Ноя 17 2013

Способы определения мировоззрения Основателя айкидо: Комплексный состав внутренних изменений

Category: ДневникЕвгений @ 21:51

На то, что «горизонтальное» (или техническое) и «вертикальное» (духовное) направления развития объективно существуют, что эти явления качественно отличаются друг от друга и то, что эти процессы присутствуют в японских боевых практиках, указывает существование в японском языке двух разных по смыслу слов и находящихся за ними понятий – «дзюцу» и «до».

«В японском языке существует два суффикса, которые обычно используются в названиях многих видов искусств: «до» и «дзюцу». «Дзюцу» можно грубо перевести как «наука» или «искусство». «До» означает «дорога» или «путь». Отсюда мы получаем такие названия, как кэндзюцу, искусство фехтования, и кэндо, Путь Меча.

Суффикс «дзюцу» дает ощущение акцентуации главным образом технического аспекта (например, инженерная наука или искусство кладки кирпича). Это не означает, что «дзюцу» исключительно физическое искусство, оно может быть и ментальным, как, например, игра в шахматы. Суффикс «до» подразумевает гораздо больший духовный контекст: он дает ощущение того, что искусство становится образом жизни и имеет глубокие философские цели.

В последнее время стало популярным мнение, что будзюцу, «искусство войны», служит для самозащиты, а будо, «Путь Войны», – для самосовершенствования. Это очень ограниченное и не совсем верное упрощение. Немного лучше звучит, что будзюцу изучают, а будо следуют. Тем не менее, даже это определение «дзюцу» и «до» оставляет желать много лучшего».

Фредрик Дж. Ловрет. Путь и сила: секреты японской стратегии, «София», г. Киев, 2000г.

И действительно, на основании тех современных образов, которые закрепились за этими разными словами, перемешав и вытеснив из них их первоначальный смысл, довольно непросто разобраться в их истинном значении.

«Хорошей иллюстрацией [смешению понятий «дзюцу» и «до», проявляющемуся в изменении направления практики] служит современное дзюдо. Когда искусство практикуется как соревновательный вид спорта, ученики дзюдо технически занимаются дзюдзюцу. И наоборот, ученики классического дзюдзюцу на самом деле занимаются дзюдо. Новичка все это может запутать».

Фредрик Дж. Ловрет. Путь и сила: секреты японской стратегии, «София», г. Киев, 2000г.

Хотелось бы подчеркнуть неопределённость ситуации, оказывается, дзюдо может быть и «до» и «дзюцу»; также как и дзюцу может изучаться как прикладная техническая наука и практиковаться как духовный Путь. Слова «до» и «дзюцу», как индивидуальные маркеры определённых явлений, перестали выполнять свою функцию по выделению и разграничению в боевых практиках двух принципиально разных процессов.

Подобные отрыв слов от обозначаемых ими явлений и путаница в понимании терминов имеют место и в практике айки-ДО. Однако, как можно видеть, в айкидо запутались не только новички. Путаница же в понимании смысла слов «до» и «дзюцу» специалистами говорит о не различении ими принципиально разных процессов, присутствующих и определённым образом взаимодействующих в практике боевых искусств, указывает на непонимание ими различной природы этих процессов, имеющей различную направленность и, как следствие, ведущих к различным результатам.

О присутствии путаницы в головах преподавателей айкидо говорит, как их непонимание направления развития в практике будо О-сенсея, так и незнание свойств и назначения (направленности) тех или иных методик тренировки. Проявляется она, в том числе, и в совместном использовании в изучении айкидо методов, применяемых в практиках других боевых искусств, несоответствующих задачам изучения айкидо и порой ориентированных на противоположные друг другу цели, равнодействующая от которых не даёт никакого результата с точки зрения целей практики айкидо О-сенсея.

«Я не хочу видеть «шомен». Я вчера показал, как надо работать, когда есть «шомен» [когда есть реальная атака; это более высокий, более сложный уровень тренировки].

Такую технику [от реальной атаки] сейчас мы делать не будем. Может быть позже. Но, я вижу, у вас и атаки настоящей нет, вы просто выставляете руку [то, что вы делаете как атаку, это не атака].

Важно, чтобы тот, кто собирается делать атаку, просто имел намерение атаковать.

Поэтому сейчас атаку делать не надо [на данном уровне практики, для того чтобы подготовить себя для тренировки на более высоком уровне, когда уже будет настоящая атака].

Вы ничему так не научитесь, ни правильно атаковать, ни делать технику».

Ж. Блез. Семинар по айкидо, г. Санкт-Петербург, 2004г.

Сопровождается эта путаница всё более широким распространением в изучении айкидо подхода, абсурдность которого состоит в том, что, не занимаясь по методикам практики оригинального айкидо, люди хотят приобрести его возможности. Заканчивается это тем, что не получив желаемого, они обвиняют в своих неудачах не себя, а айкидо. При этом, параллельно навешиванию на айкидо ярлыка неполноценности в одних местах людьми, так и не узнавшими что такое айкидо, а в других, к ни на что неспособному суррогату, приклеивается бренд настоящего айкидо.

В итоге мы имеем невероятную и всё более усложняющуюся, путаницу: кто прав?, кто не прав?, где айкидо?, где не айкидо?, почему не получается? – разобраться становится действительно очень сложно. Вся эта неразбериха ведёт к тому, что, как будто бы занимаясь одним и тем же искусством и действуя по одним и тем же принципам, в действительности, каждый «едет» на своём методе в свою сторону. Убедительным подтверждением аналогии с ездой не в ту сторону служит отсутствие примеров повторения способностей О-сенсея. Никто ещё не «приехал» к тому, чего когда-то достиг Основатель айкидо.

*****

Несколько отклоняясь от рассматриваемой темы, уместно заметить, что выяснение абсолютной истины в вопросе определения верного направления практики айкидо часто усложняет обстоятельство, состоящее в том, что практика сама по себе никогда не обманывает.

То, что дает практика айкидо, ориентированная на направление, несовпадающее с направлением практики О-сенсея, это не неправда. Всё, что подтверждается практикой, действительно существует. Именно поэтому идущие в различных направлениях люди имеют прочное основание настаивать на своём, добытом в практике мнении. Именно поэтому в столкновении взглядов им бывает очень трудно отказаться от него, потому что они точно знают, что то, о чём они говорят, есть. И такое противостояние может длиться вечно.

Однако следует понимать, что аргументы в подобных спорах, это доводы людей, имеющих опыт различных направлений деятельности, которые не всегда можно сравнивать между собой. Спор, в котором один доказывает: «морская вода солёная», а другой ему возражает: «нет, на вершинах гор даже летом лежит снег», – не имеет смысла. И лишь только стоит спорщикам последовать в одном направлении, как все мнимые противоречия между ними сразу же исчезнут, потому что, и морская вода, на самом деле, солёная, и на вершинах гор, действительно, даже летом не тает снег.

Поэтому мудрые люди вовсе и не требуют отказываться от знаний, полученных в практическом опыте. Вместо разделяющего подхода «или-или», они предлагают использовать взгляд, объединяющий результаты различных направлений практической деятельности в целостную картину, принцип «и то и это». Именно такой целостный взгляд позволяет увидеть различные направления практики, выбрать из их множества определённое, ведущее к интересующим их целям, и придерживаться его.

Такие же мнимые противоречия, возникающие вследствие отсутствия целостного видения, служат причинами противостояния и между многочисленными школами и стилями айкидо. Их основатели не понимают того, что они смотрят в разные стороны, пользуются разными методиками практики, идут сами и ведут других к разным результатам. Сила аргументов, исходящая из практического опыта, при отсутствии целостного видения, не позволит им изменить своё мнение и будет заставлять их настойчиво продолжать двигаться в своём направлении практики. При этом, уверенные в своей правоте, они даже могут не догадываться о том, что их направление не соответствует тому, о котором говорил и в котором шёл О-сенсей.

Существует поговорка: «Если не хочешь прослыть лжецом, не всем в степи рассказывай о снежных вершинах». Представители школ айкидо, критикующие чужой практический опыт, уподобляются степным кочевникам, ни разу не выходившим за пределы степи и воспринимающим лжецами всякого, кто рассказывает о дремучих лесах, глубоких морях и высоких горах. Они не понимают, что для того чтобы убедиться в том, что снежные вершины, леса, моря и ещё много-много чудесных и неизвестных им вещей существуют, и что рассказывающие о них совсем не лгут, нужно преодолеть простор степи и подойти к её краю.

«Сосредоточься на Искусстве Мира и не критикуй других учителей и другие традиции. Искусство Мира никогда никого и ни в чем не ограничивает. Оно всеобъемлюще и всеочищающе».

М. Уесиба. Искусство мира (Из бесед, стихов, каллиграфии Основателя айкидо), «София», Киев, 1999.

И, если «кочевникам», для того чтобы убедиться, что снежные вершины действительно существуют, следует подойти к тому краю степи, откуда начинаются горы, то для того, чтобы исчезли недоразумения и возникло взаимопонимание между представителями существующих сегодня стилей айкидо, и для того, чтобы их усилия вели к желаемой всеми ими эффективности техник, им необходимо стать на один общий путь – путь О-сенсея.

Всё, о чём сейчас говорится, ещё раз подчёркивает значимость высказанной ранее идеи о первостепенной важности направления в практике Пути, выражаемой словами: «пусть уж лучше медленно, но в нужном направлении, чем быстро, но не в ту сторону». Именно поэтому, изучая айкидо и выбирая для этого те или иные методы тренировки, мы должны иметь ясное представление о том, чем нам необходимо в своей практике заниматься, куда эти методы ведут и как они соотносятся с истинными целями изучения айкидо.

«Вы должны понимать, для чего вы это [техники] делаете, и что должно произойти [нужно знать, к чему выполнение техник айкидо и вся практика айкидо должны вести]».

Ж. Блез. Семинар по айкидо, г. Санкт-Петербург, 2004г.

*****

Позиция, рассматривающая изучение айкидо как ступенчатый путь совершенствования мировоззрения, где каждому новому уровню мировоззрения соответствует новый комплекс технических компонентов (мировоззрение, смысл, форма, результат), через образы «горизонтального» и «вертикального» направлений развития, присутствующих в боевых практиках, даёт возможность различить процессы, обозначаемые словами «дзюцу» и «до». Обращая внимание на те явления, которые когда-то создали первоначальный смысл слов «дзюцу» и «до», эта позиция даёт возможность направить исследования, осуществляемые адептами боевых искусств, не на изучение вкладываемого в них смысла, который сегодня, как оказывается, может быть разным, а на непосредственное изучение самих этих явлений.

Эта позиция, различая процессы технического (горизонтального) и духовного (вертикального) направлений развития и имея целостный взгляд на их возможные сочетания, способна объяснить, почему в одном месте дзюцу (имеется в виду кен-дзюцу, дзю-дзюцу, айки-дзюцу) может изучаться как прикладная техническая наука, а в другом практиковаться как духовный Путь. Она же помогает увидеть, что айки-ДО, во многих своих стилевых направлениях, практикуется именно как техническое «дзюцу», или же, как традиционное «до», совершенно не совпадая с духовным направлением изучения оригинального искусства О-сенсея.

Можно замечать, что ни в практике «дзюцу» (кен-дзюцу, иай-дзюцу, дзю-дзюцу), ни в практике «до» (кен-до, иай-до, дзю-до) никогда не присутствует только горизонтальный или только вертикальный процесс. Объективно и там и там всегда присутствуют оба.

Известно, что технический специалист всегда ограничен рамками известных ему техник, наработанных для использования в определённых обстоятельствах, и часто испытывает затруднения, попадая в новые ситуации, если специально не тренировался для них. Поэтому методики изучение различных видов «дзюцу», отличающихся от практик «до» главным образом узкой прикладной направленностью применения, не обходится без включения учебных задач, ориентированных на воспитание в своих адептах определённых психологических и нравственных качеств, напрямую не связанных с выполнением технических действий. Например, таких как настойчивость и целеустремлённость, честность, кругозор, интуиция, внутреннее видение и других.

«Обратим внимание на то, как знаменитый фехтовальщик на мечах Мусаси Миямото, всегда отличавшийся невыдержанностью и исключительной жестокостью в поединках, объяснял своему ученику истинный смысл боевого искусства:

Вот заповеди для мужчин, которые хотят изучать мое воинское искусство:

1. Не допускай бесчестных мыслей.

2. Путь заключён в постоянных упражнениях.

3. Познакомься с каждым искусством (т.е. методом боя каждой школы).

4. Познай пути всех профессий.

5. Ясно различай выгоду и потерю в мирских делах.

6. Развивай в себе интуитивное понимание окружающего мира.

7. Прозревай невидимое.

8. Обращай внимание на самое заурядное.

9. Не делай ничего бесполезного».

А. Маслов. Тайные коды боевых искусств Японии. Феникс, г. Ростов-на-Дону, 2006г.

Не случайно в литературе по боевым искусствам много говориться о состояниях ума воина, ментальном расслаблении и предлагается множество упражнений и методик, обучающих обретению определённых ментальных состояний, необходимых для успешного ведения боя, объясняя это в том числе и тем что, человек в таких состояниях, отключая логические зоны мозга, способен действовать интуитивно, легко переходить от одной техники или мыслительной модели к другой, повышая тем самым эффективность применения физических способов действий.

В то же время практики Пути невозможны без выполнения рутинной работы по изучению механики жестов. Собственно с них, с выполнения и изучения физических действий начинается практика любого Пути. Именно физические действия служат средством выражения и оценки происходящих на этом Пути внутренних изменений, ради которых все практики Пути и изучаются.

Время от времени, проводя семинары для инструкторов, Жерар-сенсей предлагает им попрактиковаться в выполнении «старых» техник. Вместе с тем, понимая специфичную направленность и возможности «старых» техник, он всегда в таких случаях акцентирует внимание на том, что мы сейчас делаем и для чего.

«Вчера мы изучали «старые» техники. Они показывают, как надо использовать вот эти части тела [бедра и грудь] вместе одни блоком. Там нет таких движений [наклонов корпусом].

«Я нашел, что эти техники [«старые» техники] действительно учат, как использовать тело целиком, как двигаться телом единым целым. Учимся двигаться всем телом без предварительной подготовки».

Ж. Блез. Мастер-класс по айкидо, г. Новосибирск, 2005г.

«Это старые формы, старые техники. Они очень интересны тем, что помогают научиться двигаться «всем телом. С помощью них вы учитесь делать «икке» не руками».

Ж. Блез. Мастер-класс по айкидо, г. Новосибирск, 2008г.

И надо отметить, что предлагая для изучения «старые» формы техник айкидо, Жерар-сенсей всегда обозначает условия их выполнения для того, чтобы эту, не совсем обычную учебную работу, направить в русло общих задач практики айкидо О-сенсея.

«Старые техник и не так уж приятны [для уке], иногда мы должны силу применять. Но постарайтесь не причинять боль, это ни к чему.

Я эти техники почти не изучаю, но иногда на семинарах прорабатываю их, если уровень занимающихся достаточен для этого, потому, что новички могут просто растеряться [потому, что изучение старых техник сопровождается объяснениями противоположными тем, которые даются при изучении техник айкидо]».

Ж. Блез. Мастер-класс по айкидо, г. Новосибирск, 2005г.

«Не нужно эти техники [«старые» техники] показывать новичкам, потому, что в них нет ведения. Здесь мы только учимся правильно использовать свое тело. Для вас это интересно, чтобы учиться, для начинающих – нет».

Ж. Блез. Мастер-класс по айкидо, г. Новосибирск, 2008г.

Движение по духовному Пути невозможно без дзюцу, без технического аспекта, являющегося средством реализации духовного аспекта – духовного развития и достижения духовных целей. Айкидо, это не «или это или то». Или прикладная направленность или духовное развитие. Айкидо, это «и это и то» (и пресная и солёная вода, и снег летом) и, использование «старых» техник в овладении тонкостями айкидо О-сенсея, яркий тому пример.

«Айкидо – это самопознание, идущее через духовные практики (шуджио) и в результате переходящее в практики физические (кейко)».

Интервью с Мишио Хикитсучи Сэнсэем, Париж, 1984.

Совершенствование в айкидо О-сенсея складывается из соединения и определённого взаимодействия двух процессов – «дзюцу» и «до», горизонтального и вертикального. Для продвижения к целям изучения искусства О-сенсея эти процессы необходимо различать, знать их свойства и грамотно использовать их возможности для управления общим направлением течения своей практики.

Айкидо невозможно без дзюцу, без технического аспекта! Однако неразличение и непонимание присутствующих в нём разных процессов***, обеспечивающих решение разных задач и своей совокупностью образующих одно общее направление развития, привело к тому, что дзюцу, становится преобладающим процессом и преобладающим направлением совершенствования в современной практике айкидо.

(*** Неразличение «до» и «дзюцу» можно наблюдать, например, в отождествлении их с одним процессом и с одной, обычно, видимой технической задачей, когда цели практики подменяются средствами. И тогда – главное в практике боевых искусств эффективность техник, поэтому практикуя айкидо, изучаем только техники, жесты.

Непонимание же различного значения процессов «до» и «дзюцу», взаимно дополняющих друг друга в практике айкидо, наиболее ярко проявляется в их полном противопоставлении, когда духовные цели практики принимаются за игру субъективного воображения, когда техники, как средства их достижения, считаются не применимыми в реальных жизненных ситуациях, а духовный Путь объявляется чем-то слабым, не заслуживающим серьёзного внимания людей, изучающих боевые искусства.)

«Это всё [и духовные цели практики айкидо, и методика изучения технического аспекта] четко прописано [и прописано О-сенсеем], но это забыли [забыли, для чего нужны техники айкидо] и попали в ловушку техник – «делаем только техники!» [изучаем только механику жестов].

Ямада-сенсей сказал однажды, что во времена О-сенсея техник было меньше, мы добавили много от себя. И вот приходит такая игра – две техники, три техники, четыре, можно делать, так, так, и так. Но это просто ловкость рук и далеко нас не ведёт. Я так считаю».

Ж. Блез. Мастер-класс по айкидо, г. Новосибирск, 2005г.

В качестве иллюстрации, подтверждающей преобладания этой тенденции в практике айкидо на самом высоком уровне, на память приходит рассказ Жерара-сенсея о том, что, при сдаче экзамена на седьмой дан, его поставили перед условием выполнить 170 различных техник, на что он ответил, что столько техник не знает.

Можно говорить о том, что непонимание значения и приоритетности между духовным и техническим аспектами в практике Пути (изучаем и делаем только техники!), привели к тому, что основным направлением в современной практике айкидо (и что иначе как бедой, ведущей к утере методики оригинального айкидо О-сенсея, не назовёшь), становиться то направление, в котором средства заменили цель. Убрали цель, заявленную Основателем айкидо, вместо неё поставили техники! И теперь делаем и делаем инструмент (работаем над созданием инструмента), который так никогда и не будет использован по его назначению!

Не пытаясь использовать этот инструмент-техники по назначению, не изучая и не зная его возможностей в достижении целей, ради которых был создан, мы закрываем себе возможность для его совершенствования, по сути, останавливаем свой технический рост. Как можно усовершенствовать инструмент, функциональное значение которого остаётся неизвестным?!

«Некоторые молодые энтузиасты каратэ думают, что ему можно научиться только у инструктора в додзё, но такие люди преследуют скорее технический аспект каратэ, а не его истинную суть».

Г. Фунакоси. Каратэ-до – путь моей жизни. София, г. Киев, 2000г.

Несмотря на то, что в контексте изложения эти слова человека, считающегося основоположником современного каратэ, были сказаны для того, чтобы подчеркнуть мысль о том, что брать уроки карате можно и нужно в любом месте и в любой жизненной ситуации, а не только в тренировочном зале, в них можно увидеть и смысл, указывающий на то, что карате-ДО совсем не ограничивается техническим аспектом, что технический аспект – приёмы, не является истинной сутью Пути карате.

Да, Жерар-сенсей, не может показать 170 техник, но он знает и практически может продемонстрировать такие возможности практикуемых им техник, о которых другие айкидоки, занятые наработкой количества приёмов, даже не догадываются. Жерар-сенсей один из немногих, кто может показать, чем техники айкидо отличаются от аналогичных им техник, изучаемых в традиционных боевых искусствах.

Техники в практике Пути не цель, а средство. Техника для этого должна быть эффективной, обязательно должна уметь решать прикладные задачи, без чего айкидо не сможет поднимать людей на новые уровни практики и вести их к своим специфичным целям, но всё же в практике Пути техники не единственное и не главное. И если, как и в спорте, в искусстве М. Мусаси, духовные качества рассматриваются как дополнительные средства, повышающее шансы на победу над врагом или соперником, на достижение которой направлена вся подготовительная деятельность, то в отличие от них, в практике айкидо О-сенсея эти качества, наоборот, являются самой главной целью.

«В рамках тренировки, имеющей целью продвинуться вперёд в изучении айкидо, техники становятся инструментом, взятым в наше распоряжение для того, чтобы и нам достичь состояния, достигнутого учителем Морихеем Уесибой. Или как более точно говорит об этом мой учитель Хикитсучи Мишио Сенсей: «Изучать айкидо – значит вместить в своё сердце разум Великой природы и исполнять свою миссию с большим сознанием всемирной защиты. Техники айкидо, – говорил Основатель, – только ориентиры, чтобы этого достигнуть».

Ж. Блез. Речи и статьи Основателя по практике айкидо. Барнаул, 2000.

Интересно, что называя О-сенсея основателем нового боевого искусства, не все адепты айкидо способны объяснить, в чём же это новшество состоит. А от представителей других традиционных видов будо можно услышать и о том, что никакого открытия вовсе и не было, а было лишь заимствование (иногда даже можно слышать – воровство) стиля у своего учителя Сокаку Такеды. И действительно, в техническом плане принципиально новых техник создано не было, все они, в той или иной (в том числе и в круговой, спиральной, сферической) форме существовали до айкидо. В контексте изложения, для обозначения одного из смысловых различий между практиками до и дзюцу (или айки-дзюцу и айкидо), можно сказать, что если с освоением технического аспекта практика дзюцу заканчивается, в том смысле, что: «Всё, выучил технику! Научился её выполнять на любом партнёре в любых условиях, теперь буду изучать следующую!», то в айкидо О-сенсея с освоения дзюцу, т.е. после того как разучены базовые формы техник, всё только начинается: «Так, освоил этот уровень техники, теперь надо переходить к изучению всё тех же техник на новом уровне, с новой идеей их выполнения!».

«14 декабря 1940 года, к 2 часам ночи, после выполнения ритуала очищения, я внезапно почувствовал себя в странном состоянии. В этот момент я забыл все техники, которые я выучил, и я должен был заново воссоздать техники предков. И эти техники должны показать, что весь Мир есть одна семья, в которой нет чужих». («Aikido Shinzui», стр.23).

Ж. Блез. Речи и статьи Основателя по практике айкидо. Барнаул, 2000.

Новые техники были созданы внутренними (не физическими) действиями.

«Что касается меня, я изучил к настоящему моменту без малого около 30 школ БУДО. Например таи-дзюцу яагурю (Tai-jutsu de Yagyuryu), Шин-рю (Shinyoryu), кито-рю (Kitooryu), дайто-рю (Daitooryu), Шинкаге-рю (Shinkageryu)… . Но айкидо не синтез этих школ. Айкидо полностью сделано духом (энергией)». («Aikido Shinzui», стр.31).

Ж. Блез. Речи и статьи Основателя по практике айкидо. Барнаул, 2000.

Техники айкидо были созданы духом, и их отличия следует искать не в форме механических жестов, а во внутреннем характере к овладению которым необходимо идти по Пути несколько отличающимся своим направлением от Пути традиционного будо. Пути ведущим к созданию «светлых» техник.

«Айкидо есть для того … чтобы узнать Закон и создать техники тонкие и светлые». («Aikido Shinzui», стр.16).

Ж. Блез. Речи и статьи Основателя по практике айкидо. Барнаул, 2000.

Вместе с тем, можно замечать, что даже когда сегодня айкидо изучают не только как техническое искусство, но и используют для воспитания духовных качеств, в большинстве случаев оно остаётся ориентированным на достижение целей, остающихся в рамках мировоззренческой концепции традиционного будо за пределы которых айкидо О-сенсея, как должно быть известно специалистам, выходит.

«Мир всегда будет изменяться, но битвы и войны могут уничтожить нас всех до единого. Сейчас нам нужны техники согласия, а не техники спора. Сейчас требуется Искусство Мира, а не Искусство Войны».

М. Уесиба. Искусство мира (Из бесед, стихов, каллиграфии Основателя айкидо), «София», Киев, 1999.

«Слишком многие из вас всё ещё продолжают работать против своего партнёра. Вы всё ещё пытаетесь сделать что-то против него [пытаетесь, подчинить себе партнёра борясь с ним, толкаясь и причиняя боль].

Многие продолжают идти против партнёра [когда рука партнёра ещё вверху, он ещё не повёрнут животом от вас; техника «сувари ваза, шомен-учи – иккё»], но так начинается борьба – кто кого. И, кроме того, это представляет опасность для вас[ в таком положении вы открыты], а здесь просто вот такое рубящее движение и всё.

Я вижу, как вы пытаетесь уже вот отсюда [не выполнив полностью вход; техника «сувари ваза, шомен-учи – никкё»] заломить партнёру запястье. Конечно, вывихнуть запястье, сделать кому-то больно – это гораздо проще [чтобы победить], но на самом деле вот в такие моменты вы находитесь на опасной с ним дистанции [слишком близко]. Не надо пытаться вывернуть партнёру локоть, сначала найдите то место, где вам будет безопасно [и в этом месте, чтобы продолжать воздействовать на партнёра, выворачивать и ломать ему руку уже не будет необходимости]».

Ж. Блез. Семинар по айкидо, г. Санкт-Петербург, 2004г.

Формируя методику изучения айкидо, ведущую к эффективности О-сенсея, необходимо учитывать, что направление практики его боевого искусства создаёт объединение двух процессов, имеющих свои собственные, отличающие их друг от друга, характеристики и направления – изучение технического аспекта и духовный поиск.

«Я практиковал боевые искусства многих регионов Японии, но дух мой не был удовлетворён». («Aikido», К. Уесиба, 1957, переиздано 1985).

Ж. Блез. Речи и статьи Основателя по практике айкидо. Барнаул, 2000.

Соединение этих двух процессов обозначаемых понятиями «до» и «дзюцу» образует ещё одно новое явление – третий самостоятельный процесс. Для того чтобы показать, что он представляет собой новое самостоятельное явление, качественно отличающееся от своих составляющих и ведущее к иным результатам, в японском языке имеется ещё одно понятие, обозначаемое словом «мичи» – духовный Путь, вместе с тем часто произносимом как «до».

«Мити [мичи] (Michi) (японск.): путь; учение, философия; принцип. В синояпонском языке этот иероглиф читается как «до». В китайском языке это слово означает «Дао». «Мити» – основной принцип японской духовной культуры. Он сыграл главную роль в превращении боевых искусств будзюцу в будо».

Линд, Вернер. Энциклопедия боевых искусств. Москва, Астрель: АСТ, 2007г.

Айкидо, это не или «дзюцу» или «до» в его традиционном представлении. Будучи «мичи», айкидо, это и «дзюцу» и «до», направление практики которого отличается от только горизонтального или только вертикального направлений и определяется выбором приоритетов и особыми условиями сочетания составляющих его компонентов. Эти особые условия объединения «дзюцу» и «до» на принципах, сформулированных в учении О-сненсея, придают оригинальному айкидо особое направление и проявляются в особой методике изучения, отличающейся своими особенными целями, способами и средствами, от методик практики традиционного будо.

«О-сенсей не преподавал как школьный учитель. Не следовал он, как мне кажется, и традиционной модели обучения, принятой в классических школах японского будо».Т. Набуёси.

Айкидо. Этикет и передача традиции. Киев, София, 2002г.

Преобладание «дзюцу» (горизонтального аспекта; изучаем только техники) в общем духовно-техническом процессе, приведёт к тому, что практика будет представлять собой подгонку всех изучаемых форм техник под ограниченную иерархию уровней, которую можно наблюдать в практике традиционного будо.

«Типичное рю [школа боевых искусств] делится на несколько слоев. Трехслойная система, состоявшая из сёдэн, тюдэн и хидэн, является наиболее общей. Новый последователь начинал с сёдэн «начального обучения», которое физически готовило его к более серьезным тренировкам. После того как он мог правильно выполнить все техники, ему позволяли перейти к тюдэн, «обучению среднего уровня». Эти техники составляют ядро любого стиля и представляют собой характерную черту каждого рю. Люди, успешно завершившие этот этап тренировок, становятся квалифицированными, технически грамотными специалистами и формируют ядро рю. Затем, если мастер сочтет его достойным, последователю открывают хидэн, «секретные техники».

Что же это за хидэн? Иногда это довольно простые физические действия. Например, секретный способ обрезания стеблей, который позволял чуть дольше сохранять свежесть цветов и, создавая повышенный спрос на композиции этой школы, позволял назначать соответствующую цену. С другой стороны, хидэн может представлять собой эзотерический ментальный принцип, который человеку непосвященному будет совершенно непонятен, даже если изложить его простым и четким языком».

Фредрик Дж. Ловрет. Путь и сила: секреты японской стратегии, «София», г. Киев, 2000г.

Как бы ни была высока эффективность хидэн, тем не менее, поднявшись в своих возможностях до определённого предела, направления практики, использующие секретные способы действий, становятся неспособными поднять его выше. Становятся неспособными изменять, повышать, эффективность своих техник. Как бы цветы не срезали, они всё равно когда-нибудь завянут. Достигнув некоторого уровня, формы техник (формы одних и тех же техник) в таких направлениях практики с определённого этапа перестают развиваться, именно поэтому их представители, озабоченные конкуренцией, вынуждены таить свои техники (свой наивысший технический уровень) в секрете и заниматься поиском и разработкой новых форм техник. В определённом смысле, в определённом направлении (а применительно к практике айкидо, в том самом направлении, которое ведёт к способностям О-сенсея) путь такой практики становиться ограниченным – конечным, чего в концепции Пути не может быть никогда.

«Искусство Мира никогда никого и ни в чем не ограничивает. Оно всеобъемлюще и всеочищающе».

М. Уесиба. Искусство мира (Из бесед, стихов, каллиграфии Основателя айкидо), «София», Киев, 1999.

Намеренное утаивание знаний останавливает движение ученика и может повредить учителю. Намеренное утаивание знаний в практике традиционных боевых искусств является признаком остановки развития эффективности, признаком склонения этой практики к горизонтальному направлению – признаком дзюцу.

«Укрывание знаний очень опасно. Вселенная огромна, Путь Вселенной безграничен, то же самое можно сказать и про До, конкретную форму Пути. Как только мы начинаем хранить определенный ограниченный запас знаний, наше обучение прекращается».

Х.И. Дейви. Искусство и Путь по-японски: 45 дорог к медитации и красоте. Феникс, Ростов-на-Дону, 2005г.

Практика, содержащая в своём направлении духовный вектор, не ограничена ни в каком из возможных направлений развития и способна менять предельный уровень эффективности (уровень возможностей одной и той же техники) постоянно. Цветочные композиции можно сделать относительно «вечными», если для их создания использовать не срезанные цветы, а растения в горшках. Но для восприятия и реализации этой идеи нужно что-то изменить в своем взгляде на Мир, нужно подняться на новый мировоззренческий уровень.

В отличие от практики дзюцу, секреты Пути не являются чем-то тайным, сознательно скрываемым от других, передаваемым по мотивам личной благосклонности или за особую материальную плату. Понимание глубины секретов практики Пути невозможно купить, оно определяется тем этапом практики, которого достиг ученик, и на котором его тайны могут открываться сами собой.

«В настоящее время концепция куден применяется далеко не всеми учителями До, даже в Японии. А в некоторых случаях она используется просто неправильно.

Обучение в практике Пути или в искусствах зачастую делится на уровни, шоден, чуден и окуден – начальный, средний и продвинутый. Хотя некоторые могут подумать, что эти уровни имеют какой-то скрытый смысл, на самом деле все достаточно прямолинейно и логично, как и в обычной школе [показал на экзамене усвоение знаний – переходи в следующий класс; не показал – оставайся на второй год]. Разница между этими уровнями и привычным для нас делением в школе в том, что в традиционных искусствах это деление не иерархическое, все уровни обучения относятся к разным частям одного целого – Пути.

Серьезные и упорные ученики часто открывают окуден самостоятельно».

Х.И. Дейви. Искусство и Путь по-японски: 45 дорог к медитации и красоте. Феникс, Ростов-на-Дону, 2005г.

Вместе с тем, чрезмерное преобладание в общем процессе духовно-технического развития духовной составляющей, проявляющееся в стремлении к достижению неконкретных, не имеющих практического выражения, ориентиров (хочу быть духовно сильным как О-сенсей, но не знаю, что это такое), состоящее в использовании, в качестве основных, интеллектуальных способов передачи знаний, и неподкреплённое самостоятельной исследовательской практикой, никогда не даст полных знаний и сделает Путь слабым. Такие цели, поставленные перед практическими исследованиями, не будут привлекательными и не смогут оказывать меняющее влияние на людей, а создаваемые без участия практики способы действий не смогут эффективно решать задачи, имеющие место в реальной Жизни.

Поэтому, занимаясь выяснением направления практики оригинального айкидо, необходимо видеть структуру общего процесса технического совершенствования в практиках Пути, понимать задачи и возможности его компонентов, верно определять, что является среди них целями и что средствами. Следует осознавать, что в зависимости от выбора ведущего процесса, методы практики будут либо удерживать её (практику) в нужном направлении и ускорять движение на пути к мировоззрению и способностям О-сенсея, либо замедлять и уводить с него.

*****

Comments (0)

Оставьте мнение: