Дек 19 2014

Практиковать техники О-сенсея: К вершинам матричных пирамид

Category: ДневникЕвгений @ 11:56

Занимаясь изучением матрицы айкидо и зная о существовании её неизвестной для нас части, мы должны помнить и о том общем свойстве матриц, в соответствии с которым их открытые информационные каналы, или физические действия, составляющие общую форму техник, уже никогда не остаются «пустыми», по ним всегда течёт информация. Выполняя физические действия, составляющие технику, мы всегда их наполняем каким-то смыслом, т.е. мы их совершаем (и в процессе совершенствования изменяем) не просто так, а в связи с чем-то и для чего-то. Именно эта информация в процессе разучивания техник формирует базовые аспекты механики жестов, или определённое количество информационных каналов, создающих собой основание нашей функциональной пирамиды.

Открывшись один раз, такой информационный канал, что соответствует включению в своё выполнение техники какого-либо жеста (действия, движения), уже никогда не остаётся пустым.

«Ещё одна интересная особенность «киай» заключается в том, что если однажды его почувствовать, он перестает казаться чем-то сверхъестественным и становится нормальным и правильным способом выполнения любой техники; киай выглядит чем-то особенным только для постороннего наблюдателя».

Фредрик Дж. Ловрет. Путь и сила: секреты японской стратегии. «София», г. Киев, 2000г.

Однако, в зависимости от стандартов образования, качество этой информации, а значит и практический результат её проявления, будет различным. И поэтому, после разучивания базы движений (всех основных физических движений, составляющих технику), или, другими словами, после формирования основания функциональной пирамиды, на этапе совершенствования, результат выполнения наших действий определяется уже не прибавлением к ним дополнительных жестов – не открытием дополнительных информационных каналов, а тем, какая информация будет проходить по уже открытым каналам.

Мастера айкидо, передавая свой опыт, постоянно говорят о необходимости систематического возвращения к базе техник, называемой «кихон».

«Кто ведет этот класс?!» – прогремел его резкий от гнева голос. Заметив меня, О-сенсей указал на удивленных новичков и сказал: «Саотомэ, ты нарушаешь принцип айкидо. Я разработал систему, систему обучения, систему воспитания. Айкидо – это процесс обучения. Своим невниманием ты сейчас уничтожаешь смысл айкидо! Его воспитательный процесс – это изучение и совершенствование основной техники кихон вадза».

«Кихон вадза – основа практики айкидо. Это сущность философии айкидо, сконденсированная в ряде основных движений, каждое из которых дает новую иллюстрацию одного и того же лежащего в её основе принципа».

«Для О-сенсея практика была повседневной жизнью. Вкладывая в практику всю свою жизненную энергию, опыт, видение, молитвы и надежды, он никогда не переставал расти. Те, кого интересовала только форма, не могли видеть роста и изменений, происходящих внутри».

«Ученики должны видеть дальше формы, проникая в самую суть. Все движения кихон вадза – это великолепный фундамент и катализатор духовной революции».

«В дзю вадза (технике свободного стиля) уместна любая атака, пока она искренняя и соответствует идее техники, поскольку тренировка делает упор на спонтанные движения. Но основа спонтанного движения – кихон вадза, поэтому необходимо строго следовать предусмотренному процессу тренировки».

М.Саотомэ. Айкидо и гармония в природе, София, г. Киев, 1998.

И внутренний смысл этого требования «возвращения к кихон» состоит в том, чтобы работать с нужным количеством информационных каналов, составляющих основание функциональной пирамиды техник. В том, чтобы открывать и задействовать недостающие информационные каналы, принадлежащие к матрице, созданной О-сенсеем, и закрывать те из них, которые к этой матрице не принадлежат.

И всё же, в связи с тем, что механика жестов техник айкидо достаточно проста для выполнения, работа по совершенствованию в айкидо в большей мере связана не с перестройкой сети информационных каналов, находящихся в основании его функциональной пирамиды и соответствующих базовым формам его техник, а с изучением и освоением функционального потенциала, содержащегося в духовных принципах, и структурно находящегося в верхней части матрицы айкидо. Настоящее совершенствование в айкидо О-сенсея начинается с практики, в которой мы изучаем иерархию духовных принципов, учимся объединять и передавать по одному и тому же количеству нижних каналов нашей функциональной пирамиды качественно иную – уплотнённую – информацию с верхних уровней матрицы айкидо.

С таким представлением о совершенствовании в айкидо становиться понятным, что значит «передавать в одном и той же технике больше информации», о чём говорит Жерар сенсей, или почему О-сенсей имел основание говорить «делайте только иккё сувари ваза и у вас будут те же способности, что и у меня».

Представление о том, как через одну и ту же физическую форму можно направлять различную информацию передаёт русская народная сказка «Палочка-выручалочка», в которой ёж, подобрав обычную, валявшуюся на дороге, палку и, назвав палочкой-выручалочкой, стал использовать её то для того, чтобы сорвать яблоко, до которого не мог дотянуться, то чтобы переправиться через ручей, то чтобы вытащить из болота своего попутчика зайца, и даже для защита от злого волка. На вопрос о том, почему ёж легко расстался с такой редкой волшебной палкой, подарив её своему приятелю, тот ответил, что палок в лесу много, а волшебство находится в голове у того, кто палку использует. Подобно палочке-выручалочке, одна и та же техника айкидо решает множество задач и выполняет множество функций. А насколько много, это уже определяется широтой и глубиной взгляда на неё, использующего её человека. По словам Хикитсучи сенсея – «разумом».

«В айкидо необходимо, чтобы разум был на первом месте, а техника вытекала из него. Тот, кто занимается только для того, чтобы обрести технику, ничего не понимает в айкидо».

Хикитсучи Мичио сенсей. Высказывания об Айкидо. Материалы, печать, выпуск Анни Морель 26 января 1998.

Того, кому детская сказка не является убедительным подтверждением возможности совмещения функций, выполняемых одним и тем же инструментом, без какой-либо его перестройки, мы можем отослать к работам В. Ацюковского, в своё время заменившего в самолётах связки многожильных электрических кабелей, весящих не одну сотню килограммов, на один провод. Или обратить внимание на то, как через USB-порт компьютера можно передавать и информационное содержание, и силовую нагрузку, сбрасывая в мобильный телефон музыкальные файлы и, в то же время, заряжая его аккумулятор.

Свойство матрицы, которое мы сейчас рассматриваем, заключается в том, что когда мы механически точно выполняем какую-либо технику, т.е. используем те же информационные каналы, что и О-сенсей (и надо помнить, общие с функциональной матрицей всего будо), но при этом не знаем полного функционального содержания информации, которую по ним направлял О-сенсей, то мы, автоматически, будем вкладывать в своё выполнение техники то содержание, которое сформировано имеющимся у нас в данный момент мировоззренческим представлением. Представлением, сформированным нашим образованием в области естествознания (Природоведения), в том числе, наставлениями, исходящими из общего образовательного уровня наших инструкторов и учителей в изучаемом нами искусстве.

И это значит, что предел технического совершенствования в айкидо определяется тем что, мы, не без помощи учителей, избрали своим ориентиром в мировоззренческом совершенствовании. От того, что мы считаем мировоззренческой вершиной своей практики и насколько эта вершина близка к вершине матрицы айкидо. Всё в соответствии с известной мудростью: «Кого почитаешь, качества того и приобретаешь!». Выбираем мировоззренческой опорой полученное в учебных учреждениях образование, ориентированное на принятый в обществе научно-образовательный стандарт – получаем одни возможности, становимся на точку зрения своих учителей, несколько отличающуюся от нашей (иначе нам нечему было бы у них учиться), – обретаем другие.

Поэтому, когда выполняя то или иное действие, составляющее технику, мы не знаем, для чего оно выполняется, с точки зрения Основателя айкидо, и выполняем его только потому, что что-то такое увидели, или потому, что выполнять его нам велел инструктор, то, мы открываем информационный канал и направляем по нему информацию, обусловленную стереотипами нашего мировоззрения или же границами мировоззрения наших учителей, вершина которого, в лучшем случае, только приближается к мировосприятию О-сенсея.

Говорить же о том, что эффективность нашего выполнения техник стала равна эффективности О-сенсея (и поэтому их можно считать настоящими техниками айкидо), можно только в том случае, когда наше мировоззрение, по своему уровню будет соответствовать мировоззрению О-сенсея, являющегося, по своей сути, стандартом образования в айкидо, измеряемому количеством и качеством функций, реализуемых в форме техник айкидо. И поэтому, пока мы не знаем полного строения и смыслового наполнения всей функциональной матрицы техник айкидо, пока представляемое и реализуемое нами положение вершины матрицы айкидо не совпадает с её реальным положением в матрице будо и Матрице Предопределения, мы не можем себя считать людьми, освоившими айкидо О-сенсея. И, как совершенствование общественного образовательного стандарта представляет собой его рост внутри матрицы науки и приближение его вершины к вершине научных достижений, так и техническое совершенствование в айкидо является процессом приближения вершины наших функциональных возможностей к вершине матрицы, созданной О-сенсеем.

Понятным примером, раскрывающим то, как изучение и преподавание айкидо может быть связано с освоением образовательного стандарта боевого искусства, созданного О-сенсеем, и позволяющим подойти к оценке принадлежности наших занятий к практике айкидо, в некоторой степени, может послужить процесс освоения пользователем персонального компьютера. В тех случаях, когда компьютер изначально приобретается для выполнения узкого круга задач, например, для набора и распечатки текстов или просмотра видеоматериалов, использующие его люди, не представляя полного объёма заложенных в него функциональных возможностей, применяют его лишь в качестве печатной машинки или проигрывателя. Для них компьютер со всеми своими внешними и внутренними атрибутами, в действительности, является не большим, чем машинка для печати и просмотра фильмов. И только потом, в процессе использования, случайно или целенаправленно, такой пользователь может узнать и о других возможностях этого многофункционального устройства и начать использовать его и для других целей. А ведь может и не узнать и не начать!

Но ведь то же самое происходит и с освоением техник айкидо, в отношении которых, если не все, то большинство сегодняшних его адептов является не в полной мере образованными, не знают их полное функциональное значение и не могут воспроизвести их настоящую эффективность. И, как недостаточно образованные пользователи компьютера видят его совершенствование всего лишь в установке новой версии проигрывателя, не затрагивающей расширение функциональных возможностей ПК, так и большинство сегодняшних айкидок за совершенствование в своём искусстве принимают изменения, не выходящие за уровень уже известных им функций техник. А очевидное противоречие между эффективностью техник О-сенсея и своих, пытаются решить совершенно безуспешным способом, не поднимаясь вверх по матрице функциональных возможностей техник О-сенсея, не выясняя и не овладевая их приоритетными функциями, а оставаясь на одном и том же функциональном уровне, заимствуя и придумывая всё новые и новые формы механических действий. Расширяя основание своей функциональной пирамиды, они не задумываются о приближении её вершины к вершине матрицы айкидо О-сенсея.

Не зная о том, что в искусстве О-сенсея нет вопроса пространства и времени, нет защиты, нет не только борьбы, но и нет соединения с противником (это один образовательный стандарт), однако есть притягивание, ведение, соединение с вибрациями Вселенной и многое другое (другой образовательный стандарт), большинство его сегодняшних последователей строят соответствующую своим знаниям методику тренировки, направляя по матрице функциональных каналов информацию, несоответствующую той, которую направлял О-сенсей (несоответствующую инструкциям изобретателя инструмента), и в итоге получают результат, такой же далёкий от результата О-сенсея. Сначала находясь в состоянии защиты, ждут атаки, т.е. реагируют на действия партнёра, а потом, вместо способности ведения, развивают скорость реакции. Вместо приобщения к Абсолютной силе, ищут, исходя из личных эгоистических интересов, новые, неизвестные противнику приёмы борьбы, а, для удержания своей относительной победы, создают и хранят секреты. Однако какое бы количество техник они ни выучили, как бы они их ни усилили и ни скрывали от других, все эти техники будут оставаться на одном и том же, низком функциональном уровне, далёком от прикладных возможностей О-сенсея, и поэтому не сделают их сильнее.

«Если будешь рассчитывать на тайные техники, То ничего не достигнешь».

М. Уесиба. Искусство мира (Из бесед, стихов, каллиграфии Основателя айкидо), «София», Киев, 1999.

Сопоставляя людей, изменяющих формы техник, созданные О-сенсеем, с мудрым ёжиком из русской сказки, можно сказать, что, в отличие от ежа, умевшего одну и ту же палочку применить для решения различных задач (т.е. умевшего многофункционально использовать одну и ту же палку), эти люди, для того чтобы расширить функциональные возможности палки, начинают привязывать к этой палке всё новые дополнительные приспособления. В результате чего от первоначальной палки практически ничего не остаётся. Через некоторое время таких усовершенствований она превращается либо в громоздкий неуклюжий и нежизнеспособный «аппарат», в котором одни приспособления мешают использованию других, либо число её узкоспециализированных вариантов (эта палочка, с крючком, чтобы цеплять; эта, с пружинкой – прыгать; с верёвочкой, чтобы метать; с привязанным камешком, чтобы бить и т.д.) становится безмерно большим. К тому же этот аппарат, или комплект палок, становятся такими тяжёлыми, что для их транспортировки приходится конструировать тележку. Помните, сюжет из «Ералаша», когда мальчик вместе с очень крутыми часами, должен был носить два чемодана с батарейками к ним!. А ведь тележку можно сделать на пневматическом ходу, а ещё на неё можно поставить двигатель, навигатор, можно нанять и обучить водителя и так без конца. Но в таком случае процесс совершенствования самого человека из главной и единственной задачи практики Пути уходит на задний план. Меняется инструмент практики, но не человек. И в действительности – ничего не остаётся ни от техники, ни от искусства использования этого инструмента.

Однако в практиках Пути настоящее совершенствование связано не с изменением инструментов и приёмов их использования, а с изменением внутренних качеств человека.

«Пронизывающее сверкание клинков,

Выкованных теми, кто следует Пути,

Поражает злого врага,

Крадущегося глубоко внутри

Их душ и тел».

«Если мы перестаем расти, технически и духовно, можно считать нас мертвыми».

М. Уесиба. Искусство мира (Из бесед, стихов, каллиграфии Основателя айкидо), «София», Киев, 1999.

Именно поэтому в наше время технологического взрыва мастера Пути особенно щепетильно и трепетно относятся к сбережению архаичных инструментов и техник своего искусства.

«Я просто должен в точности передать миру то, чему научился у О-сенсея. Говорить и делать лишь то, что говорил и делал Учитель. Я не имею права привносить свое личное мнение и таким образом искажать Путь О-сенсея».

Интервью с Мишио Хикитсучи Сэнсэем, Париж, 1984.

В том числе, например, таким как шест – той самой обычной деревянной палке, которая в руках мастера действительно становится волшебной и может колоть, дробить, бросать, связывать, блокировать удары, что позволяет ему успешно противостоять даже вооружённому противнику.

«Бо-дэюцу» по праву занимает привилегированное положение среди направлений работы с оружием. И поэтому есть целый ряд объективных причин, благодаря которым с этого предмета начинают изучение кобудо.

… Несмотря на простую и незамысловатую на первый взгляд техническую базу, она даёт основные ключи к пониманию и освоению других видов оружия. Можно с точностью утверждать, что всякий кто освоил (именно освоил, а не просто скопировал!) технику бо-дзюцу, сумеет освоить любой другой вид оружия, но не всякий, кто овладел каким-то другим предметом, сможет работать с бо.

… Безусловно, конструкция шеста максимально проста и он не производит впечатления грозного оружия. И тем не менее заложенные в него возможности позволяют мастеру бо-дзюцу справляться с противником, вооружённым любым холодным оружием, даже знаменитым самурайским мечом».

А.Ларин. Кобудо: Искусство работы с традиционным японским оружием. Москва, ФАИР-ПРЕСС, 2000г.

Придавая значение понятию «совершенствования в практиках Пути» значение перехода на новый мировоззренческий и функциональный уровень (совершеннее и сильнее тот, кто знает и способен реализовать в одной и той же технике иерархически высшую функцию), мы можем настаивать на том, то разучивание новых приёмов не является совершенствованием в искусстве. Что придумывание новых приёмов не является развитием искусства. Что придумывание новых приёмов не является созданием нового вида искусства, если во всех этих новых приёмах реализуются иерархически одни и те же функции, соответствующие одному и тому же уровню мировоззренческого видения.

Осознав существование скрытой части матрицы своей практики, человек изучающий айкидо, для выяснения главных секретов и тайн своего искусства, вынужден обращаться к мнению авторитетов – инструкторов, учителей. И не его вина, а беда в том, что он может, оказаться встроенным, и это в лучшем случае, в матрицу, не дотягивающую до образовательному стандарта айкидо О-сенсея. В худшем, встроенными в ложную матрицу, вершина которой вообще находится вне плоскости матрицы разработанной О-сенсеем. И если в первом варианте люди, действительно занимаясь изучением айкидо, всё равно, как бы они не старались, так и не смогут узнать главного значения и возможностей подлинного айкидо О-сенсея. То во втором, изучая технические приёмы, имеющие внешние признаки техник айкидо, на самом они не изучают айкидо. Они изначально двигаются по пути отличному от пути создания айкидо пути; изучают не тот образовательный стандарт; поднимаются не на ту гору.

Поэтому, по нашему мнению, люди, считающие себя последователями Основателя айкидо и идущие по проложенному им пути, и стоящие перед необходимостью восстановления методики практики, ведущую к его способностям, должны учитывать в своей работе эти тонкие, но чрезвычайно значимые обстоятельства.

Основанием тому, о чём говорит В. Хорев, указывая на действительно имеющее место в практике будо проблему угасания и вырождения школ боевых искусств, но, не называя её причин *, мы видим именно в том, что новые поколения учеников, в силу отсутствия глубоких знаний о методики практики, не ориентируются на образовательные стандарты основателей своих видов практики, находящиеся не секретах механики техник, а в их мировоззренческом уровне. Не знают где искать и не умеют измерить, образовательный стандарт основателей своих школ.

* «Увы, вектор мастерства направлен в прошлое в полном соответствии с китайским мировоззрением, подразумевающем движение к отнюдь не светлому царству радости из бездны мрака ушедших столетий, а, наоборот, от чертогов «золотого века» к сумеркам, хаосу и разрухе. Всё, что остаётся на нашу долю – созерцать упадок, стараясь по мере сил сберегать немногие крупицы тающих знаний.

Если кому-то показалось, что я хватил через край, могу подкрепить сказанное примерами из жизни. Вот слова современного мастера тайцзи Чжоу Цзунхуа: «У Яна Чэнфу было четверо сыновей. Все они преподают тайцзы в Гонконге и на Гавайях. Для нынешних времён их мастерство очень даже неплохое, но, сравнивая их с предшественниками, можно только глубоко вздыхать. Один из учеников Яна Чэнфу – Чжэн Маньцин (1901-1975 г.) – достиг высочайшего уровня для нашего времени. Однако Чжэн всегда напоминал ученикам, что точно также, как для них велико его мастерство, для него было велико мастерство его учителя». К этому можно было бы добавить лишь то, что сам Ян Чэнфу не представлял ровным счётом ничего в сравнении со своим отцом, Ян Цзянем, который, в свою очередь, был слабым эхом легендарного Яна Лучаня.

Если вас не убеждают примеры из истории тайцзы, возьмём развитие каратэ. Скажите, кого из лучших теперешних мастеров можно поставить рядом с Тётоку Кьяном или даже не так давно канувшим в царство теней Ямагути Гогеном. Шагнув ещё глубже в прошлое, мы тотчас поднимемся на следующую ступень мастерства, и видим имена Мацумуры Сокона, Кодзё Уэката, а уж совсем в тумане мерцают неведомые нам китайские реликты, передавшие крохотную частичку информации ученикам островитянам.

Такая же картина наблюдается во всех без исключения направлениях и школах. Насколько непостижимым для нас является искусство Морихея Уесибы, настолько же великим для него самого было мастерство его учителя, Такеда Сокаку».

В. Хорев. «Круги на воде: Окинавское кобудо в современной жизни». Феникс, Ростов-на-Дону, 2001г.

Следуя современному взгляду на техническое развитие, можно говорить о том, что создав и используя в своей деятельности электронные роботоризированные устройства, люди в своём развитии поднялись на высоту, недосягаемую тем, кто жил ещё столетие назад, не говоря уже о тысячелетиях. Но тем ли измеряется прогресс человечества и чем ещё его можно измерить?!

Если обратиться к изучению Концепции Пути, существующей уже не одно столетие, то можно обнаружить, что совершенствование в Его практиках заключается в том, чтобы совершенствовать не палку, привязывая к ней дополнительные конструкции, а в том, чтобы повышать своё мировоззренческое видение и своё представление об Окружающем Мире. Техника в практиках Пути совершенствуется за счёт развития самого человека, за счёт его внутренних качеств! И тогда обыкновенная палка, становясь волшебной, начинает «стрелять». Тогда не нужны приспособления в виде приборов ночного видения или огнестрельное оружие. Потому что стрелок из примитивного лука видит мишень и в темноте, а выпущенная им стрела способна пробить камень.

«По окончании праздника, поздней ночью, военачальник возвращался домой. И вдруг он увидел, что возле поворота дороги в кустах затаился тигр. И тигр этот уже присел и был готов к прыжку… Несмотря на выпитое на празднике вино, военачальник среагировал мгновенно. В мгновение ока он выхватил лук, натянул его и выпустил стрелу, которая поразила тигра насмерть. Когда утром военачальник проснулся, он вспомнил об этом происшествии и решил, что надо сделать из тигра чучело в напоминание об этом случае. Он пошел на то самое место и вдруг обнаружил, что в темноте он принял за тигра огромный валун. И этот валун был насквозь пробит стрелой, которую военачальник выпустил вчера ночью. И это так заинтересовало его, что он выпустил ещё много стрел в этот камень, но все они отлетали, даже не поцарапав поверхности. И тогда военачальник понял: если намерение безупречно, стрела пробивает камень».

Восточная притча.

«Тренировочный зал был ярко освещен. Мастер велел мне поставить в песок перед мишенью противомоскитную свечку, длинную и тонкую, как спица, но попросил не включать там свет. Было настолько темно, что я не мог разглядеть даже очертаний вала с мишенью, и если бы не крошечный огонек противомоскитной свечки, я, даже предполагая, где находится мишень, не смог бы определить это точно. Мастер «протанцевал» церемонию. Его первая стрела просвистела из сияющего света в глубочайшую тьму. По звуку я понял, что она попала в мишень. Вторая стрела тоже. Когда я зажег свет, то был ошеломлен, обнаружив, что первая стрела попала прямо в яблочко, а вторая расщепила засечку первой и довольно глубоко расколола древко, прежде чем впиться в центр мишени».

О. Херригель. Дзэн в искусстве стрельбы из лука. Путь дзэн. Санкт-Петербург, Амфора, 2005г.

Тогда не нужно ломать Окружающий Мир для постройки нового инструмента; простой, подобранной на дороге палкой можно творить чудеса. И если наши предки, в том числе основатели старинных школ боевых искусств, не носили электронные гаджеты, это не значит, что они знали о Мире и Его устройстве меньше, чем современные люди, использующие сложные технические устройства, но на деле, в своём большинстве, только и умеющие лишь нажимать на клавишу «вкл-выкл».

В современном прогрессе общества развитие технической оснащённости, останавливает развитие большей части составляющих его людей, вписывая их в искусственную технократическую матрицу, отличие которой от Матрицы Предопределения легко обнаруживается по их разрушающему воздействию на экологические природные системы, находящиеся в рамках этой Матрицы. А создаваемые им технические устройства по своей сути являются костылями, предназначенными компенсировать утерю человеком его естественных способностей, но не способных заменить их в полной мере, как очки глаз, а протез руку. Образец подлинного прогресса, как это ни странно, можно увидеть в архаичных практиках Пути, где вместе с техникой развивается и сам человек; точнее, вместе с подлинным развитием человека развивается и техника, создающая, защищающая, помогающая всем жить и развиваться, объединяющая весь Мир, объединяющая человеческий мир в единую семью.

«Айкидо – это не что иное, как только действие любви всего живого. Эта функция любви формирует Вселенную и строит страны. Это действие защищает Вселенную и все существа в ней. Она заключается в великом принципе и в великом пути, которые позволяют Вселенной и всем существам развиваться и жить. Это значит, что этот великий принцип и этот путь Айкидо действует на Земле для того, чтобы эта Небесная Миссия смогла реализоваться. Облик неповторимой Вселенной и всех равных вещей уравниваются обликом Души и обликом Любви. Айкидо единственный путь, который может объединить мир». («Aikido Magazine», №6, 1985, стр.26).

«Айкидо – это путь, чтобы гармонизировать мир и объединить весь человеческий мир в единую семью». («Aikido Magazine», №7,1985,стр.34).

Ж.Блез. «Речи и статьи Основателя по практике айкидо», Барнаул, 2000г.

*****

Ранее мы сказали, что появление нового вида искусства определяется созданием нового инструмента практики, способного реализовывать новые, дополнительные функции, решать новые задачи достигать новые цели, которых нет среди функций, задач и целей, уже существовавших до этого искусствах, и благодаря этому создавать практический продукт, обладающий новыми специфичными прикладными свойствами, которые невозможно получить инструментами других искусств, что собственно и отличает один вид искусства от другого. Или более кратко, новое искусство определяется новым комплексом функций реализуемых его инструментом.

Затем, сравнив функциональное содержание техник айкидо О-сенсея и традиционных боевых искусств, и показав, что они имеют более широкий функциональный комплекс (т.е., кроме прежних, осуществляют функции, которых нет в традиционном будо, и решают боевые ситуации на качественно новом уровне с получением результата, значительно отличающегося от результата, получаемого в практиках других видов будо), мы сказали, что, несмотря на большое сходство механических форм техник с техниками других видов будо, айкидо О-сенсея совершенно заслуженно относится к новому виду боевого искусства.

Принимая во внимание, то обстоятельство, что «новый вид искусства определяется новой выполняемой его инструментом функцией», может возникнуть замечание о том, что люди, говорящие о своём развитии айкидо, вместе с новыми действиями внесли в выполнение техник О-сенсея какую-то новую функцию, которой в них не было, и потому действительно имеют основание называть себя теми, кто улучшает и совершенствует айкидо О-сенсея.

Нет, не могут!

Надо сказать, что О-сенсей ни у кого не отнимал возможность совершенствования своего искусства. Однако, для того, чтобы это сделать он указал на необходимость выполнить условие, состоящее в том, чтобы новые техники были не только новыми по форме, но и новыми по своему качеству. Чтобы новые техники были лучше его техник. То есть, как минимум, должны быть способны решать все те задачи, которые могли решать его техники (выполнять весь функциональный комплекс его техник), и, причём, нисколько не хуже.

«Хоть наш путь и отличается от воинских искусств прошлого, вовсе не обязательно отказываться от всего старого. Вбирай почтенные традиции в наше новое искусство и одевай их в свежие одежды; на фундаменте классических стилей строй новые, лучшие формы».

М. Уесиба. Искусство мира (Из бесед, стихов, каллиграфии Основателя айкидо), «София», Киев, 1999.

Вместе с тем, судя по тому, что люди, говорящие об улучшении айкидо, не могут ни повторить того уровня прикладной эффективности, который демонстрировал О-сенсей, ни объяснить смысл многих его высказываний об организации практики айкидо, и, как следствие этого, убрали из своих занятий и многие цели, которые Основатель айкидо считал важными, и методические приёмы их достижения, они в действительности не имеют полного представления об айкидо О-сенсея и не имеют оснований говорить о совершенствовании айкидо. Разве можно говорить об улучшении айкидо, не умея повторить того, что делал О-сенсей, и не понимая смысла его высказываний и наставлений?!

«Некоторые создали свои собственные техники, хотя они до сих пор не могут сделать то, чему учил О-сенсей. Он мог остановить человека одним пальцем. Немногие могут хотя бы приблизиться к этому».

Интервью с Мишио Хикитсучи Сэнсэем, Париж, 1984.

Пользуясь образом матричной пирамиды, мы можем говорить о том, что все привнесённые в айкидо после О-сенсея новшества, все его новые направления, не только не выходят за пределы матрицы айкидо (не достигли образовательного стандарта, установленного Основателем айкидо), но как можно видеть, они и не выходят и за пределы матрицы традиционного будо.

Все те новшества, которые сегодня вносят в боевые искусства, создавая его новые виды, остаются в рамках одной общей функции – победить соперника. Они не выходят в матрице возможных функций боевых техник (в матрице будо) на новый функциональный уровень. Поэтому все объявляемые новыми виды боевых искусств по своей сути являются квази новыми видами, а в действительности подвидами одного и того же Искусства Войны. Инструменты этих искусств внешне могут быть разными, в одном случае меч, в другом – нагината, в третьем – пустая рука, но функционально они ничем не отличаются друг от друга и в конечном итоге решают задачу уничтожения противника. Такими же подвидами Искусства Войны являются и большинство (если не все) направлений практики айкидо, созданных после О-сенсея. Те, кто говорит, что айкидо, это, прежде всего, искусство Войны, вполне конкретно обозначают функциональную вершину того, что они изучают и чем на деле занимаются. Все их практические действия и результаты являются действиями Войны.

В отличие от многих учителей айкидо, ученик О-сеснея Мичио – Хикитсучи сенесей, тоже говорит, что айкидо боевое искусство. Однако, как и в искусстве О-сенсея, в его искусстве боевая логика и боевые техники, это не вершина, а основание пирамиды, функциональный инструмент, с помощью которого решаются другие задачи и достигаются другие цели, которые первоначальный инструмент и логику его использования трансформируют в новое искусство – в искусство Мира.

«Именно духовная сторона существенна для меня, техника для меня второстепенна. В айкидо необходимо, чтобы разум был на первом месте, а техника вытекала из него. Тот, кто занимается только чтобы обрести технику, ничего не понимает в айкидо. В айкидо душа должна стоять на первом месте, а техника и тело на втором».

Хикитсучи Мичио сенсей. Высказывания об Айкидо. Материалы, печать, выпуск Анни Морель 26 января 1998.

Существует ещё одна причина, на основании которой мы можем утверждать о невозможности улучшения айкидо О-сенсея.

По настоящему новым является то искусство, которое решает функциональные задачи нового иерархического уровня. И для того, чтобы говорить о совершенствовании айкидо Морихея Уесибы, необходимо в его техниках реализовать хотя бы одну функциональную задачу более высокого иерархичного уровня, выходящую за пределы созданной им функциональной матрицы. Однако именно это сделать и невозможно.

Айкидо О-сенсея основано на принципах и по функциям Первоисточника – «Ичигуен», являющегося Центром Вселенной, Вершиной Матрицы Предопределения.

«Ичигуен, уникальное начало заставило родиться Духовное и Материальное Начало. Таким образом, Ичигуен создало Закон. Это заставило функционировать всю Вселенную и дало жизнь и тело всем вещам во Вселенной.</strong>

«Айкидо есть для того, чтобы понять и не забыть единое происхождение Ичигуен, чтобы раствориться в провидении, чтобы узнать закон и создать техники тонкие и светлые». («Aikido Shinzui», стр.16).

«В айкидо тренировка … помогает иметь дух, соединённый с Центром Вселенной». («Takemusu Aiki», стр.192).

«Настоящее будо – это стремление направиться к Центру Вселенной, соединиться с ней». («Takemusu Aiki», стр.192).

Ж.Блез. «Речи и статьи Основателя по практике айкидо», Барнаул, 2000г.

Айкидо О-сенсея уже содержит в себе все те функции, которые только возможны и имеют место в нашей Вселенной. Придумать и добавить к ним что-то новое невозможно. Образовательный стандарт айкидо О-сенсея совпадает с Вершиной Матрицы Предопределения.

«Искусство Мира – это религия, которая не является религией; оно делает совершенными и завершенными все религии».

М. Уесиба. Искусство мира (Из бесед, стихов, каллиграфии Основателя айкидо), «София», Киев, 1999.

Выполнять техники айкидо, это умение вести за собой людей, будучи ведомым Вселенной, и вести к Центру Вселенной.

«[Айкидо, это] умение вести людей и быть ведомым Вселенной». («Aikido Shinzui», стр.98).

Настоящее БУ, это тренировка развития дыхания и силы притяжения (инруоку но тенрен), чтобы суметь привлечь партнёра полностью. Вот почему мне достаточно просто стоять. Когда я стою – я соединяю тело со Вселенной. Если я стою таким образом, то партнёр привлекается (вдыхается). («Takemusu Aiki», стр.190).

«Если враг меня атакует с очень быстрой техникой, я не побеждён… Результат боя уже решён, потому что враг пытается меня атаковать, меня, который есть Вселенная». («Takemusu Aiki», стр.13).

Ж.Блез. «Речи и статьи Основателя по практике айкидо», Барнаул, 2000г.

Выполняя техники своего искусства, Основатель айкидо опирался на иерархически высшие принципы Космического Мироздания и реализовывал в них все функции Техник Пути, становился Инструментом Бога, обладающим возможностями Бога.

«Если вы делаете так, … то вы можете найти себя в Центре Вселенной. … В этом тайный и глубокий смысл будо». «Aikido Shinzui», стр.104).

Ж.Блез. «Речи и статьи Основателя по практике айкидо», Барнаул, 2000г.

«Воин – это живой храм Божественного, это тот, кто служит Великой Цели».

«[Практикуя айкидо] утверждай себя как живой образ Будды. Каждый из нас должен стать Богиней сострадания или победоносным Буддой».

М. Уесиба. Искусство мира (Из бесед, стихов, каллиграфии Основателя айкидо), «София», Киев, 1999.

То, что создано Богом нашей Вселенной, в рамках нашей Вселенной улучшить невозможно. Именно поэтому мы настаиваем на том, что все разговоры об улучшении айкидо О-сенсея или о создании нового по отношению к нему искусства не имеют смысла.

Айкидо нельзя усовершенствовать, можно лишь в нём совершенствоваться. Стремиться к вершине матрицы образовательного стандарта, установленной О-сенсеем, или, что то же самое, стремиться к Вершине Матрицы Божественного Предопределения.

Мера в айкидо – Бог. Своё совершенствование в айкидо можно оценивать лишь только сопоставляя себя, своё мировоззрение, с мировоззрением Бога. С точки зрения продвижения своего мировоззрения к мировоззрению Бога, к Вершине Матрицы Предопределения.

«Айкидо – это когда ты на вершине Мира».

Н. Ватанабе (ученик О-сенсея, 8 дан айкидо Айкикай) (http://www.budo-forums.ru/topic/14580-ajkido-nobujyuki-vatanabe-senseya/page-20#entry883490).

*****

Оставьте мнение: