Ноя 13 2014

Механизм реализации множества функции техник Пути

Category: ДневникЕвгений @ 13:02

Отметим, что на приведённом ранее перечислении функций техник айкидо все они, конечно же, не заканчиваются. Его можно дополнить задачами, направленными, как на решение более частных вопросов, так и так и теми, которые объединяясь в группы и формируя более общие методические проблемы тренировочного процесса, по своему масштабу соответствующие основополагающим положениям Концепции Пути, определяют самые дальние перспективы всей практики айкидо.

Сейчас же, прежде чем назвать эти, наиболее иерархически важные методические задачи практики искусства О-сенсея, мы предлагаем вернуться к рассмотрению принципов сборки и настройки инструмента практики – техник Пути – и разобрать то, каким образом всё множество функций техник реализуется в выполнении одного конкретного технического приёма. Или другими словами, то, как различные функции техник взаимодействуют между собой и влияют друг на друга.

Для этого следует принимать во внимание, что, во-первых, всё множество функций, осуществляемых человеком в технике, всегда проявляется на физическом плане в алгоритме и механической форме выполняемых им движений и реализуется в очевидном, обладающем физическими характеристиками, продукте (или результате). Все достоинства и неточности в действиях скульптора по отсечению лишнего от мраморной глыбы, всегда видны на изготовленной им статуе. Глубина и недостатки в знаниях и мастерстве кузнеца, рано или поздно, проявятся в рабочих свойствах, выкованного им меча.

Во-вторых, если техника берёт на себя осуществление какой-то новой, дополнительной функции, то это вовсе не означает, что она перестаёт выполнять все свои прежние функции. Наоборот, совершенствование в айкидо, суть которого, по словам его основателя, заключается в «искусстве объединения и гармонизации», напрямую связано с приобретением способности достигать своими действиями множества целей, принадлежащих самым различным сферам существования, и состоит в накоплении числа гармонизируемых факторов и одновременно реализуемых задач. Несомненный приоритет духовной направленности в практике айкидо совсем не означает, что его техника может, даже в самой незначительной мере, перестать решать задачу обеспечения физической безопасности того, кто её выполняет. Если ваше выполнение техник айкидо не даёт вам безопасности, это значит, что ваши действия далеки от того, чтобы их называть техниками айкидо.

«Чтобы воистину реализовать Искусство Мира, ты должен быть способен свободно играть в проявленных, скрытых и божественных сферах».

М. Уесиба. Будо.Учение Основателя айкидо. Феникс, Ростов-на-дону, 1999г.

«Искусство Мира чрезвычайно широко, оно отражает грандиозное устройство [Вселенной]».

М. Уесиба. Искусство Мира, из бесед, стихов, каллиграфии Основателя айкидо. Сборник «Айкидо: искусство мира», София, Киев, 1997.

«Техники, которые мы изучаем, имеют много уровней выполнения. В своей практике мы всегда делаем «иккё». Но суть [технического совершенствования] не в том, чтобы знать больше техник, а в том, чтобы через одну и ту же технику «иккё» передать [выразить] больше информации».

Ж.Блез. Мастер-класс по айкидо, г. Новосибирск, октябрь 2006 г.

В-третьих, новое функциональное значение техник, всё же, способно коренным образом менять и цели практической деятельности и физические характеристики создаваемого ими конечного результата.

«Эти самые слова учитель Морихей Уесиба говорил Хикитсучи Мишио сенсею, при встрече сразу после войны в Кии-Катсура, на курорте с минеральными водами, что вблизи Шингу.

«Отныне не нужно, чтобы айкидо было будо разрушения. Необходимо создать будо, которое построит новую эпоху, основанную на духе гармонии и единения. Нужно создать рай на Земле водружая идею одной большой семьи с Великим Духом Любви, который реализует Гармонию Мира, Вселенной». («Aikido Magazine», №7,1985,стр.34).

Это были не просто слова, как отмечает Хикитсучи Мишио Сенсей, потому что после войны техники айкидо изменились, защита исчезла».

Ж.Блез. «Речи и статьи Основателя по практике айкидо», Барнаул, 2000г.

«Мир всегда будет изменяться, но битвы и войны могут уничтожить нас всех до единого. Сейчас нам нужны техники согласия, а не техники спора. Сейчас требуется Искусство Мира, а не Искусство Войны».

М. Уесиба. Искусство Мира, из бесед, стихов, каллиграфии Основателя айкидо. Сборник «Айкидо: искусство мира», София, Киев, 1997.

В-четвертых, нужно понимать, что значение той или иной смысловой функции техники передаётся через особенности её механической формы. Форма техники, выполняющая какую-то новую функцию, приобретает дополнительные нюансы, которые и являются выразителями дополнительного смысла. При этом нужно понимать и то, что речь идёт не о тех изменениях в технике, которые состоят в прибавлении к ней (или встраивании среди её составных частей) новых отдельных элементов (например, не было удара – появился удар), а о тех, которые связаны с качественными переменами в прежней структуре техники.

Именно поэтому в техниках О-сенсея, не являющихся сборкой и механической переделкой техник традиционного будо, непосвящённому человеку, невидящему новое функциональное значение техник оригинального айкидо, очень сложно заметить в них что-то новое и легко встать на позицию, с одной стороны, отнимающую у Морихея Уесибы право на создание нового вида будо («все техники – прежние, поэтому ничего нового не создал!»), а, с другой, – прибегающую к использованию ошибочных методов в изучении айкидо (например, к отождествлению техник айкидо и дай-то рю и использованию вторых в качестве основных средств тренировки), делающих занятия по изучению, казалось бы, техник айкидо, совсем не практикой айкидо О-сенсея.

«Что известно про «легендарного» Такеду, учителя Уесибы, последнего самурая Японии, который, невзирая на закон, до гробовой доски носил меч и убил в поединках более пятидесяти человек? Да ничего, кроме того, что он последний патриарх стиля дзю-дзюцу, нагло сворованного Уесибой (да простят меня его поклонники) и переименованы на новый лад».

А.Кочергин. Мужик с топором. СПб.: Издательство «Крылов», 2007г.

«Немногие хотят следовать учению [О-сенсея] полностью. В этом смысле моя практика отличается от остальных. Если такая традиция сохранится, ваза [техника] О-сенсея исчезнет вместе со мной».

Интервью с Мишио Хикитсучи Сэнсэем, Париж, 1984.

Да, техники О-сенсея, как и техники традиционного будо, состоят из тех же «фигур», однако это несколько другие «фигуры». Они отличаются качествами, создаваемыми в результате наполнения техник айкидо дополнительными, новыми по отношению к техникам традиционного будо, функциями.

«В 1933 году вышла книга под названием «Будо-реншу». Это произошло за пять лет до издания книги «Айки-будо». Техника, описанная в этой книге очень похожа на технику дзю-дзюцу. Даже полностью совпадает с техниками дзю-дзюцу по стилю. Эта техника была сильно изменена до выхода второй книги («Айки-будо»). О-сенсей и в дальнейшем проводил изменения в техниках, но нет сомнения, что эти книги показывают происхождение айкидо от этого прекрасного вида воинского искусства.

И все же если сравнить айкидо с техниками дайто-рю и ягю-рю, то техника Основателя не содержит старой оболочки. И хотя он подвергался влиянию этих видов боевого искусства, его методы практик отличались.

Основатель говорил, что его техники, это не дайто-рю и не ягю-рю, это айкидо. Я думаю, что такая позиция была для него естественной».

М. Сайто. О методике преподавания айкидо в Ивама додзе. По материалам видео с форума боевых искусств, Япония, 1986г.

В-пятых, процесс создания из практической деятельности нового вида Пути, процесс изучения и следования по Пути и процесс совершенствования вида Пути характеризуются одним общим для них свойством накопления числа функций, выполняемых техниками.

И ученик Пути и само искусство Пути развиваются (имеется в виду: поднимаются на новые ступени возможностей в решении всего комплекса решаемых ими задач, и в т.ч. прикладных), когда их техники начинают решать новые дополнительные функциональные задачи. Начинают выполнять больший объём функциональных задач. И, конечно, не какие кому вздумается, а те, которые, принадлежат и создают Концепцию Пути.

Существует мнение, что заниматься айкидо можно в разных аспектах: для оздоровления, для развития физических кондиций и особенно координации; для приобретения навыком самообороны; для общения; для изучения культурных традиций Японии и восточных философских течений, а также для изучения боевого аспекта, когда занимающиеся изучают возможности применения его техник в ситуациях, ставящих вопрос физического выживания.

«2. Назначение айки-до.

2.1. Айки-до как оздоровительный метод.

Некоторые занимаются айкидо просто для поддержания здоровья или ради улучшения своей фигуры. Если вы практикуете айки-до именно с такой целью, вам не следует участвовать в таких поединках, где техники заломов и бросков используются в полную силу…

2.2. Айки-до как система самозащиты.

Система самозащиты – это то, что позволяет вам защитить себя от нападения со стороны противника, обладающего большей силой…

2.3. Айки-до как боевое искусство.

Боевое искусство в отличие от обычной самозащиты, – это умение вести бой, когда вопрос идёт о жизни и смерти. Тут уже приходиться драться изо всех сил, руками и ногами. Мало кто занимается айки-до, имея ввиду именно такие ситуации, но вам лучше бы помнить о них…

2.4. Айки-до и оружие.

Приёмы айки-до изначально создавались на основе приёмов боя с мечом. Мастер Уесиба прекрасно владел не только мечом, но и дзё… Мастер создал ката, которое… Я бы рекомендовал всем изучающим дзю-дзюцу познакомиться с техниками работы с мечом, а всем ученикам кен-до – позаниматься дзю-дзюцу. Техники боя с оружием и без оружия прекрасно дополняют друг друга. Изучая и те и другие, вы сможете значительно улучшить своё мастерство.

… Мне кажется, что должны быть разные айки-до для разных типов людей – для молодых и пожилых, например. Или айки-до для оздоровления, айки-до для самозащиты и айки-до как боевое искусство. Поэтому я решил не устанавливать для своих учеников стереотипов вроде «вот что такое настоящее будо».

Т. Сугувара, С. Луцзян. Айки-до и китайские боевые искусства. Токио, 1996. Сборник «Айкидо: искусство мира», София, Киев, 1997г.

«В зависимости от того как айкидока подходит к изучению айкидо, ответ на вопрос «что такое айкидо?» у каждого будет разным. Говоря другими словами, сложно дать полное и окончательное определение айкидо, с которым согласился бы каждый. Определений может существовать столько, сколько занимающихся, потому что у каждого существует своя точка зрения на этот вопрос».

«С точки зрения современного человека, Морихей Уесиба, скорее, не средоточие айкидо, а в большей мере человек, который дал толчок его развитию. Именно так преподают айкидо во всём мире, и оно продолжает всё больше и больше набирать популярность».

«Благодаря своей всемирной популярности айкидо было подвержено другим культурным влияниям, развивалось и продолжает развиваться дальше в различных направлениях в соответствии с задачами его инструкторов».

Б. Рёдель. Айкидо: Основы. Принципы. Техники. Эксмо, Наше слово, Москва, 2012г.

Вместе с тем, в таком либеральном, противоречащем Концепции Пути, подходе к определению того, что есть айкидо, а значит и к вольному определению того, что является его целями, методами и инструментом практики, адепты и инструкторы становятся вольными считать и распространяют мнение о том, что если заниматься айкидо в каком-то одном аспекте, то совсем не обязательно в практике техник добиваться реализации ими других, не принадлежащих этому аспекту, функций.

Если заниматься для здоровья, то не обязательно быть точным в выполнении техник, а если изучать прикладное возможности техник, то, наоборот, считать травматизм обычной составляющей занятий и при всякой допущенной в тренировочной работе ошибке (открытии) партнёра, не щадя ни себя ни его, доводить травмоопасные техники до их логического прикладного завершения. Молодых людей, больше интересующихся механикой и динамикой движений, не отягощать рассуждениями о философских принципах и задачах техник изучаемого ими искусства Пути, а жалея пожилых, со ссылкой на их физические ограничения, закрывать глаза на нарушения ими требования «Не быть открытым!» и не добиваться их исправления.

Однако внимательно изучая высказывания мастеров Пути можно увидеть, что и техники, и Путь проявляют всю силу только при условии полного совокупного воздействия всех своих факторов воздействия. Только когда выполняемые техники реализуют собой весь комплекс присущих техникам Пути функций. Нельзя считать себя адептом Пути, на основании кабинетного изучения, не умея на практике продемонстрировать проявление Его философских концепций. Невозможно достичь высокого технического уровня в практиках Пути лишь усердно тренируясь физически без изучения Его философской базы.

По-настоящем эффективным в узком прикладном значении будет то выполнение техники айкидо, которое одновременно, и решает практические задачи; и несёт эстетическое удовольствие; и даёт здоровье, причём и тому, кто её практикует, и тому в отношении кого она применяется; и образовывает, давая знания о Физических Природных Закономерностях, и ко всему этому, ещё и воспитывает духовно, знакомя адептов Пути с Духовными Законами Космоса и формируя в них божественное мировоззренческое отношение, как к физически проявленным, так и невидимым объектам и явлениям Окружающего Мира.

Именно об этом свойстве техник своего искусства говорит О-сенсей, указывая на необходимость их соответствия «грандиозному устройству скрытых и проявленных Миров», или Х.И.Дейви, когда настаивает на том, что «простые [бездумные] механические действия никогда не приведут к способность швырять противника или умело управляться с кистью». Именно на него обращает внимание своих учеников Жерар-сенсей, подчеркивая, что суть технического совершенствования в практике оригинального айкидо состоит в развитии способности «через одну и ту же технику передать больше информации». Информации о том, как выполнить физическое действие, которое бы реализовывало всё то множество функций, которые стоят перед техниками Пути.

Как, впрочем, об этом же качестве техник Пути говорят и другие учителя.

«Своей историей, равно как и методологией, наиболее тесно связаны с дзэн (учение) шаолиньское кунг-фу (китайские воинские искусства) и шаолиньский цигун (искусство управления внутренней энергией).

Когда Бодхидхарма стал наставлять монахов [учению] дзэн, он увидел, что они слишком слабы для занятий медитацией. Тогда он научил их двум комплексам упражнений, известным как «движения рук восемнадцати архатов» и «перемены в сухожилиях», которые позднее развились соответственно в шаолиньское кунг-фу и шаолиньский цигун. Занятия этими двумя видами искусств являются фактически подготовкой для [дальнейшей практики] дзэн, ведущей к духовному пробуждению и просветлению; поэтому они были упомянуты выше как те исключения, которые можно было непосредственно использовать для целей практики дзэн.

Однако и шаолиньское кунг-фу, и шаолиньский цигун в своем развитии достигли такого уровня и проявили такую эффективность при выполнении иных задач, что большинство людей считают их независимыми от дзэн или даже вовсе не связанными с ним. И действительно, даже среди современных наставников шаолиньских кунг-фу и цигун немногие осведомлены о кровных узах, связывающих эти три шаолиньских искусства, или о том, что исходной первоначальной целью шаолиньских кунгфу и цигун было не усовершенствование бойцовских навыков или улучшение самочувствия, а укрепление физического, эмоционального и духовного состояния шаолиньских монахов для того, чтобы у них появилось больше возможностей обрести духовное совершенство. Стоит напомнить, что Бодхидхарма, которого как последователи кунг-фу и цигун, так и адепты дзэн считают Первым патриархом, являлся бодхисатвой, чья миссия в Шаолиньском монастыре состояла в помощи людям не просто стать хорошими бойцами, обрести хорошее здоровье, а достигнуть высшей цели, к которой может только стремиться человечество, — актуализации (воплощения) их космической реальности.

Действительно, в шаолиньской традиции кунг-фу, цигун и медитация составляют единое целое, и представление их в виде отдельных дисциплин было вызвано соображениями удобства. Однако последующее развитие этих дисциплин развело их в стороны, и, как следствие, многие занимаются одной из дисциплин изолированно от других».

Вон Кью Кит. Энциклопедия дзэн. Москва, ФАИР-ПРЕСС, 2002г.

Как можно видеть, изначально комплексная практика дзэн, представляющая собой единый Путь обретения просветления, со временем, по чьим-то соображениям удобства и целесообразности, была разделена по выполняемой ею функциями на отдельные составляющие (боевое искусство, цигун и медитацию), которые став отдельными и самостоятельными утратили те возможности, которыми они обладали будучи одним целым. Изучая по отдельности, только прикладное значение боевых техник или практикуя только лишь цигун, и не объединяя их отдельные функциональные возможности одной общей целью, невозможно обрести тот уровень духовных и физических способностей, на который способно вывести их совмещение в многофункциональной практике дзэн.

Всё это подобно тому, как одновременно прочный и гибкий канат может быть развит на отдельные верёвки с неизбежной потерей тех качеств, которыми он обладал, когда был свитым в общий жгут. И обратите внимание, как это похоже на то, что сегодня происходит в практике айкидо, которую, являющуюся такой же многофункциональной, как тот же дзэн, дробят на айкидо для здоровья, айкидо для соревнований, айкидо для развития «ки», айкидо для боя. А затем внутри этих, по чьей-то прихоти ставших главными, частных прикладных направлений, заимствуя в чистом виде техники из других искусств – по сути техники, функционально не соответствующие техникам О-сенсея, и поэтому являющиеся средством достижения иных, чем в айкидо целей, – создают новые, ещё более мелкие направления (расплетают уже не только канат на верёвки, но и верёвки на нитки), в силу своей функциональной ущербности, ещё более уводящие их последователей от того, что мог делать О-сенсей, от практики настоящего айкидо.

«Секреты айкидо» – это исследование различных аспектов учения Морихея, а также соотношение айкидо с другими духовными и культурными традициями.

[Айкидо – это]:

универсальный принцип, который сводит все вещи воедино; это оптимальный процесс объединения и гармонизации, происходящий во всех сферах, от бескрайнего Космоса до мельчайшего атома.

… великий замысел Космоса,

… жизненная сила, которая связывает материальные и духовные аспекты творения,

… единство тела и духа и представляет собой проявление этой истины,

… возможность привести к гармоничному единству Небо, Землю и Человечество,

… состояние взаимного согласия, высшая социальная добродетель. Это сила примирения, сила Любви.

… средство исцеления, означает возвращение к жизни и прилив энергии. Морихэй часто говорил о целительных восстанавливающих свойствах тренировок айки: «После хорошей работы у вас должно быть больше энергии, чем было в начале!»,

… технически, это «совершенный тайминг». В додзё человек пытается плавно объединяться с атакующей силой, используя лишь необходимое количество движения, баланса и силы. В повседневной жизни человек старается как можно лучше приспособиться, реагируя на различные жизненные испытания,

… порядок действий, основанный на идеалах и классических техниках Основателя, Морихея.

… культурная дорога, [которая] включает в себя более широкий диапазон жизни и охватывает наше взаимодействие с другими людьми за пределами узкого мира додзё, наше отношение к обществу в целом, наше обращение с Природой.

… тантра, связывание вместе микро- и макрокосмосов. Основная истина Тантры: «Всё, что существует во Вселенной, существует в собственном теле человека. То, что здесь, – там. То, что не здесь, – нигде», «Как вверху, так и внизу». На языке Морихэя это звучит как варэ соку утю, «Я (мы) – Вселенная!». Совершенствуя своё тело и свою душу посредством практики Айкидо, приобретая реальную способность воспринимать и совершая реальные поступки, мы учимся жить космически.

… это также Йога. Это «хомут», который объединяет нас и впрягает нас в высшие принципы. Восемь ответвлений классической Йоги параллельны учениям классического Айкидо Морихея:

Яма, «этика», основой которой является «ненасилие». По словам Морихэя: «Те, кто стремятся к соревнованию, делают серьёзную ошибку. Поскольку бить, ранить или разрушать – это наихудший грех, который только может совершить человек».

Нияма, «дисциплина». В Айкидо это называется танрэн (выковывание): «Цель тренировки заключается в том, чтобы укрепить слабые места, закалить тело и отшлифовать дух» (яма – контроль личностных отношений, нияма – самоконтоль).

Асана, «изящные позы» – физические положения тела, которые соединяют занимающегося с высшей истиной (асана – контроль (укрепление) тела).

Пранаяма, «контроль дыхания», необходимая для того, чтобы присоединиться к дыханию Космоса: «Делайте вдох и стремительно взмывайте к самым пределам Вселенной; выдыхайте и возвращайте Космос опять внутрь себя. Затем вдыхайте всё плодородие земли. И наконец, объединяйте дыхание небес и дыхание земли со своим собственным, становясь самим Дыханием Жизни» (пранаяма – контроль (уравновешивание) психики).

Пратьяхара – «свобода от замешательства», отход от беспорядка чувств, сознание, которое непоколебимо и спокойно. В отношении этого Морихэй наставлял так: «Не смотрите в глаза противнику: он может загипнотизировать вас. Не приковывайте свой взгляд к его мечу: он может напугать вас. Не фокусируйтесь на противнике вообще: он может поглотить вашу энергию» (пратьяхара – отключение от внешних рздражителей).

Дхарана, «фиксирование сознания», «удержание одной точки». Это хорошо известная в кругах Айкидо концентрация: «Если вы отцентрированы, то можете двигаться свободно. Физический центр – ваш живот. Если ваше сознание будет пребывать там же, любые ваши устремления гарантированно увенчаются победой».

Дхьяна, «медитация», состояние глубокого проникновения в суть вещей и чистое, ничем не замутнённое видение: «Отбросьте ограничивающие мысли и вернитесь к истинной пустоте. Станьте в самом центре Великого Вакуума» (дхарана – управление концентрацией).

Самадхи, «полное слияние», в котором различие между познающим и познаваемым растворяется. Это преображение, которое Морихэй выразил как «Я – Вселенная!». Сверхъестественные способности Морихэя имели своим источником всепоглощающее айки самадхи. Его эксцентричное поведение также было характерной чертой высшего уровня Йоги – своего рода божественное безумие, вышедшее за рамки времени и пространства. «Если вы не объединитесь с пустотой Чистого Вакуума, вы не найдёте дорогу айки» (самадхи – соответствие наших решений и действий Законам Вселенной).

Учение Морихэя было резюмировано во фразе Такэмусу айки. Такэ означает «мужество и отвагу»; оно представляет неукротимое и неудержимое мужество жить. Мусу символизирует рождение, рост, свершение, реализацию. Это созидательная сила Космоса, ответственная за производство всего, что питает жизнь. Такэмусу айки – это код к «самому смелому и самому созидательному существованию!»

Джон Стивенс. Секреты айкидо, Киев, София, 2001г.

И это, только представьте, далеко не всё то, что нужно соединить в выполнении каждой конкретной боевой технике, чтобы она, став техникой Пути, стала техникой айкидо О-сенсея. Техники айкидо О-сенсея «гармонировали с тем, как действует Вселенная», а это значит, что они реализовывали весь (или почти весь) возможный комплекс функциональных задач, стоящих перед техниками Пути. Именно поэтому О-сенсей недоумевал и обижался по поводу того, что кто-то из его учеников считали практику айкидо недостаточной для продвижения по Пути Жизни и искали Гармонию со Вселенной в практиках других искусств.

«Многие ученики ездили в другие места, чтобы практиковать Дзэн или учиться каким-нибудь другим кэйко. О-Сэнсэю это не нравилось. Но он никогда ничего не говорил об этом открыто. Он говорил, что Айкидо – это мисоги, и что если ученик хочет упорно тренироваться, то ему незачем бегать повсюду, изучая множество различных вещей. Это означало бы непонимание сути Айкидо. «Это сюгё (суровая тренировка)». О-Сэнсэй всегда говорил: «Я даю вам все. Почему люди всегда ищут что-нибудь еще?». Мицуги Саотомэ.

С. Перри. Воспоминания об О-сенсее. Жизнь и тренировки с основателем айкидо, Морихеем Уесибой, 2002г, aikiportal.

Выше мы отмечали, что главные отличия каждого вида практического искусства и вида Пути определяются особенностями используемого в нём инструмента – особенностями техники. Теперь же нужно сказать, что качество самого инструмента – качество техники практического искусства – определяет количество и качество выполняемых им функций. А это значит, что айкидо О-сенсея отличается от техник других видов боевых искусств количеством и качеством осуществляемых его техниками функций.

Понимание же того, в чём состоит действительная особенность айкидо, отличающая его от традиционных боевых искусств (по сути, решение вопроса идентификации айкидо), имеет определяющее значение в поиске ответов на многие теоретические и практические вопросы, от позиций по которым зависит решение задачи восстановления методики тренировки, ведущей к овладению практическими способностями О-сенсея и обеспечивающей сохранение созданного им искусства айкидо. В числе которых, находятся такие вопросы как:

  • Почему в нашем выполнении техники айкидо не имеют той эффективности, которую мы видим в исполнении О-сенсея?!
  • Почему О-сенсей настаивает, что техники айкидо, это не синтез (не сборка) наиболее эффективных техник из тех школ традиционных боевых искусств, которые он изучал до создания айкидо, и, несмотря на их внешнее сходство, являются техниками нового искусства?!
  • В чём именно состоит заслуга Морихея Уесибы, как создателя нового вида будо, если техники его искусства мало чем отличаются от техник традиционных видов боевых искусств?!
  • Почему подлинными секретами айкидо невозможно овладеть (невозможно прийти к практическим способностям О-сенсея) используя в его практике техники традиционных боевых искусств.
  • Почему имеющее место разделение айкидо на многочисленные направления и стили, на основании заимствования техник из традиционных боевых искусств или создания «новых техник», следует отождествлять не с развитием искусства Морихея Уесибы, а с трансформациями, ведущими к его вырождению и утере?!
  • Чем же всё-таки техники айкидо отличаются от техник традиционных боевых искусств?!

Помимо этих вопросов, правильная идентификация айкидо позволяет составить, если не дословное, то, во всяком случае, близко соответствующее истине, представление по таким вбрасываемым в круги айкидо темам обсуждений, как например: Почему Уесиба ушёл от Сокаку Такеды, а не стал его приемником?! Мог ли он вообще стать приемником С.Такеды?! Узнал ли Уесиба глубинные секреты дай-то рю, или созданное им айкидо является слабой и переименованной на свой лад копией настоящего искусства, не заслуживающей серьёзного внимания?! В чём состояли аргументы Уесибы, убедившие без боя, шедших расправиться с ним представителей дай-то рю (если только это не легенда), не осуществлять своего плана?! По темам, по нашему мнению искусственным, уводящим от решения главных практических проблем тренировки, дискуссии по которым, так и не вскрывают вопрос, и не дают ответа на то, почему возвращение к техникам дай-то рю, из которого, как считается, произошло айкидо, это тупиковый путь для технического совершенствования в айкидо?!

Вместе с тем, понимание правильной – именно функциональной – идентификации айкидо («по плодам их, судите о них»), раскрывая важные черты общего направления практики айкидо О-сенсея, способно указать на то, что нужно считать действительным развитием айкидо и ответить на основной вопрос рассматриваемой сейчас нами темы – почему, для успешного продвижения в практике айкидо, необходимо использовать только техники О-сенсея?!

Однако сегодня реальность такова, что многие люди, не только изучающие айкидо, но и даже преподающие его инструктора, и уж тем более основатели его новых стилей, не понимают механизм создания нового вида практического искусства и потому не видят на чём основано и в чём именно состоит новшество, внесённое в практику будо Морихеем Уесибой позволяющее правомерно считать созданное им айкидо не только новым видом будо, но и видом, стоящим в отдельном ряду среди традиционных боевых искусств, и в связи с этим требующим особой методики изучения и практики.

С одной стороны, они не видят множественности функций Пути, образующейся в результате того, что главные цели, организующие и направляющие практику тот или иного прикладного искусства, в практике Пути становятся средством – инструментом, направленным на достижение новых, ранее не стоявших перед прежним искусством, целей. Не видят того, что айкидо – по-настоящему боевое искусство – было создано совсем не как дисциплина обучения способам борьбы и достижения победы над противниками. Что цели его практики и эффективность его техник достигаются выполнением ими целого комплекса функций, среди которых победа над противником является только одной из частных задач. Безусловно, важной задачей – условием, пронизывающим и формирующим всю практику айкидо, однако не единственной и далеко не самой главной целью в искусстве О-сенсея.

«Когда Хикитсучи Мишио сенсей встречает О-сенсея после войны, О-сенсей просит его следовать за ним (стать его последователем), при этом уточняя, что отныне айкидо не должно больше быть будо разрушения, а должно стать дисциплиной, благодаря которой весь мир станет единой семьёй».

«Сравнительный анализ довоенных техник О-сенсея, описанных в книге «Упражнения будо», с более поздними техниками и его объяснений к ним, на мой взгляд, хорошо демонстрирует изменения, произошедшие его техниками в послевоенный период.

… Одинаково легко различить обоих участников: есть уке и тори, действие последнего направлено на «уничтожение» уке. То, что резюмирует формула «хисатсу» – «каждый удар, удар смертельный». … Если бегло резюмировать будо [О-сенсея] того времени, оба противника были настороже. Тори смотрит на уке. Все техники включают один или множество атеми и большая часть заканчивается болезненным действием на уровне локтя или плеча и решающим атеми».

«После войны учитель Морихей Уесиба хочет создать другое боевое искусство, которое не будет больше похоже ни на дай-то рю айки дзю-дзюцу, ни на айки-будо. Это боевое искусство О-сенсей назовёт айкидо. Как об этом ясно говорит Хикитсучи Мишио сенсей:

«Техники изменились, нет больше защиты; держаться естественно и когда партнёр хочет действовать, его вдыхают [привлекают]. Для этого не смотрят».

Остаётся без изменения только лишь логика действий по отношению к боевой ситуации, которая выражается в принципе «Не быть открытым!».

«14 декабря 1940 года, к 2 часам ночи, после очищения, я [О-сенсей] внезапно почувствовал себя в странном состоянии. В этот момент я забыл все техники, которые я выучил, и я должен был заново воссоздать техники предков. И эти техники должны показать, что весь мир есть одна семья и нет чужих. … Это не побеждать или проигрывать. Это не то. Нужно упразднить это понятие; в этих техниках нет понятия более сильный, более слабый». («Aikido Shinzui», стр.23).

Ж.Блез. «Речи и статьи Основателя по практике айкидо», Барнаул, 2000г.

Да, техники традиционных боевых искусств также требуют в своём выполнении реализации множества функциональных задач. Да, техники айкидо реализуют, в том числе, и те задачи, которые решают традиционные боевые техники.

«Всю логику движений относительно себя и относительно его мы сохранили из старых техник. Жесты, составляющие технику айкидо [механика физических действий], абсолютно не изменились».

Ж.Блез. Семинар по айкидо, г. Санкт-Петербург, июнь 2004г.

Однако, техники айкидо, решая задачи, присущие техникам традиционных боевых искусств, выполняют ещё и те функции, которых нет в техниках традиционного будо.

«Жесты, составляющие технику айкидо, абсолютно не изменились». Но я делаю их так, чтобы привлечь и вести партнёра [изменилось содержательное наполнение прежних действий]».

«Каждый день я, Уесиба, тренируюсь над тем, как очистить свое тело от вещей и вижу, как оно пронизывается светом!», – вот что значило айкидо для того, кто его создал. Когда вы изучаете техники нужно идти в этом направлении, а не в том, где выворачивают запястья. То, как выворачивать руки, человечеству известно уже давно. Я хочу, чтобы вы именно это сохраняли в своем сердце».

Ж.Блез. Семинар по айкидо, г. Санкт-Петербург, июнь 2004г.

Сегодня многие преподаватели, определяя отличия айкидо и особенности методики его изучения, либо не знают, либо забывают о том, что самые изощрённые способы ведения рукопашного боя и методы обучения уже существовали в многочисленных практиках боевых искусств задолго до появления айкидо. Совсем не видят или же не обращают внимания на то, что, создавая своё искусство, О-сенсей не придумал ничего технически нового.

«Когда я наблюдал демонстрации техник «касима синто-рю» [Касима Синто-рю – одна из самых старых боевых традиций Японии. Ее последователи прослеживают историю своего рю от жившего шестьсот лет назад Куниадзуно Мабито], я понял, что айкидо охватывает большую часть приемов этой школы. Я убедился, что основатель Морихей Уесиба использовал большое количество техник и принципов этого искусства при создании айкидо. Кроме того, во время наблюдений за демонстрацией дайто-рю я чувствовал, что это действительно весомый элемент не только айкидо, но и японской культуры. Сохранение и передача дайто-рю в показанной нам сегодня форме, это источник гордости для японцев. Я был бы очень признателен, если бы вы смогли увидеть, как много Основатель взял из искусства дайто-рю, по моей сегодняшней демонстрации айкидо».

М. Сайто. Форум боевых искусств Японии, 1987 г.

С другой стороны, необходимо отметить, что те, кто называет себя айкидоками, т.е. считают себя последователями Основателя айкидо и адептами Пути, но при этом вносящие в практику айкидо техники, которые О-сенсей никогда не преподавал, будь-то техники из других боевых искусств или созданные ими самими, считающие, что айкидо было создано «отбором всего лучшего из традиционного будо», а они продолжают его развитие, не учитывают в своей практике одно из главных положений Концепции Пути. Они не принимают во внимание того, что новый вид практического искусства и принадлежность к нему определяет функциональность используемого инструмента. Не учитывают, что своими условно новыми формами техник, выполняющих прежние функции, новый вид искусства создать невозможно.

Ни сбор каких-то уже существовавших техник, ни создание новых форм механических действий, это не тот путь, которым было создано айкидо О-сенсея! Айкидо было создано наполнением уже существующих форм техник новыми функциями! В выражении Морихея Уесибы – «новым духом». Функциями, которых нет в техниках традиционных боевых искусств. Новшество, внесённое в практику будо Морихеем Уесибой, состоит в том, что в его искусстве старые формы стали решать новые задачи. И, что следует выделить особо, в том, что техники айкидо отличаются от техник традиционного будо не только новыми функциями, но и гораздо большим количеством реализуемых в них функций.

Именно наличие иного комплекса функций отличает айкидо О-сенсея от традиционных боевых искусств и позволяет характеризовать процесс технического совершенствования в айкидо, в том числе и как процесс выявления этих, внесённых в традиционные боевые техники О-сенсеем, функций и овладения способностью реализовывать их в своём выполнении техник.

Именно такой взгляд на методику изучения айкидо, даёт простое объяснение тому, почему до сих ни кто из последователей О-сенсея, в основной своей массе занимаясь копированием внешней формы техник, но, не поиском заключённых в них функций, так и не смог приблизился к повторению его способностей. Почему многие из них, не замечая несоответствие своей методики тренировки методике М.Уесибы, стали в своих недостатках обвинять айкидо О-сенсея и пошли по, якобы, пути его совершенствования. В действительности, ещё более отклоняясь от практики настоящего айкидо и создавая его очередное суррогатное направление, бесперспективное, никогда не способное ни то чтобы превзойти айкидо О-сенсея, но и хоть как-то приблизиться к нему, по той простой причине, что основаны на техниках, по своим функциональным возможностям, далёких от возможностей техник Морихея Уесибы.

Почему преподавая айкидо, О-сенсей не раскрывал, как кто-то считает, без ведома С.Такеды секреты его искусства, а обучал совершенно другому искусству, искусству Мира, а не Войны, каким по своим функциям является дай-то рю. И почему возвращение к техникам дай-то рю, в которых нет всего того комплекса функций, который есть в техниках Морихея Уесибы, это тупиковый путь для технического совершенствования в айкидо.

Понимание главного принципа технического совершенствования в практиках Пути, состоящего в последовательном накоплении их техниками выполняемых функций, и видение качества «накопления функций» в техниках О-сенсея, позволяет нам сформулировать и видеть, как признаки нашего личного совершенствования на пути изучения айкидо, так и признаки совершенствования и деградации нашего искусства.

Так, если изменения в выполняемой нами технике айкидо связаны с реализацией большего количества функций, чем было до этого, если, как говорит Жерар-сенсей, «мы в ходе своей практики становимся способными передавать в одной и той же технике больше информации», то эти изменения будут свидетельством нашего совершенствования. Если же изменения связаны с уменьшением количества реализуемых в техниках функций, с уменьшением количества передаваемой в них информации, то это будет прямым признаком нашей деградации. А если мы к тому же отождествляем себя с айкидо в целом, то и признаком деградации, признаком уничтожения искусства, которым мы занимаемся.

О настоящем развитии айкидо О-сенсея может говорить только тот, кто подошёл к наполнению физических форм своих техник тем количеством и теми функциями Техник Пути, которые реализовывал в своих действиях О-сенсей, и стал способен выполнять в своих техниках большее количество функций, чем О-сенсей. Тот, кто стал одним и тем же действием решать большее, чем Морихей Уесиба, количество прикладных задач. Или, говоря словами О-сенсея, тот, кто сможет создать не просто новые, а «лучшие», чем у него техники.

«Вбирай почтенные традиции в наше новое искусство и одевай их в свежие одежды. На фундаменте классических стилей строй новые, лучшие формы».

М. Уесиба. Искусство мира (Из бесед, стихов, каллиграфии Основателя айкидо), «София», Киев, 1999.

Сколь бы и кто бы ни перекраивал форму техник, создавая их всё новые и новые техники, без наполнения их функциональным значением, соответствующим техникам О-сенсея, нельзя говорить не то чтобы об улучшении, но и вообще об изучении айкидо. Для того, чтобы изучать айкидо О-сенсея и идти к тому, чтобы техники айкидо в нашем исполнении работали с той же эффективностью, какую мы видим в демонстрациях Морихея Уесибы, необходимо уметь воплощать в них всё то множество функций, которое реализовывалось в техниках Основателя айкидо. А это значит, что все эти функции надо знать, так как только способность их совокупного проявления, наполняя максимально возможной силой, делает техники, похожие на техники айкидо, настоящими техниками айкидо. И, конечно же, лучшим источником для выявления и изучения всего функционального комплекса техник айкидо являются техники, которые делал и которым учил сам О-сенсей. Так как не только в новых или трансформированных техниках (не говоря уже о заимствованных), включённых в практику айкидо уже после ухода О-сенсея, но и собственно в его техниках, в исполнении других людей, информации об этих функциях может не быть вообще или она может присутствовать в них в неполном или искажённом виде.

И это ещё одна из аргументаций в подтверждение того, что для изучения айкидо, нужно изучать именно техники О-сенсея, а не какие-то другие!


Comments (0)

Оставьте мнение: