Фев 16 2014

Механизм изменения мировоззрения в практиках Пути: Функции учителя и ученика

Category: ДневникЕвгений @ 12:29

В предшествующей записи был высказан тезис о том, что значение учителя в практиках Пути состоит в том, что он, учитель, функционально является частью механизма изменения мировоззрения, которая обеспечивает соединение системы мировоззренческих представлений ученика с более высокими и не воспринимаемыми его сознанием уровнями мировоззренческого видения.

Поэтому, для уточнения работы механизма изменения мировоззрения в практике айкидо, рассмотрение подробностей того, как это происходит, становится не только интересным, но и необходимым.

Наилучший способ это сделать нам видится через выяснение особенностей функциональных задач непосредственных участников практик духовного совершенствования – учителя, инструктора и ученика.

Учитель – тот, кто воспитывает

На основании того, что техническое совершенствование в практиках Пути связано с вертикальным и горизонтальным направлениями (с подъёмом на новый уровень мировоззренческого видения – духовный аспект практики, или «до», и его техническим освоением – физический аспект, «дзюцу»), ученику, заинтересованному в наиболее полном восприятии и использовании идущей от учителя информации, следует принимать во внимание, что функции учителя Пути, сенсея, состоят в оказании помощи ученику в этих двух направлениях общего процесса практики.

«Техника – это всего лишь техника. Невозможно понять айкидо, не изучая его духовную сущность.

Моя обязанность – давать уроки О-сенсея и распространять дух айкидо …»

Интервью с Мишио Хикитсучи Сэнсэем, Париж, 1984.

В отличие от просто учителя или инструктора, обучающих своих учеников определённым алгоритмам умственных действий и механическим навыкам одного и того же технического уровня («Ты должен думать так, ты должен уметь делать так!»), позволяющим им решать определённые прикладные задачи, учитель Пути (сенсей!), демонстрирует и учит тому, как повысить эффективность решения тех же прикладных задач, добиваясь принципиального изменения уже имеющихся в человеке схем мышления и механики жестов, посредством осуществления в нём духовных изменений («Если ты посмотришь на Мир и с новой точки зрения, с той, о которой я тебе говорю, ты сможешь увидеть новые способы взаимодействия, гораздо более эффективные, чем те, которыми ты пользуешься сейчас!»).

«О-сенсей не преподавал как школьный учитель. Не следовал он, как мне кажется, и традиционной модели обучения, принятой в классических школах японского будо». Т. Набуёси.

Айкидо. Этикет и передача традиции. Киев, София, 2002г.

«О-сенсей нам говорил, ничего не показывая. Он нас не обучал жестами, не говорил “Делайте так или делайте вот так!”. Именно с Ки он нас учил, именно с Ки надо было пытаться ухватить то, чему он нас учил».

Хикитсучи Мичио Сенсей. Высказывания об Айкидо. Материалы, печать, выпуск Анни Морель 26 января 1998.

В силу своего практического опыта, определяющего функциональную состоятельность и функциональное значение преподавателя, инструктор – обучает техническому, «горизонтальному» аспекту искусства; учитель, помимо этого, способен придать процессу практики «вертикальный» вектор духовного совершенствования. Инструктор – обучает, «натаскивает» на механике движений; учитель Пути, кроме обучения ещё и воспитывает – занимается духовным развитием ученика.

«Я приехал во Францию, чтобы преподавать технику и духовную сторону послания О-сенсея».

Хикитсучи Мичио Сенсей. Высказывания об Айкидо. Материалы, печать, выпуск Анни Морель 26 января 1998.

При этом следует подчеркнуть, что воспитательная функция учителей Пути, по их же мнению, имеет приоритетное значение в процессе технического совершенствования ученика по отношению к учебной.

«Именно духовная сторона [учения О-сенсея] существенна для меня, техника для меня второстепенна».

«В айкидо необходимо, чтобы разум [ум, соединённый с духом] был на первом месте, а техника вытекала из него.

Тот, кто занимается только тем, чтобы овладеть техникой, ничего не понимает в айкидо.

В айкидо душа должна стоять на первом месте, а техника и тело на втором».

Хикитсучи Мичио Сенсей. Высказывания об Айкидо. Материалы, печать, выпуск Анни Морель 26 января 1998.

«Я приезжаю не для того чтобы учить вас, как делать «никке» или «санкье». Этому вы можете научиться и без меня».

Ж. Блез. Семинар по айкидо, г. Барнаул, сентябрь 2008г.

После таких замечаний известных мастеров и учителей айкидо, конечно же, невозможно не спросить: Так чему же такому они, мастера Пути, воспитывая, учат своих последователей, чему те сами научиться не в состоянии?! В чём заключается специфика воспитания в практиках Пути?! Какие именно задачи практики, и какими способами, воспитание решает?!

Воспитание – процесс изменения мировоззрения

Прежде чем приступить к рассмотрению воспитательной функции учителей Пути, хотелось бы обратить внимание на то, что используемые ими в одних случаях понятия «воспитание»*, связанное с духовными преобразованиями человека, а в других – «изменение мировоззрения»**, преследующее цели подъёма мировоззренческого представления человека об Окружающем Мире на новые уровни, обозначают один и тот же процесс***, возникающий в результате проявления действия одного и того же функционального механизма.

(* «Воспитывай и очищай Дух Воина… М. Уесиба. Искусство мира (Из бесед, стихов, каллиграфии Основателя айкидо), «София», Киев, 1999.

«Айкидо – это путь, который воспитывает сердце…». Хикитсучи Мишио. Ж. Блез. Речи и статьи Основателя по практике айкидо. Барнаул, 2000.

«Будо О-сенсея было очень новым… Это выражалось состоянием его души». Хикитсучи Мичио Сенсей. Высказывания об Айкидо. Материалы, печать, выпуск Анни Морель 26 января 1998г.).

(** «Истинный Воин учится правильно воспринимать процессы во Вселенной…», «Если ты воспримешь истинную форму Неба и Земли…». М. Уесиба. Искусство мира (Из бесед, стихов, каллиграфии Основателя айкидо), «София», Киев, 1999.

«Айкидо это не борьба, это телесное достижение РАЗУМА». Хикитсучи Мичио Сенсей. Высказывания об Айкидо. Материалы, печать, выпуск Анни Морель 26 января 1998г.).

(*** «Этот исключительный человек [О-сенсей], вследствие долгих занятий боевыми искусствами и духовными практиками, создал искусство, которое, соответствуя всем его знаниям о будо и феноменам, рожденным во время его духовных опытов, и которое имеет целью привести и нас к видению Вселенной, обретённому им в ходе своих поисков». Ж. Блез. Айкидо: поиск верного движения, Барнаул, 1999г.).

Поэтому давая общее представление «воспитанию в практике Пути», в первую очередь, мы говорим о нём, как о процессе осуществления внутренних духовных изменений адепта Пути (называемых учителями Пути «победой над самим собой», «победой над своим умом»****), меняющим его мировоззренческое восприятие Окружающей Действительности, и проявляющимся в повышении эффективности взаимодействия человека с объектами и явлениями Окружающего Мира.

(**** «Искусство Мира можно выразить в таких словах: Истинная победа – это победа над самим собой; пусть этот день наступит поскорее!». М. Уесиба. Искусство мира (Из бесед, стихов, каллиграфии Основателя айкидо), «София», Киев, 1999.

«Победа для нас – это победа над противоречивым умом в себе самих». М. Уесиба. Айкидо – истинное будо. Искусство мира, «София», Киев, 1999.).

Помимо этого, отождествление процесса изменения мировоззрения с процессом воспитания, позволяет объединить и результаты поиска ответов на одинаковые по своему смыслу вопросы о том, «каким образом осуществляется подъём Мировоззренческого видения ученика Пути на новые мировоззренческие уровни?» и о том, «каким образом в практиках Пути осуществляется воспитательный процесс?». Такое объединение предоставляет возможность не только углубить представление об исследуемом нами механизме изменения мировоззрения, но и позволяет, пересмотрев отношение к значению процесса воспитания в практиках Пути, поставить воспитание на должное место в методике изучения искусства О-сенсея, утерянное в современной практике айкидо.

Задачи обучения и воспитания. Искусство и Путь

Итак, каким же образом воспитание в практике айкидо обеспечивает подъём мировоззрения его адептов на новые, невидимые для их текущего сознания, уровни мировоззренческого видения, в конечном итоге, повышающий и эффективность выполняемой ими физической прикладной деятельности?

Для ответа на этот вопрос в первую очередь, конечно же, следует обратиться к мнению самих учителей Пути. Цитируемые ниже слова Жерара-сенсея позволяют подойти к определению того, в чём именно состоит воспитательная функция практики айкидо, преследующая цели «преподавания духовной стороны послания О-сенсея», и пролить дополнительный свет на истинное значение учителя в практике Пути.

«Нужно понять одну простую вещь: техника в принципе ничего не значит; важны взаимоотношения между вами и вашим партнёром и также остальными людьми.

Айкидо – это тренировка притягательной силы, это позвать и вести человека, и для этого надо отправить послание партнёру благодаря технике, которую мы делаем.

Главный смысл, который я передаю через техники, заключается в том, чтобы вести человека. [Выполнение техники айкидо состоит в том, чтобы наполнить физические действия информаций, которая привлекает партнёра и позволяет его вести].

Я приезжаю не для того чтобы учить вас, как делать «никке» или «санкье». Этому вы можете научиться и без меня.

Я приезжаю учить тому, как что-то дать от вашего тела телу партнера, когда я делаю технику. Именно этому я учу [учу тому, как вложить некое духовное послание в физические действия, в технику], а это намного труднее, чем делать просто технику [чем делать только механические жесты]».

Ж. Блез. Семинар по айкидо, г. Барнаул, сентябрь 2008г.

На основании этого замечания и замечаний сенсеев, приведённых выше, можно говорить о том, что главное функциональное значение учителя Пути, отличающее его статус от статуса инструктора, состоит в его способности обучать людей построению новых, особых взаимоотношений с окружающими их объектами, чему ученики научиться ни самостоятельно, ни под руководством инструктора, не могут.

Вместе с тем, из слов сенсеев можно видеть и то, что это новое отношение создаётся вложением в ментальные действия человека некоего особого духовного послания, которое затем на физическом плане проявляется в особой форме механики жестов, с новой особой эффективностью, воздействующей на тело партнёра.

Именно определённый духовный смысл, присутствующий в техниках мастеров айкидо придаёт им особую форму и наделяет их особой эффективностью. И именно раскрытием содержания этого нового и неизвестного ученикам смысла и обучением способам и формам его выражения в первую очередь заняты учителя Пути в своём преподавании.

Однако сейчас, прежде выяснения содержания смысла послания, вкладываемого в техники айкидо, более важно рассмотреть обстоятельства, сопровождающие процессы «наполнения и выражения в техниках информации», собственно и составляющие собой процесс «передачи послания от одного тела к другому», к изучению которых направляет наше внимание Жерар-сенсей, и которые могут внести существенные дополнения в наше представление о механизме изменения мировоззрения. И начать этот анализ предлагается с рассмотрения подробностей условий, обеспечивающих выражение в физических действиях тела духовной информации.

*****

Ранее уже неоднократно отмечалось, что с точки зрения учения айкидо, наше физическое тело является средством проявления нашей (человеческой) духовной составляющей в физическом мире.

«Всякая жизнь есть проявление духа …».

«… поза тела отражает … состояние ума».

М. Уесиба. Искусство мира (Из бесед, стихов, каллиграфии Основателя айкидо), «София», Киев, 1999.

Жизнь, а значит наши действия и получаемый в них результат, являются проявлением духа. Независимо от того хотим мы или нет, мы всегда через действия тела передаём в Окружающий нас Мир своё духовное состояние и выражаем своё внутреннее к Нему отношение. В этом смысле, занимаясь решением проблемы «передачи послания в своих действиях», можно говорить о том, что нам вовсе не нужно специально учиться выражать свою внутреннюю сущность и свое внутреннее состояние, мы это и так делаем всегда всем своим внешним видом и всеми своими действиями.

Однако, учитывая, что сейчас мы рассматриваем не просто поведенческие реакции человека, прямо и точно отражающие его систему мировоззренческих представлений, а «искусство» – специфичную форму человеческой деятельности – необходимо принимать во внимание особые условия этой деятельности, которые не позволяют человеку точно выразить в искусственно создаваемых им продуктах (в произведениях искусства) его действительное мировоззренческое видение и истинное отношение к Окружающему. Условия, предъявляющие определённые требования к осуществлению искусственной деятельности, делающие эту деятельность искусством. Условия человеческой деятельности, создающие истинные произведения искусства.

В числе таких условий можно назвать «осознанность», т.е. осуществление искусственной деятельности с участием сознания (интеллекта). «Практичность», требующую учитывать в своём выполнении действие Естественных Законов. «Прикладной характер», направляющий эту деятельность на обязательное достижение каких-то прикладных целей. «Историчность», состоящую в том, что в основании, каких бы то ни было форм этой деятельности, находится опыт многих поколений людей, содержащий широкие и глубокие области знаний, создавший определённые инструменты и технологии. Опыт, ставящий адепта перед необходимостью, как изучения этих знаний, так и перед необходимостью овладения практическими навыками применения технических средств и инструментов, используемых в изучаемом им виде искусства.

Произведения искусства, по своим внешним и внутренним характеристикам, всегда соответствуют целому комплексу специфичных и очень жестких технологических требований, незначительное отклонение от которых по количеству и качеству превращает их, в лучшем случае, в бутафорию, или же просто никому не нужные вещи. Кому нужен пусть и украшенный драгоценными камнями меч, если он гнётся и оставляет на себе глубокие зазубрины даже после незначительных ударов. Кому нужен портрет, если по нему нельзя узнать человека, с которого он нарисован, или краски которого выцветают и осыпаются спустя неделю после его написания. Какой бы изящной ни была посуда, она не является посудой, если растворяется при соприкосновении с пищей или передает в пищу содержащиеся в ней вредные для здоровья вещества. Техника боевого искусства в обязательном порядке должна быть способной решать прикладные задачи, связанные с выживанием в боевой ситуации; если иначе то, какая же она боевая.

Речь идёт о том, что продукты (результаты) человеческой деятельности всегда содержат в себе полную информацию о своём создателе, в том числе и о его действительном уровне владения этой деятельностью. Однако, для того чтобы с помощью средств искусства человек смог осознанно выразить какое-то своё личное послание, например, об особенностях своего мировоззренческого видения, которое будет замечено и распознано другими, ему необходимо сначала овладеть всем объёмом технологической информации, накопленной в практикуемом им виде искусства, и научиться вкладывать её в создаваемый продукт. Кузнец должен уметь на самом высоком уровне пользоваться горном и молотом, певец – голосом и нотным чтением, художник – кистями, красками, грунтовками и растворителями и обладать знаниями по анатомии человека. Адепт боевых искусств должен знать все основные базовые формы техник практикуемого им вида будо, принципы их применения и без затруднений использовать и то и другое на уровне прикладного применения. Именно об этом говорят слова: «Для начала научитесь рисовать и писать как великие мастера, а уж потом действуйте по своему усмотрению – и вас будут уважать!», – высказанные С. Дали, известного своими отклонениями во взглядах на живопись.

Исходя из того, что изучение какой бы то ни было формы искусства заключается в овладении способностью выражения своего восприятия и отношения к Окружающему Миру через специфичные, принадлежащие только этому искусству, средства, и, принимая во внимание основополагающую концепцию практики Пути, состоящую в том, что алгоритмы мышления, практические действия и результат их выполнения являются проявлениями духа, образно, о произведении искусства можно говорить, как о прозрачном луче света, последовательно проходящим через несколько светофильтров в итоге отличающимся своим цветом от первоначального состояния. Вот только в отличие от стёкол, меняющих цвет исходного луча в нашем примере, фильтрами человека, меняющими форму и результат первичного действия его духа, являются его же ум и тело.

Этот образ легко представить, на примере выполнения учеником техники боевого искусства вслед за своим инструктором, когда из-за невнимания и незнания того, куда надо смотреть, он сначала не замечает некоторые нюансы механики жестов (фильтр ума), а затем, из-за отсутствия необходимой гибкости и координации движений (фильтр тела), при всём своём желании, физически не способен повторить движения, требующие выполнения шпагата или непривычного для него согласования движений рук, ног, головы и других частей тела.

Продолжая образное представление, можно говорить о том, что приступая к изучению искусства, на начальном этапе своей практики, ученик выполняет работу по замене цветных стекол, через которые проходит выражение его духовного послания, на прозрачные. На чистые и не искажающие ни его первичного, истинного отношения к ситуации, в которой он находится, ни формы задуманных им физических действий.

В практике боевых искусств известна учебная установка: «сделать оружие продолжением своего тела», – подразумевающая задачу, заключающуюся в том, чтобы посторонний и искусственный для человека предмет, которым является оружие, сделать таким же послушным ученику, как и послушно ему его тело. На более глубоком уровне эта установка соответствует образу соединения ума и оружия, в котором тело, через которое осуществляется связь ума и оружия, перестаёт вмешиваться и хоть как-то ограничивать способы действий, исходящие из возможностей ума. То есть условиям, в которых тело перестает «фильтровать» (в смысле – искажать) команды, идущие через него от ума к оружию.

«Люди, далекие от японского искусства и новички считают, что искусство идет от тела. Они считают, что мастерское владение кистью для каллиграфии или традиционным мечем, в основном, зависит от правильных движений руки. Те же, кто посвятил достаточно времени практике своего искусства, прекрасно знают, что сознание рисует на холсте, выражая себя через движения, и именно оно режет зачастую даже сильнее, чем самый острый меч. Другими словами, ни меч, ни кисть не могут сделать ни единственного движения, если только сознание не сделает его первым.

… Искусство происходит прямо из сознания».

Х.И. Дейви. Искусство и Путь по-японски: 45 дорог к медитации и красоте. Феникс, Ростов-на-Дону, 2005г.

«Искусство происходит из сознания», или, как можно ещё слышать, «режет не меч; режет ум». Именно поэтому мы можем говорить, что занимаясь изучением и отработкой техник, практикуемого нами искусства, мы, по сути, занимаемся устранением проблем тела, мешающих телу точно выполнять команды ума.

Вместе с тем, помня о том, что искусство Морихея Уесибы всё-таки является выражением не просто ума, но, в первую очередь, духа, то под задачами обучения искусству айкидо следует видеть не только устранение влияния проблем тела на конечный результат деятельности, т.е. не только задачи соединения ума и тела, но и задачи устранения проблем нашего ума, вносящего искажения в действия духа. Или другими словами, среди задач обучения искусству следует видеть и ту, которая направлена на соединение ума и духа, и состоит в овладении способностью свободно и точно выражать через ум и тело действия, создаваемые на духовном уровне. Сделать меч продолжением духа!

«Твой дух есть твой истинный щит».

«Побеждай своих противников духовно».

М. Уесиба. Искусство мира (Из бесед, стихов, каллиграфии Основателя айкидо), «София», Киев, 1999.

«Мы должны непрерывно упражняться в техниках гармонизации разума [разум – ум, соединённый с духом] и тела».

М. Уесиба. Будо: Учение Основателя айкидо. Феникс, Ростов-на-Дону, 1999г.

*****

Безусловно, обучение полному и точному выражению в действиях духовного восприятия Окружающего Мира, это сложная и большая по объёму работа, требующая немалых усилий и времени. Деятельность людей, овладевших способностью точно передавать в ней своё внутренне мироощущение, принято считать достигшей уровня настоящего искусства, а продукты и результаты такой деятельности – истинными произведениями искусства.

Однако следует отметить, что искусно сделанная и ярко выражающая мировоззрение человека работа, несмотря на то, что и считается творчеством, приравниваемым к искусству, с точки зрения Концепции Пути, не всегда является настоящим искусством и, уж тем более, не является настоящей практикой Пути.

Понять идею, заключённую в этом тезисе («Не всякая практика искусства является практикой Пути!») позволяет видение отличий, имеющих место между явлениями, называемыми «обучением» и «воспитанием» и делающими их по своему направлению и внутреннему содержанию двумя совершенно различными процессами.

Главное отличие между «обучением» и «воспитанием» состоит в их причастности к влиянию на мировоззрение человека. Как можно обнаружить, не всякое изучение техник того или иного искусства и не всякая усердная практика, способны менять мировоззрение ученика.

«Чтобы узнать движения айкидо, – сказал О-сенсей, – тренировочный процесс – это только первый шаг. Без конструктивных действий эти знания лишены смысла. Если книгу Мусаси прочтет преступник, его мозг по-своему интерпретирует «Книгу пяти колец» и его знания станут разрушительными.

Не обладая чистотой разума и духа, ты не можешь постичь истинного Пути Меча. Ты улавливаешь связь?».

М.Саотомэ. Айкидо и гармония в природе, София, г. Киев, 1998.

Разучивая и практикуя техники (имеется в виду – механическую часть техник) того или иного искусства, мы не решаем задачу изменения «своего мозга», по-своему интерпретирующего поступающую в него информацию. Обучаясь техникам искусства, мы учимся более точно, быстро и ярко выражать средствами этого искусства то, что в нас (в нашем уме; в нашем мировоззрении) уже есть. И в этом заключается суть и главная характеристика процесса обучения искусству.

Безусловно, процесс обучения обеспечивает рост технического мастерства, но только лишь до определённого уровня. Несмотря на то, что великие мастера обладают филигранной техникой, они отличаются от менее великих всё же не столько техникой (не механическими отличиями в техниках), сколько своей чистотой видения Мира, поднимающей их технику на качественно новый уровень.

«Кристально чистый, Острый и яркий, Священный меч [меч – способность к различению] Не оставляет Злу ни малейшей лазейки».

М. Уесиба. Искусство мира (Из бесед, стихов, каллиграфии Основателя айкидо), «София», Киев, 1999.

Наша техника слаба не потому, что мы неточно выражаем то, что знаем и умеем, а потому что, то восприятие Мира и отношение к Нему, которые мы выражаем в своих техниках (духовное послание), не соответствует тем, которые необходимо вкладывать в техники айкидо. Тому уровню мировоззрения, который было у его основателя и тому смыслу духовного послания, который он вкладывал в свои техники.

Достичь этого уровня процессом обучения – только лишь тренировкой тела, оставаясь при этом в рамках своего текущего мировосприятия, невозможно. Это можно осуществить только с применением воспитания – процесса, направленного на изменение мировоззренческого видения адепта Пути и содержащего для решения этой особой задачи практики свои специфические средства. Именно поэтому, техника в практиках Пути не самое главное, т.е. не цель практики, а средство. Средство поиска и обучения выражению нового мировоззренческого уровня. По словам О-сенсея, настоящей практикой айкидо является не та, которая направлена на овладение техниками (т.е. на обучение и тренировку тела), а та, которая направлена на достижение «Сокровенного Сознания». Будет правильное сознание, т.е. правильный взгляд на Мир, будет автоматически эффективной и техника!

«Я лично достигал Сокровенного Сознания через тренировки тела в будо». («Журнал Айкидо», №18, стр.14).

Ж. Блез. Речи и статьи Основателя по практике айкидо. Барнаул, 2000.

Продолжая дополнять представление о процессе воспитания и его роли в практиках Пути, следует отметить, что, если обучение имеет целью устранение «проблем тела», вносящих искажения в механику и динамику жестов, то воспитание связано с устранением «проблем ума»: с обучением ума видеть, правильно читать и точно, т.е. без внесения «своего собственного мнения», организовывать исполнение команд, идущих от духа человека, и осуществлять физические движения его тела.

В зависимости от того присутствует воспитание в практике или нет, эта практика может быть двух принципиально различных видов. Той, что направлена на выражение текущего мировоззрения, т.е. той, которая занимается только лишь проблемами тела (лишь обучением и тренировкой тела) и которая не является настоящей практикой Пути. Искусство, но не более! А может быть той, которая ориентирована ещё и на достижение мировоззренческого роста (воспитание ума), т.е. практикой, устраняющей проблему «искажающего действия ума», или, другими словами, решающей задачу «объединения духа человека с его телом», и являющуюся одним из признаков настоящей практики Пути.

«Чтобы воистину реализовать Искусство Мира, ты должен быть способен свободно играть в проявленных, скрытых и божественных сферах».

М. Уесиба. Искусство мира (Из бесед, стихов, каллиграфии Основателя айкидо), «София», Киев, 1999.

Три тренировки в искусстве О-сенсея

Разъясняя способ достижения «Сокровенного Сознания», О-сенсей говорил, что для этого необходимы три вида тренировки, без сочетания которых в практике Пути эта цель не может быть реализована. При этом он подчёркивает, что именно отсутствие опыта, приобретаемого в результате этих трёх видов тренировки, является причиной упоминаемого ранее поражения «умных и правильных» философов и проповедников перед «менее умными и правильными» людьми, вступающими в противоборство с ними военной силой.

Ниже представлен доступный нам перевод текста высказывания О-сенсея, раскрывающий суть и значение тренировок, имеющих место в практике созданного им айкидо.

«Человеческое существо должно реализовывать гармонию трёх стихий: сознание сердца, тела и Ки, которое их объединяет. Есть три тренировки: - тренировка в гармонизации сознания сердца и деятельности Вселенной; - тренировка в гармонизации тела и деятельности Вселенной; - тренировка в гармонизации Ки, которое объединяет сознание сердца и тела и деятельности Вселенной. Необходимо реализовать эти три тренировки одновременно. Эффективность реализации этих трёх тренировок – это возможность понять Истину Вселенной, возвращать ваш дух весёлого сердца и иметь тело в хорошем здоровье. Можно же разрешить все несоизмеримые и печальные вещи и, таким образом, повести весь мир стать спокойной Вселенной.

Хотя имелось много философов и монахов, которые говорили истину, мало есть людей, которые прислушиваются к ним. Более того, эти люди становятся в оппозицию философам и проповедникам, они борются военной силой и побеждают. Но почему? Потому что до настоящего времени философы и религиозные люди выражаются только словами и пренебрегают тремя изложенными тренировками. Чтобы дух сердца согласовывался с активностью Вселенной нужно естественно, чтобы слова, которые служат для выражения духа сердца, были в гармонии с активностью Вселенной. Чтобы эти слова согласовывались с деятельностью Вселенной, необходимо, чтобы гармония тела была в гармонии с этими словами.

Я лично достигал Сокровенного Сознания через тренировки тела в БУДО. Я хорошо понял, что нужна гармония между сознанием сердца и тела и Ки, которая их объединяет. Более того, нужно, чтобы эти три элемента соединялись с деятельностью Вселенной. Я уловил сущность Вселенной через БУДО». («Журнал Айкидо», №18, стр.14).

Ж. Блез. Речи и статьи Основателя по практике айкидо. Барнаул, 2000.

На основании этого текста, с учётом имеющихся у нас научных представлений о строении Человека и опыта практики айкидо, а также допуская возможность ошибок переводчика и редактора издания, мы можем определить первичный источник духовного послания, выражаемого в техниках айкидо (о котором говорят Хикитсучи-сенсей и Жерар-сенсей), структуру систем Человека, через которые это послание проходит (механизм реализации духовного послания) и под влиянием которых оно приобретает конкретную форму физического выражения в виде произведения искусства.

Анализ наставлений О-сенсея, позволяет предположить, что первичный смысл духовного послания создаётся в результате взаимодействия духовных структур человека (в выражениях О-сенсея называемых «духом сердца») с объектами и явлениями Окружающего мира («Вселенная», «деятельность Вселенной», «активность Вселенной», «Истина Вселенной»). Далее для своего воплощения на физическом уровне, этот смысл, являющийся выражением отношения Человека на воздействие внешнего фактора, проходит через физиологические структуры, в результате интеллектуальной обработки, обличающие этот смысл в идеи, слова и планы действий («ум», «сознание сердца», «слова, которые служат выражению духа сердца»). И затем – через структуры, обеспечивающие выполнение физических действий («тело») и создающих практический продукт или результат.

Именно «дух», «ум» и «тело», являясь ступенями материализации результата первичного духовного взаимодействия Человека и Вселенной, определяют физические качества результата любого вида практической деятельности, в том числе и в произведениях искусства, будь то свойства клинка в кузнечном деле, картина – в живописи, форма и эффективность техник – в будо. Именно от них, как в детской игре в «испорченный телефон» зависит насколько точно, созданные человеком произведения искусства, будут нести и передавать через свои физические формы, качества и свойства первичного смысла духовного ответа Человека на, какое бы то ни было, взаимодействие. И, как можно видеть, те три вида тренировки в практике айкидо, о которых говорит О-сенсей, представляют собой работу, направленную на преобразование (на развитие и совершенствование) именно этих объектов.

В рамках рассматриваемой темы, несколько перефразируя слова О-сенсея, в числе этих тренировок, следует назвать:

тренировку тела или, другими словами, тренировку в гармонизации деятельности ума и деятельности тела. Словами О-сенсея – «чтобы гармония тела была в гармонии со словами [«слова», как продукт деятельности ума, как выражение ума]», или «нужно чтобы личное сознание сердца [ум] было в гармонии с личным телом». Иначе, этот вид тренировки формулируется, как «объединение ума и тела», как «устранение проблем тела», как «обучение тела», и направлен на решение задачи «сделать тело (и оружие, которое тело держит) продолжением ума».

тренировку ума, или тренировку в гармонизации духа и ума. Т.е. процесс воспитания ума, состоящий в приведении «сознания сердца» в гармонию с «духом сердца», «в приведении слов, в соответствие с духом сердца» или, как ещё можно встречать, в «объединении ума и духа», в «устранении проблем ума», в «обучении ума»*****, и направленный на то, чтобы «сделать ум продолжением своего духа». Научить ум не вмешиваться в смысловое содержание духовного послания при выполнении им своих функциональных обязанностей по материализации этого послания.

(***** «Относитесь к своему уму как к щенку – воспитывайте в строгости до тех пор, пока не научите его сидеть, идти рядом и приносить вам убитую дичь, — со временем ваш ум станет подобен мягкой коже». Фредрик Дж. Ловрет. Путь и сила: секреты японской стратегии. «София», г. Киев, 2000г.).

тренировку духа, или тренировку в гармонизации духа с деятельностью Вселенной («чтобы дух сердца согласовывался с активностью Вселенной»), подразумевающей задачу, состоящую в том, чтобы, в конечном счёте, физические действия тела Человека, а значит и создаваемые Человеком произведения искусства, в том числе и боевые техники, сделать точным отражением «Истины Вселенной».

«Цель тренировок – подтягивать ослабленное, укреплять тело и шлифовать дух».

М. Уесиба. Искусство мира (Из бесед, стихов, каллиграфии Основателя айкидо), «София», Киев, 1999.

Как можно видеть, собственно тренировка тела, это далеко не вся, а лишь некоторая часть практики искусства О-сенсея. И, несмотря на то, что разучивание и наработка механики техник единственное, что непосвящённый видит на практических занятиях айкидо, они только некоторая производная часть той работы, которая необходима в изучении боевого искусства Морихея Уесибы, зависящая от целого ряда других факторов, в том числе и от присутствия и качества процесса воспитания.

Необходимость тренировки ума и духа, или другими словами – необходимость воспитания ума и духа, на которую указывает О-сенсей, подразумевает одно очень важное обстоятельство, отличительным образом характеризующее процесс воспитания и практику Пути в целом. Воспитание, или рост и изменение ума и духа, представляющее собой приобретение нового взгляда на Мир, предполагает то, что ученик, осуществляющий все три вида тренировки, через какой-то промежуток времени занятий, и не один раз, встанет перед необходимостью выражения нового восприятия и нового отношения ко всё тем же окружающим его объектам и явлениям.

Воспитание от обучения отличается тем, что, если обучение, или, в выражении О-сенсея, первая тренировка, направленная на обучение тела, состоит в обучении ученика выражению его текущего мировоззрения, то воспитание, ориентировано на то, чтобы научить ученика тому, что в нём ещё нет. Благодаря тренировке ума и духа, сначала найти неизвестный ему смысл первичного духовного послания, заложенный в техники айкидо и определяющий их форму и эффективность, а затем, на основании тренировки тела, научиться выражать этот смысл в своём выполнении техник.

Именно поэтому, в зависимости от того какое отношение мы учимся выражать, наша практика может иметь принципиально различный характер, направление и результат. Практика, основанная лишь на обучении, т.е. только лишь на тренировке тела – это обучение выражению той внутренней сущности, которая уже есть в человеке. Такая практика, имея право называться творчеством, только отчасти является искусством, и уж совсем, не относится к практике Пути. Присутствие воспитания в практике айкидо О-сенсея, направляющего её движение на новые уровни мировоззрения, позволяет определять её как обучение выражению того, чего в Человеке ещё нет, выражению того, что ему ещё только предстоит узнать. Настоящая практика Пути – Пути к новым отношениям и новым возможностям – начинается с открытия нового взгляда на Мир, обретаемого лишь в процессе воспитания.

Помня о том, что воспитание и подъём мировоззрения на новые уровни являются проявлением одного и того же функционального механизма, решающего задачи повышение эффективности взаимодействия человека с Окружающим Миром, то, перенося представленные выше выводы в плоскость представления об изучаемом нами «механизме изменения мировоззрения», можно говорить о том, что он, механизм изменения мировоззрения, функционально направлен на обеспечение процесса приобретения учеником нового духовного видения Окружающего Мира и выражение к Нему нового отношения в своих физических действиях. Или другими словами, на выражение в действиях духовного послания, смысл которого ученику не известен, и который ему необходимо найти.

Воспитание – целенаправленное изменение мировоззрения

Итак, настоящая практика Пути, основанная на механизме изменения мировоззрения ученика, состоит не в обучении способам и формам точного выражения текущего и неменяющегося мировоззрения адепта, а в воспитании. Т.е. в совокупном и регулярно возобновляющемся процессе, состоящем в подъёме мировосприятия адепта на новый мировоззренческий уровень и вложению в физические действия параметров, принадлежащих уже этим новым, ранее ему не известным, мировоззренческим уровням. В описании неизменными средствами того или иного искусства неизменной Картины Мира со всё новых и новых уровней своего растущего мировоззренческого представления.

Однако, как уже отмечалось, каким бы высоким техническим мастерством специалист ни владел, он не может в своих действиях выразить то, чего нет в его мировоззрении. Не поднявшись на новый уровень мировоззрения, не имея представления о том, что это такое, ученик не может выразить его ни в форме своих действий, ни в их результатах. Поэтому хотелось бы подчеркнуть, что прежде чем научиться выражать в своих действиях какие-либо новые качества, ученик Пути неизбежно становится перед необходимостью внести новые качества в своё мировоззрение. Чтобы выражать в техниках айкидо духовное послание, по выражению Жерара-сенсея, способное «позвать и вести партнёра», нужно предварительно в своё мировоззрение внести соответствующие мировоззренческие установки, формирующие такое послание.

«Мой опыт неоднократно показал, что объяснения Основателя айкидо, смысл которых непонятен при первом чтении, со временем, с проведением тренировок, становились понятными и воспринимаемыми. Но это восприятие было возможным только, если фразеология учителя была соблюдена.

Однажды, в процессе тренировки, слово или фразы, удержанные в памяти, приобретут конкретный смысл, наполнятся конкретным содержанием. В этот момент вы поймете, что объяснения достигли своей цели. Если после этого вы перечитаете тексты Основателя айкидо, то и другие непонятные его слова или фразы сразу прояснятся. Именно таким образом, по-моему мнению, нужно подходить к изучению высказываний О-сенсея».

Ж.Блез. «Речи и статьи Основателя по практике айкидо», Барнаул, 2000г.

В описании своего метода изучения текстов Основателя айкидо, Жерар-сенсей отмечает, что понимание и практическое использование указаний Морихея Уесибы в организации занятий наступает, во-первых, в результате непосредственного участия адепта в тренировочном процессе («однажды в процессе тренировки»). Однако, во-вторых, следует учитывать и то, что, прежде чем практика прояснит неочевидный смысл наставлений О-сенсея, представляющими собой характеристики новых уровней мировоззренческих уровней, сначала эти наставления в свою систему мировоззренческих представлений необходимо целенаправленно загрузить. Не зная, о чём говорил О-сенсей, невозможно сказать заранее, будут ли понятны вам его объяснения или нет, и сможете ли вы ими воспользоваться на практике! А это значит, что, в-третьих, как минимум, наставления О-сенсея надо знать («слово или фразы Основателя айкидо, удержанные в памяти»). И всё это значит, что изучать и практиковать айкидо, т.е. идти к целям и возможностям айкидо, не зная при этом, что оно собой представляет с точки зрения О-сенсея, это совершенно неконструктивный и бесперспективный подход.

Поэтому, в качестве следующей характеристики процесса воспитания, следует учитывать, что, в отличие от безотносительного изменения мировоззрения (лишь бы изменить), когда оно меняется в результате внесения в мировоззренческую модель каких-либо новых (неважно каких) параметров, воспитание в практике Пути состоит в целенаправленном внесении в мировоззренческую модель адепта определённых, уже известных мировоззренческих установок. Тех, которые обеспечат получение заранее известного и планируемого результата в итоге выполнения практической деятельности.

Чтобы ученику, при пропускании света через группу своих личных стёкол «духа», «ума» и «тела», получить на выходе одно то же изображение, что и у его учителя, или другими словами, чтобы выразить такой же смысл духовного послания, одно и тоже видение «Истины Вселенной, и получить такую же, как и у учителя, эффективность техник, необходимо чтобы рисунки, наносимые им на стёкла и отображающие собой значение мировоззренческих установок, соответствовали рисункам, находящимся на стёклах его учителя. Мы не можем в своих техниках выразить тот же смысл духовного послания, передать тот же свет «Истины Вселенной», который видел и вкладывал в свои движения О-сенсей, не имея, тех же по качеству, что и у него, светофильтров – духа, ума и тела. И, в первую очередь, не имея его мировоззренческих установок.

Продолжая уточнять представление о механизме изменения мировоззрения, нужно говорить о том, что его функции заключаются в том, чтобы найти новую мировоззренческую установку (не какую угодно, а именно ту, которую надо; которая соответствует тому уровню мировоззрения, на который ученик желает подняться), и затем целенаправленно внести её в систему мировоззренческих представлений ученика, чтобы тем самым внести изменения в цели, методы и средства их достижения, и далее, через реализацию этих изменений на физическом уровне, получить изменения и в результате практической деятельности.

Вместе с тем, необходимость выявления нужной мировоззренческой установки, позволяющей по-новому взглянуть на привычные предметы и явления Окружающего Мира и создать основание для дальнейшего продвижения в практике Пути, ставит перед последователями О-сенсея новую группу вопросов: что считать мировоззренческими установками в изучении айкидо, где и как их искать? В чём состоит и как решается задача по выявлению новых мировоззренческих уровней?

Принимая во внимание, что искусство О-сенсея является результатом открывшегося ему в практике будо и духовных поисков особого видения Мира и имеет своей основной целью приведение изучающих его людей к тому же мировосприятию,

«Таким образом, этот исключительный человек [О-сенсей] вследствие своих духовных поисков, осуществлённых с помощью занятий боевыми искусствами, создал искусство, которое соответствовало всем его знаниям будо и тем чувствам и феноменам, появившимся в нём во время его духовных опытов. Искусство, которое также имеет целью привести и нас к этому, пониманию, к этому видению Вселенной, которое он получил в ходе своих опытов».

Ж.Блез. Айкидо: поиск верного движения. Барнаул, 1999.

вполне очевидно, что высказывания и наставления О-сенсея о целях практики его искусства, о методических принципах достижения этих целей и об особенностях механики техник, исходят из достигнутого им духовного уровня видения Вселенной и составляют смысл «духовного послания», вкладывая которые в выполнение техник традиционных боевых искусств, он получал и несколько отличающуюся от них механическую форму движений, и заметно новый, удивляющий других, уровень эффективности своих техник, и уж совершенно отличительный от «старых техник» результат.

«Айкидо не синтез этих школ [школ будо, которые изучал О-сенсей, до создания айкидо]. Айкидо полностью сделано духом».(«Aikido Shinzui», стр.31).

Ж. Блез. Речи и статьи Основателя по практике айкидо. Барнаул, 2000.

Очевидно и то, что высказывания О-сенсея и наставления мастеров айкидо о целях практики их искусства, о методических принципах достижения этих целей и об особенностях механики техник, и являются теми самыми формализованными (обличёнными в слова) мировоззренческими установками новых уровней мировоззренческого видения, целенаправленно поместив которые в свою систему мировоззренческого представления и научившись выражать их в своём выполнении техник айкидо, и другие люди, станут способными повторить тот же уровень эффективности, который демонстрировал О-сенсей.

По сути, учитель Пути – сенсей, как человек «родившийся раньше и уже находящийся там, куда ученики только пытаются добраться», является живым носителем мировоззренческих установок новых неизвестных ученику мировоззренческих уровней. Учитель Пути, в особенностях форм и характере демонстрируемых им техник, а также в своих наставлениях по организации занятий и выполнению конкретных технических приёмов, предоставляет ученику информацию о тех уровнях мировоззрения, которые тот не может самостоятельно обнаружить. В связи с тем, что накопленные знания об этих уровнях мировоззрения заключены и подаются в особой зашифрованной форме, сенсей является ещё и живым ключом, раскрывающим содержание и смысл этих знаний.

Сенсей не только формулирует в словах, он ещё и даёт наглядное представление о существующих мировоззренческих уровнях. Он не только говорит, но и демонстрирует, как то, что он чувствует и о чём он говорит, выглядит в физической реальности (на физическом плане). С одной стороны, вместе с яркими и образными объяснениями, расшифровками и иллюстрациями, действительно, самых важных в практике Пути знаний, с другой, – сенсей ещё даёт и практические способы, и методические рекомендации по организации занятий, направленных на практическое овладение этими, бесценными для развития ученика, знаниями.

*****

В дополнение к уже высказанным представлениям на механизм воспитания мировоззрения в практике Пути следует отметить, что воспитание (изменение мировоззрения), это не просто перестановка компонентов внутри имеющейся у адепта системы мировоззренческих ценностей, а процесс, состоящий в целенаправленном внесении в текущее мировоззрение ученика определённых, мировоззренческих установок, принадлежащих более высоким мировоззренческим уровням. И что учитель в практике Пути является тем наставником, который способен осуществлять воспитательный процесс. Т.е. является тем, кто находится на более высоком уровне мировоззренческого представления, чем его ученик, и способен указать ученику установки нового для него мировоззренческого видения и тем самым создать условия для целенаправленного подъёма сознания ученика на этот неизвестный ему мировоззренческий уровень.

Говоря же конкретно о воспитании в практике айкидо, в том числе, и как о задаче обучения выражению через действия физического тела человека смысла некоего духовного послания, необходимо особо отметить и учитывать, что это послание исходит от Основателя айкидо, с того мировоззренческого уровня (т.е. сформировано мировоззренческими установками того уровня) на котором он находился. Поэтому под воспитанием в айкидо следует понимать целенаправленное изучение и внесение в систему мировоззренческого видения его адептов мировоззренческих установок О-сенсея и обучение выражению этих установок на физическом плане.

Практика Пути – это самовоспитание

Вместе с тем, принимая во внимание, что «сенсей не столько учитель, сколько проводник … он только указывает правильный путь», что «самообучение» является основным характером работы, осуществляемой учеником в практике Пути, следует учитывать и то, что и воспитательный процесс имеет свою вторую сторону, выполняемую учеником, – самовоспитание. Что без активного сознательного и целенаправленного участия ученика в воспитательном процессе, воспитание, как движение в направлении действительного технического совершенствования в практике Пути, невозможно. Необходимо хорошо помнить, что, несмотря на наличие опытного проводника, всё-таки, «само путешествие совершает дэси – ученик».

Для оптимизации управления воспитательным процессом в практике Пути, состоящей в наиболее полном использовании помощи обращённой к нам со стороны учителя, необходимо принимать во внимание, что воспитание представляет собой двусторонний процесс, в котором участвуют и учитель и ученик. Учитель сам, без желания и активного участия ученика, не в состоянии внести в сознание ученика новые мировоззренческие установки и изменить его мировосприятие. Учитель может только указать на эти установки своими наставлениями и техниками.

Необходимость запуска процесса самовоспитания в практике Пути заключается в том, что, на основании естественных закономерностей духовного развития человека, духовный учитель не может сам вложить в голову и тело ученика представление о новых уровнях видения Окружающего Мира. Он может только его показать, выставить на обозрение. Для того чтобы ученик смог это новое видение Мира взять в своё личное пользование, он должен к нему «подойти», «взять в руки» и «унести с собой». Ещё можно сказать, что механизм изменения мировоззрения ученика представляет собой устройство, запуск которого возможен при одновременном повороте двух ключей, один из которых принадлежит учителю, а другой ученику. Включить духовное воспитание только каким-то одним ключом – невозможно!

Поэтому, говоря о составе содержании структуре и направленности воспитательного процесса, следует понимать, что, если функциональное значение учителя Пути заключается в указании ученику направления духовного совершенствования, через предоставление ему характеристик новых мировоззренческих уровней, тех, которые находятся между ним и учеником, что он и делает в своих словесных пояснениях и демонстрациях техник. То, функциональная задача адепта Пути состоит в том, чтобы эту информацию, изливающуюся из учителя со всех сторон и в самых различных формах, увидеть и целенаправленно использовать в своей практике, так как именно эта информация может послужить основанием для его технического совершенствования.

Учитель Пути запускает целенаправленный процесс воспитания, ученик этот процесс принимает и поддерживает: целенаправленно ищет, изучает и учится выражать в своём выполнении техник мировоззренческие установки и своего непосредственного учителя, и основателя искусства.

*****

Comments (0)

Оставьте мнение: