Дек 01 2015

Системные отличия между истинным и ложным искусством

Category: ДневникЕвгений @ 10:51

(Картинка к записи)

Изучение айкидо, как одного из видов истинного искусства, это, прежде всего, переход с искусственной матрицы осуществления практической деятельности на Естественную Матрицу Объективной Духовности (в логике которой не сражаются, а гармонично взаимодействуют), и, затем, продвижение вверх внутри одной и той же матричной пирамиды; по одной и той же алгоритмической цепи; по одной и той же логике О-сенсея, совпадающей с руслом Божественного Промысла, ведущей к осуществлению Божественного Замысла и защищающей того, кто ей следует, всей мощью Вселенной без проявления каких-либо негативных последствий от совершаемых действий в самой далёкой перспективе продолжения событий.

«Я оставляю всё, как есть, Богу… Быть на Пути означает быть единым с Волей Бога и следовать Ей. Если мы хоть немного отклоняемся от Неё, это уже не Путь».

М. Уесиба. Айкидо – истинное будо. Искусство мира, «София», Киев, 1999г.

«В настоящем будо нет ни противников, ни врагов». («Takemusu Aiki», стр.192).

Ж. Блез. Речи и тексты Основателя по практике айкидо. Барнаул, 2000г.

«Когда кто-либо пытается напасть на меня, он замысливает борьбу с самой Вселенной. И так он нарушает свою гармонию с Ней. Может ли он победить? Ещё только намереваясь драться со мной [за спиной которого, стоит вся Вселенная со всей Её мощью], он уже побеждён».

М. Уесиба. Айкидо – истинное будо. Искусство мира, «София», Киев, 1999г.

«Путь Воина заключается в том, чтобы устанавливать гармонию … тогда никто не пострадает».

М. Уесиба. Искусство мира (Из бесед, стихов, каллиграфии Основателя айкидо). «София», Киев, 1999г.

Составить более полное представление о сути и отличиях истинных и ложных искусств и их алгоритмических матриц, позволяющее преодолеть путаницу и неверное к ним отношение, оборачивающиеся ошибочными подходами в формировании методик их практики и в т.ч. в изучении айкидо О-сенсея, помогает рассмотрение графиков, построенных на основании предложенной нами «формулы зависимости эффективности техник практических искусств от их духа и механической формы» (Эффективность техник = Дух техник х Форма техник).

Для этого, принимая во внимание антагонистические смыслы характеристик, используемых О-сенсеем в описании направленности, средств и продуктов практической деятельности истинных и ложных искусств («созидающие» и «разрушающие», «объединяющие» и «разъединяющие», «честные» и «нечестные», «устремлённые к высокой цели» и «ведущие к низменным целям» и др.), расчёты и графические построения следует выполнять, обозначая противоположные значения состояния духа в истинных и неистинных искусствах, соответственно, знаками «+» и «-» (рисунок 2).

Рисунок 1.

Учитывание в создании и расчёте величины прикладной эффективности практической деятельности противоположных значений состояния духа, позволяет зафиксировать и на языке графических образов выразить те объективные отличия между истинным и ложным искусством, о которых нам говорит О-сенсей, когда раскрывает и подчёркивает суть родства и главных отличий созданного им искусства с тем, что есть в традиционных воинских практиках, наглядно дополняет объяснения мастеров айкидо о том, чем айкидо О-сенсея отличается от айки-дзюцу Сокаку Такеды, из которого оно исторически вышло, и указывает на методические особенности практики искусства Мастера Уесибы, которые современные адепты айкидо, не могут ни увидеть, ни понять и не пытаются воспроизвести в своём изучении.

«Наш Путь отличается от воинских искусств прошлого.

… Вбирай почтенные традиции в наше новое искусство и одевай их в свежие одежды; на фундаменте классических стилей строй новые, лучшие формы [формы техник айкидо О-сенсея отличаются от форм техник традиционных стилей боевых искусств, и, всё же, строятся на базе классических стилей]».

М. Уесиба. Искусство мира (Из бесед, стихов, каллиграфии Основателя айкидо). «София», Киев, 1999г.

«Логика традиционных боевых искусств, это совершенно другая логика. Мне нравится эта логика, но это не айкидо».

Ж.Блез. Семинар по айкидо, г. Санкт-Петербург, июнь 2004г.

«Его [О-сенсея] взгляд на будо изменился в корне… После войны он настаивал на том, чтобы не атаковать противника, не думать о том, чтобы победить его. «Если вы будете делать так, – говорил он, – все будет как раньше. Теперь я всё изменил. Всё нужно делать по-другому.

Практики, несомненно, стали другими. Мы больше не атаковали…

О-сенсей учил: мы должны приносить противникам радость. Чтобы делать это, нужно уметь воспринимать их ки. Следует объединить себя – свои слова, тело и разум соединить со всей Вселенной. Тогда родится истинное будо. Будо уничтожающее превратится в будо, несущее радость и сострадание».

Интервью с Мишио Хикитсучи сэнсэем, Париж, 1984г.

Анализируя смысловое содержание графика рисунка 2, мы хотели бы обратить внимание на то, что главные системные отличия между истинным и ложным искусством определяются:

- не формой техник: на графике видно, что в создании практических продуктов, как истинных (позитивных, А), так и ложных (негативных, В) искусств, благодаря способности «пропускать через себя различные функции», в т.ч. и противоположные, участвует один и тот же инструментарий – используемые в этих искусствах средства (формы техник; Фтх), находятся по одну сторону от вертикальной оси ординат.

«Вбирай почтенные традиции в наше новое искусство и одевай их в свежие одежды; на фундаменте классических стилей строй новые, лучшие формы».

М. Уесиба. Искусство мира (Из бесед, стихов, каллиграфии Основателя айкидо). «София», Киев, 1999г.

Именно поэтому изучение механической формы техник, а также поиски хитрых техник, в практике айкидо О-сенсея, с определённого этапа практики, уходит второй план.

«Техники чрезвычайно важны в изучении айкидо, и мы должны быть очень точными в их выполнении. Однако техники, это не самое главное из того, что мы должны изучать в практике айкидо О-сенсея!», – не перестаёт повторять Жерар-сенсей на своих семинарских занятиях.

«Если будешь рассчитывать на тайные техники, То ничего не достигнешь».

«Просто играть то с этой,

То с той техникой –

Занятие бесполезное».

«В конце концов, ты должен будешь вообще забыть о технике».

М. Уесиба. Искусство мира (Из бесед, стихов, каллиграфии Основателя айкидо). «София», Киев, 1999г.

И именно схожесть механической формы техник одних и других искусств является причиной путаницы и неверного к ним отношения, в т.ч. и недоразумений в отношении к айкидо О-сенсея.

«Всю логику движений относительно себя и относительно него мы сохранили из старых техник. Жесты абсолютно не изменились».

Ж.Блез. Семинар по айкидо, г. Санкт-Петербург, июнь 2004г.

«Хоть наш путь и отличается от воинских искусств прошлого, ВОВСЕ НЕ ОБЯЗАТЕЛЬНО ОТКАЗЫВАТЬСЯ ОТ ВСЕГО СТАРОГО [новое искусство строй на фундаменте классических стилей]».

М. Уесиба. Искусство мира (Из бесед, стихов, каллиграфии Основателя айкидо). «София», Киев, 1999г.

- Не уровнем (силой) духа, вместе с физической формой техник участвующим в создании практического продукта, как позитивных, так и негативных искусств, и не величиной прикладной эффективности этого продукта. Как можно видеть, прикладные результативности «родственных» техник истинного и не истинного искусств могут быть равны друг другу в количественном выражении: |А| = |В|, |С| = |D|. Кроме того, в Жизни многочисленны случаи «победоносных выступлений против праведности» (|R| < |B|), в т.ч. когда каратисты «побивают» айкидок. Поэтому некорректно судить о принадлежности искусства к истинности по величине его прикладной эффективности, следуя логике «кто сильнее, тот и прав».

«Во все века бесчисленные религиозные проповедники и философы несли людям истину и говорили о бесконечной Силе Гармонии. Но почему тогда победоносно поднимали головы те, кто шёл против Истины и боролся, используя разрушительную силу будо?». (из лекции, прочитанной Основателем айкидо).

М.Саотомэ. Айкидо и гармония в природе, София, г. Киев, 1998г.

Поэтому мы и говорим о том, что распространённое мнение о слабости техник айкидо перед техниками других, каких бы то ни было, видов традиционных боевых искусств, не имеет объективных оснований. Техники айкидо по отношению к техникам других боевых искусств, также как и техники бокса по отношению к техникам тхеквондо, или приёмы кёкусинкай карате и сётокан карате, по своей прикладной эффективности не слабее и не сильнее одни других (|А| = |В|, |С| = |D| и т.д.). В конкретном взаимодействии представителей различных видов единоборств (Мира и Войны, Войны и Войны или Мира и Мира) всё зависит и определяется субъективными факторами – величинами их практической эффективности и уровнями их духовного состояния. Поэтому в столкновениях справедливости и неправедности может побеждать как одно, так и другое. Для достижения победы, мало правильно рассуждать и точно действовать. Чтобы побеждать, необходимо ещё иметь и сильный (высокий, выше, чем у своего оппонента) дух. И не нужно поражения своего слабого духа подменять поражением Справедливости, обвиняя в слабости Справедливого Бога.

Вместе с тем, график рисунка 1 наглядно показывает и то, что создаваемые в истинных и не истинных искусствах результаты существенно отличаются друг от друга. То, что стоит за практической эффективностью А и В, равное по отношению друг другу в численном значении (площадь прямоугольника А (4х1=4) равна площади прямоугольника В (1х4=4)), в тоже время, совершенно не равно по своему находящемуся по разные стороны от оси абсцисс смысловому содержанию (А = 4, В = -4; А не равно В).

Фото 1 (Типы души).

Уровень эффективности, сила духа и форма техник, ни в отдельности, ни в совокупности не являются полным перечнем характеристик, определяющим как истинность так и вид того или иного искусства. Главные системные отличия между истинным и ложным искусством, по которым следует идентифицировать, совершенствовать и создавать техники айкидо, как уже можно было заметить, заключаются в том, что они определяются качеством участвующего в их воплощении духа и состоят в противоположном прикладном значении создаваемой в них практической эффективности. В том, что на графике рисунка 2, через знаки «+» и «-», выражается расположением одинаковых по уровню духа и величине площадей прямоугольников А и В, С и D по разные стороны оси абсцисс (выступающей границей между истиной и ложью, праведностью и неправедностью, добром и злом) – расположением в разных областях значений, а в смысловом содержании соответствует, во-первых, противоположному духовному наполнению истинных и ложных искусств и, как следствие этому, во-вторых, противоположному целевому предназначению их применения.

Да, техник О-сенсея очень похожи на те, которые он изучал у Сокаку Такеды и в других, более чем тридцати, школах традиционного японского будо. Уровень их прикладной эффективности в исполнении одного и другого мастера одинаково выражается в том, что и там и там, по итогам применения техник, их визави становятся не способными сопротивляться и противодействовать.

«Это пребывание Морихея Уесибы на Хокайдо отмечено в 1915 году встречей с Текеда Сокаку и изучением Дайто-рю дзю-дзюцу.

… Нужно знать, что с конца периода Второй мировой войны (Муроматчи) школы будо изменились: они стали иметь целью, в основном, тренировку воли и духа сознания, но больше не соответствовали требованиям реального боя, чем учитель Морихей Уесиба был очень недоволен. Дайто-рю, оставаясь «закрытой» школой, обучающей только на севере Японии, не подверглась таким искажениям. В ней он находит элемент, который показывает ему недостаток в его изучении будо. С Дайто-рю Морихей Уесиба приобрёл, как он говорил, один из ключей для продвижения вперёд по пути создания своего собственного будо».

Ж. Блез. Речи и тексты Основателя по практике айкидо. Барнаул, 2000г.

Фото 2.

Однако нужно видеть и то, что конечным практическим результатом одного искусства является то, что партнёр встаёт с неизменённым (с целым) телом и изменённым (приведённым в Гармонию с Космосом) сознанием.

«Бить, разрушать, причинять увечья – это тяжелейший грех, который может совершить человек».

М. Уесиба. Искусство мира (Из бесед, стихов, каллиграфии Основателя айкидо). «София», Киев, 1999г.

«В принципе, техники нужны для того, чтобы изучая и практикуя их изменить наше состояние, которое изменит состояние нашего партнёра. Нужно чтобы вы это хорошо понимали».

Ж. Блез. Семинар по айкидо, г. Санкт-Петербург, 2004г., мастер-класс по айкидо, г. Новосибирск, 2006г.

«В самом деле, всегда можно обездвижить партнёра, если сделать ему больно. Однако целью техник айкидо является не защита, а попытка помешать партнёру реализовать его намерение атаковать, совершенно изменяя его состояние агрессивного духа, как призывает нас к этому О-сенсей».

Ж. Блез. Речи и тексты Основателя по практике айкидо. Барнаул, 2000г.

Результат же другого искусства заключается в том, что, если даже атакующий и встаёт, то уже никак ни с целым телом, и, конечно же, с всё с тем же, прежним концептуальным отношением к Миру («кто сильнее тот и прав»).

«Для Сокаку баталии в непосредственной близости от его отчего дома, несмотря на кровопролитность, были весьма поучительными и даже в некотором смысле забавными – он не понаслышке, а воочию наблюдал, как надо расправляться с соперниками, ведя даже счет смертоносным поединкам».

«Он [С.Такеда] был хорошо известен как уличный боец, сторонник борьбы без правил, поразивший насмерть не одного своего соперника. Так, в 1882 году он что-то не поделил с целой группой строителей в Фукусима и бесстрашно пошёл на вооруженных острыми топорами, железными прутьями и кирпичами разъяренных мужчин, расчищая себе путь с помощью меча, оставляя за собой раненых и бездыханных».

«… Используя мокрое полотенце в качестве крайне болезненно разящего хлыста, он до крови отделал самонадеянных задир. Могучий «киай» в исполнении Сокаку буквально вырубал напрочь нападающих, безжалостно круша им ребра».

«Известен такой случай. Сокаку и Морихеи играли в го в доме Морихеи. В это время к ним вошёл один из соседей хозяина. По какой-то причине лицо вошедшего было частично закрыто большим шарфом. За это бедолага и поплатился – Сокаку схватил тяжелую игорную доску и принялся дубасить ею незнакомца по голове. И если бы Морихеи не вмешался, неизвестно, что бы ждало несчастного впоследствии. Сам же Сокаку с детским простодушием заявил: «Мне показалось, что это кто-то из моих врагов пришёл по мою душу».

Д. Cтивенс. Морихеи Уесиба. Непобедимый воин. ИТД «Гранд», Москва, 2001г.

И только тот, кто не осознаёт этого различия, может говорить о том, что «Морихей Уесиба ничего нового не создал, а лишь только украл и переименовал на свой лад искусство своего учителя», что «айкидо, это ослабленная форма боевого искусства», и что, для того, чтобы вернуть айкидо его утраченную прикладную эффективность, в его практике «следует вернуться к корням» – к методам изучения того, из чего оно возникло.

«Что известно про «легендарного» Такеду, учителя Уесибы, последнего самурая Японии, который, невзирая на закон, до гробовой доски носил меч и убил в поединках более пятидесяти человек? Да ничего, кроме того, что он последний патриарх стиля дзю-дзюцу, нагло сворованного Уесибой (да простят меня его поклонники) и переименованы на новый лад».

А.Кочергин. Мужик с топором. СПб.: Издательство «Крылов», 2007г.

«В сравнении с самой природой айкидзюдзюцу Сокаку, уэсибовское айкидо представляет собой в значительной степени ослабленную форму рукопашного боя».

Донн Ф. Дрэгер. Современные будзюцу и будо. Агенство «ФАИР», г. Москва; 1998г.

«И хотя айкидо имеет историческую связь с учением об айки, оно настолько ослабело (как теория, так и практика), что стало слишком мало похоже на настоящее айкидо, представляющее собой набор физических упражнений, развивающих айки. То, что преподается в большинстве школ айкидо сегодня, – очень мягкая форма дзюдзюцу, основанная на смягченных техниках дайто-рю, щедро разбавленная псевдодуховными учениями, делающими это искусство практически ни к чему не пригодным, кроме личного развлечения. Причина такого состояния дел в том, что большинство людей помнит Уэсибу мягким стариком, каким он был в восемьдесят, а не тигром, каким он был в пятьдесят. Уэсиба хорошо понимал айки, но, к сожалению, недостаток образования очень сильно ограничил его способность передать это знание своим последователям».

Фредрик Дж. Ловрет. Путь и сила: секреты японской стратегии. «София», г. Киев, 2000г.

В действительности различие между тем, что делается и создаётся в истинном и ложном будо, не просто большое, оно огромно. Несмотря на общность инструментария практики, то, что делал О-сенсей, и то, что делается в традиционных боевых искусствах, является тем, что мы в своём изложении называем реализациями несовпадающих концептуальных матриц осуществления практической деятельности. Матриц, использующих один и тот же, в своей основе, инструментарий (формы техник), однако имеющих свои собственные, не просто несовпадающие, а противоположные цели, свои собственные способы создания своей особой практической эффективности. Действия в логике этих матриц, несмотря на использование одних и тех же по форме техник, ведут к совершенно различным по своему содержательному смыслу практическим результатам.

Именно потому, что «техники не главное», О-сенсей, представляя своё новое искусство, так мало внимания уделяет описанию форм техник (потому что они уже детально расписаны в традиционных боевых искусствах, и потому что: «в конце концов, ты должен будешь вообще забыть о технике»). Для описания матричной принадлежности – самой глубинной идентификации своего искусства: «истинное», «не истинное», того, с чего начинаются и состоят главные особенности и отличия его айкидо – ему было важнее рассказать людям о содержании духовного наполнения своих техник и методических принципах их изучения, определяющих общее целевое направление практики созданного им будо («Истинный Воин учится … превращать боевые техники в проводники чистоты, добра и красоты»). Для совершенствования в его айкидо надо искать не хитрые формы техник («Если будешь рассчитывать на тайные техники, то ничего не достигнешь», «Играть то с этой, то с той техникой – занятие бесполезное»), а совершенствовать дух («Не увлекайся внешней формой ситуации. Искусство Мира не имеет формы – оно есть изучение Духа»), и при этом учитывать, что это совершенствование может осуществляться в двух взаимно противоположных направлениях («Сейчас нам нужны техники согласия, а не техники спора. Сейчас требуется Искусство Мира, а не Искусство Войны»).

Не понимая информационно-алгоритмических отличий матриц истинного и ложного искусств, не умея увидеть матричную принадлежность настоящего айкидо и ориентируясь в своей практике только на механическую форму техник и на «боевую эффективность вообще», и, как следствие этому, неосознанно используя в своей практике даже отдельные элементы альтернативной матрицы, человек, по оглашению занимающийся айкидо, может незаметно для себя оказаться действующим в чуждой айкидо алгоритмике и, в итоге, развивающимся в направлении противоположном направлению совершенствования в айкидо. Однако в таком случае, считая, что занимается айкидо, а, на самом деле, являясь жертвой, будь-то самообмана, неосознанного введения в заблуждение, или чьих-то преднамеренных манипуляций, чем больше этот человек будет прилагать сил и стараний в своих занятиях, тем больше он будет отходить от целей и возможностей настоящего айкидо.

Так, использование в практике истинного искусства даже терминологии альтернативной ему матрицы может быть причиной и знаком неосознаваемого перехода в алгоритмику достижения её ложных целей, когда использование как будто бы всё тех же, прежних, средств и методов практики и стремление к повышению прикладной эффективности, в действительности, будет уводить от достижения результата, первоначально оглашённого целью своих занятий, – от достижения практического результата, создаваемого основателем изучаемого искусства.

«Вопрос из зала: «Многие присутствующие на тренировке оперируют терминами «уход с линии атаки», «дисбаланс», «бросок». Прошу учителя, используя эти термины объяснить демонстрируемую технику».

Ответ: «А это не айкидо! Потому, что когда вы так [в таких терминах] говорите, это значит, что вы думаете об атаке. На самом деле атаки нет. Если бы были атаки, я бы учил вас как атаковать. Это было бы первое, чему надо было учиться! В айкидо нет атаки, просто тело двигается и все!».

Ж.Блез. Семинар по айкидо, г. Санкт-Петербург, июнь 2004 г.

Если использование отдельных терминов ложного искусства способно перевести алгоритмику практической деятельности на реализацию целей противоположных истинному искусству, то, что уже говорить о форме действий, обещающих лёгкое и быстрое достижение большой прикладной, но «механической», по своей сути, эффективности, или о методах достижения «неопределённой» (не учитывающей качественное содержание) эффективности.

«Очевидно, что чем больше будет практики, тем более значительным будет результат, однако даже новичок может добиться ощутимого улучшения своих способностей уже при первой попытке. Это важно запомнить. Если вы пробуете что-то и это не работает, не думайте, что вам просто нужно больше практики. Если заметного физического улучшения не происходит при первой же попытке, то вам нужно сменить то, чем вы занимаетесь, поскольку что-то не так в самом принципе».

Фредрик Дж. Ловрет. Путь и сила: секреты японской стратегии. «София», г. Киев, 2000г.

В отличие от логики ортодоксальных видов традиционных боевых искусств, в которой достижение их главной, общей для всех них, цели возможно любым способом, и чем этот способ проще и эффективней тем лучше,

«Меч не думает об убийстве и не испытывает угрызений совести. Самурай в этом плане ничем не отличался от своего меча… Самурай был мясником. Он мог убить или умереть по приказу, не колеблясь ни мгновения… Он так глубоко изучал оба эти действия, что любое из них мог совершить с величайшей утонченностью… Для такого человека слова «смерть» и «красота» были синонимами. Поэт с окровавленными руками, он жил со смертью и красотой, и любил их в равной степени».

«В то время как другие пути могут обещать в будущем некоторую пользу, которую вы извлечете для себя, пройдя определенную тренировку, Путь Стратегии предлагает её сейчас».

«И пусть вас не смущает то, что это кажется слишком простым. Это и должно быть простым! Простота – обязательное условие всех фундаментальных истин».

Фредрик Дж. Ловрет. Путь и сила: секреты японской стратегии. «София», г. Киев, 2000г.

логика праведно обусловленного айкидо О-сенсея (различающего качественное содержание эффективности и официально придерживающегося праведной нравственности) не обещает сиюминутных лёгких побед.

«Искусство Мира не даётся легко. Надо бороться до самого конца, надо убить в себе злые желания и всякую ложь».

М. Уесиба. Искусство мира (Из бесед, стихов, каллиграфии Основателя айкидо). «София», Киев, 1999г.

«Мне кажется, можно сказать, что искусство имитирует природу: образом жизни в произведении искусства сравнивает работу Создателя. Здесь нужна большая любовь, способность вдохновлять и поддерживать это напряженное, непрерывное стремление к правде, это общее великодушие и эту глубокую строгость, которая содержит в себе процесс образования всего произведения искусства. Но не Любовь ли в корне всякого творения?».

Матисс, великий художник, скульптор и философ Франции.

Формы техник, выполняемых О-сенсеем, повторить с его же прикладной эффективностью, как оказывается, совсем не просто. И тогда, следуя логике Фредрика Дж. Ловрета, их изучением (по сути, изучением «духовной» эффективности) вообще нет практического смысла заниматься, а если кто-то хочет быть состоятельным в боевом прикладном аспекте, тот должен вернуться к изучению того искусства, которое Уесиба практиковал в свои пятьдесят лет, когда «он был тигром, а не мягким стариком», которое «на 99 процентов состоит из ударов», и которое айкидо, как таковым (а это «возвращение» в 1933 год), ещё не стало.

Логика айкидо является воплощением алгоритмики бесконечной Матрицы Божественного Замысла,

«Просветленные никогда не перестают работать над собой. Достижения таких мастеров невозможно описать словами. Самые совершенные действия наследуют образцам, содержащимся в природе».

«Если мы перестаем расти, технически и духовно, можно считать нас мертвыми».

«Искусство Мира никогда никого и ни в чём не ограничивает. Оно всеобъемлюще …».

М. Уесиба. Искусство мира (Из бесед, стихов, каллиграфии Основателя айкидо). «София», Киев, 1999г.

в которой цели, какими бы они масштабными ни были, после того как они бывают достигнуты, становятся средствами, основанием достижения новых, ещё более масштабных целей.

«Техники чрезвычайно важны в изучении айкидо, и мы должны быть очень точными в их выполнении. Однако техники, это не самое главное из того, что мы должны изучать в практике айкидо О-сенсея!».

Окончания духовному Пути нет. Даже цель – «стать Наместником Бога на Земле», это лишь средство для решения новых, открывающихся перед возможностями «Инструмента Творца», задач.

В логике истинного будо (в терминологии Концепции общественной безопасности, соответствующей «мозаичному мировоззрению») – всё в Мире взаимосвязано.

«Все вещи, материальные и духовные, происходят из одного источника и находятся в родстве друг с другом, как члены одной семьи».

М. Уесиба. Искусство мира (Из бесед, стихов, каллиграфии Основателя айкидо). «София», Киев, 1999г.

Поэтому (продолжая раскрывать характеристики логики айкидо О-сенсея, следует добавить, что) в логике истинного искусства Мир познаваем.

«Айкидо есть для того, чтобы понять самого себя, чтобы изучить всемирные явления, чтобы не забыть единое происхождение «ичигуен», чтобы раствориться в провидении, чтобы узнать закон…». («Aikido Shinzui», стр.16).

Ж. Блез. Речи и тексты Основателя по практике айкидо. Барнаул, 2000г.

И именно поэтому истинное искусство не переиначивает одно представление о Мире на другое, не связанное с первым, вводя людей в очередное заблуждение, а объемля в себе всё, что было известно раньше,

«Хоть наш путь и отличается от воинских искусств прошлого, ВОВСЕ НЕ ОБЯЗАТЕЛЬНО ОТКАЗЫВАТЬСЯ ОТ ВСЕГО СТАРОГО [новое искусство строй на фундаменте классических стилей]».

М. Уесиба. Искусство мира (Из бесед, стихов, каллиграфии Основателя айкидо). «София», Киев, 1999г.

«Когда меня спрашивают, почерпнуты ли принципы моего айки-будо из религии, я говорю: «Как раз наоборот». Принципы моего истинного будо – это то, что освящает все религии и приводит их к завершению».

М. Уесиба. Айкидо – истинное будо. Искусство мира, «София», Киев, 1999г.

расширяет и детализирует всегда одну и ту же Картину Мира и на этой гносеологической основе является средством устойчивого и последовательного развития человечества.

«Без будо [без истинного искусства] нация приходит в упадок, потому что будо [истинное искусство] – это … источник познавательной деятельности».

М. Уесиба. Айкидо – истинное будо. Искусство мира, «София», Киев, 1999г.

Объявление какого-то уровня алгоритмики практической деятельности конечной целью является обманом, переводящим усилия людей в матрицу ложного искусства, в которой за сиюминутными успехами, быстрой и лёгкой победой скрываются неизбежный ущерб, превосходящий достижения, и разочарование; причиной возникновения того самого, упоминаемого ранее, «эффекта обезьяньей лапы». Ложные искусства обманны не только тем, что закрывают перспективы возможного для человека развития, но ещё и потому, что, предлагая способы достижения «быстрой победы», они ничего не говорят об её отставленных во времени негативных последствиях.

Учителя, восхваляющие боевую силу Сокаку Такеды и призывающие искать эффективность айкидо в возвращении к изучению дайто-рю, обычно, обходят стороной тот факт, что неустрашимый мастер боевых искусств жил в вечном страхе. Как это ни странно, но вместе с тем известно, что неустрашимый и непобедимый воин Сокаку Такеда, боялся многих вещей, происходящих из его побед.

«Положа руку на сердце, надо сказать, что жизнь Сокаку сладкой и спокойной никак не назовешь – за свою такую вот репутацию неустрашимого, непобедимого и непокорного человека он был вынужден платить дорогой монетой.

Прекрасно осознавая, что везде и всегда в подавляющем большинстве его окружают враги, а не друзья, Сокаку и жил по адекватным ситуации законам, основной сутью которых было устрашение и обман потенциального противника в условиях готовности номер один. Так, он никогда не входил ни в какой дом или иное учреждение, включая и свою собственную резиденцию, без провожатого, которому всецело доверял.

Сокаку никогда не притрагивался к пище или питью, пока кто-либо из его учеников не отведает их прежде, опасаясь быть отравленным. Никто (кроме его жены, конечно) не смел приблизиться к нему менее чем на три фута. Под подушкой его постели всегда лежал кинжал, а рядом — железное опахало. Он просыпался несколько раз за ночь и перемещал по комнате свое ложе, дабы не быть застигнутым врагами во время сна.

Да и вообще спал он плохо, то и дело вскрикивая от кошмаров преследования врагами или видений лиц, убитых им в многочисленных баталиях».

Д. Cтивенс. Морихеи Уесиба. Непобедимый воин. ИТД «Гранд», Москва, 2001г.

Решение проблемы способом ложного искусства (обманом, физическим или техническим преимуществом) не устраняет источника её возникновения. «Небесную канцелярию» невозможно ни обмануть, ни подкупить, ни заставить силой. Всё-таки «Аллах – лучший из хитрецов!». Рано или поздно, решённая неправедным способом проблема, встанет снова и нередко с ещё большими, чем прежде, силой и масштабами.

В отличие от алгоритмики неистинного искусства, в которой главными целями практической деятельности, в зависимости от уровня осознанности* (а можно сказать: от уровня оболванивания) конкретного человека, объявляются те или иные средства практики, т.е. то, что должно стать всего лишь инструментом для решения задач новых уровней сложности,

(* Кто-то, в поисках состоятельности, ищет тайные, хитрые техники. Тому, кто начинает понимать чуть больше, говорят, что сила в тактических умении применения техник. Кому становится мало тактики, рассказывают о стратегическом искусстве, не уточняя, что и стратегии – всего лишь ещё один новый инструмент, обладающий несколько большими возможностями, чем прежний.

«Техника – это способ использования инструмента. (Конкретика самого инструмента не имеет значения: он может быть как простой пулей, так и целой армией.) Стратегия стоит на порядок выше этого, она имеет дело с применением техник. Тактик (знаток техники ведения боя) ограничен своим инструментом и навыком обращения с ним, стратег же ограничен лишь рамками своего воображения. Это фундаментальное различие между техникой ведения боя и стратегией мало кто понимает, даже среди тех, кто считается мастерами военного искусства».

Фредрик Дж. Ловрет. Путь и сила: секреты японской стратегии. «София», г. Киев, 2000г.).

а их действительные практические результаты (с учётом отдалённых последствий) и истинные цели практикующим неизвестны и вместе с наиболее эффективными средствами и методами тренировки (тайные техники) скрываются манипуляторами от ложного искусства (для того чтобы не позволить себя превзойти), «в норме» истинного искусства бесконечного Пути, со временем, текущие цели практики превратить в средства достижения целей нового уровня, соответствующих новым уровням алгоритмической Матрицы Нравственности, объемлющим все предшествующие уровни, достижение которых проявляется в новых функциональных возможностях практикующего истинное искусство человека.

«Необходимо разработать стратегию, которая использовала бы все доступные физические условия и элементы. Лучшая стратегия – это та, которая полагается на неограниченный диапазон реакций».

М. Уесиба. Искусство мира (Из бесед, стихов, каллиграфии Основателя айкидо). «София», Киев, 1999г.

«Наилучшая стратегия обороны – разнообразные ответные действия. Следуя по Славному Пути, применяйте одно [действие, прием], многократно отработайте его, и затем это одно откроет путь к десяти тысячам жизненных законов; выкуйте десять тысяч мечей, соедините в обойму – и достигнете желаемого».

«С древних времен стратегия была чем-то, преподносимым как естественное выражение Высочайшего Присутствия. Бой следовал велениям Небес и Земли, и нужно было уметь реагировать на контрасты в потоке кокийу [духовная сила]».

«Оставаясь в единении со Вселенной, научитесь использовать и объединять изумительные силы воды и огня – истинная стратегия настоящего воина не имеет никаких границ».

«Для совершенствования техники необходимо развивать стратегию, использующую любые физические условия и подручные средства. Космический Меч имеет множество применений».

М. Уесиба. Будо.Учение Основателя айкидо. Феникс, Ростов-на-дону, 1999г.

При этом в истинном искусстве не только открыто озвучиваются самые высокие из известных мастерам целей практики,

«В айкидо тренировка делается не для того, чтобы стать более сильным или победить партнёра. Нет. Тренировка помогает иметь дух, чтобы слиться с центром Вселенной и содействовать всеобщему миру, помогая всем человеческим существам осознать, что они – одна большая семья». («Takemusu Aiki», стр.192).

«Айкидо есть для того, чтобы понять самого себя, чтобы изучить всемирные явления, чтобы не забыть единое происхождение – ичигуен, чтобы раствориться в Провидении, чтобы узнать Закон и создать техники тонкие и светлые». («Aikido Shinzui», стр.16).

«Айкидо не конечная цель. Практикуя айкидо находят собственную миссию».

Ж. Блез. Речи и тексты Основателя по практике айкидо. Барнаул, 2000г.

но и не скрываются, ни средства, ни методы достижения этих целей.

«О-сенсей говорил: я жив для того, чтобы сделать этот мир одной семьей… Ему было необходимо формировать искренних людей».

Интервью с Мишио Хикитсучи сэнсэем, Париж, 1984г.

«[и поэтому] Сейчас мне нечего от вас скрывать. Тому, кто, следуя за мной готов приложить усилия, я готов всё отдать».

М. Хикитсучи. Высказывания об Айкидо. Материалы, печать, выпуск Анни Морель 26 января 1998г.

Функциональный уровень какой бы то ни было практической деятельности, соответствующий использованию одного и того же инструмента с наивысшим уровнем качества, определяется конечной (высшей, наиболее перспективной) целью осуществления этой деятельности. Для изготовления детали механизма с погрешностью, в несколько микронов, первоначально необходимо создать инструмент (станок и технологический процесс), способный работать на этом уровне точности. Вместе с тем, создание высокоточного технического оборудования представляет собой затратный проект, и если человек не нуждается в деятельности такого уровня точности, если он не испытывает практической необходимости в достижении такой цели, он не будет тратиться на создание специального и очень не дешёвого инструмента, позволяющего «ловить» эти микроны. Не будет цели – не будет и необходимости создавать под неё принципиально новый инструмент, способный воспроизводить соответствующую этой цели эффективность! Так, например, не будет цели полёта в космос или освоения глубин мирового океана, никто не будет конструировать и строить ни сложнейшие в техническом и технологическом отношении ракеты, ни батискафы. Но точно так же, если не ставить цели создания техники боевого искусства, способной, как инструмент практической деятельности, решать задачи «выяснения Вселенского Закона», «нахождения человеком своей миссии в Космическом масштабе» и «объединения людей в единую человеческую семью», то и техники, обладающей такой прикладной эффективностью, никогда не появится.

В свою очередь, возможность постановки принципиально новой цели практической деятельности, в т.ч. и цели использования одного и того же инструмента с новым, повышенным уровнем качества (а значит и эффективности), определяется уровнем духовного состояния использующего этот инструмент человека. И это положение справедливо, как в традиционных видах боевых практик, так и в новом, по отношению к ним, айкидо О-сенсея. Поэтому-то и занимаясь в практиках Пути поисками силы, нужно искать не хитрые секретные техники, а развивать силу духа.

«Я беру в руки кисть, чтобы изъяснить истинный дух школы Ити так, как он отражен в Пути Небес и душе Каннон.

Ты должен принять положение, что дух может быть и мал и велик.

Тренировка – часть твоей нормальной жизни, укрепляющая дух.

Если ты день и ночь станешь практиковаться в указанной выше стратегии школы Ити, твой дух естественным образом расширится.

Посредством тренировок ты также сможешь свободно управлять своим телом, покоряя людей своими действиями, и при достаточной тренированности сможешь сломить волю многих силою своего духа. Когда ты достигнешь этого состояния, не будет ли это означать, что ты непобедим?».

Миямото Мусаси. Книга пяти колец.

«Киай – это то, что происходит внутри вас. Вы можете вызвать в себе состояние киай даже когда вы одни. А айки – это перенос вашего киай на противника. Когда ваша ки настолько сильна, что ее можно классифицировать как киай, она оказывает воздействие на вашего врага. Поскольку он ощущает вашу огромную духовную силу, его желание атаковать ослабевает.

Обсуждение боевого духа в век электроники и ракет, когда солдат редко видит своего врага, может показаться анахронизмом. Но это далеко не так. Правильный боевой дух так же важен сегодня, как и тысячу лет назад.

… Если эту технику выполнить энергично и с присутствием духа, то она может показаться практически волшебной. Вас окружило несколько человек, они мощно вас атакуют, и вдруг вы стоите вне круга и наблюдаете за тем, как их удары сыплются на одного из них. На протяжении многих лет это было секретной техникой клана Такэда. Ей обучали только старших военных офицеров.

Если ваш дух сильнее, чем дух противника, то вы будете доминировать

… Только тот, кто силён духом и/или телом, добивается победы».

Фредрик Дж. Ловрет. Путь и сила: секреты японской стратегии. «София», г. Киев, 2000г.

«Цель тренировок – подтягивать ослабленное, укреплять тело и шлифовать дух.

Твой дух есть твой истинный щит.

Побеждай своих противников духовно.

Искусство Мира … – есть изучение Духа».

М. Уесиба. Искусство мира (Из бесед, стихов, каллиграфии Основателя айкидо). «София», Киев, 1999г.

Однако это только часть правды от той, о которой не говорят в традиционных боевых искусствах и которую, по нашему мнению, следует принимать во внимание тем, кто стремится к овладению практическими способностями О-сенсея. Видя различную по уровню (по величине) прикладную эффективность техники и признавая её зависимость от силы духа, в них не видят возможное различное предназначение практической деятельности и то, что кроме силы духа может быть и различное качество духа (рисунок 1) и создаваемое этими различными качествами разнокачественные результаты.

«– А, я вижу, ты читаешь «Книгу пяти колец, Саотомэ. Эта книга, так же как и книги Конфуция по военной стратегии, возможно, одна из наиболее читаемых книг среди военных, политиков и деловых людей. Я думаю, ты тоже должен её прочесть. Будь осторожен, Саотомэ. То, что ты прочтешь эти книги, ещё не означает, что ты их поймёшь. Бросив беглый взгляд на свою книгу и не проявляя признаков смирения, я ответил: – Да, О-сенсей. Я учту ваш совет.

– Это было бы похвально для изучающих литературу, но не забывай, что ты не должен терять представления об истинной цели своих занятий.

… Если книгу Мусаси прочтет преступник, – продолжал О-сенсей, – его мозг по-своему интерпретирует «Книгу пяти колец» и его знания станут разрушительными. Подобным образом, читатель с извращенным умом превратит в опасные и разрушительные те знания, которые несут работы Конфуция. Не обладая чистотой разума и духа, ты не можешь постичь истинного Пути Меча. Ты улавливаешь связь, Саотомэ?».

М. Саотомэ. Айкидо и гармония в природе, София, г. Киев, 1998г.

Что совершенствовать дух, одинаково по величине повышая его прикладную эффективность, можно в двух принципиально различных направлениях: в «созидающем» и «дающем» – т.е. праведном (совпадающим с направлением Иерархии Объективной Духовности) и потому истинном, или в «разрушающем» и «забирающем» – т.е. неправедном, а значит, ложном (ложном по отношению к Замыслу и Промыслу Бога).

«В старых техниках здесь было атеми [удар в рёбра второй рукой; пояснения к технике «иккё»]. О-сенсей оставил все эти передвижения – рука поднимается как атеми, но только без удара. Не надо никого бить!

Если в старых техниках было что-то, что разрушает человека, то в техниках айкидо мы его не разрушаем, мы ему что-то даём.

Это не его [партнёра] проблема умеет он или не умеет падать. Это моя проблема – дать ему что-то, чтобы он правильно упал.

На самом деле атеми здесь нет, и не может быть. Здесь нет ничего против него. Это большая разница!

Если вы хотите учиться разрушать людей, надо изучать другие техники. Они не являются ложными [т.е. не практичными и не эффективными], они для другого предназначены».

Ж.Блез, семинар по айкидо, Санкт-Петербург, 2004г.

«В искусстве Мира мы пестуем жизнь и предотвращаем смерть и разрушение».

М. Уесиба. Искусство мира (Из бесед, стихов, каллиграфии Основателя айкидо). «София», Киев, 1999г.

«Если достигнуть состояния проводника «Aiki no myomyoo» [тонкое действие, духовная сила], можно получить свойство творения… Можно получить Дух Айки». (газета шк. Айкикай, 10 ноября.1959г).

«Мы создаем «мост», который нас соединяет с Небом. Если мы не достигнем состояние “стоять на мосту” – айкидо не рождается». (Aiki Shinzui,p.23).

Ж. Блез. Речи и тексты Основателя по практике айкидо. Барнаул, 2000г.

Что именно «знак» духа, характеризующий его качество (созидающий или разрушающий) и определяющий направление его совершенствования (в направлении или против Иерархии Объективной Нравственности) и содержание прикладной эффективности осуществляемой им практической деятельности (праведная или неправедная), определяет суть различий между истинным и ложным искусством.

«В айкидо О-сенсея нет врагов. Если вы думаете, что в БУДО есть противники, враги и что БУДО сделает вас более сильным, чем они, это совершенно ложно». («Takemusu Aiki», стр.192).

«Плачевно впасть в ложное будо, не зная настоящего БУ японца. В оригинальном будо нет борьбы, как в спорте. Если делать бой, это приведёт к смерти. Но желание боя это огромная ошибка потому, что разрушение или убийство, или ранение, есть большое преступление против жизни. В Японии с давних времен существовал закон единоборства БУДО – не убивать, не ранить. Истинное БУДО нашей страны, это путь достижения очень большой гармонии, это значит очищение тела и сердца. Устанавливать на Земле Устав Неба и непрерывной практикой создавать и защищать всё. Вот правило БУ. Но с наших дней люди, которые говорят или практикуют БУ в основном не знают истинного японского БУ, они впадают в ложное БУДО, не первоначальное и это в самом деле плачевно». («газета шк. Айкикай». 10 ноября 1960г).

Ж. Блез. Речи и тексты Основателя по практике айкидо. Барнаул, 2000г.

И что склонение процесса своего изучения, какого бы то ни было, искусства и практической деятельности к практике истинного или ложного искусства, определяется нравственностью человека – состоянием, а главное, направлением устремления его духовного совершенствования относительно двунаправленной и прямолинейной шкалы Объективной Нравственности.

******

Comments (0)

Оставьте мнение: