себя – приобрести новые знания и навыки, позволяющие повысить нашу эффективность в изучаемой области деятельности. Разумеется, мотивов для начала занятиями айкидо может быть множество, и всё же мы приходим в зал, где практикуют боевое искусство, в первую очередь для того, чтобы, овладевая его техническими приёмами, становиться способными на большее, чем было до этого, в обеспечении своей безопасности в ситуации физического нападения. Однако, вследствие распространённого непонимания отличий главных причин и целей создания айкидо от целей практики традиционных видов будо, как среди преподавателей, так и среди учеников, ситуация такова, что то, чем занимаются сегодня во многих залах айкидо, нельзя считать практикой искусства Морихея Уесибы.

Приступая к изучению айкидо, не все знают о его настоящих целях и вытекающей из них специфики методов практики. Большинство начинающих учеников, даже не подозревает, что задача «разучить механическую форму движений, обеспечивающих защиту в условиях нападения», являющаяся основной целью в практиках традиционного будо, это только начальная ступень в изучении оригинального айкидо.

«Когда вы изучаете положения и перемещения, вы еще не айкидо занимаетесь. Изучение айкидо начинается тогда, когда вы уже прекрасно освоились с техникой и начинаете заниматься другими вещами.

Я знаю, что многие люди этим совсем не интересуются. Они просто делают какие-то техники и им все равно, что техники О-сенсея были созданы для того, чтобы открыть какое-то состояние, а именно то состояние, в котором он находился. Это все четко прописано, но это забыли и попали в ловушку техник – «делаем только техники!». Но на самом деле, это не то, чему учил О-сенсей».

Ж.Блез. Семинар по айкидо. Санкт-Петербург, 2004г.

Поэтому самые острые проблемы начального этапа обучения в айкидо, от решения которых зависит направление и прогресс всей дальнейшей практики, по моему мнению, состоят не столько в овладении базовыми формами технических приёмов, сколько в формировании в учениках перспективного представления о том, «чему учатся, изучая айкидо?» и «как этому следует учиться?». Человеку, приступившему к изучению айкидо, прежде всего, следует понять то, над чем нужно работать, необходимо «научиться учиться», чтобы потраченные усилия не пропали даром, и методика практики должна создавать для этого необходимые условия.

Надо сказать, что, обратившись к изучению высказываний О-сенсея, можно обнаружить, что если не все они, то их абсолютное большинство, обращены не на описание механической формы техник, а на яркое и всестороннее представление условий обучения.

«Он никогда не говорил о технике». Юуити Накагути.

«О-сенсей не очень много говорил о технике». Роберт Фрэгер.

С.Перри. Воспоминания об О-сенсее. Жизнь и тренировки с основателем айкидо, Морихеем Уесибой, 2002г, aikiportal.

Механическая база техник айкидо, создаваемая принципом «Не быть открытым!», была сформирована и описана в предшествующей многовековой истории развития традиционных японских боевых искусств.

«Всю логику движений относительно себя и относительно партнёра мы сохранили из старых техник; жесты абсолютно не изменились».

«О-сенсей оставил все передвижения; рука поднимается как атеми. Но только без удара, не надо никого бить».

Ж.Блез. Семинар по айкидо. Санкт-Петербург, 2004г.

Поэтому в своих наставлениях О-сенсей наибольшее внимание уделял тому, что считал самым важным в практике своего искусства, тому, что составляло суть и отличало айкидо от традиционного будо – методам практики, погружающим ученика в процессе тренировки в обстоятельства, ведущие его к изменению мировоззрения. В такие учебные условия, которые, вместе с наработкой специальных двигательных навыков, позволяли бы ему приобрести новый духовный опыт построения взаимодействия с нападающим на него человеком и новый взгляд на Окружающий Мир.

«Тот, кто занимается только для того, чтобы овладеть техникой, ничего не понимает в айкидо».

Хикитсучи Мичио сенсей. Высказывания об Айкидо. Материалы, печать, выпуск Анни Морель 26 января 1998.

«О-сенсей учил нас тому, что айкидо – это дисциплина, как тела, так и сознания. Техническое мастерство важно, но без чистоты сердца оно ничего не стоит. Мамору Суганума.

С.Перри. Воспоминания об О-сенсее. Жизнь и тренировки с основателем айкидо, Морихеем Уесибой, 2002г, aikiportal.

Каковы же и в чём состоят методические требования, обеспечивающие достижение той главной цели учебной дисциплины, созданной Морихеем Уесибой, по выражению Жерара-сенсея, заключающейся в «обретении видения Мира Основателя айкидо»?

Ранее, представляя и анализируя методику преподавания Жерара-сенсея, мне уже приходилось в той или иной мере раскрывать содержание и значение некоторых её положений, направленных на воспитание мировоззрения айкидо. Поэтому, чтобы много не повторяться, ниже я хочу перечислить их в объёме, соответствующему текущему уровню изложения, а затем более подробно остановиться лишь на тех из них, которые до этого не рассматривались или были недостаточно раскрыты.

Способы определения мировоззрения Основателя айкидо

– комплексное изучение;

– регулярные практические занятия, имеющие целью приобретение способностей О-сенсея; – использование в практике только техник О-сенсея;

– связь практики техник, изучаемых в искусственных условиях учебного процесса, с реалиями Жизни;

– изучение и использование, в качестве ориентиров своих занятий, знаний мудрецов, достигших просветления благодаря практике самых различных видов Пути, в том числе несвязанных с изучением боевых искусств;

– отношение к изучению айкидо, как к постижению смысла духовного послания О-сенсея, заложенного в практику созданного им искусства;

– изучение истории создания айкидо, как пути обретения нового мировоззрения;

– повторение в своей личной практике пути создания айкидо, как пути изменения мировоззрения ведущего к мировоззрению О-сенсея;

– отношение к высказываниям и объяснениям О-сенсея об айкидо, как к описанию его мировоззренческой позиции;

– изучение повседневного образа жизни О-сенсея и его отношения к вопросам, несвязанным с практикой боевых искусств;

– в исследованиях высказываний мастеров Пути, лексический и семантический анализ используемых ими слов и выражений, считать вспомогательными методами изучения; в качестве основного способа исследований использовать изучение тех явлений и объектов, на которые смотрели, изучали и описывали в своих объяснениях просветленные мудрецы;

– в качестве меры продвижения в своих занятиях использовать повышение эффективности выполнения практикуемых техник и осознание смысла «непонятных» высказываний О-сенсея и других мастеров Пути.

Комплексное изучение

Естественная схожесть механической формы техник айкидо и традиционных боевых искусств часто становиться обстоятельством, мешающим разглядеть главные отличия между ними, находящиеся в первую очередь не во внешнем виде, а в совершенно противоположных смыслах их внутреннего содержания. Только люди, имеющие достаточный опыт практики оригинального айкидо и уровень понимания учения Морихея Уесибы, способны видеть разницу между его техниками и аналогичными им техниками из дзю-дзюцу.

Поэтому, только лишь просматривая видеоматериалы, пусть даже с демонстрациями техник О-сенсеем, но при этом, не прибегая к каким-либо ещё дополнительным источникам информации, раскрывающим внутренний смысл техник айкидо, бывает очень непросто уловить специфику этого смысла, а затем организовать и поддерживать нужное направление своей практики, в полной мере соответствующее мировоззренческим принципам Основателя айкидо. Именно поэтому не все техники, преподаваемые сегодня под портретом О-сенсея, и внешне похожие на то, что делал Морихей Уесиба, можно относить к техникам айкидо, т.е. к средствам, развивающим продемонстрированные О-сенсеем прикладную эффективность и духовные способности.

«Я хочу сказать, что в нашей работе есть что-то еще кроме техники, скорости и мускулов. Нужно, чтобы вы поняли, что в технике смешаны жесты и состояния тела.

На самом деле техника меняет настроение человека. Вот это не то атэми, которое для того, чтобы уничтожит человека; это атэми, которое меняет настроение, внутреннее состояние человека. Вот эти вещи в айкидо исчезли, люди больше не притягивают, а угрожают. Но если мы угрожаем человеку, то и его состояние меняется соответствующим образом.

В принципе, техники, нужны для того чтобы изучая и практикуя их изменить наше состояние, которое изменит состояние нашего партнёра. Нужно чтобы вы это хорошо понимали».

Ж. Блез. Семинар по айкидо, г. Санкт-Петербург, 2004г., мастер-класс по айкидо, г. Новосибирск, 2006г.

Невозможно определить смысловое наполнение техник айкидо, а значит, и прийти к прикладной эффективности и духовным способностям О-сенсея, изучая только нюансы механики его жестов. Не сориентированные в приоритетных целях практики айкидо люди, глядя на техники О-сенсея, видят в них и в дальнейшем пытаются осваивать лишь механическую форму физических движений. Не предпринимая усилий к выявлению особого смыслового значения техник айкидо и по инерции оставаясь в рамках имеющегося у них разрушающего и уничтожающего представления об их применении, они не подозревают, что, в действительности изучают не айкидо, и даже не традиционное боевое искусство, а некий суррогат, ослабленный соединением в себе взаимоисключающих принципов.

В дополнение к сказанному можно отметить, что, не видя смысла техник – не видя связи между механикой действий Морихея Уесибы с их результатом – сегодня мало кто из последователей О-сенсея смотрит видео с ним. Смотрит по-настоящему, не «на один раз», а так чтобы пересматривать, анализировать, пытаться повторить!

Людям, изучающим японские искусства, хорошо известно об их практическом и прикладном характере, определяющем главный метод обучения им и состоящем в повторении вслед за учителем конкретных физических действий, направленных на получение конкретного практического результата. Овладеть техниками боевого искусства, всего лишь наблюдая за действиями учителя – совершенно недостаточно. Прийти к способностям О-сенсея и повторить эффективность его техник возможно только в результате практической работы с партнёром на татами, решающей сугубо прикладные задачи. Только погружая себя в условия боевой ситуации и многократно повторяя определённые, часто одни и те же, физические действия.

«Путь Воина нельзя выразить словами или иероглифами. Ухвати его суть и иди вперед, к реализации!».

«День за днем оттачивай свою технику: такова дисциплина Воина».

«Инструкторы могут дать только частицу учения. Только при упорной личной практике ты постигнешь тайны Искусства Мира».

«Прогресс приходит к тому, кто тренируется и тренируется. Если будешь рассчитывать на тайные техники [тайные знания], то ничего не достигнешь».

«Просветленные [мастера Пути] никогда не перестают работать над собой. Достижения таких мастеров невозможно описать словами».

М. Уесиба. Искусство мира (Из бесед, стихов, каллиграфии Основателя айкидо), «София», Киев, 1999.

Казалось бы, исходя из тезиса о том, что механика техник О-сенсея, будучи одним из последних этапов физического воплощения его мировоззрения, а потому и наиболее яркой и полной формой выражения и передачи всего мировоззренческого смысла его учения, существует основание утверждать, что непосредственное практическое изучение техник айкидо под руководством инструктора, является тем единственным верным средством определения этого смысла. Однако не следует забывать о том, немаловажным обстоятельстве, что наши инструкторы и учителя, будучи учениками на пути постижения айкидо, сами находятся в поиске смысла послания, заключённого в техниках О-сенсея, и часто неспособны выразить все нюансы этого смысла в своих действиях, не позволяя ученикам узнать об истинных целях практики айкидо.

«Для меня проблема номер один состоит в том, что практически никто так и не смог достичь уровня Основателя. Если же кому-нибудь это удастся – тогда, пожалуй, айкидо нельзя будет изменить.

Другая важная проблема: несмотря на то, что количество людей, преподающих айкидо, постоянно увеличивается, никто из них не занимался у О-сенсея. Более того, большинство из них даже не бывали в Японии. Часто это приводит к тому, что кто-то из них начинает учить вещам, совершенно противоположным тем, о которых говорил Основатель айкидо».

Ж. Блез. Решающей для меня стала встреча с учителем. Айкидо в Сибири №3, 2003г.

Поэтому стоит принять во внимание и порадоваться тому, что для толкования философских принципов своего искусства и методов его изучения, О-сенсей довольно часто прибегал не только к демонстрациям техник, но и к словесным объяснениям, являющихся ещё одним способом передачи смыла, заключённого в физические техники его искусства.

«Продолжая жить в Иваме, время от времени он [О-сенсей] по приглашению своих учеников приезжал в Токио, где читал лекции о принципах айкидо и обучал его техникам».

«В додзё часто приходили различные группы людей, чтобы посмотреть, что показывает О-сенсей, или послушать его лекции».

«Что ж, раз вы уже проснулись… – говорил он[О-сенсей], и начиналась лекция. Он мог читать ее достаточно долго, потом так же внезапно останавливался и уходил к себе».

М. Саотомэ. Айкидо и гармония в природе, София, г. Киев, 1998.

А также порадоваться и тому, что стараниями многих людей большое количество устных высказываний и письменных записей О-сенсея были сохранены и получили широкое распространение, благодаря чему теперь и впредь не будут ни утеряны, ни позабыты. Сегодня каждый, поднявшийся на уровень понимания необходимости поиска особого смыслового наполнения техник айкидо и проявляющий неподдельный интерес к этому поиску, имеет возможность обратиться к изучению слов и каллиграфий Основателя айкидо. И, надо сказать, значение устных наставлений О-сенсея невозможно переоценить.

«Слова О-сенсея имеют большое значение…

Техника – это всего лишь техника. Если делать только физические техники, то, сколько бы вы их ни практиковали, это не приведет, ни к пониманию сердца айкидо, ни к истинной технике». Мичио Хикитсучи.

«Когда О-сенсей состарился и уже понимал, что время его истекает, он говорил о том, что было для него важно, но люди часто просто разбегались». Генри Коно.

«О-сенсей всегда говорил о различных типах духа и души, и о том, как все устроено в мистическом мире. Мы были очень молоды, и нам часто бывала скучна вся эта еженощная божественная рутина. Это была своего рода маска. Мы думали, что для того чтобы работать с О-сенсеем, мы должны мириться с ним в этом. Мы воспринимали все это, как архаический мир и нам он был не нужен; нам нужны были те техники, которые делал О-сенсей. Но на самом деле, источником секрета силы О-сенсея было все, что он делал, поэтому игнорирование этой стороны О-сенсея было огромной ошибкой. Кадзуаки Танахаси.

С.Перри. Воспоминания об О-сенсее. Жизнь и тренировки с основателем айкидо, Морихеем Уесибой, 2002г, aikiportal.

«Вам надо вспомнить обо всем том, что говорил О-сенсей, это самый короткий путь для постижения истинного айкидо».

Хикитсучи Мичио сенсей. Высказывания об Айкидо. Материалы, печать, выпуск Анни Морель 26 января 1998.

В следующем примере можно почувствовать отношение, которое сам О-сенсей придавал сохранению и распространению своих объяснений айкидо.

«Какое-то время я был редактором англоязычного издания, публиковавшегося Айкикай Хомбу Додзё, которое называлось «Айкидо». Как только я вступил в должность редактора, мне стало ясно, что это издание вызывало неудовольствие О-сенсея. Он даже как-то сказал мне, что оно ему не нравится.

Я знал, что О-сенсей никогда не сердился без причины, поэтому я решил выяснить, почему это издание ему не нравилось. Когда я внимательно просмотрел некоторые номера, мне стало ясно, чего не хватало в каждом из них – О-сенсея; в них не было ни слов, ни фотографий Основателя айкидо.

С тех пор я внимательно следил за тем, чтобы в каждом последующем номере были его фотографии и слова, и после этого каждый раз, когда я приносил О-сенсею очередной номер газеты, он улыбался и говорил: «Спасибо». Роберт Надо.

С.Перри. Воспоминания об О-сенсее. Жизнь и тренировки с основателем айкидо, Морихеем Уесибой, 2002г, aikiportal.

Практика важна. Практика не просто важна, она ничем незаменима. Однако для «практики Пути» простое выполнения прикладной и верной, с точки зрения жестов, работы, совершенно недостаточно. Образное (объёмное и целостное) понятие «Пути» обязательным компонентом содержит в себе понятие «направления», указывающее на то, что достижение целей «истинного айкидо» невозможно без предварительной и весьма определённой ориентации технической работы, задаваемой её смыслом. Как видно из слов Основателя айкидо, сначала всё-таки «Ухвати его [Пути] суть!» и только затем «Иди вперед, к реализации!».

«Я думаю, что О-сенсей, давая свои объяснения айкидо, дал нам направление поиска.

«Но если вы не будете работать в этом направлении, то у вас вот так [выполняет технику, не прикасаясь к партнёру], никогда не получится. Вы никогда вот это [смысловое направление практики] не почувствуете и не переживете.

Первое время нужно прислушаться и подчиняться тому, что говорит учитель. Это приведет вас к тому, что вы сможете это пережить в своем опыте. И тогда вы поймете: «Да, стоило послушаться на тренировках!».

Ж. Блез. Мастер-класс по айкидо, г. Новосибирск, 2006г.

Поэтому в условиях, когда ни просмотры видео, ни непосредственно прикладная техническая работа на татами оказываются неспособными в полной мере дать понимание главных смысловых отличий техник айкидо от техник традиционных боевых искусств и обеспечить нужное направление практики, дошедшие до нас словесные объяснения О-сенсея следует рассматривать как одно из ёмких средств хранения и передачи очень важной информации по организации наших занятий. Как безвременный канал общения с мыслями Основателя айкидо.

Высказывания О-сенсея, это и есть способ и форма выражения сути Пути, созданного им искусства.

«Указания О-сенсея показывают нам принципы, соблюдение которых в практике техник позволит реализовать эксперименты, способные раскрывать перед нами настоящую сферу айкидо».

Ж. Блез. Решающей для меня стала встреча с учителем. Айкидо в Сибири №3, 2003г.

Здесь мы подходим к рассмотрению тонкой ситуации, обладающей парадоксальными проявлениями, как может показаться, характеризующими её, как не имеющую решения.

*****

Очевидно, что для того чтобы «ухватить суть Пути» и поддерживать верное направление практики, необходимо знать и использовать в своих занятиях указания О-сенсея. Однако, как это часто бывает, знание формулировки высказывания не всегда равнозначно пониманию содержащегося в ней, как правило, многоуровнего смысла. Как совсем непросто воспроизвести силу техник айкидо, только глядя на видеозаписи движений О-сенсея, так же непросто понять и смысл того, о чём он говорил, изучая лишь его словесные наставления.

«Когда О-сенсей говорил, все ученики почтительно сидели в сэйдза, подобно вассалам феодального лорда, и слушали то, что он рассказывал. Он никогда не говорил о технике. И никто не мог понять, о чем собственно он говорил». Юуити Накагути.

«Когда О-сенсей приезжал на Гавайи, принимавшие его учителя, без проблем переводили вступительные части его речей, поскольку в них он приветствовал аудиторию и благодарил присутствовавших за то, что они пришли. Но после этого он начинал говорить об огне и воде и мы, переводчики, полностью терялись». Такаси Нонака.

С.Перри. Воспоминания об О-сенсее. Жизнь и тренировки с основателем айкидо, Морихеем Уесибой, 2002г, aikiportal.

«Чтение трудов [О-сенсея], даже для японца, очень трудно. В самом деле, Основатель айкидо использовал специфический словарь, истоки которого надо искать в древнем учении синто. Некоторые слова и выражения он создал сам, чтобы наиболее точно выразить свои мысли, описать свои чувства. Однако, даже обычная фраза, часто встречаемая в обиходе, приобретает [в его употреблении] особый смысл, так как понятия, описываемые учителем Морихеем Уесибой, не принадлежат обыденному миру».

Ж. Блез. Речи и статьи Основателя по практике айкидо. Барнаул, 2000.

Делясь своим опытом восприятия смысла высказываний Основателя айкидо, Жерар-сенсей предлагает подходить к их чтению несколько иначе, чем как к изучению научных текстов, обращенных к интеллекту человека.

«Мой собственный опыт неоднократно показал, что объяснения О-сенсея, смысл которых непонятен при первом чтении, становились понятными и воспринимаемыми со временем проведения тренировок.

Бессознательно удерживаемые в памяти отдельные слова или фразы, однажды, в процессе тренировки, вдруг приобретают конкретный смысл, наполняются конкретным содержанием. В этот момент вы понимаете, что объяснения достигли своей цели.

Если после этого перечитать тексты высказываний О-сенсея, то становятся понятными и многие другие его слова и фразы».

Ж. Блез. Речи и статьи Основателя по практике айкидо. Барнаул, 2000.

Слова с содержащимися в них понятиями, конечно же, обращены к интеллекту, так как только интеллект способен воспринимать и обрабатывать информацию, облечённую в словесную форму. Собственно, задача интеллекта и состоит в том, чтобы «распаковать» – вынуть из слова или сочетания слов заключённый в него смысл и передать его дальше в форме, пригодной для восприятия другими уровнями сознания, которые словами уже не пользуются.

Однако, свойства интеллекта таковы, что воспринимать смысловое значение слов, т.е. без искажений и в полном объеме извлекать из «слова-оболочки» содержащиеся в нём сведения, может только интеллект, понятийная база которого основана непосредственно на практическом опыте чувственного восприятия реально существующих явлений, в отношении которых слово-оболочка является лишь условным обозначением. Только интеллект человека, получившего информацию о смысле обращённых к нему слов не через другие слова, а от чувственных ощущений, рожденных в результате его личного взаимодействия с тем объективно существующим явлением, которое это слово обозначает. Т.е. только интеллект того, кто сам скушал некий, ранее ему незнакомый, экзотический фрукт и через свои собственные ощущения узнал о его вкусе, а не услышал о нём от другого человека.

«Этот исключительный человек [О-сенсей] создал искусство, … которое соответствовало всем его чувствам и феноменам, приобретённым во время практики будо и духовных опытов. Искусство [а японское искусство, это, прежде всего, практическая деятельность], которое имеет целью также и нас привести к этому, пониманию, к этому видению Вселенной, которое он получил в ходе своих опытов.

Это двойное своеобразие и эта цель характеризуют айкидо и руководят его техниками».

Ж.Блез. Айкидо: поиск верного движения. Барнаул, 1999.

Для того, чтобы понять то, о чём говорил О-сенсей, т.е. для того, чтобы при чтении текстов его высказываний наш интеллект «доставал» из читаемых нами слов-упаковок тот же самый смыл, который в них вкладывал О-сенсей, и мы могли точно воспринимать все смысловые оттенки направленной к нам информации, нам необходимо переформатировать наш понятийный аппарат, перезакрепив за используемыми словами и понятиями тоже, что и у него (у О-сенсея) смысловое значение. А для этого нам совершенно необходимо помещать себя в те же условия, поставить те же эксперименты, испытать те же феномены, пережить те же чувства и приобрести тот же опыт взаимодействия, которые поставил, испытал, пережил и приобрёл О-сенсей. Осуществить же такую задачу способна лишь только практика.

«Когда О-сенсей говорит, что айкидо полностью создается Ки и, когда он утончает свою мысль, ясность её изложения находится вне нашей способности понимания. Остаётся только практика, чтобы проникнуть в эту сферу».

Ж.Блез. Айкидо: поиск верного движения. Барнаул, 1999.

Как можно заметить, достижение целей изучения искусства айкидо, сугубо практического по своей сути, невозможно обеспечить только лишь, пусть даже и усердной, практикой. Нельзя разобраться в философских тонкостях учения Морихея Уесибы лишь просиживая за чтением текстов и занимаясь интеллектуальными рассуждениями.

Демонстрация того, что слова О-сенсея, самым непосредственным образом участвуют в решении прикладных задач практики, а практика занятий служит средством выяснения смысла его высказываний – это самый простой пример того, как комплексное соединение различных способов изучения, перекрывая слабые стороны одного сильными сторонами другого, делает их способными к решению задач, которые они, каждый в отдельности, решить не в состоянии.

Если помнить, что айкидо, являясь отражением Жизни, чрезвычайно широко и многоуровнево, то и число компонентов, возможных для использования в комплексном способе изучения айкидо, может быть бесконечно большим. А это значит что, использование как можно большего количества компонентов комплексного исследования в изучении мировоззренческой позиции Основателя айкидо, будет условием, позволяющим нам меньше ошибаться в решении этой важной методической задачи нашей практики.

«Айкидо подобно чему-то гигантскому, необъятному по своей природе. Поэтому в айкидо Небо и Земля становятся предметами, изучаемыми на тренировках».

«Путь айкидо бесконечен. Мне сейчас 76 лет, но я продолжаю учиться. Путь в будо или искусствах – это нелегкая задача для мастера. В айкидо вы должны понимать каждое явление во Вселенной. Например, вращение Земли и более запутанные и широкие системы Вселенной. Это занятие на всю жизнь».

Интервью с О-сенсеем Морихеем Уэсиба и Киссомару Уэсиба. Токио, Ковадо, 1957г.

Желая практиковать оригинальное айкидо О-сенсея, необходимо не только изучать видеоматериалы с его демонстрациями техник, знать и придерживаться его словесных наставлений, но и обращать внимание на множество аспектов, казалось бы, напрямую не связанных ни с практикой айкидо, ни с изучением боевых искусств. Например, к уже сказанному, вместе с изучением айкидо следует проявлять активны интерес к изучению других японских искусств, при этом не обязательно только воинских. Изучать и опираться в своей практике не только высказывания О-сенсея, но и других признанных мастеров Пути Жизни. Изучать не только техники, манеру действий О-сенсея на татами и его мнение по философским вопросам, но и его поведение в быту, способы решения повседневных жизненных проблем, отношение к знакомым и незнакомым людям. Наблюдать и исследовать закономерности и свойства естественных природных явлений. Наряду со знаниями, почёрпнутыми из истории и философии восточных практик, боевых искусств и айкидо, использовать достижения современной науки. Искать учителя, который бы, кроме хорошей техники, дал возможность испытать на собственном опыте необыкновенные чувственные ощущения, которые могут возникать при взаимодействии людей в боевой ситуации, и заронил в нас зерно поиска причин, рождающих эти ощущения. Учителя, способного объяснить и передать направление поиска в практике оригинального айкидо О-сенсея.

Искусство Морихея Уесибы многогранно! Кроме того, что эти грани имеют свои специфичные свойства, по своему характеризующие айкидо, все они ещё и взаимодействуют между собой в самых различных комбинациях, проявляя при этом новые, непохожие друг на друга качества, раскрывающие глубину айкидо и во многом и существенно меняющие наше начальное представление об этом искусстве.

Скрытые от постороннего поверхностного взгляда, обнаруживаемые лишь в процессе особой практики, эти стороны айкидо постепенно и последовательно ставят перед его адептом всё новые и новые вопросы. Поиск ответа на них, привлекая потенциалы всех аспектов его тела и личности, то опровергая, то подтверждая, при этом всякий раз дополняя и обогащая его предшествующие опыт и знания, действительно, делает изучение айкидо не только бесконечно интересным занятием на всю жизнь, но и, многопланово развивая ученика, дает ему выход на новые уровни возможностей на всех планах Жизни. Именно поэтому айкидо считается практичным способом всестороннего и гармоничного развития человека.

Вместе с тем, все эти стороны практики айкидо настолько тесно связаны между собой, что очень трудно говорить о каждом из них в отдельности. Естественное комплексное их проявление часто затрудняет определение очередности рассмотрения методических вопросов тренировки, изложение которых невозможно без систематического возвращения к рассмотрению одних и тех же примеров и повторения цитат, но не потому, что больше нечего сказать или показать, а для того, чтобы обратить внимание и подчеркнуть значимость ещё одного аспекта, содержащегося в них смысла, чтобы выйти на новый уровень их понимания.

«Одним из выражений О-сенсея было: «…»… Было у О-сенсея еще одно выражение: «…». О-сенсей повторял эту фразу снова и снова». Генри Коно.

«Основатель довольно часто говорил о треугольнике, круге и квадрате». Морихиро Сайто.

С.Перри. Воспоминания об О-сенсее. Жизнь и тренировки с основателем айкидо, Морихеем Уесибой, 2002г, aikiportal.

*****

Парадоксальность ситуации, в которой адепты айкидо занимаются определением трудноуловимого и трудновоспроизводимого смысла, заключённого в техниках и высказываниях О-сенсея, о чём было замечено выше, проявляется в образовании замкнутого круга действий, одновременно, и неспособного показать самые важные аспекты этого смысла, и не позволяющего из себя выйти. Состоит она в следующем.

С одной стороны, чтобы практика боевых техник стала практикой оригинального айкидо (т.е. вела к способностям Основателя айкидо), в изучении их форм, очень похожих на техники других боевых искусств, необходимо опираться на определённый смысл. Значение этого смысла, придающего занятиям нужное направление, хранится в техниках и объяснениях О-сенсея. С другой стороны, в чём можно убедиться на своем опыте, взять этот смысл из просмотра видеоматериалов и даже непосредственных занятий в объёме, необходимом для формирования и поддержания верного направления занятий, не всегда возможно (используя эти средства, ещё никто не повторил эффективность техник О-сенсея). Однако, если для определения смысла техник и направления практики айкидо, обратиться к изучению словесных объяснений Морихея Уесибы, то и это оказывается невозможным без … теперь уже практических занятий!

Говоря совсем уж коротко, безвыходность положения состоит в том что, чтобы организовать правильную практику, необходимо понять смысл объяснений, а чтобы понять смысл объяснений, нужно правильно организовать практику. Не правда ли, очень похоже на пример, пожалуй, самого известного парадоксального вопроса: «Что было раньше курица или яйцо?».

Действительно, изучая айкидо, очень не просто разобраться в том, что следует делать в первую очередь: читать непонятные высказывания О-сенсея, пытаться бессмысленно повторять движения, увиденные на видео, но не имеющие ожидаемого результата в нашем исполнении, или практиковать понятные своей логикой и эффективные формы техник дзю-дзюцу?! Поэтому неудивительно, что для выхода из этой, на первый взгляд неразрешимой, ситуации, часто, либо перестают слушать то, что говорил О-сенсей, либо прекращают делать то, что он показывал. А сделав этот первый шаг в сторону с пути практики оригинального айкидо, в итоге, не изучают ни того, что он показывал, ни того, о чём он говорил. Помните, я приводил слова из интервью руководителя одного из известных клубов айкидо, имеющего филиалы во многих регионах нашей страны, обещающего научить настоящему айкидо?!

«То, что показывает О-сенсей, я не понимаю и мне это не интересно в данный момент. Я не занимаюсь тем айкидо, которое показывает О-сенсей. Я не понимаю это и не вижу смысла это повторять. Мы делаем то, что нам показывают его последователи… Я делаю то айкидо, которое мне интересно, … которое интересно моим ученикам».

Однако следует помнить, что изучая оригинальное айкидо, т.е. занимаясь айкидо как практикой Пути, как «учебной дисциплиной, ведущей к обретению его [О-сенсея] видения Мира», мы не имеем права менять установленные Основателем ни исходные данные, ни технические способы решения её учебных задач.

Практики Пути существуют как средство изменения человека. И они способны выполнять эту функцию, лишь в том случае, когда усилия учеников в процессе занятий направлены на изменения себя, а не на изменение условий деятельности, часто выдаваемом за развитие искусства. Строгое соблюдение условий является способом достижения этой главной цели практики всех японских искусств. Даже незначительное изменение условий практики айкидо О-сенсея (например, в сторону того, что «интересно мне», или «интересно ученикам», в отличие от того что было интересно О-сенсею), означает изменение направления Пути, изменение целей, а это значит, что и результат такой практики никогда не будет совпадать с тем, что делал О-сенсей. Именно поэтому настоящие мастера искусств так строги к своим ученикам, и так ревностно сохраняют в своих додзё пришедшие из глубины веков правила и традиции, часто совершенно неверно воспринимаемые сегодня, как архаичные, как мешающие развитию, и современных учеников, и искусства.

«Когда О-сенсей преподавал, то был очень строгим …». Аяко Исивата.

«О-сенсей был строг. Иногда он улыбался, но никогда не шутил». Кадзуаки Танахаси.

«О-сенсей был очень строгим, очень серьезным». Мицуги Саотомэ.

«О-сенсей был строгим к себе». Мичио Хикитсучи.

С.Перри. Воспоминания об О-сенсее. Жизнь и тренировки с основателем айкидо, Морихеем Уесибой, 2002г, aikiportal.

«Я просто должен в точности передать миру то, чему научился у О-сенсея. Говорить и делать лишь то, что говорил и делал Учитель. Я не имею права привносить свое личное мнение и таким образом искажать Путь О-сенсея.

Некоторые создали свои собственные техники, хотя они до сих пор не могут сделать то, чему учил О-сенсей. Он мог остановить человека одним пальцем. Немногие могут хотя бы приблизиться к этому. Немногие хотят следовать учению полностью. В этом смысле моя практика отличается от остальных. Если такая традиция сохранится, ваза О-сенсея исчезнет вместе со мной. Этого не должно случиться. Наблюдая ситуацию в мире, я понимаю, что должен сделать все, что в моих силах для воспитания по-настоящему искренних людей. В противном случае айкидо О-сенсея исчезнет. Вот что меня беспокоит. Вот почему я путешествую по миру и обучаю людей айкидо».

Интервью с Мичио Хикитсучи сенсеем, Париж, 1984г.

Чтобы совершенствоваться в айкидо, мы должны менять себя, а не искусство. Кажущаяся безвыходность учебной ситуации, в действительности является наилучшим условием для того, чтобы не промахнуться в поиске нужного способа её решения. Решения, ведущего к воспитанию определённых качеств, для приобретения, которых практики Пути предназначены изначально.

«Будь благодарен даже за трудности, неудачи и за встречи с дурными людьми. Преодоление препятствий – важнейшая часть обучения Искусству Мира».

М. Уесиба. Искусство мира (Из бесед, стихов, каллиграфии Основателя айкидо), «София», Киев, 1999.

Препятствия – необходимое основание, а их преодоление – главное условие для совершенствования в практике айкидо. Уменьшая препятствие в практике Пути, или изменяя его характер, мы лишаем себя возможности воспитать в себе набор качеств, необходимых для достижения её главных целей. В нашем случае, развития способностей О-сенсея.

И комплексный подход в преодолении трудностей парадоксальных учебных задач, всегда имеющих место в изучении Искусства Мира, является тем методом, который обеспечивая сохранение и использование в тренировке всех важнейших принципиальных требований, являющихся обязательными в практиках Пути, способен указывать выход из воспринимаемых неразрешимыми ситуаций и превращать движение по замкнутому кругу в развитие.

*****

Чтобы понять, как проявляет свое действие комплексный подход в решении такой задачи, как определение мировоззрения О-сенсея, и затем методически правильно применять его в своих занятиях, нужно рассмотреть, что представляют собой явления, находящиеся за такими словами как «уровни практики», «направление технического совершенствования в изучении айкидо» и в чём состоит суть «перехода с одного уровня практики «искусства духа» на следующий».

Используя предложенную в предшествующей записи терминологию, говоря об алгоритме выполнения техник как о последовательности чувственных, ментальных и физических действий, ведущих к получению результата, обладающего определёнными свойствами, схематично его можно представить в виде прямого отрезка (рисунок 1).

Рисунок 1.

Для передачи механизма создания техники айкидо и отражения свойств взаимовложенных процессов, определяющих зависимость эффективности техники от первичных процессов, этого было бы вполне достаточно. Однако, если учитывать, что разовое выполнение техники не дает того результата, который мы видим в исполнении мастеров, и, что практика искусства, всё же имеющая целью достижение эффективности мастера, представляет собой многократное повторение действий, подчинённых одному и тому же алгоритму, то, для отражения этого аспекта тренировки, более правильным будет изобразить этот алгоритм не прямым, а в закольцованным (рисунок 2).

Рисунок 2.

В таком виде «алгоритм выполнения техник» дополнительно приобретает значение «алгоритма технического совершенствования» (корректировочного цикла), повторение которого составляет «механизм формирования и закрепления технического навыка».

Следует отметить, несмотря на то, что становление и закрепление двигательного навыка сопровождается качественными изменениями в форме выполнения техники и повышением эффективности взаимодействия, однако этот процесс нельзя отождествлять с тем пониманием технического совершенствования, ради которого было создано айкидо, как дисциплина духовного роста. И вот почему!

Напомню, что мы говорим о практической деятельности, опирающейся на практический эксперимент, в которой опыт и знания равны друг другу. О деятельности, в которой результат действий является воплощением соединения умозрительных представлений и практических прикладных умений.

«Во все века бесчисленные религиозные проповедники и философы несли людям истину и говорили о бесконечной силе гармонии. Но почему тогда победоносно поднимали головы те, кто шел против истины и боролся, используя разрушительную силу будо? Слишком мало проповедников и философов по-настоящему олицетворяли истину и выражали ее своей жизнью. Их учения, выраженные только в словах, могли научить только ум. Но истина – это не логика». (Из лекции Основателя айкидо).

М. Саотомэ. Айкидо и гармония в природе, София, г. Киев, 1998.

В отличие от просто философов, мастера Пути, это те, кто способен воплощать свои чувствования и знания в практических действиях. Те, кто результатом демонстрирует реальность своих мировоззренческих убеждений и истинность философских учений. Открытия, совершённые Морихеем Уесибой, это не предположения, выведенные на кончике пера! Они пришли из эксперимента и уже подтверждены практикой.

И одно из этих открытий, по сути, являющееся основополагающим принципом практики Пути, состоит в том, что техника айкидо, сама по себе представляет собой неделимый комплекс компонентов, присутствующих в каждый момент времени её выполнения (мировоззрение, смысл, форма, результат). Нельзя о ком бы то ни было говорить, что он «всё понял в айкидо», т.е. в понимании смысла учения айкидо достиг уровня О-сенсея (допустим, условно 10-го уровня), но при этом технически пока отстаёт – по механике жестов и эффективности их результатов всё ещё находится на 1 уровне. Неверно считать и то, что кто-то, с точки зрения механики, делает всё абсолютно верно (10 уровень), но при этом что-то недопонимает из того, что делает (1 уровень).

Поэтому считаю важным подчеркнуть, что все компоненты реально выполняемой техники (весь алгоритм выполнения техники) всегда расположены в одной плоскости (рисунок 3), так как именно это обстоятельство позволяет показать и понять, что процесс формирования технического навыка, это работа, совершаемая для приведения технических компонентов взаимодействия в соответствие друг с другом. В образном представлении, это выравнивание всех технических компонентов в одной плоскости. В плоскости имеющегося представления о технике.

Рисунок 3.

В процессе обучения, сначала перед учеником демонстрациями и объяснениями создают представление о предназначении техники, о форме составляющих её физических жестов, о конечном результате её выполнения. Затем, вновь и вновь повторяя движения и постепенно приводя их в практическое соответствие с этим представлением, он всё ближе и ближе приближается к выполнению заранее известного, но первоначально недостижимого им результата.

Поэтому неудивительно, что разучивание базовой формы движений многими воспринимается как техническое совершенствование, как развитие. И надо согласиться, что определённая доля истины в этом есть – ученик в выполнении техники доходит до фазы её завершения, приобретает стабильность её успешного применения в последовательно усложняющихся учебных условиях взаимодействия (которыми являются: увеличение силы и скорости атаки, усложнение вида атаки, более опытный партнёр, несколько партнёров и т.д.).

Однако всё же такое движение осуществляется по замкнутому кругу и, сопровождаемые его качественные изменения, в действительности происходят в одной плоскости и даже в том случае, если при этом ученик разучивает всё новые и новые техники и усложняет условия атаки. Увеличение количества освоенных техник совсем не является признаком настоящего технического роста адепта боевых искусств. Расширяя новыми техниками (в том числе и из других видов боевых искусств) круг своей практики ученик всё равно будет продолжать оставаться в плоскости одного и того же представления о технике.

Все происходящие в таком случае изменения не меняют главного – они не развивают качества, дающие ответы на самые важные вопросы практики айкидо, проясняющие суть учения Морихея Уесибы, и не ведут к способностям и эффективности техник О-сенсея, находящимся на уровне другой плоскости. Поэтому, рассматривая такую ситуацию, о реальном повышении технического уровня ученика говорить нельзя.

Уровневое соответствие технических компонентов позволяет их комплекс называть уровнем практики (уровнем технического совершенствования, уровнем реальных технических возможностей, уровнем реальной эффективности), который, имея конкретные значения своих параметров, соответствует той или иной ступени в общей последовательности уровней технического совершенствования, под процессом технического совершенствования в изучении айкидо понимать переход с одного уровня практики на другой, более высокий, а под направлением практики – развитие мировоззрения адепта в сторону более широкого видения и детального понимания явлений и закономерностей Окружающего Мира и приобретения этим адептом практических навыков взаимодействия с окружающими объектами на основании нового мировоззрения (рисунок 4).

Рисунок 4.

Течение процесса технического совершенствования в изучении оригинального айкидо, связанное с переходом на новые уровни практики, сопровождается изменением всего алгоритма выполнения техник – и смысла, и физической формы, и результата взаимодействия.

«14 декабря 1940 года, к 2 часам ночи, после выполнения ритуала очищения, я внезапно почувствовал себя в странном состоянии. В этот момент я забыл все техники, которые я выучил, и я должен был заново воссоздать техники предков. И эти техники должны показать, что весь Мир есть одна семья, в которой нет чужих». («Aikido Shinzui», стр.23).

Ж. Блез. Речи и статьи Основателя по практике айкидо. Барнаул, 2000.

Слова О-сенсея о том, что «он забыл все техники, которые выучил, и должен был заново воссоздать их», это и описание условий задачи, решение которой привело его к созданию айкидо. Это и указание на многоуровневый принцип структуры технического совершенствования в практике его искусства. Это и демонстрация его способа решения этой задачи, связанного с переходом на новый уровень практики (или, другими словами, описание совершённого им перехода на новый уровень практики боевого искусства). А по сути, представление механизма (методики) технического совершенствования в практике его искусства, в отличие от «плоскостного развития», характеризующегося подъёмом на новые уровни взаимодействия с партнёром и состоящего в изменении всего алгоритма выполнения техник, а не только в изменении их внешней, физической формы.

Напомню, что исходя из свойств взаимовложенных процессов, переход на новые уровни практики в оригинальном айкидо, возможен лишь с подъёмом на новые мировоззренческие уровни. Особенность технического совершенствования, основанного на изменении мировоззренческого уровня, проявляется в том, что изменения в видимой части алгоритма выполнения техник, не так очевидны, как при плоскостном расширении, где новые способы действий создаются только изменением физической формы взаимодействия партнёров. Часто это обстоятельство становится причиной внесения искажений в методику изучения айкидо, созданную О-сенсеем, и отклонений от направления практики, ведущего к развитию его способностей. Для более наглядной демонстрации сути процесса технического роста в практике оригинального айкидо, понимание которой дает ключи к решению важных методических вопросов в организации его занятий, уместно привести следующую аналогию.

С созданием реактивного двигателя в общей конструкции планера современного самолёта мало что изменилось – тот же фюзеляж, крылья, хвост. Однако новые скорости и новые аэродинамические условия полётов потребовали немалых изменений их внешней формы у современных истребителей. Не вдаваясь в тонкости газовой механики, можно сказать, что прежняя форма стреловидности крыла первых самолётов неспособна обеспечить целостность конструкции и управляемость современной боевой машины, перемещающейся на скоростях на несколько порядков превышающих звуковой барьер, ведёт к неминуемой катастрофе, а значит и неспособна обеспечить выполнение тех задач, для которых она создавалась.

В отличие от изменений формы крыла современных самолётов, изменения, которые О-сенсей внёс в техники (а точнее, в алгоритм выполнения техник) традиционного будо и ставшие техниками айкидо, менее заметны, однако именно они обеспечивают эффективность техник, созданного им искусства. И именно они (изменения, внесённые в традиционные техники) и их причины требуют изучения со стороны тех, кто занимается постижением тонкостей принципов учения Морихея Уесибы.

Используя аналогию между явлениями «самолёт» и «техника айкидо», «форма планера самолёта» и «форма техники», «мощность силовой установки самолёта» и «способности О-сенсея», можно обнаружить, что достаточно многочисленная часть адептов айкидо, занимающаяся не только изучением, но и преподаванием, видит общую конструкцию самолёта (фюзеляж, хвост, крылья) – видит лишь внешнюю форму техник (т.е. позы и перемещения), но не видит её особенностей, либо, замечая разницу, не понимает настоящих причин возникновения этих отличий.

Всё это приводит к тому, что за техническое развитие они принимают плоскостное, одноуровневое, расширение и, отклоняясь сами от направления практики оригинального айкидо О-сенсея, подменяют и навязывают своё неверное представление другим, сделав его сегодня подавляющим.

Проявляется ложное представление о техническом совершенствовании в айкидо, о чём уже говорилось в предшествующих записях, и во внедрении в его практику ложного тезиса о необходимости развития учения О-сенсея, и в отождествлении айкидо и айки-дзюцу, и во включении в практику айкидо, под предлогом повышения его эффективности, элементов техник и целых технических приёмов из традиционных боевых искусств и боевых систем.

Все эти нелепости, с точки зрения принципов айкидо О-сенсея, становятся особенно очевидными, если их соотнести с процессами и методами, лежащими в основании развития формы боевых самолётов. Так, включение в техники айкидо элементов техник из других видов будо для повышения их эффективности в примере с самолётом соответствовало бы установке на него дополнительной пары крыльев. (Самолёт летает благодаря крыльям! Поэтому, для повышения летных характеристик, давайте «облепим свою конструкцию крыльями со всех сторон»! Боевое искусство каратэ сильно ударами! Давайте и мы усилим своё боевое искусство айкидо включением в его техники дополнительных ударов, вывихов, переломов!). Внесение же в практику айкидо техник из традиционных видов будо аналогично установке на винтовом самолете времён Второй Мировой войны крыльев реактивного истребителя. (В дайто-рю, эта техника выполняется вот так – не совсем так, как её предлагают делать нам на наших занятиях айкидо! О-сенсей создал айкидо на основе дайто-рю, давайте и мы вернёмся к истокам!).

Однако, как бы то ни было (будь то старые крылья на реактивный самолёт, новые – на винтовой или эксперименты с общей конструкцией самолёта или формой её деталей), можно замечать, что все подобные меры предполагают лишь изменения характеристик планера и совершенно не связаны с тем, что отправным пунктом для изменений формы крыла современного боевого самолёта является увеличение возможностей его силовой установки и никак не наоборот.

Несомненно, айкидо – это поиск и эксперимент. Вместе с тем, произвольное экспериментирование с формой техник айкидо, без понимания настоящих причин их создания, без понимания механизма технического совершенствования в практиках Пути, без понимания направления Пути, даже порой оказываясь оптимальными (соответствующими принципам айкидо О-сенсея), неспособно что-нибудь существенно изменить в техническом уровне ученика и соответствует плоскостному развитию. Двигатель то, а значит и возможности техники, остаются прежними! Установка на винтовой самолёт крыльев реактивного истребителя – ничего не даёт. Сочетание мощности двигателя и подъёмной силы «острых» и узких крыльев не позволят такой конструкции даже подняться в воздух. Ну а кому нужен самолёт, не умеющий летать?!

Обычно же, все манипуляции с формами техник, созданных О-сенсеем (включающие внесение в них элементов техник традиционного будо) соответствуют использованию технических средств в условиях, в которых они не способны выполнять свои функциональные задачи, в том числе и прикладные. Это сопоставимо с применением крыльев прежней стреловидности, сделанных из деревяшек, верёвочек и столярного клея, на скоростях, на которых они будут разрушены. Как самолет, лишённый части своей конструкции, не сможет после этого продолжать управляемый полёт, так и «усовершенствованная» техника О-сенсея перестаёт работать и быть эффективной, после того как в ней, созданной высокоточными технологиями, поковыряются с молотком и зубилом.

Формы техник традиционного будо, как реальные средства достижения определённых задач, не способны «работать» на уровне взаимодействия (на уровне мировоззрения), осуществляемого Основателем айкидо, и не пригодны для достижения целей, стоящих перед созданным им искусством.

«Мир всегда будет изменяться, но битвы и войны могут уничтожить нас всех до единого. Сейчас нам нужны техники согласия, а не техники спора. Сейчас требуется Искусство Мира, а не Искусство Войны».

М. Уесиба. Искусство мира (Из бесед, стихов, каллиграфии Основателя айкидо), «София», Киев, 1999.

Поэтому игра с техниками традиционного будо не только не развивает искусство О-сенсея, но и, действительно, лишает техники, создаваемые в результате таких манипуляций, их реальной прикладной эффективности. Именно поэтому нельзя техники традиционных боевых искусств переносить в айкидо. Искусство Морихея Уесибы, это не набор из уже существовавших техник.

«Что касается меня, я изучил к настоящему моменту без малого около 30 школ БУДО. Например Таи-Джутсу Яагу-рю, Шиняу-рю, Кито-рю, Дайто-рю, Шинкаге-рю … . Но айкидо не синтез этих школ. Айкидо полностью сделано духом». («Aikido Shinzui», стр.31).

Ж. Блез. Речи и статьи Основателя по практике айкидо. Барнаул, 2000.

И, как можно видеть, никакие новые техники и передовые методы практики, вносимые в айкидо с уходом О-сенсея, не дали повторения его способностей.

Суть направления и механизма технического совершенствования в айкидо О-сенсея, которая должна быть в основе нашей методики практики, это многоуровневое спиральное развитие.

«Существует много уровней для обучения … Во всех тех техниках, которые показывал О-сенсей, есть уровне изучения.

«Мы всегда делаем «иккё», но суть не в том, чтобы знать больше техник, а в том, чтобы через технику передать больше информации. Информации о том, как лучше привлечь и вести партнера».

Если у вас есть это направление занятий, если вы начнете работать так, как я показал, то вы найдете эти разные уровни практики айкидо, и тогда одна и та же техника будет помогать учиться на любом из них.

И тогда можно изучать «иккё» часами, и не уставать от этого».

Ж. Блез. Семинар по айкидо, г. Санкт-Петербург, 2004 г.; мастер-класс по айкидо, г. Новосибирск, 2006 г.

Продвижение в изучении айкидо, это систематические переходы на новые уровни мировоззрения, соответствующие обретению новых возможностей. Образно выражаясь, соответствующие получению нового всё более и более мощного двигателя, под который, чтобы воспользоваться его полным потенциалом, каждый раз необходимо перестраивать прежние формы планера самолёта, в отношении к айкидо – перестраивать прежние механические формы взаимодействия. Или, говоря словами О-сенсея – «необходимо забыть всё, что выучил раньше и создать новые техники».

И если мы хотим совершенствоваться в искусстве О-сенсея, если мы хотим обретения его способностей, мы должны идти по тому же пути. Наша практика так же должна быть связана с регулярными пересмотрами алгоритма выполнения техник.

*****

В работе механизма технического совершенствования в айкидо, переводящего плоскостное движение по кругу (соответствующее увеличению количества изучаемых техник) в движение по восходящей спирали (соответствующее развитию духа), находится сочетание условий, предъявляющее определённые требования к организации практики занятий. Об этих условиях уже было сказано выше, с их проявлением встречается каждый, занимающийся практиками Пути, практиками личностного совершенствования, и состоят они в том, что,

во-первых, чтобы подняться на новую ступень практики, нужно изменить весь комплекс технических компонентов, составляющих алгоритм выполнения техники; все показатели этого комплекса необходимо привести к значениям, соответствующим новому алгоритму выполнения техник, новому уровню практики.

Во-вторых, переход на новый уровень практики осуществляется не одновременным перемещением вверх всей плоскости технического уровня.

Исходя из того что техника, сама по себе представляет собой неделимый комплекс компонентов, присутствующих в каждый момент времени её выполнения, мы имеем основание говорить, что попытки овладеть ею (овладеть её высшим уровнем), последовательно изучая один из них за другим, ни к чему не приведут. Нельзя однажды потратив время выучить форму техник «на всю оставшуюся жизнь», чтобы после этого заниматься лишь наполнением её каким-то особым, свойственным айкидо смыслом. Также как и нельзя утверждать, что, один раз хорошо постаравшись, можно найти окончательный смысл техник О-сенсея, после чего останется лишь подогнать под него механику движений. Специфика практики Пути такова, что, сколько бы эта практика ни продолжалась, осознание новых нюансов смысла взаимодействия, всегда будет менять (обязано менять) и форму физических действий, а накопление практического опыта выполнения техник, будет способствовать нахождению в них новой глубины понимания.

«С древних времен и поныне даже величайшие мудрецы не были способны охватить всю истину; объяснения и учения мастеров и святых выражают лишь часть целого. Никто не может говорить о таких вещах во всей их полноте».

М. Уесиба. Искусство мира (Из бесед, стихов, каллиграфии Основателя айкидо), «София», Киев, 1999.

Первое условие подъёма на новую ступень практики исходит из основанного на свойствах течения взаимовложенных процессов уровневого равенства (соответствия) всех компонентов технического уровня. Его практический методический смысл заключается в том, что все претензии на переход на новый уровень технического мастерства проверяются и подтверждаются практикой, воплощением в Реальности. Как бы доказательно кто-то о чём бы ни говорил, в подтверждение истинности своих слов, он обязан продемонстрировать свои представления на практике. И если он этого не может, то это значит, что он не полностью видит и не всё понимает из того, чём говорит. Это значит, что нельзя поручиться тому, что его рассуждения и поучения соответствуют естественному ходу вещей, не являются утопичными фантазиями и возможны в реальном воплощении, а поэтому, и в общем смысле, и в деталях соответствуют истинному направлению практики.

Это одна из причин, почему тренировка в айкидо (или методика изучения искусства Морихея Уесибы) должна быть комплексной! Алгоритм выполнения техники нельзя привести в одну плоскость только чтением объяснений, необходимо ещё и реализовать эти указания на практике. Нужно одновременно изучать мировоззренческий смысл взаимодействия, читая тексты наставлений О-сенсея и практиковать техники, потея на татами.

Вместе с тем, следует принимать во внимание и то, что, на основании тех же свойств взаимовложенных процессов, переход на новый уровень практики невозможен одновременным перемещением вверх всей плоскости технического уровня. Нужно понимать, что для создания и закрепления нового алгоритма выполнения техник требуется время. Нужно видеть, что существует процесс практики, соответствующий текущему уровню обучения, что существует «точка отрыва», соответствующая обретению мировоззрения нового, более высокого, уровня, а затем есть и процесс последовательного приведения остальных технических компонентов взаимодействия в соответствие друг с другом, процесс выравнивание их в одной плоскости. В плоскости уже нового представления о технике.

Подтверждение этому можно находить и в словесных указаниях О-сенсея («забыть и воссоздать заново!»), а также можно замечать и в явлении, имеющем место и систематически повторяющемся в личной практике каждого адепта айкидо. В явлении, приводящему к появлению неверия в прикладные возможности айкидо, вызывающему остановки в техническом совершенствовании и от этого зачастую подталкивающего, либо к отказу от продолжения занятий, либо к попыткам усовершенствования айкидо, за счёт манипуляций с физической стороной техник (механикой движений).

Суть его состоит в том, что при переходе на новый уровень практики, ранее эффективная техника вдруг перестаёт работать, и возникает ситуация, когда, из-за страха «потерять имеющееся», ученики отказываются от новых перспектив технического развития.

Объясняется оно тем, что каждый раз получая несколько отличающееся от прежнего представление о технике (представление о технике нового технического уровня) и ориентируясь на него, ученик практически остается на прежнем техническом уровне и оказывается не обеспеченным новыми формами физических действий. Необходимы комплексная работа и время для их перестройки и приведения в соответствие с новым мировоззренческим пониманием техники. Для осуществления практического перехода на новый технический уровень.

Именно потому, что «старый» алгоритм выполнения техники имеет реальный практический результат, а «новый», пока только состоящий из неясной и расплывчатой идеи, неподкреплённой двигательными умениями, – ещё нет, продолжить его изучение действительно бывает страшновато. Нужны смелость, настойчивость, а также понимание механизма технического совершенствования, чтобы преодолеть возникающие затруднения. Не у всех всего этого хватает.

Вместе с тем, эта ситуация является отражением естественного хода вещей, о чём, через Митцуги Саотомэ, рассказывает О-сенсей и делится с нами способом преодоления подобных кризисов обучения, сопровождающих подъёмы на новые уровни практики.

«Если я дам тебе золото, и ты схватишь его со всей силой, на какую способен, боясь его потерять, ты не сможешь взять бриллиант, который я предложу тебе затем».

М. Саотомэ. Айкидо и гармония в природе, София, г. Киев, 1998.

Для того чтобы взять алмаз, действительно, нужно на какое-то время выпустить из рук золотой слиток. Однако как бы ни было страшно оказаться без ничего, продолжение движения по пути совершенствования требует от нас отказаться от многих прежних взглядов, убеждений и физических форм взаимодействия. Поэтому, если не испугаться и продолжить изучение нового алгоритма выполнения техник (а учитель, это живой пример возможности преодоления этих трудностей), то можно подняться на качественно новый уровень эффективности.

Подняться на очередную ступеньку, только лишь для того, чтобы через какое-то время, желая развиваться и совершенствоваться, опять оказаться перед необходимостью преодоления новых трудностей и новых изменений.

*****

Совершенно очевидно, что в учении духа (а, как мы помним, именно так О-сенсей характеризовал айкидо) место перехода на новый технический уровень находится нигде иначе, как именно в области духа. Поэтому осуществление подъёма на новую ступень практики возможно лишь с изменением мировоззрения, являющегося по отношению к смыслу взаимодействия, к форме физических жестов и результатам действий причинным процессом, и проявляющегося в изменении представления как об айкидо в целом, так и в изменении представления о технике айкидо и её составных компонентах.

Сам я поначалу считал, что занятия айкидо, это один из способов для того, чтобы научиться защищать себя в условиях физического нападения, а его техники, это болевые заломы суставов. Затем я узнал, что техники, это не столько заломы и не только формы физического воздействия на нападающего и что овладение ими требует привлечения не только физических, но и внутренних качеств, и что прогресс в айкидо невозможен без личностного роста. Сейчас же, ответ на вопрос о том, что такое айкидо, вызывает во мне огромнейшие и удивляющие собеседника затруднения.

Пожалуй, самый точный признак нового уровня мировоззрения в изучении айкидо, открывающего выход на новый уровень практики, это его «непонятность» для текущего состояния миропонимания человека. Непостижимость логики мышления, неясность форм физических действий, необъяснимость получения конечного результата.

Поэтому первым шагом к подъёму на новый уровень мировоззрения в практике айкидо будет выявление невмещающихся в рамки нашего сегодняшнего представления непонятных и странных характеристик, как собственно самого мировоззрения Основателя айкидо, так и характеристик исходящих из него целей и задач практики айкидо, смысла взаимодействия партнёров, форм жестов и особенностей результата взаимодействия.

Именно поэтому, в изучении айкидо чрезвычайно важно не избегать непонятных объяснений и туманных высказываний О-сенсея, а наоборот знать их, а для этого искать и собирать все его странные, выводящие сознание из равновесия, описания всех составных компонентов алгоритма выполнения техник.

Можно говорить, что для продвижения в изучении айкидо необходимо искать новый, непонятный, не соответствующий текущему уровню понимания, смысл и затем практикой приходить к его осознанию. Поступая таким образом, находя и раскрывая неизвестные грани и глубину мировоззрения О-сенсея, мы будем приближать своё мировоззрение к его, а работая над практическим его воплощением – будем приближаться и к проявлению его способностей.

Известно, что техники айкидо, по своему распространённому определению, это способы действий, которые должны эффективно защищать человека, использующего их в условиях нападения. Однако если обратиться к наставлениям О-сенсея, более глубоко характеризующим задачи и предназначение техник айкидо, то можно обнаружить, что, в обязательном порядке выполняя эту прикладную функцию, обеспечивающую принадлежность айкидо боевым искусствам, техники айкидо, помимо этого, должны решать целый ряд других, с точки зрения практики Пути, не менее важных задач.

И если даже многие адепты айкидо, зная о высказываниях О-сенсея, определённым образом характеризующим техники его искусства, в том числе о том, что айкидо, это непротивление, не состязание, не причинение вреда,

«Искусство Мира – это непротивление. Поскольку оно не сопротивляется, оно изначально победоносно. Те, чьи намерения злы, а мысли противоречивы, обречены на поражение. Искусство Мира непобедимо, потому что оно ни с чем не борется».

«В Искусстве Мира нет состязаний. Истинный Воин непобедим, поскольку он ни с кем не сражается».

«Причинить вред противнику – значит причинить вред себе. Сдерживать агрессию без причинения вреда – это и есть Искусство Мира.

«Ищущие единоборства совершают смертельную ошибку. Бить, разрушать, причинять увечья – это тяжелейший грех, который может совершить человек. Настоящий Путь Воина заключается в том, чтобы предотвращать избиение. Это и есть Искусство Мира, это и есть сила любви».

М. Уесиба. Искусство мира (Из бесед, стихов, каллиграфии Основателя айкидо), «София», Киев, 1999.

тем не менее, не всегда стремятся в полной мере реализовать в своих техниках заключённый в этих высказываниях смысл (например, сегодня редкое выполнение техники айкидо не заканчивается добиванием или болевым воздействием, заставляющим партнёра корчиться, гримасничать и стучать по татами), то большая часть указаний Основателя айкидо, странных с точки зрения общепринятого взгляда на боевые искусства, о том, что техники айкидо должны привлекать, вести, давать, воспитывать дух, развивать способность к сотворению, помогать встать на небесный мост и способствовать выполнению божественных миссий на уровнях Вселенной, Земли и Человека, объединяя всё человечество в единую семью и создавая рай на Земле (и др.),

«Истинное будо заключается в том, чтобы выработать привлекательность, которая позволяет втянуть всего противника в себя».

«Искусство Мира не имеет формы – оно есть изучение Духа».

«Практикующие Искусство Мира должны защищать владения Матери Природы, это Божественное Творение, и сохранять его прекрасным и неувядающим».

М. Уесиба. Айкидо – истинное будо. Сборник «Айкидо: искусство мира», София, Киев, 1997.

«Отныне не нужно, чтобы айкидо было будо разрушения. Необходимо создать будо, которое построит новую эпоху, основанную на духе гармонии и единения. Нужно создать рай на Земле, водружая идею одной большой семьи с Великим Духом Любви, который реализует Гармонию Мира, Вселенной». («Aikido Magazine», №7,1985, стр.34).

«Айкидо есть для того, чтобы понять самого себя, чтобы изучить всемирные явления, чтобы не забыть единое происхождение, чтобы раствориться в провидении, чтобы узнать закон и создать техники тонкие и светлые». («Aikido Shinzui», стр.16).

«Если достигнуть проводника «Aiki no myomyoo», можно получить свойство творения». (Газета шк. Айкикай, 10 ноября.1959).

«Путь айкидо действует на Земле, чтобы небесная миссия смогла реализоваться». («Aikido Magazine», №6, 1985, стр.26).

«На этом пути нужно быть стоящим на мосту, плавающем в Небе. Если не находиться на Небесном мосту, айкидо никогда не получится. («Aikido Shimuzui», стр.26).

Ж. Блез. Речи и статьи Основателя по практике айкидо. Барнаул, 2000.

игнорируется совсем.

Специфическая особенность айкидо, отличающая его от других боевых искусств, состоит в том, что реализация всех этих дополнительных задач техник и целей его практики, о которых говорит Основатель айкидо, достигается всё теми же средствами – всё теми же существующими в других видах будо «икке», «никке», «котегаеши», «шихонаге», «ириминаге». Однако вместе с тем нужно понимать, что наделение прежних техник способностью к решению новых задач невозможно без внесения в них и методы их практики определённых изменений и дополнений. Поэтому совершенно естественно, что О-сенсей очень много и неспроста говорит об изменениях в техниках своего искусства и их отличиях от утилитарных техник традиционного будо.

«… я забыл все техники, которые я выучил, и я должен был заново воссоздать техники предков». («Aikido Shinzui», стр.23).

«Нужно всё изменить в тренировке». («Aikido Magazine», №40, 1988, стр.11).

«В это время старый ученик 35-х годов вернулся после долгого отсутствия, чтобы получить обучение О-сенсея. Увидев техники О-сенсея, он выразил сомнение. Когда-то его техника была такой ужасающей, что мы боялись переломать руки и ноги. Но теперь эти техники меня делают несколько растерянным». («MORIHEI UECHIBA FONDATEUR DE L’AIKIDO» par Kisshomaru Ueshiba in Aiki News; no 66; juillet 1985; ed.franc. «Морихей Уесиба – основатель Айкидо», автор Киссёмару Уесиба, Айки Ньюс, №66, июль, 1985, французское издание). Ж. Блез. Речи и статьи Основателя по практике айкидо. Барнаул, 2000.

И если эти изменения мало заметны в жестах (поэтому-то О-сенсей и предупреждает, о том, что, изучая тонкости айкидо, не нужно увлекаться формой техник),

«Не увлекайся внешней формой ситуации. Искусство Мира не имеет формы – оно есть изучение Духа».

М. Уесиба. Искусство мира (Из бесед, стихов, каллиграфии Основателя айкидо), «София», Киев, 1999.

то они проявляются в огромных отличиях, которые невозможно не замечать, в мировоззренческом отношении к осуществлению взаимодействия с партнёром.

«Сейчас нам нужны техники согласия, а не техники спора. Сейчас требуется Искусство Мира, а не Искусство Войны».

М. Уесиба. Искусство мира (Из бесед, стихов, каллиграфии Основателя айкидо), «София», Киев, 1999.

«Можете ли Вы утверждать, что О-сенсей изменился за время войны?

– Да. Его взгляд на будо изменился в корне. После войны он настаивал на том, чтобы не атаковать противника, не думать о том, чтобы победить его. «Если вы будете делать так, – говорил он, – все будет как раньше. Теперь я все изменил. Все нужно делать по-другому.

О-сенсей учил: «Мы должны приносить противникам радость. Чтобы делать это, нужно уметь воспринимать их ки. Следует объединить себя – свои слова, тело и разум соединить со всей Вселенной. Тогда родится истинное будо. Будо уничтожающее превратится в будо, несущее радость и сострадание.

– Изменился ли стиль обучения О-сенсея после войны?

– Практики, несомненно, стали другими… Тренировки стали гораздо более сложными… Все техники, которым я учу сейчас, относятся к послевоенному периоду. Это истинные ваза айкидо О-сенсея».

Интервью с Мичио Хикитсучи сенсеем, Париж, 1984г.

Только сознание, находящееся в рамках (в плоскости) разрушающего мировоззрения, причём на самых низких его ступенях, не способно видеть эти отличия и позволяет себе называть О-сенсея, человеком, укравшим стиль будо у своего учителя Сокаку Такеды, отождествлять айкидо с дайто-рю, техники айкидо считать набором из техник тех многочисленных школ боевых искусств, которые Морихей Уесиба когда-то изучал, и в изучении айкидо продолжать использовать неподходящие для этого (неспособные решать задачи, стоящие перед практикой айкидо) принципы и методы тренировки. И именно люди, обладающие таким мировоззрением и занимающиеся преподаванием айкидо и распространением о нём подобной информации, осознавая это или нет, помогают тем, кто сознательно делает так, чтобы айкидо, как метод, поднимающий людей на новые уровни возможностей (поднимающие над ними, не желающими развиваться в предопределённом Богом направлении Естественного Хода Вещей) и делающие людей равными друг другу творцами, были утеряны и забыты.

Как же можно обнаружить те изменения и дополнения, которые О-сенсей внес в утилитарные боевые техники, позволившие им выполнять новые функциональные задачи, что, по сути, и сделало их новыми техниками – техниками айкидо? Или другими словами, как обнаружить признаки новых уровней практики айкидо, позволяющие, следовать в направлении изучения оригинального айкидо и последовательно подниматься на всё новые и новые уровни эффективности взаимодействия?

Для ответа на это вопрос, необходимо возвратиться к теме использования комплексного исследования в практике айкидо, и обратить внимание на ещё одну важную область его применения.

Если, как было предложено выше, за признак нового уровня мировоззрения (соответствующего новым возможностям человека и новым уровням практики айкидо), принимать «непонятность» для нашего текущего миропонимания смысла исходящих из него суждений и действий, а обращение ко всему странному и необъяснимому, что мы можем обнаружить в наставлениях и действиях О-сенсея (в действительности соответствующему неизвестным нам глубинам его мировоззрения и происходящим из них способностей), считать необходимым условием для выявления новых уровней мировоззрения (предваряющих подъём на новые уровни технического совершенствования в изучении его искусства), то комплексный подход становится лучшим для этого средством. Лучшим методом для выявления признаков новых уровней мировоззрения, приближающих нас к мировоззрению Основателя айкидо, обеспечивающих выход на новые уровни обучения и сохраняющих направления практики оригинального айкидо О-сенсея.

Следует подчеркнуть, что комплексный метод в изучении айкидо, состоит не только в совмещении чтения объяснений Морихея Уесибы о принципах созданного им будо с практическими тренировками на татами, но и в использовании самых различных источников, с самых разных сторон, раскрывающих перед адептами айкидо содержание мировоззренческой системы ценностей О-сенсея.

Всего того, что, может помочь увидеть отличия между мировоззрением О-сенсея и нашим текущим пониманием Окружающего Мира и несоответствия в наших представлениях о по-настоящему эффективных способах действий в этом Мире.

Всего того, что своей странностью, необычностью и парадоксальностью заставляет спросить себя «а почему же он, О-сенсей, так думал, относился, поступал, действовал?!», «почему не только нападающие на него, но и попадавшие в его окружение люди действовали и вели себя таким, непонятным для нас образом, а не иначе?!». Подталкивает к тому, чтобы хоть на какое-то время задуматься о возможном существовании иного видения Мира и иных принципов и способов взаимодействия в Нём и проявить интерес к поиску ответов на возникающие вопросы. Того, что являясь ориентиром приложения личных усилий, позволяет пережить нам на собственном опыте узнать, как обретение нового видения и отношения к своему окружению позволяет находить и новую физическую форму и эффективность всё тех же техник, и поднимает нас на новые уровни технического мастерства. Т.е. всего того, что, «раскачивая» наше сознание и поднимая его над привычными воззрениями, разрывает движение по замкнутому кругу в изучении айкидо и переводить его в движение по восходящей спирали.

(Кстати, парадоксальный вопрос о том, что было раньше курица или яйцо, находит довольно простое и не вызывающее сомнений в правильности решение, при условии, если на Естественный Ход Вещей смотреть именно как на движение по поднимающейся, а не плоскостной спирали. Пресмыкающиеся (крокодилы, змеи, ящерицы), существовали и размножались откладыванием яиц задолго до того, как из них, по одной из ветвей эволюционного развития произошли пернатые, а значит, в том числе и куры.)

Большой объём информации, содержащей характеристики мировоззрения О-сенсея и указывающей направление практики его айкидо, конечно же, можно обнаружить в его высказываниях по организации практики занятий. Однако не меньшее количество ценных сведений об оттенках смысла взаимодействия, механических жестов и целей применения техник его искусства мы можем почерпнуть и в других, порой очень неожиданных, местах. Её источником может быть не только сам О-сенсей и по своему контексту эта информация может относиться не только к вопросам практики айкидо.

Ориентиры новых уровней практики айкидо О-сенсея можно найти в специальной методической литературе, в изучении истории создания не только айкидо, но и истории возникновения других практик Пути. Это могут быть малозаметные нюансы физических движений и поз О-сенсея, замеченные при просмотре видеозаписей, а может быть и выражение лица его или его уке, во время выполнения техник, или же адрес и содержание его молитвы.

Эту информацию можно почувствовать во втором смысловом ряде стихов самого О-сенсея, а также можно узнать и из вторых рук – из воспоминаний его учеников и даже впечатлений, произведенных им на посторонних людей, не изучавших айкидо. Причём не только из тех воспоминаний, которые освещают способы решения методических проблем практики айкидо, описывают техники О-сенсея и манеру его преподавания, но и из тех, которые рассказывают об особенностях поведения О-сенсея в бытовой обстановке и на официальных приёмах, в общении с военными и артистами, с детьми и вагонными попутчиками, о его привычках принимать ванну и способности передвигаться в толпе и многом другом.

Огромное количество самых важных сведений о направлении совершенствования в практике настоящего айкидо содержится в книгах К. Уесыба, Н. Тамуры, Д. Стивенса, М. Саотоме, С. Перри, замечательных тем, что вместо описания механики жестов, как мы теперь знаем, видимой, но далеко не самой главной (вторичной, производной) части техник боевых искусств, в них говорится о первопричинах возникновения и формирования механической части техник айкидо и раскрываются глубинные принципы их изучения и истинное направление совершенствования.

Упоминаемые мной из них высказывания, воспоминания или истории, подобные той, в которой рассказывается о фотографе, упрашивавшем О-сенсея повторить восхитившую его бросок и никак не желавшем понять спонтанную природу техник айкидо, того что ситуация взаимодействия никогда не повторяется и, всякий раз меняясь, требует другого движения, что «ещё одного раза» не существует, или притчи, в которой О-сенсей, через сравнение стоимости золотого слитка и бриллианта, даёт представление о существовании различных уровней практики айкидо, несмотря на необычную форму подачи в них информации и на то, что участвующие в них персонажи и описываемые обстоятельства часто не имеют никакого отношения к боевым практикам, заслуживают самого пристального внимания тех, кто занимается изучением будо О-сенсея.

Важность их использования, как можно видеть, основывается на том, что логика мышления, способы действий и удивительная сила, демонстрируемые их участниками, а также необыкновенные способности О-сенсея и сила его техник, с которыми рассказчики встретились наяву, имеют общий источник возникновения – одно и то же мировоззрение. А непереоценимое их значение состоит в том, что они предоставляют возможность исследования мировоззрения Основателя айкидо, являющегося действительной причиной эффективности его техник, прибегая к изучению более ясных нам явлений, чем те, которые мы видим, глядя на техники О-сенсея, или узнаём из его объяснений.

В условиях, когда стереотипы мышления, с которыми люди обычно приступают, а затем и часто продолжают изучение айкидо, не позволяют увидеть и понять специфические особенности техник и методов практики айкидо тем, что не способны воспринимать и потому отвергают существование всего того, что не соответствует им по смыслу, все удивительные истории и высказывания (странные и ни к чему не обязывающие с точки зрения человека изучающего приёмы физического воздействия одного человека на другого) выполняют роль средств, способных обойти эти устойчивые и мешающие изучению айкидо установки сознания. Благодаря тому, что в них используются, правильнее сказать не «странной или несерьёзной форме подачи информации», а простые, всем известные и понятные образы явлений, изучаемых в практике айкидо, они способны давать нам всё более глубокое и точное представление о внутреннем мире О-сенсея, а значит и возможность узнать и приблизиться к его способностям и к его эффективности техник айкидо.

Притчи и высказывания О-сенсея, или рассказы о его поведении в самых различных жизненных обстоятельствах и ставшие притчами, и те, которые упоминались ранее, и те, которые для примера будут приведены ниже, это многокрасочные иллюстрации, характеризующие качества и свойства внутреннего мира О-сенсея. Это ориентиры, как было отмечено, действием выводящим наше сознание из состояние равновесия, указывающие путь к мировоззрению, предваряющему новые возможности, новые уровни технического совершенствования в практике его искусства. Например, через сравнение нашего и его ответа на вопрос о том, сколько раз в неделю надо тренироваться, чтобы успешно продвигаться в практике айкидо.

«Тренируйся без лишней спешки, ибо требуется как минимум десять лет, чтобы овладеть азами и перейти к первой ступени. Никогда не считай себя всезнающим, совершенным мастером; ты должен продолжать тренироваться ежедневно вместе с друзьями и учениками, чтобы продвигаться в Искусстве Мира».

М. Уесиба. Искусство мира (Из бесед, стихов, каллиграфии Основателя айкидо), «София», Киев, 1999.

Через выяснение его отношения к значению книжного знания и практического опыта.

«Слушай меня внимательно, Саотомэ, – сказал О-сенсей, быстро поднимаясь. – Чтение книг никогда не отшлифует твой характер и не даст тебе мудрости. Мудрость может прийти только через опыт. Твое тело и твой ум должны хорошо узнать на опыте Вселенную, природу, которая тебя окружает. Твой дух должен точно отражать этот опыт. Только благодаря непосредственному опыту ты сможешь избежать искаженных представлений».

М. Саотомэ. Айкидо и гармония в природе, София, г. Киев, 1998.

Через проявление «тихого» недовольства по поводу того, что ученики, изучающие у него айкидо, ходили за знанием в другие места.

«Многие ученики ездили в другие места, чтобы практиковать Дзэн или учиться каким-нибудь другим кэйко. О-сенсею это не нравилось. Но он никогда ничего не говорил об этом открыто. Он говорил, что айкидо – это мисоги, и что если ученик хочет упорно тренироваться, то ему незачем бегать повсюду, изучая множество различных вещей. Это означало бы непонимание сути айкидо. «Это сюгё (суровая тренировка)». О-сенсей всегда говорил: «Я даю вам все. Почему люди всегда ищут что-нибудь еще?». Мицуги Саотомэ.

С. Перри. Воспоминания об О-сенсее. Жизнь и тренировки с основателем айкидо, Морихеем Уесибой, 2002г, aikiportal.

Через заострение внимания на выявлении его действительного отношения к роли работы с оружием в изучении айкидо.

«Практически нет этого места. Когда я начал заниматься айкидо 43 года назад, мы не занимались с оружием, в то время Основатель был еще жив. Потом неожиданно мы начали много этим заниматься, и все объяснялось тем, что айкидо произошло от работы с оружием. Но уточнения никакого не было, никто не мог конкретно сказать, что именно пришло в айкидо из работы с оружием. После смерти О-сенсея большое число учителей айкидо начали много работать с оружием, но при его жизни этого не было. Я думаю, что если бы работа с оружием была настолько важна, О-сенсей очень четко все это объяснил, а он этого не делал. И сейчас учителя, взяв в руки оружие, делают все по-разному. Возможно, связь с оружием есть в том, как мы передвигаемся, как двигается тело. К примеру, я занимаюсь с оружием уже 20 лет, и за такое время тело уже научено определенным образом двигаться. Но, повторюсь, это через 10-15 лет практики, не через год-два, следовательно, нужно время. Именно поэтому я предпочитаю говорить, что нет особой связи. Иначе люди в определенный момент начинают думать об оружии, забывая то, что говорил Основатель айкидо».

Д. Гербич. Мастер айкидо Жерар Блез. «Black belt», выпуск 3, 2007г.

Через проявление черт характера в обыденной обстановке.

«У О-сенсея был очень простой подход. Он ел все что угодно и получал удовольствие от того, что он ел. Ему нравились удон (лапша) и мандзю (японские сладости). Он никогда не носил украшений. И никогда не носил модной одежды или чего-нибудь в этом роде». Гудзи Мунэтака Куки.

«Еще одной вещью, которая меня в нем поражала, была его щедрость. Когда мы пили чай вместе, он всегда предлагал мне половину своих окаси (японские сладости), говоря «Ешь!». Мамору Суганума.

С. Перри. Воспоминания об О-сенсее. Жизнь и тренировки с основателем айкидо, Морихеем Уесибой, 2002г, aikiportal.

Через перемену во взгляде О-сенсея после войны.

«После войны его взгляд на будо изменился в корне. Также изменилось его отношение к людям. В его огненном взоре стало больше любви. Людей тянуло к нему. Это можно увидеть на фотографиях последних лет. Глаза по-прежнему строги, но они больше не приводят в ужас».

Интервью с Мичио Хикитсучи сенсеем, Париж, 1984г.

Через отношение к принуждению и дисциплине.

«Ему было необходимо формировать искренних людей. Но, несмотря на свое предназначение, он никогда не заставлял никого поступать так или иначе, потому что понимал – разные люди мыслят по-разному. Он никогда никому не приказывал делать что-либо. Он говорил, что каждый из нас должен стать искренним, он может лишь вывести нас на путь, идти же нам придется самим». М.Хикитсучи.

С. Перри. Воспоминания об О-сенсее. Жизнь и тренировки с основателем айкидо, Морихеем Уесибой, 2002г, aikiportal.

Через проявление удивительных способностей.

«Даже когда ученики просто сидели вокруг О-сенсея и разговаривали с ним, они не чувствовали никаких открытых для атаки мест. Как бы быстро или жестко ученики ни атаковали, они никогда не могли достать его». Мотомити Анно.

«Иногда, когда О-сенсей прикасался ко мне, я чувствовал, что моя сила неожиданно увеличивается, а иногда при его прикосновении я чувствовал, что она просто утекает. Даже если я просто подходил близко к О-сенсею, мне казалось, что он поглощает мою силу. А иногда я еще чувствовал огромное давление. Это была сила ками. О-сенсей был очень сильным, руки его были огромными. Он вселял в меня страх. Я думал, что он поломает меня». Мичио Хикисучи.

«Каждый день О-сенсей делал что-нибудь экстраординарное. Я не мог поверить своим глазам. Каждый раз это было похоже на чудо. Мы изо всех сил толкали его, а он не двигался с места. Он бросал людей без всяких усилий. Или удерживал человека при помощи всего лишь одного пальца. При этом он разговаривал с нами очень расслабленно, а человек, которого он удерживал, в это время из всех сил старался подняться. Он очень любил делать такого рода вещи. Я думаю, это было его способом проявления своего ки». Кадзуаки Танахаси.

С. Перри. Воспоминания об О-сенсее. Жизнь и тренировки с основателем айкидо, Морихеем Уесибой, 2002г, aikiportal.

Через необычные детали, раскрывающие его взаимоотношения с Окружающим Миром, выражающиеся в том, что на него не нападали, например, даже комары, а тесная людская толпа не мешала ему быстро и бесконфликтно перемещаться.

«О-сенсей начал строить на выгоне небольшой храм. Когда О-сенсей шёл молиться, ути дэси шли вместе с ним. Он читал длинную молитву, а ученики сидели у него за спиной в траве в сэйдза. Но, когда мы почтительно сидели там, нас кусали комары и муравьи. Меня это сильно отвлекало, и я надеялся, что О-сенсей скоро закончит читать молитву, но он еще долго продолжал в том же духе. О-сенсея не беспокоили укусы комаров; они его не трогали. Звуки и вибрации держали их на расстоянии». Мицуги Саотомэ.

«Был полдень, и на старой токийской станции было очень людно. Я был полон решимости не допустить, чтобы кто-нибудь налетел на О-сенсея. При этом нужно помнить, что ему было восемьдесят лет, а ростом он был чуть больше четырех футов. Если бы с ним что-нибудь случилось, меня бы просто убили. Я достал сумки и повернулся кругом. Вид у меня был свирепый. К тому времени, когда я повернулся, О-сенсей был уже на тротуаре на полпути к станции. Я сказал себе: «Минуточку, как он это сделал, перелетел, что ли?» Я бежал за ним и размахивал сумками. Должно быть, я задел человек сорок, которые пытались убраться с моего пути. Я задевал их и говорил «Простите», а они в свою очередь говорили «Простите». О-сенсей двигался как нож сквозь мягкое масло. Он был таким маленьким, что в толпе его едва было видно. Я начал высматривать просветы в толпе. И я заметил, что никто на него не смотрел, никто его не видел. Я же оттаптывал старушкам ноги. К тому времени, когда я добрался до того места, где я его видел, он уже был на станции». Терри Добсон.

С. Перри. Воспоминания об О-сенсее. Жизнь и тренировки с основателем айкидо, Морихеем Уесибой, 2002г, aikiportal.

Через идею о том, что выполняя техники айкидо можно вовсе не заниматься изучением айкидо.

«В этот момент в додзё вошел О-сенсей, и все прекратили тренироваться и сели в сэйдза. Все прекратилось. О-сенсей произнес свою обычную речь о том, что никто из нас не занимается айкидо правильно, что все упускают самое главное и не понимают сути айкидо. После этого О-сенсей добавил: «Никто здесь не старается работать вместе! Никто здесь не занимается айкидо правильно, кроме Боба». Роберт Фрэгер.

С. Перри. Воспоминания об О-сенсее. Жизнь и тренировки с основателем айкидо, Морихеем Уесибой, 2002г, aikiportal.

И сожаление о том, что, в действительности, мало кто идёт за ним, в своих занятиях айкидо.

«Однажды О-сенсей сказал: «Я иду по Пути, и мне кажется, что за мной следуют, но когда я оглядываюсь, меня удивляет, что я никого не вижу». Нобуёси Тамура.

С. Перри. Воспоминания об О-сенсее. Жизнь и тренировки с основателем айкидо, Морихеем Уесибой, 2002г, aikiportal.

Не менее познавательными в определении свойств и качеств мировоззрения О-сенсея могут стать истории, раскрывающие мировоззрение людей, следовавших и сегодня идущих по пути Основателя айкидо. Например, слова Мичио Хикитсучи-сенсея о том, что и после смерти О-сенсея он продолжал разговаривать с ним. Или случай с Жераром-сенсеем, когда он отказался дать определение айкидо. Помню, что для меня первой причиной, выводящей сознание из равновесия и давшей повод задуматься о новых, неизвестных уровнях практики айкидо, стала фраза Жерара-сенсея о том, что техники совсем не главное из того, чему мы должны учиться, изучая айкидо.

В завершение рассмотрения некоторых особенностей применения комплексного метода в учебной дисциплине, заключающейся в «обретении видения Мира Основателя айкидо», хочется ещё раз отметить, что, чем более комплексным будет наш подход в изучении мировоззрения человека, создавшего айкидо, чем больше источников информации, поднимающей наше воззрение на Мир над привычным уровнем, мы будем использовать, тем больше условий мы будем иметь для того, чтобы в своей практике айкидо выйти на движение по восходящей спирали и приблизиться к мировоззренческой позиции и практическим возможностям О-сенсея.

*****

Comments (0)

Оставьте мнение: