Июн 12 2015

Практиковать техник О-сенсея: Алгоритмика действий – основание и мера совершенствования в искусстве духа

Category: ДневникЕвгений @ 12:44

(Картинка к записи)

Айкидо – искусство и путь развития духа. И для того, чтобы духовное совершенствование замечать в своей личной практике, а ещё лучше организовывать и управлять, необходимо иметь достаточно полное представление об этом многоаспектном в своём составе и многогранном в проявлении и восприятии процессе.

Ранее мы уже неоднократно давали описание образов развития духа в преломлении через практику айкидо О-сенсея. Вместе с тем сейчас, мы хотим показать ещё одно из таких его образных представлений, дополняющее и уточняющее наше общее видение процесса духовного развития человека и позволяющее перейти к непосредственному объяснению действия механизма создания условий для духовного роста в практике айкидо.

*****

Даже из тех людей, которые занимаясь айкидо, относят свои занятия к духовным практикам, мало кто может внятно объяснить, в чём именно состоит духовность этого боевого искусства, или чем духовность айки-ДО и методы его воспитания отличается от духовности, например, искусства каратэ-ДО, также имеющего в своём названии указание на его принадлежность к духовному Пути.

В основном, характеризуя духовность айкидо, о нём говорят, как об искусстве достижения победы над противником без причинения ему вреда, но показывая техники своего айкидо и подчёркивая его принадлежность к боевым искусствам, продемонстрируют, конечно же, не «в полный контакт» и не «до конца», целый каскад атакующих, ломающих и добивающих элементов, придающий их приёмам особую прикладную эффективность. И обязательно пояснят, что сейчас, на тренировке они берегут своего партнёра, однако в реальной жизненной ситуации, для защиты жизни и чести, будут действовать именно с их применением.

Говорится, что духовность каратэ-до состоит в том, что помимо научению прикладным навыкам, занятия им развивают такие духовные качества, как волю и целеустремлённость, которые необходимы людям в решении их повседневных жизненных задач совсем не связанных с боевыми ситуациями. При этом, переводя «каратэ-до» как «путь пустой руки», в него вкладывают смысл искусства уничтожения противника, даже вооружённого, одним невооружённым ударом. И разве такое объяснение не содержит противоречащие друг другу толкования относительно понятий «духовного Пути» и «развития духа»?! Например, такие: «накопить, воспитать сильный дух, чтобы убивать» (т.е. развить свой дух для того, чтобы благодаря ему быстро, легко и красиво достигать бездуховные, предполагающие убийство, цели); или «пользуясь бездуховными (т.е. убивающими других) средствами и целями, взращивать благородный дух (использовать зло для добра)». Сразу и не разобраться, то ли «бездуховный путь к духовности», то ли «особая духовность, ведущая к без духовности»?!*

(* А между тем, у Александра Пушкина (интересного нам тем, что в «Египетских ночах» возлагая на Поэта обязанность «находиться на Небесном мосту»: «Скажи, зачем без цели бродишь? Едва достиг ты Высоты, И вот уж долу взор низводишь и низойти стремишься ты»), в «Домике в Коломне» есть справедливое в отношении любого искусства замечание:

«Усядься Муза, ручки в рукава, Под лавку ножки, не вертись, резвушка»…

Указывающее на то, что язык настоящего искусства, не требует каких-либо дополнительных комментариев и объяснений, произносимых на другом языке, о том, что хотел сказать своим произведением художник. Если Муза что-то изобразила, то ей уже не нужно бегать вдоль своего «полотна» и махать ручками, показывая и объясняя, что вот этой частью своего произведения она выразила вот это, этой – вот это, а, в целом, она хотела сказать ещё о чём-то.)

В нашем представлении духовное развитие человека, прежде всего, состоит в активизации и осознанном овладении им иерархией духовных структур, присущих ему от рождения, в одних традициях называемых духовными телами человека, в других – биополями, а в наиболее современных представлениях – «дарованным Богом генетическим потенциалом личностного развития человека».

«В этом и состоит истинный смысл покорения природы: в изучении и подчинении собственной природы человека1 его осмысленной воле в русле Божиего Промысла на основе освоения и развития дарованного Богом генетического потенциала личностного развития, создающего, во-первых, определённый спектр дееспособности всякой личности и, во-вторых, качественно иную культуру человечества».

(1 В этой связи приведём ещё раз афоризм В.О. Ключевского: «Что теперь педагоги разумеют под человеческой природой, есть только неестественное извращение человеческой природы, и культурное животное – одичавший человек» (Ключевский В.О. Сочинения в 9 томах. — М.: Мысль. 1990. Т. 9, «Афоризмы и мысли об истории», с. 415).

Внутренний предиктор СССР. Основы социологии. Том 4: Часть 4. Человечность и путь к ней (Книга 1), г. Санкт-Петербург, 2014 г.(http://kobtv.narod.ru).

«Движение» по этой генетически обусловленной и объективно присутствующей в сущности человека структуре, требует различения направлений возможных духовных изменений и, в первую очередь, понимания того, что объективно считать духовным развитием, а что – духовной деградацией. Без видения различий между этими противоположными направлениями изменений невозможно разобраться в важных тонкостях Концепции Пути, позволяющих замечать целенаправленный «духовный рост» и отличать его от безотносительного «развития духа», видеть разницу между «высоким духом» и «сильным», без чего, в итоге, невозможно сформировать методику тренировки, которая бы решала главную задачу практики «искусства духа» – стимулировать истинное духовное развитие человека, как первопричину прикладной эффективности его практической деятельности.

Поэтому, продолжая давать характеристику «духовному развитию», нужно сказать, что это то, что противоположно «духовной деградации», то, что можно выявить, сопоставляя с обратным ему процессом. «Развитие» и «деградация», это то, что расположено на одной линии, но имеет противоположные векторы направлений движения. И, если деградация связана с упрощением и примитивизацией, ведущих к потере функциональности (когда в осуществлении взаимодействия двух объектов, находящихся в диалектической зависимости со всем Окружающим их Миром, решается узкий спектр задач, без учёта всего комплекса факторов взаимодействия, невидимых прямо, но не менее мощно (а зачастую и более мощно), влияющих на создаваемый продукт, этого взаимодействия, оставление без внимания которых со временем приводит к «эффекту обезьяньей лапы», девальвирующему первоначально полученный результат), то в противоположность ему развитие, состоит в усложнении и повышении функциональности (когда один и тот же объект, одним и тем же действием становится способен осуществлять большее, чем прежде, количество функций; когда его действия начинают соотноситься с большим количеством факторов взаимодействия и гармонично им соответствовать).

Известно, что освоение человеком духовного потенциала, основатель айкидо связывал с настройкой его «ума» на определённое состояние, в котором он, начиная чувствовать Гармонию Вселенной, становится способен повышать функциональность своего взаимодействие с окружающими объектами на качественно новые уровни и благодаря этому гармонично (без конфликтно) вписываться в сложную и многообразную взаимозависимость Жизни Вселенной.

«Стою я между Небом и Землёй,

Посредством Ки со всем соединённый.

Мой ум на то настроен, чтобы эхом

Вторить всему, что существует во Вселенной». (Стихотворение Морихея Уесибы)

К. Уесиба. Дух айкидо. Киев, София, 2000г.

«Овладевай божественными приёмами

Искусства Мира,

И ни один враг

Не посмеет

Бросить тебе вызов».

М. Уесиба. Искусство мира (Из бесед, стихов, каллиграфии Основателя айкидо), «София», Киев, 1999г.

Как оказывается то, о чём сегодня наука и наиболее образованная общественность говорят как об «освоении и развитии дарованного Богом генетического потенциала личностного развития, создающего определённый спектр дееспособности всякой личности», мастерам Пути было известно уже в течение многих столетий. Кроме того, они ещё создали методологию и наработали методики передачи этого знания – Концепцию Пути и духовные практики.

Часто примером отсталости и антинаучности представления древних об Окружающем Мире служит их объяснение, состоящее в том, что «земная твердь покоится на трёх слонах, что слоны, в свою очередь, стоят на огромной черепахе, которая плывёт в океане». Однако обвинения в глупости такого представления выглядят ещё более глупыми, если учитывать, что у древних учёных просто не было слов для обозначения того, что они видели и знали. «Слоны», «черепаха», «океан», это только символы тех явлений, о которых в действительности говорили мудрецы древности, всего лишь только «палец – указывающий на Луну», но не сама Луна. На самом деле, используя символьный (наименее устойчивый к изменениям и потому наиболее сохраняющий информацию) язык, наши древние предки указывали на то, что «видимый нами материальный мир является воплощением трёх процессов-слонов, находящихся в основе практической созидательной деятельности-черепахи, сегодня обозначаемых такими предельно обобщающими понятиями, как «материя», «информация» и «мера», проистекающих в безграничной Вселенной», и имели такую глубину видения Окружающего Мира, к которой официальная современная наука, вооружённая космическими телескопами и коллайдерами и оперирующая предельно обобщающими понятиями: «материя», «пространство», «время» и «энергия», – ещё не пришла, и по этой причине не может ни повторить, ни объяснить достижений мастеров Пути.

«Техники Искусства Мира ни быстры, ни медленны, они ни внутри, ни снаружи. Они по ту сторону времени и пространства».

М. Уесиба. Искусство мира (Из бесед, стихов, каллиграфии Основателя айкидо), «София», Киев, 1999г.).

«В айкидо нет ни пространства, ни времени». («Takemusu Aiki», стр.13).

Ж. Блез. Речи и тексты Основателя по практике айкидо. Барнаул, 2000г.

Можно говорить о том, что одна из сторон значимости фундаментальной современной науки, занимающейся изучением вопросов возникновения Вселенной и Жизни, и создающей основание для развития других научных отраслей, состоит не столько в открытии нового, сколько в том, что она, наделяя точным терминологическим обозначением объективно существующие явления, уже известные мудрецам прошлого, соединяет их древние и современные образы, и этим даёт возможность современным людям, не тратя времени и усилий на «изобретение велосипеда», приобщиться к знаниям и опыту, накопленному культурой предшествующих поколений.

«Некоторые слова и выражения он [О-сенсей] создал сам, чтобы наиболее точно выразить свои мысли, описать свои чувства».

Ж.Блез. «Речи и статьи Основателя по практике айкидо», Барнаул, 2000г.

Общественно значимая наука и основанное на ней образование создают условия, в том числе, и для того, чтобы люди, сегодня занимающиеся духовными практиками, проводя собственные исследования или изучая личный опыт других, делясь добытыми ими знаниями или совместно обсуждая проблемы, не допускали бы ситуаций, в которых они, думая, что говорят об одном и том же, на самом деле рассматривают различные явления, наделяя их неприсущими им свойствами и, всё более запутывая себя и других, никогда не смогли бы прийти к единому, отражающему истину мнению. Или, полагая, что говорят о разном, на самом деле обсуждали бы разные стороны одного и того же предмета, искусственно разделяя его на части и, создавая параллельные исследовательские направления, опять же, не понимающие и спорящие друг с другом, только потому, что говорят об одном и том же на разных языках. Чтобы не было всего того, что сегодня можно видеть, в практике айкидо, где люди, по оглашению идут к одной цели (говорят, что изучают одно и то же искусство – айкидо О-сенсея), но в действительности, изучая разные явления, практикуя разные принципы и развивая разные качества, в итоге идут в разных направлениях и потому не могут повторить практические результаты, продемонстрированные основателем своего искусства. Не понимая сущности «развития» в практике айкидо, искренне считая и говоря о том, что развивают айкидо, а на самом деле, заблуждаясь, занимаются имитационно-провокационной деятельностью – не только сами уходят от изучения настоящего айкидо О-сенсея, но и уводят от него доверившихся им людей.

Однако наиболее важная заслуга современно научной деятельности, составляющей одно из главных предназначений настоящей фундаментальной науки, состоит в том, что она вычленяет среди множества взаимосвязанных явлений и облекает в понятные современным людям лексические формы те из них, которые люди ещё не смогли выделить, а так же и те, которые, хоть и были известны мудрецам прошлого, и свойства которых они использовали в своей практической деятельности, но о которых, не дав терминологического обозначения, они говорили языком символов и художественных образов, переводящим их глубокие знания о духовном строении Бога, Мира и Человека и вытекающие из них практические способности в области мистики и магии. А, вместе с тем, из «Достаточно общей теории управления», являющейся основой «Концепции общественной безопасности» и изложенной в работах Внутреннего предиктора СССР, известно, что если какому-то явлению не дано название и определение, то оно для многих людей, не воспринимающих это явление и не имеющих опыта различения его воздействия, как бы, и не существует, а значит и не учитывается ими в организации своей практической деятельности, внося в её результат случайности и неопределённости, мешающие достижению намеченной цели.

Но тогда, какое толкование дают современные философы и исследователи духа явлениям, стоящим за довольно абстрактными выражениями мастеров Пути такими как: «духовное развитие», «направление духовного развития», «уровни духовного развития» – определяющим успех технического совершенствования в практиках «искусств духа», однако трудно применимым для прямого использования в непосредственных учебных занятиях? Толкование, которое, проливало бы свет на те образы, к которым прибегал в своих странных и непонятных объяснениях О-сенсей, и которое, помогая почувствовать и соприкоснуться с теми явлениями и закономерностями, о которых он говорил и которые использовал в своих техниках, способствовало бы восстановлению его методики создания айкидо.

По-нашему мнению, наиболее точные и полные определения рассматриваемым в практиках Пути глобальным процессам и явлениям, изложенные в лексике, понятной современным людям, даёт уже не раз упоминаемая нами, «Концепция общественной безопасности» (КОБ) авторского коллектива, именуемого себя Внутренним предиктором СССР. Высказанные в ней, исходящие из мозаичного (диалектического) мировоззрения, идеи, не отвергая прежние культурные достижения человечества, лежащие в основе всех достижений науки, способны дать современные объяснения таким явлениям, найти ответы на такие жизненно важные вопросы и решить такие поставленные жизненными обстоятельствами практические проблемы, на которые ни наука, ни религии, по факту опирающиеся на калейдоскопическое (разделяющее) мировоззрение, не могут не только объяснить, ответить или решить, но и даже не способны выявить и поставить. В том числе, способны объяснить и те странные способности и феномены, которые демонстрируют мастера Пути, а в их числе и Основатель айкидо, и которые современная наука замалчивает или отвергает, а некоторые религии объявляют бесовством.

В соответствии с положениями КОБ:

  • Человек обладает «потенциалом генетического личностного развития»; благодаря овладению присущей ему от рождения духовной структурой своей личности, способен к духовному росту. Т.е. без изменения анатомии и физиологии своего физического тела, но только лишь за счёт своих духовных преобразований, человек способен реализовывать в своей практической деятельности всё более и более усложняющийся комплекс функций, ведущий к получению результатов, обладающих всё более новыми и новыми прикладными качествами и свойствами.
  • Каждому определённому уровню в иерархии духовного состояния человека (бессознательные уровни психики) соответствует определённый «строй работы его психики» (осознаваемые уровни психики);
  • Процесс духовного развития человека, или подъём человека в овладении иерархией духовных структур своей личности, влекущего за собой «расширение спектра его дееспособности», осуществляется изменениями в строе работы его психики.
  • Концепция общественной безопасности выделяет и описывает следующие основные виды строя психики: животный, зомби-биоробот, демонический, человеческий (и, как противоестественный, – опущенный).

«- животный строй психики – поведение подчинено достижению целей, обусловленных инстинктами; – строй психики зомби-биоробота – в поведении автоматически отрабатываются программы, накопленные культурой и почѐрпнутые из неѐ в готовом к употреблению виде, которые могут сдерживать проявления инстинктов; – демонический строй психики – в поведении преобладает собственное разумение и сила воли, способные переступить через диктат инстинктов и традиций, но индивид глух к обязанности человека жить в ладу с Высшим Промыслом, будучи наместником Божиим на Земле; – человечный строй психики – наивысшим приоритетом обладает стремление отдать всего себя осуществлению Божьего Промысла на основе беззаветной веры Богу в диалоге с Ним по жизни».

Внутренний предиктор СССР. Основы социологии. Том 4: Часть 4. Человечность и путь к ней (Книга 1), г. Санкт-Петербург, 2014 г.(http://kobtv.narod.ru).

Как можно увидеть, Основатель айкидо, очень близок в своей образной и символьной лексике, понятийному аппарату, используемому в КОБ, когда говорит о необходимости «настройки ума» для повышения эффективности осуществляемой человеком практической деятельности и о приведении этой настройки в соответствие тому, «чтобы эхом вторить всему, что существует во Вселенной».

«Стою я между Небом и Землёй,

Посредством Ки со всем соединённый.

Мой ум на то настроен, чтобы эхом

Вторить всему, что существует во Вселенной».

(Стихотворение Морихея Уесибы)

К. Уесиба. Дух айкидо. Киев, София, 2000г.

«Овладевай божественными приёмами

Искусства Мира,

И ни один враг

Не посмеет

Бросить тебе вызов».

М. Уесиба. Искусство мира (Из бесед, стихов, каллиграфии Основателя айкидо), «София», Киев, 1999г.).

«Я не ищу общества людей. Чьего же общества я ищу? Бога!».

М. Уесиба. Айкидо – истинное будо. Искусство мира, «София», Киев, 1999г.

Такое совпадение мы объясняем тем, что и Морихей Уесиба, в своё время, и Внутренний Предиктор СССР, сейчас, рассматривали и одинаково воспринимали одни и те же объективные процессы и явления. И это обстоятельство является основанием для того, чтобы, воспользовавшись близким современному поколению айкидок терминологическим аппаратом Концепции общественной безопасности, мы можем понять те странные и непонятные объяснения О-сенсея о созданном им искусстве и плодотворно использовать их в своей практике.

  • Характеристики строя психики, представляя и описывая алгоритмику осуществления присущей ему практической деятельности (в основе которой находятся главные цели этой деятельности и способы их достижения), описывают то, с помощью чего можно производить измерения явлений и процессов, имеющих место в такой абстрактной для современного человека области, как мир духа, и являющихся объектами изучения в искусствах, названия которых содержат в своем составе частицу «до», обозначающую их принадлежность к духовным практикам. Алгоритмика осуществления практической деятельности является мерой для определения направления (развитие или деградация) и оценки текущего духовного состояния человека.

Так, в зависимости от того, какие цели на уровне своего Жизненного предназначения человек перед собой ставит (по О-сенсею: на уровне Человека, Земли и Вселенной, «Три функции айкидо О-сенсея», стр.: 754) и какими способами эти цели достигаются, можно определять какому строю соответствует организация работы его психики (животному, зомби, демоническому, человечному), а по нему судить и об уровне духовного состояния этого человека. А по тому, как эти цели меняются в течение жизни человека, можно установить и направление его духовных изменений.

Так, если человек, в настройке алгоритмики своей деятельности (т.е. в смене целей и способов их достижения), движется в направлении к человечному строю психики (т.е. строит свою деятельность на «стремлении отдать всего себя осуществлению Божьего Промысла на основе беззаветной веры Богу в диалоге с Ним по жизни»), то об этом движении можно говорить как о духовном развитии.

Если же перемены в настройке работы психики человека сводятся к осуществлению им действий, в своей перспективе направленных на «достижение целей, обусловленных лишь его физиологическими инстинктами», то это будет признаком дегенеративного характера его духовных изменений.

А если характеристики работы психики человека остаются одними и теми же на протяжении его жизни, то, независимо от того сколько бы он новых знаний ни приобрёл, и сколько бы новых навыков действий он ни освоил, по своему духовному состоянию он будет оставаться на одном и том же духовном уровне. Однако, вместе с состоянием духа, на одном и том же уровне будет оставаться и общая прикладная эффективность его практической деятельности. И «профессор» может быть «животным» по своему духовному состоянию, если его новые знания и действия, в конечном итоге, подчинены достижению животных целей. И айкидока, какие бы он новые и сложные техники ни осваивал, не имея духовных достижений, будет все их выполнять на одном и том же уровне боевой эффективности.

А какое применение найдёт человек, только и умеющий, что бросать камни в своих противников, если во время ведения боя к нему в руки попадут созданные на основании совершенно иной алгоритмики пистолет, автомат, танк или ракета? Да уж конечно, хватило б сил, так он, вслед за пистолетом и автоматом, и танк с ракетой бросил бы, как какие-то болванки!

  • Знание (как способность различения нового фактора действия окружающей среды), открывающее перед человеком новую алгоритмику действий и на основании её, новые практические возможности, является приложением к строю его психики. Человек не только не способен узнать, понять, но и даже не способен заметить что-то для него принципиально новое, не изменив (не повысив) свой строй психики. А, кроме того, с понижением строя психики он теряет способность к различению того, что мог видеть и различать раньше.
  • Увидеть новую алгоритмику действий и, используя её, повысить строй своей психики человек может лишь на основании выхода им в своей личной нравственности на новый духовный уровень. Нравственность определяет и меняет строй психики. И именно уровень нравственности человека открывает ему возможность получения новых знаний и обретения практических возможностей, в том числе и в прикладном использовании одного и того же инструмента практической деятельности. И, конечно же, в извлечении нового уровня прикладной эффективности из одних и тех же, очень простых на вид, техник айкидо.

Не достигнув какого-то уровня нравственности (не получив нового знания – знания о новом уровне объективной духовности и соответствующем ему алгоритме практической деятельности, и не настроив свою психику на работу в новом алгоритме) человек не может реализовать тот уровень возможностей, который заложен в него, как в потенциального наместника Бога на Земле, ни уровня прикладных возможностей техник айкидо в исполнении О-сенсея, являющихся воплощением нравственности, соответствующей духовному уровню Человека, и проявлением действия Человечного строя психики.

Создатели сложных технических устройств в числе решаемых ими задач вынуждены заниматься проблемой, которую часто называют «защитой от дурака», возникающей в связи с тем, что неправильная эксплуатация их устройства может привести не только к поломке самого устройства, но и к травмам и использующих его людей, и даже окружающих. Поэтому конструкторы таких механизмов снабжают их системами различных предохранителей и контролей, не позволяющих неопытному пользователю на деле реализовать случай из анекдота об «обезьяне с гранатой» и не нанести вред ни себе, ни кому-то другому.

Боевые искусства, хоть и основаны на изучении архаичного оружия и древних способах ведения боя, но занимающиеся тем, что весьма определённым образом воспитывают дух изучающих их людей, т.е. занимающиеся формированием в людях определённого строя психики и давая им в руки определённую власть, куда более опасны чем, граната или даже пришедшая ей на смену атомная боеголовка.

«Мир всегда будет изменяться, но битвы и войны могут уничтожить нас всех до единого».

М. Уесиба. Искусство мира (Из бесед, стихов, каллиграфии Основателя айкидо), «София», г. Киев, 1999г.

Не нужно забывать, что даже «голая» механика техник айкидо взята из реальных приёмов ведения боя, с помощью которых когда-то одни люди убивали других людей, и поэтому её бездумное применение способно причинить непоправимый вред и нести серьёзную опасность Окружающему Миру. Что уж тогда говорить о техниках О-сенсея, как комплексе проявления механики и духа, попади они в «готовом» виде в «руки» человека, нравственность и психика которого работают в «животном», «зомби» или «демоническом» режиме!

Поэтому вполне объяснимо, что в истории становления айкидо, как искусства духа, был период, когда для того, чтобы попасть в ученики к О-сенсею, нужно было получить несколько рекомендаций от уважаемых в обществе людей.

«В марте 1931 года наступил радостный, долгожданный день открытия нового додзё, которое было названо Кобукан. Этот спортивный комплекс стал истинной меккой айки-будо, а сам Морихеи — «небесным ставленником» этого вида единоборства, оказавшись, таким образом, в самом водовороте событий. Он лично отбирал кандидатов в ученики из огромной массы желающих, которым, для того чтобы пройти тест, необходимо было иметь еще и двух надёжных спонсоров и соответствующие рекомендации».

Д. Cтивенс. Морихеи Уесиба. Непобедимый воин. ИТД «Гранд», г. Москва, 2001г.

Однако известно и то, что с некоторого времени О-сенсей, поняв истинный уровень защиты своего искусства от использования его силы в неправедных, опасных для Окружающего Мира целях, сделал обучение айкидо свободным.

«О-сенсей был очень искренним и чистым человеком. Его слова очень важны. И он говорил, что цель айкидо – создать в каждом такого же [искреннего и чистого, т.е. настоящего – достигшего своего высшего человеческого «Я»] человека».

Интервью с Мишио Хикитсучи Сэнсэем, г. Париж, 1984г.

Нравственность, являясь отражением в субъективной психике человека достигнутого им уровня объективной духовности, и предоставляющей ему доступ к соответствующему этому уровню прикладных способностей, является данной свыше «защитой человека от самого себя», от неграмотных и безответственных действий в Мире, Законов которого он пока ещё не знает и всех негативных последствий от своих поступков не предвидит.

Будучи Божественным искусством, искусством, созданным Божественной Любовью по Божественным Канонам, настоящее айкидо посредством «Космического Института Нравственности», посредством «Механизма Духовного Развития Человека», защищено от попадания в руки к бездуховным людям, которые бы хотели использовать его в своих личных, корыстных и безнравственных целях. Нравственность – это условие овладение Божественной Силой и, одновременно, это ещё и средство защиты настоящего – Божественного Айкидо – от использования его против Божественного Мира. Сила айкидо не откроется тому, кто не воспитал в себе высокой нравственности. Именно благодаря этой неразрывной связи, настоящее айкидо, по заверениям его основателя, является, не только боевым искусством, но и средством воспитания духа.

Вместе с тем нельзя не замечать, что в большинстве случаев, современные методики практики айкидо не учитывают этой зависимости, находящейся в основе любого вида практики Пути, и ведут к тому, что люди, потратив время на изучение техник айкидо, но не получив значимого прикладного эффекта, склонны обвинять айкидо О-сенсея в слабости. Однако, это не техника айкидо слаба, это слаб и низок их дух, а также слаба их методика изучения айкидо. Сегодня практика айкидо, это не столько средство воспитания духа, сколько индикатор, указывающий на остановку духовного роста людей в результате перенаправления предпринимаемых ими усилий в неверном направлении. Говорящие о слабости айкидо и занимающиеся его «улучшением», в действительности, не имеют допуска к секретам его эффективности состоянием своей нравственности. Все их попытки по совершенствованию техник айкидо поверхностны, состоят лишь в изменениях механики формы, незадействующих глубинного механизма технического совершенствования, находящегося в основании практик Пути, и говорят о том, что они не имеют представления об основном методическом принципе овладения искусством духа, а, значит, и не знают истинного айкидо О-сенсея.

«Если мы перестаем расти, технически и духовно, можно считать нас мертвыми».

М. Уесиба. Искусство мира (Из бесед, стихов, каллиграфии Основателя айкидо), «София», г. Киев, 1999г.

Для раскрытия полного прикладного потенциала техник айкидо О-сенсея, прежде всего, нужно заботиться о воспитании духа до Человеческого уровня и о настройке работы ума на Человечный строй, в соответствии с которым алгоритмика действий исходит из высшего человеческого «Я», оперирующего Целями и Промыслом Бога.

  • Основанием для повышения нравственности человека является получение, осмысление и включение им в алгоритмику своей практической деятельности информации о неосознаваемых им уровнях Иерархии Объективной Духовности. Эта информация, по своей природе, может быть для каждого конкретного человека, как генетической, так и вне генетической, и получать он её может, как на сознательных, так и на бессознательных уровнях психики. В том числе, во-первых, как ответы на вопросы, получаемые в режиме ведения непосредственного диалога человека с Богом. (То есть, через ответы на обращение к Богу (называемое молитвой), которые могут быть направлены Им к человеку, как на «внешнем», индивидуальным для каждого, языке его личных жизненных обстоятельств, так и на языке «внутреннего» с Богом общения – языке совести. И которые человек, на основании, опять же, данных ему Богом свободы воли и свободы выбора, может, замечая, принимать во внимание, а может и нет).

«Искусство Мира – это форма молитвы, которая порождает свет и тепло».

«Когда ты склоняешься в поклоне перед Вселенной, она кланяется в ответ; когда ты называешь имя Бога, оно отзывается эхом внутри тебя».

М. Уесиба. Искусство мира (Из бесед, стихов, каллиграфии Основателя айкидо), «София», Киев, 1999г.

А, во-вторых, через культуру общества, в которой человек воспитывался и живёт.

  • Задача вне генетической информации, накапливаемой в культуре человечества, с позиции Божественного Промысла, состоит в том, чтобы, принимая участие в процессе воспитания каждого новорождённого человека, уже к периоду полового созревания, пройдя все предшествующие стадии («животный», «зомби», «демонический» строи психики), настроить его психику на работу в Человечном, ориентированном на реализацию Божественного Замысла, режиме.

«Ты находишься здесь с единственной целью – осознать свою внутреннюю божественность и проявить свою исконную просветленность. Взрасти Божественный Мир в своей собственной жизни, а затем применяй Искусство ко всему, с чем ты встречаешься в ней».

М. Уесиба. Искусство мира (Из бесед, стихов, каллиграфии Основателя айкидо), «София», Киев, 1999г.

Вместе с тем известно, что культура современного общества в многообразии своих направлений, форм и видов, способна оказывать на его членов не только развивающее, но и деградирующее воздействие, формирующее в новых поколениях нравственность и психику, алгоритмика которых, вместо развития, закрывает от них возможность освоения дарованного им Богом генетического потенциала личностного роста.

Такой культурной средой, способной оказывать влияние на нравственное состояние человека, является и мир боевых искусств, а среди многочисленных существующих в нём направлений школы, практикующие, «звериные стили», в которых адептов учат не просто подражать в техниках повадкам животных, например: богомолу, тигру или обезьяне, а для того, чтобы это сделать как можно лучше, предлагают и учат входить в образы этих животных, настраивать свою психику на соответствие психике избранному тотемом стиля животного. По сути, людям говорят: для успешного разрешения возникающих в твоей жизни ситуаций взаимодействия (а боевые практики именно для этого и предназначены), стань насекомым, стань зверем, а то и вообще – пьяницей (есть и такие стили).

«Человеческое мышление построено, в отличие от машинного, на работе со сложными цельными образами, и в этом состоит фундаментальное и огромное его преимущество. Именно поэтому использование всевозможных образов нашло такое широкое применение в мире воинских искусств, поскольку издревле замечено, что один-единственный, вовремя возникший или специально воспроизведенный в уме образ способен вскрыть такие потаенные резервы, докопаться до которых иным путем просто нереально. Вероятно, самым простым и наглядным примером эксплуатации образов с прикладными целями могут служить разнообразные, так называемые, «звериные» или «подражательные» стили китайского ушу.

Отдав в свое время положенную дань модному течению, могу из личного опыта и первых рук рассказать кое-что о результатах использования характерных зрительных образов в практике спарринга. Прослышал я как-то, что некий товарищ повадился во время поединка «выводить» у себя над головой образ кобры с тем, чтобы, отрешась от суеты боя, внимательно наблюдать за ней и как бы её глазами одновременно. Кобра при этом живо реагировала на движения противника, а наш серпентолог просто повторял её поползновения посредством собственных рук и ног. И, как говорили, получалось довольно лихо; во всяком случае, его уровень возрастал при этом весьма ощутимо.

Я решил двинуться по стопам гигантов и попробовал «выводить» над головой виртуальную обезьяну. Так вот, сотворив обезьяну, я отрешенно повторял все её ухватки, блокировки и атаки. В редкие минуты полного слияния с образом мой противник оказывался совершенно беспомощным в сравнении с ловкой бестией, но, увы, подобное состояние бывало недолгим, и могучее человеческое эго в союзе с беспокойным умом быстро ставили животное на место. Вероятно, на этом пути вполне можно было достичь каких-то высоток и высот, но я начал эти эксперименты уже на излете своего интереса к ушу, постепенно переключаясь на айкидо и кобудо, а потому не могу точно сказать, куда в итоге заводят подобные пути».

В. Хорев. Круги на воде: Окинавское кобудо. г. Ростов-на-Дону, Феникс, 2001г.

Айкидо О-сенсея так же принадлежит к культуре человечества, и так же, как и вся культура, оно несёт в себе информацию, оказывающую влияние на нравственное состояние людей. Однако айкидо О-сенсея принадлежит к той небольшой части культурной среды современного толпо-«элитарного» общества, которая, в отличие от многих других, призвана и обладает потенциалом для воспитания из людей «Человеков» – людей, обладающих Человечным строем психики, знающих Бога на основании личного общения с ним, живущих в русле Его Промысла и обладающих Его Абсолютной Силой.

«Искусство Мира прославляет связь Небес, Земли и Человечества. Это все, что истинно, хорошо и красиво».

«Учись у богов и посредством упорной практики Искусства Мира становись единым с Божественным».

«Приёмы Искусства Гармонии [техники, создаваемые на алгоритмах Человечной нравственности и Человечного строя психики]

Позволяют нам достойно встречать

Каждый вызов».

М. Уесиба. Искусство мира (Из бесед, стихов, каллиграфии Основателя айкидо), «София», Киев, 1999г.

Настоящее айкидо, для обретения способности успешного разрешения, каких бы то ни было, жизненных ситуаций, предлагает: стань Человеком!

Потому что человек, осознавший и реализовавший своё Божественное предназначение – стать «венцом Божественного Творения» и наместником Бога на Земле – способен, куда на много большее, чем насекомое, пресмыкающееся или обезьяна.

«О соотношении животного и человеческого в практике боевого искусства однажды чудесно высказался мой первый учитель по ушу, большой мастер дивных, ироничных и въедливых замечаний и фразочек. А выразился он в том смысле, что сколь бы ни были эффективны звериные манеры и способы боя, человек всегда остается на ином, несравненно более высоком, уровне. Самую ужасную ядовитую змею он хватает пальцами за горло и расшибает оземь или отрывает ей голову. Никакая тварь не в состоянии причинить вред человеку, который осознанно и правильно применяет свой истинно «человеческий» стиль. Все подражательные формы есть просто его отдельные составляющие, как цвета спектра, сливающиеся в итоге в чистый белый свет. Каждый из подобных стилей может быть баснословно хорош, но он никогда не превысит статуса обыкновенного кирпичика в великолепном человеческом здании. Те же шаолиньские монахи последовательно изучали целый ряд имитирующих стилей (как минимум пять) только для того, чтобы переплавить их в единый практичный Шаолинь-цюань».

В. Хорев. Круги на воде: Окинавское кобудо. г. Ростов-на-Дону, Феникс, 2001г.

Значение айкидо О-сенсея в задаче освоения человеком дарованного ему Богом потенциала личностного развития и раскрытии полного спектра его практических возможностей, в условиях, давлением культуры сегодняшнего толпо-«элитарного общества» превращающего его, то в биоробота (в культурное животное), подчинённого чужой, в том числе, и неправедной воле, то в демона, восстающего против Окружающего его Мира, то просто в дикого зверя, живущего первичными физиологическими инстинктами, а то и в существо, по состоянию психики, находящееся ниже уровня животного, ведущее противоестественный образ жизни, невозможно переоценить.

Айкидо – это культура, в своём воспитательном потенциале стоящая не только над культурой традиционных боевых искусств, но и над культурами религий. Именно об этом говорит О-сенсей, называя в числе высших функций созданного им искусства ту из них, которая уровнем своей нравственности способна решать надрелигиозные задачи – миссию объединения человечества в единую семью Человеков.

«Искусство Мира – это религия, которая не является религией; оно делает совершенными и завершенными все религии».

М. Уесиба. Искусство мира (Из бесед, стихов, каллиграфии Основателя айкидо), «София», г. Киев, 1999г.

«Айкидо не для того, чтобы сражаться, не для того, чтобы побеждать: это путь, чтобы гармонизировать мир и объединить весь человеческий мир в единую семью».

«Айкидо единственный путь, который может объединить мир». («Aikido Magazine», №6, 1985, стр.26).

Нужно создать рай на Земле водружая идею одной большой семьи с Великим Духом Любви, который реализует Гармонию Мира, Вселенной». («Aikido Magazine», №7,1985,стр.34).

Ж. Блез. Речи и тексты Основателя по практике айкидо. Барнаул, 2000г.

  • Переход человеком на новые уровни нравственности связаны с изменениями в работе его психики, которые состоят в вовлечении в состав алгоритма его интеллектуальной и практической деятельности новых звеньев, соответствующих этим уровням нравственности, и проявляется в отказе от одних стереотипов (автоматизмов) мышления и поведения и в переходе к другим стереотипам, соответствующих более высоким уровням в Иерархии Объективной Духовности.

*****

Отступление от вопроса «как с помощью формы настраивать дух?» и выяснение того, что считать «развитием духа» и «настройкой духа, ведущей к его развитию», нам понадобилось для того, чтобы при дальнейшем рассмотрении зависимостей, существующих между «эффективностью техник Пути», «духовным состоянием человека, их выполняющего» и «механической формой выполняемых им техник» (описываемых формулой: Эффективность техник = Дух техник х Форма техник) и определяющих принципы настройки духа человека в практике техник айкидо, иметь меру измерения такого тонкого, относимого современными людьми к области метафизики и потому абстрактного для них, явления, как духовное состояние человека.

По сути, мера, это то, что отличая одно от другого (являясь чувством (способностью) различения разнокачественностей явлений), позволяет:

  • Человеку, выявившему разнокачественность (суть отличия, основную характеристику, отличающую одно явление от другого; то, что можно называть «новой мерой»), быть способным из всей массы воздействующих на него факторов давления внешней среды выделять и видеть до этого ему невидимые в их общей совокупности и поэтому ему неизвестные, но объективно всегда существующие явления. Например, мера позволяет человеку из всей массы воды на Земле выделять и отличать её каплю, озеро, реку, море или океан.

Ранее мы уже говорили о том, что, если какому-то явлению не дано название и определение, т.е. по сути, не дана мера, то для многих людей, не воспринимающих это явление и не имеющих опыта различения его воздействия, оно как бы, и не существует. Поэтому, можно говорить и о том, что познавая меру, человек познаёт Окружающий его Мир, потому что, именно мерой информации одни явления этого Мира отличаются друг от друга.

«Он[Бог] создал всякую вещь и размерил её мерой».

И.Ю. Крачковский. Коран. Перевод смыслов.

  • Получив терминологическое обозначение, даёт возможность обратить внимание других людей на те явления, которые для них не существуют и поэтому, либо вовсе не учитывается ими в организации своей практической деятельности, либо, воспринимаемые бессознательно, часто из побуждений перестраховки на всякий случай, всякий раз вносят в её результат случайности и неопределённости, понижающие эффективность предпринимаемых действий и мешающие достижению намеченной цели.

Понимать разнокачественность явлений на примере воды, нужно для того, чтобы при строительстве «плавсредств» учитывать, что, если на плоту по воде озера можно передвигаться в любом направлении, то по воде реки на нём эффективно перемещаться можно только в одну сторону – вниз по течению; что, если высота волн в воде-озере позволяет безопасно по нему плавать на плоскодонном судне, то воде-морю, для минимизации риска для жизни, следует ходить на судах, оснащённых килем.

«Мера – философская категория, выражающая органическое единство качественной и количественной определенности предмета или явления. Мера – средство измерений, предназначенное для воспроизведения и хранения значения физической величины».

Википедия.

  • Человеку, обладающему способностью наделять новой разнокачественностью (новой мерой) уже имеющиеся предметы и явления, создавать что-то новое, то, чего не было раньше, подобно тому, как это делал Бог, «создавая всякую вещь». Например, из металлической болванки соответствующие определённым стандартам болты и гайки, а из куска мрамора – неповторимые произведение искусства; именно новая размеренность отличает болт от металлического прута, а скульптуру – от мраморной глыбы и наделяет их новыми свойствами.

Процессы «познания» и «сотворения» связаны с выявлением и созданием меры. Проблемы с повторением прикладных способностей О-сенсея имеют место в современной практике айкидо именно потому, что сегодняшние айкидоки в своих мировоззренческих представлениях не имеют «меры», указывающей на существование «сферы духа» и процессы духовного развития, о которой в своих наставлениях говорит О-сенсей. Они не знают, что есть дух и ступени его развития; что именно духовные явления создают техники настоящего айкидо и, что освоение генетического духовного потенциала, является основой технического совершенствования в практике айкидо О-сенсея.

Люди не понимают и не могут, ни повторить, ни объяснить феномен техник айкидо О-сенсея потому, что их мера восприятия не соответствует мере восприятия, мышления и практической деятельности О-сенся, по своему уровню соответствующей алгоритмике Божественной Любви.

Но и их практика и не преследует цели определения и достижения духовной меры О-сенсея – цели достижения того уровня нравственности в шкале иерархии объективной духовности, который был у основателя изучаемого ими искусства. Их техники, это конструкции механических форм движений; их техническое совершенствование, это разработка новых конструкций механики жестов и развитие соответствующих им физических качеств, обеспечивающих быстроту и силу выполнения физических движений в ответ на действия нападающего. И поэтому, как бы они ни старались, их практика не может привести к повторению практических способностей О-сенсея.

Чтобы это сделать, чтобы двигаться к прикладной эффективности техник айкидо, которую демонстрировал О-сенсей, нужно развиваться духовно. И для этого, помимо средств духовного развития, которыми являются техники айкидо и которые, имея базу традиционных боевых искусств, сами по себе, могут оказывать различное духовное воздействие на адептов айкидо, необходимы и средства, позволяющие контролировать, а, по сути – измерять, их духовное состояние и направление его изменения. И поэтому мы посчитали нужным высказаться о них перед тем, как будет представлена собственно сама методика освоения духовного потенциала человека в практике айкидо О-сенсея.

Алгоритмы мышления и действий (алгоритмика строя психики) человека, являя собой показатель уровня субъективной нравственности, и, в тоже время, соответствуя какому-то уровню «Иерархии объективной духовности», и представляют собой ту меру разнокачественности, которая указывает на существование, позволяет идентифицировать и вовлекать в свой личный опыт явления, официально принадлежащие метафизической, по определению не измеряемой области – области духа.

«Метафи́зика (др.-греч. τὰ μετὰ τὰ φυσικά – то, что после физики») – раздел философии, занимающийся исследованиями первоначальной природы реальности, мира и бытия как такового. По Аристотелю, название Метафизика указывает на изучение того, что лежит за пределами физических явлений, в основании их. Этот смысл термина и остался в общем сознании».

Википедия.

И, если алгоритмика практической деятельности, это та «мера развития духа», которая «переводит в объективную реальность» субъективно несуществующие для человека явления и закономерности «сферы духа» (воздействие которых человек не воспринимает и не контролирует, однако которые объективно определяют прикладную эффективность его деятельности), и развитие которой (изменение по направлению к вершине Иерархии Объективной Духовности; в направлении к духовности Бога), соответствуя вовлечению в сферу практической деятельности явлений и закономерностей, ранее не замечаемых и не учитываемых человеком, ведёт к повышению качества и эффективности этой деятельности.

То алгоритмика выполнения техник айкидо конкретного человека, является объективной мерой, т.е. объективными основанием и средством определения, как его уровня нравственного состояния в Иерархии объективной духовности, так и объективными основанием и средством оценки прикладной эффективности, выполняемых им техник.

И поэтому осознанное вовлечение в алгоритмику своего выполнения техник айкидо духовных установок О-сенсея (духовных целей и средств практики айкидо, представленных в его духовных наставлениях), являясь вовлечением в практические действия, тех явлений и закономерностей, которые использовал в своих действиях О-сенсей, будет, во-первых, давать понимание глубинного смысла этих странных и не совсем понятных при первом прочтении наставлений, и, во-вторых, приближать прикладную эффективность своих техник к эффективности Основателя айкидо.

И именно алгоритмика выполнения техник айкидо, как основание и мера оценки их прикладной эффективности, позволяет разобраться в интересующем нас вопросе о том, «как с помощью формы техник, не влияющих на дух, можно этот дух настраивать».

*****

Comments (0)

Оставьте мнение: