Ноя 08 2014

Практиковать техники О-сенсея: Инструмент определяет вид искусства Пути

Category: ДневникЕвгений @ 11:50

Регулярность тренировочных занятий и присутствие в них духовных усилий, которые были рассмотрены в предшествующей записи, безусловно, являются обязательными условиями обеспечивающими запуск и течение процесса воспитания мировоззрения в практиках Пути. Именно они, если говорить о практике айкидо, создают условия для приближения мировоззрения его адептов к тому, которое было у основателя этого искусства – О-сенсея Морихея Уесибы.

Вместе с тем, регулярные физические усилия и духовный поиск являются важными, но всё же только некоторыми из составляющих практики Пути; представляют собой только некоторые из сторон метода тренировки в этих практиках. Их совершенно недостаточно для осуществления практической деятельности, находящейся в основании всех без исключения видов практики Пути, главными характеристиками которой служат, во-первых, направленность её воздействия на объекты и явления Окружающего Мира с целью создания овеществлённого прикладного результата – искусственного продукта (того, чего до этого не было в Природе), обладающего определёнными качествами и свойствами, нужными тому, кто эту деятельность осуществляет. А, во-вторых, использование для этого специально созданных средств – инструментов, значительно повышающих производительность предпринимаемых усилий и снижающих вероятность совершения ошибок, опасных для жизни того, кто эту деятельность выполняет. Поэтому так же, как для осуществления любой производственной деятельности, так и для осуществления практики Пути, помимо условий в которых она протекает, ещё необходимы и средства воздействия на объекты Окружающего Мира и достижения практического результата – нужны инструменты деятельности.

Далее следует подчеркнуть, что соответствуя общепринятому определению, инструментом в практиках Пути являются не только какие-то технические устройства (например, такие как лук или меч в кудо и кендо, кисть или флейта в живописи и музыке), не только само тело человека (как например, руки и ноги человека в карате, дословно переводимом с японского как «искусство пустой руки», или голосовые связки в вокальном искусстве), но и собственно сами физические движения тела, их формы и алгоритмы, так же участвующие в создании овеществлённого практического результата и наделении этого результата определёнными, прикладными качествами, в практиках Пути называемые техниками.

«Инструме́нт (лат. instrumentum — орудие) – предмет, устройство, механизм, машина или алгоритм, используемые для воздействия на объект: его изменения или измерения в целях достижения полезного эффекта».

Википедия.

При этом именно техники, именно формы и алгоритмы движений тела человека (в том числе и движений, управляющих техническими устройствами, используемыми человеком), являются главным средством воздействия на, какие бы то ни было внешние объекты и получения нужного прикладного продукта или эффекта. Именно формы и алгоритмы движений тела человека являются главным инструментом в практиках Пути.

И здесь стоить заметить, что именно инструментом, используемым в каком-то конкретном виде деятельности, различные виды производственной деятельности и практических искусств отличаются друг от друга.

Так, кузнечное искусство от изобразительного отличается тем, что результат в нём создаётся с помощью молота и горна, но не красками и кистью. Гончарное искусство отличается от ландшафтного дизайна тем, что в нём применяются гончарный круг и специальная печь. И в то же время для осуществления дизайна приусадебного участка используют садовые инструменты, а не музыкальные. И это понятно, так как именно специальные инструменты, принадлежащие конкретному виду деятельности и являющиеся причиной возникновения на основании этой деятельности искусства, создают индивидуальные физические качества и индивидуальный внешний вид создаваемого в ней продукта. И именно с помощью специальных инструментов достигается прикладная цель этой деятельности. Гибкий и одновременно прочный стальной меч не изготовить кистью для каллиграфии или садовой лопатой.

Именно развитие навыков обращения с молотом и горном стали причинами для возникновения кузнечного искусства, а совершенствование умения обращаться с красками и кистью стали причиной появления живописи. И это позволяет настаивать на том, что инструмент определяет вид искусства.

Использование в искусстве (особенно это относится к традиционным искусствам) другого, не принадлежащего ему, инструмента наделяет создаваемый в нём продукт новыми качествами, ведёт к другим результатам, а значит и к другим целям, и всё это делает такую изменённую деятельность каким-то новым видом по отношению к исходному искусству. По отношению к искусству рисования на холсте масляными красками, роспись фресок на стенах зданий, рисование гуашью на бумаге или рисование на шёлке, это уже разные виды искусства, такие же разные, как игра на скрипке и трубе. Как искусство владения каким-либо оружием, где инструментом является собственно оружие, и искусство рукопашного боя, где инструментом становится уже само тело человека.

Конкретно в боевых практиках техниками, или инструментом, призванным быстро, эффективно и безопасно решать стоящие перед ними прикладные задачи, являются специально разработанные физические способы воздействия на непосредственно атакующего противника (атакующие и защитные действия), ведущие к нейтрализации его нападения, выведению противника из строя, как боевой единице, или его уничтожению, и которые могут выполняться, как с использованием специальных технических устройств (оружия), так и без них.

И вот теперь, учитывая, что в производственной деятельности инструменты, а в боевых искусствах – техники – создают индивидуальный прикладной результат и тем определяют конкретный вид искусства, нужно сказать о том, что не что иное, как огульное внесение в практику айкидо техник – техник, которым О-сенсей никогда не учил, – и которые вносят в практику оригинального айкидо О-сенсея новые, неприсущие ему задачи и цели, является одной из причин дробления айкидо на многочисленные стили и направления, по своей сути являющиеся по отношению к айкидо О-сенсея, новыми видами боевых искусств, с присущим им особым техническим инструментом и соответствующим этому инструменту прикладными возможностями. Такими же разными, какими являются использующие разные инструменты-техники, и в связи с этим имеющие разные прикладные задачи, внешний вид и свои индивидуальные названия, например, бокс, где бьют только руками, кик-бокс, где атакуют и руками и ногами, и тайский бокс, в котором к тому же используются и удары локтями и коленями.

Нужно сказать, что почкование направлений айкидо, происходящее на основании изменения технического аспекта, будь то новое выполнение техник О-сенсея или внесения в практику техник из других боевых искусств, совсем не является, как это хотят представить, естественным ходом развития искусства Морихея Уесибы, так как, чем дальше, тем больше уводит адептов этих направлений от достижения прикладных возможностей, продемонстрированных Основателем айкидо, но вполне объясняет, почему немногие из них, называющих себя последователями О-сенсея, а по факту не занимающихся изучением его искусства, не могут, по выражению Хикитсучи-сенсея, «хотя бы приблизиться» к повторению уровня решения прикладных задач, который мы видим в техниках айкидо в исполнении О-сенсея, который «мог остановить человека одним пальцем».

Сам О-сенсей говорил, что его искусство, не является каким-то набором техник из ранее существовавших видов боевых искусств, что он забыл всё, что знал раньше, и создал новые техники, отличные от прежних и своей индивидуальностью позволившие ему заявить о создании нового вида будо, использующего особенные инструменты, служащие достижению новых прикладных целей.

«Что касается меня, я изучил к настоящему моменту без малого около 30 школ будо … Но айкидо не синтез этих школ». («Aikido Shinzui», стр.31).

«… Я внезапно почувствовал себя в странном состоянии. В этот момент я забыл все техники, которые я выучил, и я должен был заново воссоздать техники предков». («Aikido Shinzui», стр.23).

Ж.Блез. «Речи и статьи Основателя по практике айкидо», Барнаул, 2000г.

Понимание нового аспекта техник айкидо, о котором говорит О-сенсей, отличающих их от внешне похожих техник традиционных видов будо, это основополагающий момент всей практики его искусства. Если, не понимая разницы в предназначении инструмента искусства – «выполнять свои специфические прикладные задачи и тем отличать один его вид от другого», и не видя особой специфики техник айкидо О-сенсея, мы практикуем не те техники, которым он учил, и вследствие этого изучаем не его искусство, а какой-то другой вид будо, то, как мы можем добиться успехов в освоении настоящего, им созданного айкидо?! Именно поэтому, если мы хотим изучать настоящее айкидо и идти к прикладным способностям О-сенсея, нельзя вносить в нашу практику не его техники.

Несмотря на внешнюю схожесть с техниками традиционных боевых искусств, техники айкидо имеют свои особые отличия и одна из главных и нелёгких учебных задач тех, кто хочет изучать будо О-сенсея, состоит в том, чтобы эти отличия обнаружить и научиться воспроизводить в своих действиях.

К тому же, непонимание роли и не различение специфики техник искусства, кроме влияния на успешность нашей личной практики, влияет, что является более важным, и на судьбу изучаемого нами искусства. Брать в свою практику техники других искусств, это значит, создавая новое искусство, уничтожать то, чем ты занимаешься по оглашению – это значит уничтожать своё искусство! Айкидо – это живое искусство! Оно, как Путь к способностям О-сенсея, может жить и может умереть! Айкидо О-сенсея может быть живо, пока его практикуют – пока идут к способностям О-сенсея и пока для этого практикуют техники О-сенсея!

*****

Comments (0)

Оставьте мнение: