Ноя 09 2013

Способы определения мировоззрения Основателя айкидо: Почему практика?!

Category: ДневникЕвгений @ 15:04

Если сведения о мировоззрении, находящемся в основании удивительной эффективности боевых техник О-сенсея, можно почерпнуть из многих информационных источников, то для объединения их всех в целостную, действующую систему – учебную дисциплину, способную своим воздействием на адепта айкидо приблизить его мировоззрение, а значит и его физические способности, к мировоззрению и необыкновенным способностям О-сенсея, существует только один способ – практика.

О том, что практическое изучение техник айкидо с партнёром на татами является обязательным условием, без которого невозможно достижение главной цели боевого искусства, созданного Морихем Уесибой, заключающейся «в обретении его (Основателя айкидо) видения Мира», уже не раз говорилось в предшествующих записях.

Отмечалось в них и то, что просто регулярная и усердная практика форм боевых техник, которые можно увидеть в исполнении О-сенсея, не является единственным условием, обеспечивающим достижение демонстрируемой в этих техниках эффективности. (По замечанию М. Хикитсучи сенсея, учи-деши Основателя айкидо, высказанному в 90-е годы прошлого века, «немногие могут хотя бы приблизиться к этому»). Что регулярность тренировок является зависимой от других сторон практики Пути и вносит свой вклад в достижение его главных целей лишь в сочетании с некоторыми другими характеристиками тренировочного процесса. В сочетании, накладывающем на людей, изучающих путь О-сенсея, обязанность придерживаться в своих практических занятиях определённых методических требований.

Поэтому, продолжая анализ методики преподавания айкидо Жерара-сенсея, в отличие от многих других направленной, на достижение способностей Основателя айкидо и в связи с этим полностью ориентированной на принципы учения О-сенсея, хотелось бы обратить внимание на те особенности практической стороны «процесса достижения способностей О-сенсея», которые определяют её способность влиять на мировоззрение человека. На то, какой должны быть практика айкидо для того, чтобы она могла влиять на мировоззрение адепта и вести его к мировоззрению и, как следствие, к эффективности техник Основателя айкидо.

Хотелось бы рассмотреть почему, в каком случае и как практические занятия в изучении айкидо способны вести его адептов к мировоззрению, отношению, способностям и эффективности техник Основателя айкидо?

Практические занятия в изучении айкидо, прежде всего, рассматриваются как ключ к овладению секретами механики движений, составляющих его техники, и наделяющих их высокой прикладной эффективностью.

Конечно же, это справедливо. Тренировка с партнёром на татами, это единственный способ научиться практическому выполнению и применению техник. По книжкам и фильмам, лёжа на диване, бросать партнёра не научишься.

Любой вид практической человеческой деятельности, к которой относятся все японские искусства и в их числе айкидо, представляет собой реальное взаимодействие с объектами и явлениями Окружающей Действительности, направленное на создание продукта (получение результата) с определёнными, заранее известными, свойствами. Получение продукта с заданными характеристиками, в процессе создания которого участвует множество различных факторов, это очень непростая задача, не допускающая малейших ошибок, а, например, в каллиграфии или боевых искусствах, вообще исключающая возможность второго шанса на переделку или исправление. Сложность решения такой задачи требует специального обучения, состоящего в изучении закономерностей процесса взаимодействия и предполагающего использование для этого различных методов. Исторически практика – метод практического обучения – занимает среди них особое место.

Проявление особого обучающего эффекта практики, открывающего его адептам тайны и секреты искусства, скрытые от поверхностного взгляда, заключается в том, что, будучи одним из средств сбора информации, она является наилучшим способом для получения информации об условиях и закономерностях взаимодействия человека с Окружающим Миром. Называемая практическим опытом и обладающая рядом только ей присущих свойств, эта информация позволяет человеку строить наиболее адекватные модели поведения в этом Мире и наиболее эффективно достигать нужных ему результатов взаимодействия.

«Только при упорной личной практике ты постигнешь тайны Искусства Мира».

М. Уесиба. Искусство мира (Из бесед, стихов, каллиграфии Основателя айкидо), «София», Киев, 1999.

Основанием для такого выделения практики среди других методов обучения и исследований служит то, что она (практика) представляет собой обязательное непосредственное участие человека в процессе взаимодействия, обеспечивающем получение сведений об изучаемых объектах и явлениях через личное взаимодействие с ними. В практиках Пути человек сам, без участия каких-либо посредников, является одновременно и прибором, воспринимающим информацию, и анализатором, определяющим её практическое утилитарное значение, и синтезатором, находящим ей место в общей системе своего представления об Окружающем Мире.

В отличие от других методов сбора сведений об Окружающей Действительности практика предоставляет наиболее полную, «чистую» и наиболее понятную для восприятия информацию об условиях взаимодействия, величина полноты, степень искажения и уровень понимания которой зависит только от воспринимающих способностей ученика, исключая неточности и ошибки, всегда имеющие место в объяснениях инструкторов.

«Инструкторы могут дать только частицу учения …».

М. Уесиба. Искусство мира (Из бесед, стихов, каллиграфии Основателя айкидо), «София», Киев, 1999.

Помимо этого практика обладает уникальным качеством, проявляющимся в существовании без инерционной связи практикующего с объектом и условиями взаимодействия, позволяющим ему тут же («в режиме текущего времени») видеть правильность своей оценки получаемой информации, адекватность выбора способа действий той ситуации, в которой он находится, а также и механическую точность выполнения своих действий.

Если в результате выполняемых айкидокой действий атакующий его партнёр неспособен оказывать сопротивления и падает, это значит, что предпринятые этим айкидокой действия были построены на основании правильной оценки условий ситуации взаимодействия, адекватном им способе действий и в своём механическом аспекте соответствовали этим условиям.

Чтобы узнать о том, что его оценка ситуации и действия были неверны и почему неверны, ему не нужны пояснения инструктора. Неподчинение и противодействие партнёра укажут ему на допущенные неточности и их причины задолго до того, как услышит о них от другого человека, партнёра или инструктора, или прочитает о них в какой-то толковой книге.

Это обстоятельство совсем не означает того, что между учеником и инструктором, адептом айкидо, книгой с высказываниями Основателя айкидо, не существует словесной обратной связи, влияющей на тренировочный процесс, или что такая связь не нужна. И всё же получение информации другими способами, будь то слова инструктора, свой интеллектуальный анализ ситуации, и, уж тем более, специальная литература, не позволяет воспользоваться содержащимися в них подсказками по ходу выполнения техники. Всё это и слишком долго, всегда приблизительно и не всегда доступно для понимания. Атеми же, пропущенное во время выполнения техники, обычно является более скорым и более веским доводом для того, чтобы задуматься о необходимости внесения исправлений в свою оценку ситуации и действия, чем, пусть и очень правильные, но не всегда понятные ученику слова инструктора.

В выражаемой в словах информации всегда будет чего-то недоставать из того, что присутствует в реальных условиях взаимодействия. И даже не потому, что инструктор, что-то скрывает или сам что-то воспринимает неверно, а потому что словесный способ общения, исходя из своих возможностей, не способен выразить всё многообразие палитры нюансов Взаимодействия, воспринимаемой на уровне его чувственных ощущений. Обманывает способ передачи информации! Предоставляя вторичную информацию, он всегда упускает какую-то часть первичной информации, на основании которой та была создана, и которая может иметь решающее значение.

«… объяснения и учения мастеров и святых выражают лишь часть целого».

М. Уесиба. Искусство мира (Из бесед, стихов, каллиграфии Основателя айкидо), «София», Киев, 1999.

Не следует забывать и о том, что ещё мало кто из последователей О-сенсея повторил его способности. А это значит, что сегодня даже выдающиеся мастера айкидо не имеют видения той картины Мира, которая была в его представлении. Поэтому нужно иметь в виду, что все искренние объяснения инструкторов, преподающих айкидо, не только передают не совсем точную информацию о Реальной Действительности, но и искажают то представление о Ней, которое было дано Основателем айкидо в его наставлениях и техниках. «Обманывает» инструктор! Он даёт лишь приблизительное представление о видении Окружающего Мира, бывшего у О-сенсея.

«Для меня проблема номер один – это то, что практически никто так и не смог достичь уровня Основателя …

… Часто это приводит к тому, что кто-то из них начинает учить вещам, совершенно противоположным тем, о которых говорил Основатель».

Ж. Блез. Решающей для меня стала встреча с учителем. Айкидо в Сибири, №3, октябрь 2003г.

В связи с тем, что устные наставления мастеров, как правило, бывают обращены с более высокого уровня осознания, то даже правильные, точно отражающие Действительность, слова инструктора обычно вызывают затруднения в понимании. Вместе с тем известно, что непонятые слова не воспринимаются, как следствие, часто вообще не принимаются во внимание (например, такие, как тезис О-сенсея о том, что айкидо представляет собой «стояние на небесном мосту») и потому не способны сами по себе оказывать прямое влияние на представление человека об изучаемом им предмете.

«А, я вижу, ты читаешь «Книгу пяти колец», – сказал, входя О-сенсей. – Эта книга, так же как и книги Конфуция по военной стратегии, возможно, одна из наиболее читаемых книг среди военных, политиков и деловых людей. Я думаю, ты тоже должен её прочесть.

Однако будь осторожен, Саотомэ. То, что ты прочтешь эти книги, еще не означает, что ты их поймешь».

М.Саотомэ. Айкидо и гармония в природе, София, г. Киев, 1998.

Однако за настойчивым стремлением использовать в своих исследованиях указания инструкторов, рассматриваемые ими как важные, но недоступные нашему пониманию (т.е. за рассуждениями по схеме – не знаю, но думаю, что это …), всегда следует искажение заключённого в них смысла, а затем и искажение целей, принципов, техник и методики организации тренировочных занятий.

Интеллектуальное восприятие ситуации взаимодействия, к которому относятся книги и устные наставления, всегда опосредовано. И, если в словах, описывающих ситуацию, по названным выше причинам содержится информация, уже несколько несоответствующая действительности, то прочтение их через интеллектуальный канал получения и обработки, т.е. в том случае, когда человек воспринимает не саму ситуацию, а лишь то, что ему «перескажет» о ней его интеллект, только ещё больше уводит его от формирования точного представления о взаимодействии. Обманывает способ восприятия! Интеллектуальный способ изучения словесной информации (представляющий собой изучение многократного пересказа) ограничен в своих возможностях точного воспроизведения заключенного в неё смысла.

«Помни, Саотомэ, если ты станешь искать знания лишь в мудрых книгах, ты только усилишь путаницу».

М.Саотомэ. Айкидо и гармония в природе, София, г. Киев, 1998.

Замечательная особенность практического метода заключается в том, что он позволяет человеку воспринимать без потери смысла и достаточно легко использовать в своих дальнейших действиях информацию, недоступную для осознанного (интеллектуального) восприятия. Т.е. информацию, объективно существующую, однако либо «нечитаемую» интеллектом (непонятную и невидимую для интеллекта), либо искажаемую при её интеллектуальном восприятии.

«Я не знаю, почему вот это происходит [Жерар-сенсей демонстрирует взаимодействие с партнёром без физического контакта], я не понимаю и не могу объяснить, каким образом это действует, но это происходит. Просто что-то кипит в груди, и против партнера ничего нет».

Ж. Блез. Мастер-класс по айкидо, г. Новосибирск, 2006г.

Непосредственное участие в процессе (практический метод изучения), это обращение к другому формату информационного обмена с Окружающим Миром, на основании получения иных по полноте и качеству сведений об условиях ситуации взаимодействия, предоставляющего возможность для общения между учеником и учителем, между адептом айкидо и О-сенсеем, на новом уровне. На уровне, позволяющем ученику не только понимать смысл объяснений учителя и О-сенсея, но и видеть причины того, почему он так поступает (поступал) в своих действиях, почему именно так и такими словами их объясняет, и дающем реальное (подтверждённое практикой) основание точно соблюдать их указания и целенаправленно следовать к достижению главных целей практики айкидо.

Такое возможно прежде всего потому, что требования учителей к организации практической стороны занятий, и обращённые в первую очередь к механике жестов, достаточно однозначны и просты и поэтому вполне понятны и выполнимы каждым учеником. Когда инструктор говорит, что надо шагнуть такой-то ногой в таком-то направлении, а затем поднять и опустить руки, то это очень понятно. И если инструктор говорит, что нужно шагнуть и поднять, то ученику, чтобы правильно выполнить технику, нужно шагнуть и поднять, и обязательно в указанной последовательности. И дальше уже задача ученика погрузиться в процесс и непосредственно из самого процесса узнать, с какой целью, каким образом выполняется и почему работает (или же не работает) то или иное движение.

«Нужно изучать что происходит [при выполнении техники] и вы откроете методику для ведения партнера.

Это совершенно не трудно, я не говорю вам ни о любви, ни о ки и т.п. Я просто говорю: «сконцентрируйтесь здесь [на одном бедре; на определённом движении], теперь здесь [на другом бедре; на другом движении]», – это довольно просто, даже если немного странно [т.е. просто выполнить, даже если не совсем понятно, для чего все это делается]».

Ж. Блез. Мастер-класс по айкидо, г. Новосибирск, 2006г.

«На самом деле тренировка [практика] начинается тогда, когда вы точно выполняете все эти движения [практически выполняете техники и соблюдаете механику движений]. И не надо забивать голову вопросами «что?» и «как?».

Ж. Блез. Семинар по айкидо, г. Москва 2005г.

Особое значение практического метода изучения, делающее полученную в результате его применения информацию, наиболее достоверной и пригодной для реального жизненного применения, заключается в том, что кроме предоставления сведений об Окружающем Мире, он является ещё и средством получения информации, не менее ценной для организации эффективного взаимодействия с объектами этого Мира, – информации о самом себе. Приобретая в практике не только положительный, но и отрицательный опыт адепт боевых искусств получает знание о реальных границах своих возможностей и ограничений, завышение или занижение которых либо ограничивает его в способах действий (когда адепт не знает и не изучает по-настоящему эффективные способы действий и уровни их выполнения), либо ведёт к наработке тех из них, которые несовместимы с реалиями Действительности (не работают в реальных условиях боевой ситуации).

«Помни, Саотомэ, ты должен знать себя. Если ты не будешь осознавать себя и станешь искать знания лишь в мудрых книгах, ты только усилишь путаницу.

Искаженное представление о собственном могуществе, рожденное в результате одних только побед, может оказаться крайне опасным, потому что человек перестает замечать собственную ограниченность. Чем больше откладывается поражение, тем более опустошительным оно окажется, когда придет его черед».

М.Саотомэ. Айкидо и гармония в природе, София, г. Киев, 1998.

Сведения об Окружающем Мире и о себе человек может почерпнуть из многих источников. Вместе с тем практическое выполнение простых физических действий предоставляет возможность получения информации о Мире и о действительных возможностях своего физического тела, психологии и духовных способностях такого качества и потенциала, которое недоступно никаким другим методам исследований, ради обретения которой и изучаются все виды японских искусств. Для выделения среди других видов информации и знаний её называют практическим опытом, в отличие от мёртвого, теоретического набора сведений, способной быть использованной в живой практической деятельности.

«Я не очень люблю использовать слово «ки», потому, что на самом деле мало кто знает, что это такое. Я говорю, что вы почувствуете что-то здесь [в груди], и у каждого из вас будет свой собственный опыт этого ощущения».

Ж. Блез. Семинар по айкидо, г. Санкт-Петербург, 2004г.

Часто это знание называют мудростью, а мудрецами – тех, к кому идут за практическими советами. Кто не просто много знает, а знает, что нужно делать в тех или иных обстоятельствах, чтобы получить конкретный, практически возможный и реально достижимый, результат; тот – кто умеет пользоваться знаниями.

«Саотомэ, чтение книг никогда не отшлифует твой характер и не даст тебе мудрости. Мудрость может прийти только через опыт. Твое тело и твой ум должны хорошо узнать на опыте Вселенную, природу, которая тебя окружает. Твой дух должен точно отражать этот опыт. Только благодаря непосредственному опыту ты сможешь избежать искаженных представлений». М. Саотомэ. Айкидо и гармония в природе, София, г. Киев, 1998.

Именно практический опыт ставит людей на один и тот же уровень общения.

«Если у вас хоть раз получится так сделать, вы сразу поймете, что существуют другие способы для решения вот таких боевых ситуаций. Но для понимания этого нужно, чтобы ваше тело это прожило. И для того, чтобы однажды вот это понимание и способность к вам пришли, я даю вам определенные техники, с помощью которых, я знаю, однажды это придет.

Сейчас вам это принять трудно, вы просто думаете, что Вячеслав такой вот вежливый, и мы заранее с ним договорились [Вячеслав не может подняться, несмотря на то, что его никто не держит]. Он не такой уж очень вежливый, но он делает то, что я хочу.

Когда вы переживете этот опыт, тогда вы сразу примете то, о чём я вам сейчас говорю».

Ж. Блез. Семинар по айкидо, г. Санкт-Петербург, 2004г.

И именно практический опыт позволяет «заглянуть» в голову Основателя айкидо и понять то странное и непонятное, о чём он говорил, объясняя принципы и методы практики своего искусства.

«Чтобы прийти к этим способностям, нам нужны жесты – техники, благодаря которым наше тело может пережить определенный опыт. Только так можно прийти к пониманию того, что говорил этот человек [Основатель айкидо].

На самом деле ответы на все вопросы можно найти, как это нахожу я – в текстах О-сенсея – потому, что на самом деле он всё объяснил, но люди этого не понимают потому, что не пережили этот опыт сами.

Я поверил тому, что говорил О-сенсей благодаря опыту, который я пережил, тренируясь с моим учителем Хикитсучи-сенсеем.

Действуя таким образом [так, как я сейчас объясняю и показываю], я начинаю понимать, о чём в действительности говорил О-сенсей».

Ж. Блез. Семинар по айкидо, г. Санкт-Петербург, 2004г.

В специальной литературе, посвящённой практикам японских искусств, для того чтобы показать значение практического метода в постижении закономерностей взаимодействия в Окружающем Мире, часто пересказывается типичная история, в которой на вопрос обывателя «В чём сила и как её найти?!», Мастер предлагает тому выполнить какую-нибудь, обычно не очень лёгкую и не совсем чистую работу – подмести двор или наносить воду. При этом учитель почему-то демонстративно разбрасывает кучу мусора по идеально чистой до этого территории двора, или опрокидывает бочку, уже наполненную водой. Заканчивается она тем, что воспринимая работу, как некую плату за предоставление важной и скрытой информации, и добросовестно исполняя всё что ему скажут, спрашивающий очень сильно удивляется и оскорбляется, когда после выполнения своей части договора он не получает никаких объяснений.

Смысл этой истории-притчи заключается в хранении и передаче в поколения практиков Пути знания о том, что никакие слова не способны, ни научить мудрости, ни наделить силой так, как это может сделать опыт непосредственного участия в реальных Жизненных процессах. Понимание этого смысла становиться доступным, если обратить внимание на то, что, заставляя выполнять работу, сам мастер совершенно в ней не нуждается и нисколько не заинтересован в получении результата своего задания, даже, несмотря на то, что он может быть им очень недоволен и заставить не раз переделывать. Но ведь не зря, знакомящегося с этой притчей ставят в известность о том, что двор-то с самого начала был чист, а огромная бочка полна воды.

Работа (процесс, а не результат) нужна не учителю, а ученику! Будучи по-настоящему мудрым (знающим что делать, чтобы получить нужный результат), учитель Пути знает, что понимание его ответа зависит от понимания явлений, с которыми ученик ещё не знаком (был бы знаком – не спрашивал), и что никакие самые верные и правильные объяснения, но идущие из-за пределов практического опыта спрашивающего, не будут им ни поняты и не приняты и оставят его неудовлетворённым. Поэтому он не тратит время на бесполезные разговоры, а заставляя сделать весьма прозаичную, но, что очень важно, обязательно имеющую место в реальной Жизни работу, помещает ученика в условия, в которых тот сам найдет ответ на интересующий его вопрос.

Это, конечно, не самый легкий вариант объяснений, но наверняка способный дать ученику тот же уровень понимания интересующей его проблемы, который есть у наставника, и который, приближая представление ученика о Мире к его Оригиналу и повышая адекватность его действий в этом Мире, наделит его новым уровнем силы и способностей.

«Я не могу отдать вам свой опыт, как мог бы дать какую-то вещь. Но я могу научить вас тому, как вы сами сможете его приобрести».

Ж. Блез. Семинар по айкидо, г. Барнаул, 2004г.

Обрести мудрость практического знания можно лишь в результате непосредственного участия в реальном, имеющем место в Жизни, процессе. Можно замечать, как сильно бывают раздражены ученики, чувствующие эту истину интуитивно и уж тем более понимающие её осознанно, в тех случаях, когда практические занятия подменяется лекцией. Когда им что-то снова и снова показывают и без конца объясняют, вместо того чтобы дать возможность сделать самому. Инструктор же, не зная или забывая о том, что «тренировка начинается тогда, когда вы сами выполняете все эти движения, не забивая голову вопросами «что?» и «как?», думая, что своими подробными объяснениями и повторяющимися показами облегчает и ускоряет процесс обучения, на самом деле только останавливает его.

«Не надо говорить то, что нужно делать. Надо просто тренироваться».

Хикитсучи Мичио Сенсей. Высказывания об Айкидо. Материалы, печать, выпуск Анни Морель 26 января 1998.

Впрочем, не менее бывают, теперь уже не раздражены, а разочарованы учителя теми из учеников, кто, придя на практику, занявшись практическим способом изучения окружающего Мира, ждёт подробных инструкций вместо выполнения самостоятельной практической работы.

«Раньше учителя не объясняли технику во всех подробностях. Они объясняли на словах только малую часть. Понять остальное было задачей тренировочного процесса».

М. Сайто. Форум боевых искусств Японии, 1987г.

Чем больше практики, чем больше практического опыта, тем больше понимания и доверия к принципам, изучаемого искусства, больше приближения к мировоззрению его основателя, к его способностям и эффективности действий. Движемся, пока практикуем! Поэтому неудивительно, что вопрос регулярности в практиках Пути имеет огромное значение и что разъяснению этого значения уделяется так много внимания.

*****

Comments (0)

Оставьте мнение: