Ноя 30 2013

Способы определения мировоззрения Основателя айкидо: Учиться у О-сенсея

Category: ДневникЕвгений @ 01:49

Теме сохранения направления практики и повторения способностей основателя Пути во многом созвучна проблема угасания и вырождения школ тех или иных видов и стилей будо.

Знакомясь с воспоминаниями известных мастеров боевых искусств, можно замечать, как они с огромным и неподдельным восхищением отзываются о способностях и боевых подвигах своих учителей, которые они сами повторить не в состоянии. То, что Михаил Лермонтов выразил словами «Богатыри не вы!», вложенными в уста героя известного своего стихотворения.

А вот как об этом говорит автор книги «Круги на воде: Окинавское кобудо в современной жизни» «Круги на воде. Кобудо в современной жизни» Валерий Хорев.

«Увы, вектор мастерства направлен в прошлое в полном соответствии с китайским мировоззрением, подразумевающем движение к отнюдь не светлому царству радости из бездны мрака ушедших столетий, а наоборот от чертогов «золотого века» к сумеркам, хаосу и разрухе. Всё, что остаётся на нашу долю – созерцать упадок, стараясь по мере сил сберегать немногие крупицы тающих знаний.

Если кому-то показалось, что я хватил через край, могу подкрепить скаханное примерами из жизни. Вот слова современного мастера тайцзи Чжоу Цзунхуа: «У Яна Чэнфу было четверо сыновей. Все они преподают тайцзы в Гонконге и на Гавайях. Для нынешних времён их мастерство очень даже неплохое, но, сравнивая их с предшественниками, можно только глубоко вздыхать. Один из учеников Яна Чэнфу – Чжэн Маньцин (1901-1975 г.) – достиг высочайшего уровня для нашего времени. Однако Чжэн всегда напоминал ученикам, что точно также, как для них велико его мастерство, для него было велико мастерство его учителя». К этому можно было бы добавить лишь то, что сам Ян Чэнфу не представлял ровным счётом ничего в сравнении со своим отцом, Ян Цзянем, который, в свою очередь, был слабым эхом легендарного Яна Лучаня.

Если вас не убеждают примеры из истории тайцзы, возьмём развитие каратэ. Скажите, кого из лучших теперешних мастеров можно поставить рядом с Тётоку Кьяном или даже не так давно канувшим в царство теней Ямагути Гогеном. Шагнув ещё глубже в прошлое, мы тотчас поднимемся на следующую ступень мастерства, и видим имена Мацумуры Сокона, Кодзё Уэката, а уж совсем в тумане мерцают неведомые нам китайские реликты, передавшие крохотную частичку информации ученикам островитянам.

Такая же картина наблюдается во всех без исключения направлениях и школах. Насколько непостижимым для нас является искусство Морихея Уесибы, настолько же великим для него самого было мастерство его учителя, Такеда Сокаку».

В. Хорев. «Круги на воде: Окинавское кобудо в современной жизни». Феникс, Ростов-на-Дону, 2001г.

Действительно, легенды о необыкновенных способностях мастеров боевых искусств прошлого имеются и хранятся в каждой традиционной школе будо. Но надо заметить, что рождение таких легенд происходит не на пустом месте и причины их появления могут носить и субъективный характер. Проявляют себя эти причины в организации практики и в наше время и при этом они могут играть как положительную, так и отрицательную роли.

В отличие от просто преподавателей, занимающихся обучением в виде передачи устоявшегося формализованного знания, сенсеи – учителя Пути, лично занимающиеся исследованиями в сфере духа и, следовательно, систематизацией, описанием и передачей своего духовного опыта (напомню, что именно этим – духовными поисками – занимался в своей практике боевых искусств и О-сенсей), сталкиваются с проблемой точного выражения пережитых ими ощущений и трудностями в создании метода, способного и других людей привести к переживанию тех же ощущений и приобретению того же практического опыта.

Можно говорить о том, что исследователи-первооткрыватели совершая открытие производят двойную работу, двойное открытие. Первый раз, когда совершают «открытие для себя» – когда впервые соприкасаются с каким-то новым для себя явлением (процессом), начинают видеть, понимать и использовать его принципы в своих целях. А второй раз, когда они совершают «открытие для других» – когда раскрывают это явление, делают его доступным для видения, понимания и использования другими людьми. И, пожалуй, второе бывает не менее, а может быть даже и более сложным, чем первое. Учёным приходится объяснять, доказывать и защищать свои открытия (по сути, реально существующие явления и процессы) перед другими, и надо заметить далеко не глупыми людьми. Не все олимпийские чемпионы, перейдя на тренерскую работу, способны вывести своих подопечных на уровни физической подготовки и технического мастерства, на которых они были сами на пике своей спортивной карьеры. Давая себе отчёт в том, что, я не понимаю всех объяснений и того, как делает техники Жерар-сенсей (если бы всё понимал, то не имел бы проблем с тем, чтобы повторить техники так, как делает их он), я также вижу и то, что и мои ученики не всегда понимают мои объяснения и не всегда могут повторить в своих действиях то, о чём я их прошу.

Конечно, можно, и не без оснований, обвинить в неспособности полно и ясно выражать свои идеи и мысли тех, кто, обретя новое видение Мира, предлагает новую логику и способы взаимодействия, как, например, это делает Фредрик Дж. Ловрет.

«Первое упоминание об айки мы находим в древних свитках японских школ фехтования. Айки существует столько, сколько и сама жизнь. Айки – это общий фактор всех традиционных японских воинских искусств, и его не нужно связывать только с современной школой айкидо.

И хотя айкидо имеет историческую связь с учением об айки, оно настолько ослабело (как теория, так и практика), что стало слишком мало похоже на настоящее айкидо, представляющее собой набор физических упражнений, развивающих айки. То, что преподается в большинстве школ айкидо сегодня, – очень мягкая форма дзюдзюцу, основанная на смягченных техниках дайто-рю, щедро разбавленная псевдодуховными учениями, делающими это искусство практически ни к чему не пригодным, кроме личного развлечения. Причина такого состояния дел в том, что большинство людей помнит Уэсибу мягким стариком, каким он был в восемьдесят, а не тигром, каким он был в пятьдесят.

Уесиба хорошо понимал айки, но, к сожалению, недостаток образования очень сильно ограничил его способность передать это знание своим последователям».

Фредрик Дж. Ловрет. Путь и сила: секреты японской стратегии, «София», г. Киев, 2000г.

Однако надо сказать, что эта позиция, которой, судя по целям и задачам, провозглашаемым сегодня в практике айкидо, придерживается не только Фредрик Дж. Ловрет, акцентирует внимание его адептов, изначально находящихся в точке равных возможностей (а по сути, программирует их практическую деятельность), только на некоторых вариантах из возможного течения событий, при этом исключающих правильный.

По сути, Фредрик Дж. Ловрет, своими словами раскрывает и объясняет механизм создания легенд и мифов в практике боевых искусств, одновременно ведущий сначала к угасанию, а затем и вырождению первоначального метода практики, создавшего ту или иную школу. От себя я хотел бы добавить, что, соглашаясь с таким мнением и ориентируя относительно него свою практику, адепты боевых искусств тем самым запускают этот разрушительный механизм в действие.

Люди, ставшие на позицию, с которой основатель айкидо рассматривается, с одной стороны, как непобедимый мастер, а с другой, – как учитель, который не смог полно и доступно передать своим последователям то, что он знал и умел сам, вольно или невольно, закладывают в своём сознании (а потом и навязывают другим) представление о неизбежном накоплении ошибок в методе преподавания, происходящем при его передаче из поколения в поколение. Об этакой энтропии, с течением времени и по независящим от адептов айкидо причинам, делающей метод преподавания О-сенсея неспособным привести к достижению той технической эффективности, которую он демонстрировал, и поэтому всё более возносящей Основателя айкидо на недосягаемый для его последователей уровень человека-легенды.

Отношение к О-сенсею как к мифу во многом определяет ситуацию в сегодняшней практике айкидо, в которой мало кто из его адептов и преподавателей ставит перед собой и своими учениками задачу достижения способностей О-сенсея и по этой причине изучает первоисточники и озабочен соблюдением преемственности при получении-передаче знаний, оберегающей метод практики О-сенсея от внесения изменений, ведущих к его вырождению.

О-сенсей, безусловно, легендарная, однако не мифологическая личность. Если он что-то сделал, чего-то достиг, то и другой может это сделать, следуя его советам! Приятие же и распространение представления о невозможности понимания и недосягаемости О-сенсея и ориентация в своих занятиях только на непосредственного инструктора, является условием, отклоняющим направление практики айкидо от целей, методов и средств, определённых его основателем.

Одних эта причина («всё что говорит О-сенсей, особенно его объяснения выходящие за рамки механики техник, слишком сложно для понимания, никогда не смогу этого понять!») останавливает на полдороге. Люди изучают техники айкидо, работают над повышением их эффективности, но при этом ограничивают себя разучиванием механики движений и совсем не стремятся к овладению духовными способностями О-сенсея. Чему научились, тому и научились! Вместе с тем, они оставляют не задействованными какие-то аспекты оригинального метода практики, содействуя тому, чтобы эти аспекты (кстати, самые важные, те которые отличают методику практики айкидо от практики других боевых искусств) сначала, не будучи востребованными, были забыты, а со временем и совсем ушли из него.

Кого-то это условие («О-сенсей не смог точно выразить и передать свои знания, поэтому настоящий метод практики остаётся неизвестен») заставляет видеть силу техник айкидо в другом месте (не в том, в котором указывал О-сенсей), обосновывать её другими причинами и толкает их двигаться к этой силе своим путём, своим методом, не опираясь на принципы учения О-сенсея. Продолжая называть свои занятия практикой айкидо, эти люди способствуют тому, чтобы в дальнейшем, несвязанные с изучением айкидо методы, отождествлялись с искусством Морихея Уесибы.

Третьих поиски необъяснимой эффективности техник сподвигают обращаться к системам, на основании которых айкидо было создано (например, айки-дзю-дзюцу Сокаку Такеды), не замечающих того, что направление своих исследований (и направление поиска своих учеников) они переносят в сторону, противоположную направлению пути духовного развития О-сенсея.

«Я хочу отметить, что в 1933 году вышла книга под названием «Будо-реншу». Это произошло за пять лет до издания книги «Айки-будо». Техника, описанная в этой книге очень похожа на технику дзю-дзюцу. Даже полностью совпадает с техниками дзю-дзюцу по стилю. Эта техника была сильно изменена до выхода второй книги («Айки-будо»). О-сенсей и в дальнейшем проводил изменения в техниках, но нет сомнения, что эти книги показывают происхождение айкидо от этого прекрасного вида воинского искусства.

И все же если сравнить айкидо с техниками дайто-рю и ягю-рю, то техника Основателя не содержит старой оболочки. И хотя он подвергался влиянию этих видов боевого искусства, его методы практики отличались. Основатель говорил, что его техники, это не дайто-рю и не ягю-рю, это айкидо. Я думаю, что такая позиция была для него естественной.

Затем было разработано много различных техник, и они были распространены многими сенсеями и теперь известны по всему миру. Но я придерживаюсь методов О-сенсея. И пытаюсь сохранить и донести до учеников даже техники более раннего периода.

Я хочу еще раз оценить мысль О-сенсея и традиции воинского искусства. В будущем я планирую переиздать с помощью «Айкиньюс» книгу «Будо-реншу» и сделать ее с фотографиями и объяснениями, потому что оригинал содержит только иллюстрации и никаких разъяснений. Я постараюсь сделать это более доступным. В книге есть много других опасных техник, но нет достаточных объяснений. Поэтому я постараюсь описать все тщательно, чтобы избежать подобной опасности. Я думаю, что это моя задача как дешу».

М. Сайто. О методике преподавания айкидо в Ивама-додзе, показательные выступления на форуме японских боевых искусств, 1986 г.

Однако следует видеть, что вырождение школы боевого искусства проявляется именно в том, что последующие поколения её учеников не могут повторить технических способностей своих предшествующих поколений. А начинается оно, когда адепты школы, не без помощи своих учителей, перестают ставить перед собой задачу, состоящую в достижении уровня технической эффективности основателя школы, и под различными предлогами вносят в разработанный им метод новшества, отклоняющие практику от первоначальных направления и целей.

Приведённые выше варианты изменения метода практики айкидо, представляют собой отклонения от направления практики, указанного О-сенсеем. Они противоречат образу пути, описываемому и хранящемуся в одноимённой концепции и поэтому никогда не приведут людей, называющих себя последователями О-сенсея, к его возможностям. Это не Путь (а, значит и не айкидо), если он не доходит или заканчивается на достижениях О-сенсея. Это не айкидо (не способ достижения возможностей О-сенсея), если оно идёт не по пути, проложенному О-сенсеем.

Вместе с тем, следует обратить внимание на то, что точка зрения на процесс передачи духовного знания, которую выражает Фредрик Дж. Ловрет («Уесиба хорошо понимал айки, но не смог передать это знание своим последователям»), не позволяет видеть вертикального направления духовного Пути и градации духовного знания, уровни которой соответствуют и открываются только определённым уровням мировоззренческого видения человека.

Люди, ждущие всех объяснений от учителя Пути на доступном для них языке и обвиняющие его в неспособности передать полное знание, не знают или же не хотят понять, что объяснения, идущие с более высокого мировоззренческого уровня, а также исходящие из него логика действий и физические способности, всегда будут непонятны для воззрения, логики и возможностей более низкого уровня! Это подобно тому, как МР-3 плеер не «видит» и не может воспроизвести запись, выполненную в формате МР-4, а МР-4 плеер способен «читать» оба эти формата.

Для того чтобы понять учителя Пути, нужно подняться на его уровень видения Мира (для прочтения МР-4 формата – воспользоваться МР-4 плеером) и тогда станет понятна, кажущаяся странной, логика его действий и откроются перспективы его возможностей!

О-сенсей рассказал об айкидо всё, что необходимо для того, чтобы его последователи, смогли понять, что такое айкидо и прийти к его эффективности техник! (Жерар-сенсей говорит, что в учении О-сенсея «всё очень чётко прописано!»). Но нужно понимать, что если эти знания «переформатировать» для понимания более низким уровнем сознания, то в таком случае в них не останется ничего нового для ученика. Ничего того, что обосновывало бы удивительные способности основателя айкидо и вело к ним. Именно поэтому учение айкидо нельзя изложить иначе (проще и доступней), чем это было сделано О-сенсеем.

Если сегодняшние адепты айкидо хотят добиться эффективности техник, продемонстрированной его основателем, то теперь это их задача – подняться на мировоззренческий уровень Морихея Уесибы, на котором им станут понятны все тонкости и нюансы его учения, вместо того чтобы выхолащивать из него суть и потенциал, сетуя на недоступность и подгоняя (а в действительности – опуская) под уровни своего понимания, которых (здесь можно согласится с Б. Рёдельем), действительно, может быть столько, сколько есть людей, преподающих и изучающих айкидо.

Чтобы это осуществить (чтобы подняться на мировоззренческий уровень Основателя айкидо) необходимо: - точно соблюдать его метод практики (цели, методику, средства). (А чтобы соблюдать, этот метод необходимо знать, изучать, сохранять.); - знать, что главная цель этого метода заключается в изменении мировоззрения человека (духовной трансформации личности), а именно – в обретении мировоззрения Основателя айкидо; - понимать, что способ изменения мировоззрения состоит в обретении нового практического опыта взаимодействия с объектами Окружающего Мира, меняющего представление об этом Мире, о логике и физических способах взаимодействия в Нём; - принимать во внимание, что обретение мировоззрения, приближенного к мировоззрению О-сенсея, состоит в обретении того же практического опыта, определяемого переживанием тех же чувственных (духовных) ощущений; - учитывать, что для того чтобы пережить те же духовные ощущения и получить тот же опыт, как можно более близкие к переживаниям и опыту О-сенсея, нужно повторно пройти его духовный путь, приведший его к мировоззрению, создавшему айкидо. А единственный способ это сделать – это повторно самому создать его айкидо.

В практике Пути обойти этот период, этот участок Пути (участок собственного создания айкидо О-сенсея), невозможно!

Настоящая причина непонимания учения О-сенсея и неспособность в достижении современными адептами айкидо его технической эффективности (по сути, условие, ведущее к вырождению айкидо) заключается вовсе не в ущербности его метода передачи знания своим последователям, а в не сохранении чистоты метода, определяющего направление практики, при передаче его из поколения в поколение, когда представление о целях и методах изучения айкидо, соответствующее видению Мира, бывшему у О-сенсея и определяющему направление и способы практики его искусства, подменяется на многочисленные варианты их понимания людьми, преподающими айкидо, однако не желающими меняться духовно и не имеющими этого видения.

Заявления о развитии метода, сопровождающие такие подмены, не имеют смысла, так как любые отклонения в методе влекут за собой изменения в общем направлении практики. Даже малейшие изменения в целях, способах и средствах изучения будут вести к тому, что опыт, получаемый в результате такой практики, не будет в полной мере соответствовать опыту О-сенсея, но который, в свою очередь, будет формировать в человеке мировоззрение, а, значит, логику, форму и эффективность действий, отличные от тех, которые были у Основателя айкидо. Именно поэтому ученик Основателя Мишио Хикитсучи сенсей говорит о том, что никто не имеет права «привносить свое личное мнение и таким образом искажать Путь О-сенсея».

С позиции концепции Пути, направление практики айкидо (как одной из форм практики Пути) нельзя ни менять, ни развивать. Это даже звучит некорректно! Как можно «развить (улучшить, усовершенствовать) направление Пути»?! Как можно пойти ещё более северней северного направления?! Направление на север всегда одно! Все остальные, отличающиеся от него, будут вести в другое место! Метод практики (как и направление на север) можно только уточнять, очищая он привнесённых в него изменений. И наблюдение явления, при котором ученики учатся быстрее своих инструкторов, указывает именно на то, что инструкторы, глубже узнавая и лучше осваивая методику преподавания своих учителей, не только совершают движение по пути, не только проходят какое-то расстояние от своего первоначального положения, но и всё больше приближаются к верному направлению Пути своего искусства, и быстрее выводят на него тех, кто идёт вместе с ними.

Вследствие того, что объяснения инструкторов айкидо к своим ученикам направлены с более близкого к ним мировоззренческого уровня, то эти объяснения естественным образом являются более понятными для них, чем, например, наставления и демонстрации учителей и тем более О-сенсея. Это обстоятельство бывает причиной тому, что начинающие ученики в своих занятиях больше воспринимают и доверяют понятным для них словам и действиям инструкторов, чем тому, о чём им говорит и показывает с высоты своего мировоззрения учитель, и совсем мало обращаются к изучению первоисточников от Основателя айкидо.

Однако, как можно видеть, задача выхода на верное направление практики и сохранения чистоты метода изучения айкидо, созданного О-сенсеем, защищающей его от вырождения и обеспечивающей доступ к эффективности техник айкидо не одного поколения его адептов, имеет решение лишь при соблюдении преемственности не только со своим инструктором, под руководством которого мы тренируемся, но и с Основателем искусства.

Ориентируясь в изучении айкидо только на мировоззренческое представление своего непосредственного инструктора (или учителя), являющееся лишь какой-то ступенью (и как может оказаться не самой высокой) на пути к уровню видения Мира О-сенсея, мы вполне можем стать теми, кто, повторяя ошибки и заблуждения своих наставников, поддерживает и развивает ещё одно очередное направление практики, отклонившееся от мировоззрения и возможностей О-сенсея и не имеющее отношение к изучению оригинального айкидо.

Чтобы не быть заложниками чужих мировоззренческих установок, закрывающих выход к верному направлению практики айкидо и ведущих к вырождению метода, очень важно, занимаясь под руководством инструктора, заглядывать вперёд и сверять направление своих занятий с направлением практики учителей более высокого уровня и, конечно же, с направлением практики Основателя искусства, используя для этого в качестве главного ориентира мировоззрение и способности О-сенсея.

Выполнить такое сравнение, сопоставимое с преодолением трудностей выхода на верное направление практики айкидо и удержания этого направления, совсем непросто. И не только потому, что ученику, особенно начинающему, трудно понять мировоззренческий уровень О-сенсея, но и потому, что это сравнение нередко встречает сопротивление со стороны преподавателей. Вместе с тем, существуют способы, позволяющие эти препятствия преодолевать. Определяются они по своей принадлежности к совокупности способов решения озвученной выше задачи, состоящей в повторении учеником пути создания айкидо, ведущего к достижению способностей (эффективности техник) основателя искусства – Морихея Уесибы.

Как уже было отмечено, решение этой задачи, в первую очередь, требует изучения мировоззрения О-сенсея, являющегося результатом его жизненного пути и целью наших практических исследований, и зафиксированного и заархивированного в философских принципах учения айкидо и техниках, продемонстрированных О-сенсеем. При этом следует помнить, что в практиках Пути проблема извлечения верного смысла из философской составляющей учений (проблема разархивирования информации, сжатой в философские положения и принципы учения) всегда преодолевалась принципом «Делай как я!».

Только точное соблюдение требований оригинального метода практики, разработанного основателем искусства, позволяет его последователям, независимо от того к какому поколению учеников они принадлежат, пережить те же чувственные ощущения, приобрести тот же опыт и прийти к одним и тем же обобщающим заключениям, логике поведения, форме физических движений и конечному результату действий.

Именно правило «Делай как я!» обеспечивает преемственность (сохранение чистоты метода) в передаче знания всем поколениям последователей, даже при непонимании преподавателями некоторых из его положений, и позволяет ученикам любого поколения (и даже через поколения) правильно прочесть (воспроизвести и понять), хранящуюся в нём информацию. По этому поводу я уже приводил слова Жерара-сенсея, в которых он, описывая проявление феноменов, называемых им энергетическими, говорит, что «я не понимаю и не могу объяснить, каким образом это действует, но это происходит».

Вместе с тем, условие «Делай как я!» налагает огромную ответственность и определённый круг обязанностей на инструктора – на человека, возлагающего на себя статус проводника Пути, в соответствии с которым он не только тот, кто куда-то идёт и кого-то ведёт за собой, но ещё и является объектом, через который Путь проходит, не заканчиваясь на нём.

Безусловно, чтобы вести людей (чтобы быть интересным тому, кого он учит), инструктору необходимо находится на некотором отдалении, от тех, кого он ведёт (необходимо знать и уметь несколько больше, чем те, кого он учит), и для этого он, конечно же, должен тренироваться больше своих учеников. С другой стороны, чтобы быть ориентиром, который может вести других (может научить чему-то конкретному и практическому), ему нужно находиться в пределах досягаемой видимости, для тех, кого он ведёт (он должен быть понятным своим ученикам).

Чтобы не только привлекать, но и указывать верное направление практики, инструктору необходимо самому находиться на Пути, иначе, он станет проводником какого-то другого Пути, провозгласившим одни, а в действительности ведущим своих последователей к результатам, которые они вовсе не ставили своими целями.

Однако, что более важно в практике Пути, именно для сохранения направления, ведущего к истинным целям практики Пути, нужно понимать, что Путь не прекращается на инструкторе. Инструктор, это не просто веха, находящаяся на правильном Пути, но ещё и указатель, показывающий правильное направление вперёд, от того места, на котором он в данный момент времени находится. Направление на более далёкий ориентир.

Путь не прекращается ни на инструкторе, ни на учителе. Да и сам Основатель айкидо был проводником бесконечного Пути именно потому, что находился на этом Пути, был его вехой, а не только потому, что вёл за собой. И будучи вехой и указателем направления Пути, О-сенсей позволял и предлагал себя обогнать.

«С древних времен и поныне даже величайшие мудрецы не были способны охватить всю истину; объяснения и учения мастеров и святых выражают лишь часть целого. Никто не может говорить о таких вещах во всей их полноте [даже О-сенсей]».

«Вбирай почтенные традиции в наше новое искусство и одевай их в свежие одежды; на фундаменте классических стилей строй новые, лучшие формы [О-сенсей оставляет своим последователям право пойти по его Пути дальше него и создавать техники, которые будут лучше его техник]».

М. Уесиба. Искусство мира (Из бесед, стихов, каллиграфии Основателя айкидо), «София», Киев, 1999.

Быть проводником Пути, это проводить Путь через себя! Это не только показывать подход к тому месту, где ты находишься сейчас, но и указывать дальнейшее направление своего пути. Инструкторы в силу объёма своего опыта помогают увидеть ближние перспективы. Учителя – более дальние цели практики и способы их достижения. Основатель показывает главные цели изучения созданного им искусства и даёт представление о космических масштабах своего пути.

Для того чтобы быть проводником Пути (неважно какого уровня) нужно «делать как учитель» и иметь цели как у учителя. Нужно иметь цели, которые ещё не достиг и которые побуждают продолжать свое личное обучение и тренироваться больше своих учеников, невзирая на возраст и уже имеющийся опыт.

Меня упрекают в том, что я называю своими учителями Мичио Хикитсучи сенсея и О-сенсея, несмотря на то, что я никогда не учился у них, не присутствовал на их занятиях. Но я знаю, что задача соблюдения преемственности, сохраняющей метод практики от вырождения, требует, чтобы адепты айкидо были учениками не только своих непосредственных инструкторов, но и учениками учителей более высокого уровня и, в том числе, учениками Основателя айкидо. А для этого они должны ставить перед собой цели практики и учителей, и О-сенсея. Я родился, когда О-сенсея уже не было, мне не удалось знать лично Мичио Хикитсучи сенсея, но я считаю себя их учеником именно потому, что ориентируюсь в своих занятиях на их цели и методы практики айкидо.

Быть инструктором айкидо, быть проводником Пути, это значит «Делать как учитель!», это постоянно сравнивать себя с учителем. Не все инструкторы айкидо выполняют это требование, не все являются преемниками метода практики оригинального айкидо и идут по пути изучения искусства О-сенсея, и, зная об этом, многие из них не любят и сопротивляются тому, чтобы их сравнивали с их учителем и О-сенсеем. (Например, даже по такому простому вопросу, как расположение стоп айкидоки в стойке «ханми», правильный и однозначный ответ на который, легко найти на видео с О-сенсеем).

Поэтому, выбирая место для занятий айкидо, следует выбирать учителя, а не его близость к остановке транспорта, размещение в модном фитнес-центре или наличие кофе-автомата в раздевалке. В связи с широким распространением айкидо и умножением его стилей, неизбежно влекущими потери в методе практики, найти инструктора, который бы не то, что повторял эффективность техник О-сенсея, но и хотя бы приближался к ней – сегодня нереальная задача. Однако людям, заинтересованным в приобщении к оригинальному искусству айкидо, а не его суррогатной копии, стоит останавливать свое внимание на тех преподавателях, которые заявляют о своем стремлении к повторению способностей О-сенсея. Изучают и опираются при этом на высказывания О-сенсея, используют в своей практике его техники. Не боятся сравнений и используют их для выявления и устранения недостатков из своего метода практики и преподавания.

Знакомясь с методикой изучения и преподавания айкидо Жерара-сенсея, можно обнаружить, что её положения нередко отличаются от распространённого представления в отношении организации практики этого боевого искусства, в том числе и по многим основополагающим вопросам. Поэтому вполне резонно возникает вопрос, а в правильном ли направлении он идёт? Для того чтобы выяснить прав Жерар-сенсей или нет, его следует сравнивать не с другими мастерами айкидо, а непосредственно с О-сенсеем. И надо сказать, что результат такого сравнения оказывается на его стороне.

Жерар-сенсей не избегает сравнений и не требует себе слепой веры. Изучая и обучая айкидо, он опирается на первоисточники – высказывания и демонстрацию техник О-сенсея, принципы практики, переданные ему учеником О-сенсея – Мичио Хикитсучи, объясняя ими свои странные, непохожие на общепринятые, методы преподавания.

«У вас есть идея о том, как О-сенсей описывал айкидо, как он о нем говорил? Я выберу момент, который более-менее понятен, хотя даже для перевода он будет непрост …

… Вот что значило айкидо для того, кто его создал. Когда вы тренируетесь над техниками нужно идти в этом направлении. Я хочу, чтобы вы именно это сохранили в своем сердце».

«Посмотрите фильмы О-сенсея, то, как он делает эту технику. Вот, собственно, так он её и делает. Это чтобы успокоить тех, кому этот вариант выполнения покажется странным».

Ж. Блез. Семинар по айкидо, г. Санкт-Петербург, 2004г.

«Айкидо создано, чтобы кого-то вести, а не для того чтобы кого-то бросать, ломать, не для того чтобы делать технику просто саму по себе, а именно для того, чтобы учится привлекать партнёра и вести его. Хикитсучи-сенсей дал для этого основы».

Ж. Блез. Мастер-класс по айкидо, г. Новосибирск, 2006г.

Настаивая на необходимости включения в методику практики айкидо задачи достижения его адептами способностей Основателя искусства, как условия, обеспечивающего сохранение оригинального метода практики О-сенсея, ведущего поколения последователей айкидо к овладению настоящей эффективностью его техник, хотелось бы обратить внимание на результаты исследований и выводы системолога, доктора философских наук А.Н. Малюты. В одной из своих видео лекций («Новой эпохе – новые мифы»), разъясняя причины появления и смысловое значение выражения «Хочешь получить максимум – желай невозможного!», он даёт объяснение, в том числе, и возникновению рассматриваемой здесь проблемы вырождения изначального метода практики той или иной школы боевых искусств, сопровождающейся мистификацией их основателей. А вместе с объяснением проблемы, так ярко обозначенной В.Хоревым, и способ её преодоления.

Установив, что величина коэффициента полезного действия реальной человеческой практики составляет менее трех процентов, ученый утверждает и предупреждает, что «ориентация на низкие цели предопределяет поражение в последующей деятельности», что «при постановке перед собой низкой задачи, мы не получим ничего».

Перенеся эти выводы на задачу формирования целей практики айкидо, уже совсем несложно найти объяснение и тому, почему, несмотря на повсеместные разговоры о развитии айкидо, мало кто из современных последователей О-сенсея может продемонстрировать уровень его способностей. И тому, почему постановка задачи повторения способностей Основателя является необходимым методическим условием в практике айкидо, а повторение пути создания айкидо – методическим способом её решения.

Замечательно ещё и то, что на основании тезиса, исходящего из концепции Пути, и состоящего в том, что «Путь не заканчивается ни на инструкторе, ни на учителе», мы имеем в своих руках ещё одно мощное средство для выяснения истинного направления практики айкидо О-сенсея и достижения его эффективности техник – учиться у того, у кого учился Основатель айкидо. Однако, это, конечно же, не Такеда Сокаку, как кто-то может подумать, и не Онисабуро Дегучи.


Comments (0)

Оставьте мнение: