Авг 18 2016

Характеристики нравственного и иждивенческого способов практики: Использование понятийного аппарата основателя изучаемого искусства

Category: ДневникЕвгений @ 11:38

(Картинка к записи)

В ходе практики внешние тонкие изменения форм техник, являющиеся результатом естественного живого (вертикального) роста алгоритмики практических действий, неизбежны. А, со временем, накапливаясь, они неизбежно становятся заметными даже неискушённому стороннему наблюдателю.

Нельзя не заметить, что техники выполняемые мастерами айкидо и, тем более его основателем, каким-то образом отличаются от тех же техник, выполняемых недавно практикующими людьми.

Вместе с тем, сложность преподавания искусства состоит в том, что эти изменения в форме техник невозможно формализовать, как невозможно и словесно описать процесс создания этих изменений, а, по сути, интуитивную сторону творческого процесса, когда форма действий и их результат являются выражением взаимодействия с Окружающей Действительностью бессознательных, и при этом, достаточно высоких, уровней человеческой психики. Однако в этом заключается суть любого высокого искусства.

******

«Скажи: зачем без цели бродишь?

Едва достиг ты высоты,

И вот уж долу взор низводишь

И низойти стремишься ты».

А. Пушкин. Египетские ночи.

Произведения высокого искусства, потому и привлекают внимание зрителей, что, сколько бы ярко и красочно многочисленные критики и исследователи (те, кто, в попытках подняться в своём духовном состоянии к состоянию великих – тонкочувствующих – художников, обнаруживает в их творчестве описание новых для себя процессов и явлений Окружающего Мира и переводит образный язык искусства на общепонятный язык эпитетов, формулировок и терминов, кодифицирующих и характеризующих, либо неизвестные, либо неосознаваемые до этого другими людьми явления, позволяющий им, вслед за художниками-первооткрывателями, эти явления узнавать в общей Картине Мира, изучать и использовать для повышения эффективности своей практической деятельности), ни раскрывали их тонкое содержание, будучи отражением восприятия высокого полёта духа, они, даже через века, позволяют обнаруживать в себе отражение всё новых и новых, неизвестных до этого, объективных процессов и явлений, выявленных чувствами и выраженных практическим мастерством авторов на языке их искусства, дающее основание для возникновения всё новых эпитетов, рождения новых формулировок и терминов.

Бесконечное количество уровней Иерархии Нравственности и типов духа – причина существования бесконечного количество вторых смыслов великих произведений и бесконечного к ним интереса. Великие произведения являются великими и вызывают интерес именно потому, что содержат в себе нераскрытый второй смысловой ряд, указывающий на существование неосознанно воспринимаемых другими людьми и, потому как бы несуществующих для них, явлений. Они остаются великими, т.е. живут и востребованы, только до тех пор, пока не раскрыт содержащийся в них второй смысл. Так, как живы стихи пророка русской цивилизации Александра Пушкина, причину любви и интереса к которым не могут понять иностранцы, читающие переводы, которые неспособны воспроизвести заложенный в подлинники их второй, до сих пор остающийся актуальным, смысловой ряд. (Во времена Пушкина в России было немало, и как пробующих перо графоманов, так и известных поэтов, сегодня знакомых лишь узкому кругу специалистов). Как привлекает интерес тонкочувствующих людей искусство Божественной Любви Мастера Морихея Уесибы, смысл которого невозможно обнаружить и понять, практикуя изменённые (потерявшие внутреннее содержание) техники О-сенсея, и без осознания которого невозможно двигаться к его уровню прикладной эффективности.

Сложности формализации изложения метода тренировки и описания выполнения техник высокого уровня в воспринимаемой учениками форме, состоят в том, что, в условиях отсутствия «официально» принятых терминов, указывающих на те или иные неизвестные другим людям процессы и явления и раскрывающих их смысл, пытающийся обратить на них внимание учитель использует для этого имеющийся и не способный сделать это в полной мере понятийный аппарат.

«В этой связи надо отметить, что И.В. Сталин – единственный публичный деятель (вне зависимости от того, относить его к политикам или к учёным социологам), который ещё в 1952 г. в своей работе «Экономические проблемы социализма в СССР» предложил науке отказаться от упомянутых выше и некоторых других понятийных категорий марксизма, чем по существу вынес смертный приговор марксизму и политике на его основе.

«Экономические проблемы социализма в СССР» – выраженное в марксистской лексике, и потому не всем понятное, свидетельство И.В. Сталина о том, что он осознавал несостоятельность марксизма в качестве социологической теории».

ВП СССР. Основы социологии. Постановочные материалы учебного курса, Том 1: Часть 1. Введение в психологические основы практики познания и творчества. Часть 2. Достаточно общая теория управления (ДОТУ) и некоторые аспекты управленческой практики Санкт-Петербург, 2010 г.

«Я думаю, что наши экономисты должны покончить с этим несоответствием между старыми понятиями и новым положением вещей в нашей социалистической стране, заменив старые понятия новыми, соответствующими новому положению. Мы могли терпеть это несоответствие до известного времени, но теперь пришло время, когда мы должны, наконец, ликвидировать это несоответствие».

И. Сталин. Экономические проблемы социализма в СССР, Замечания по экономическим вопросам, связанным с ноябрьской дискуссией 1951 года”, раздел 2. Вопрос о товарном производстве при социализме. Государственное Издательство Политической Литературы, 1952 г.

Эта двусмыслица высказываний чувствующего, но не способного точно высказаться, сенсея (того, кто прошёл по Пути познания Мира больше) является причиной, и мистически-загадочного характера его объяснений, и того, что, как бы подробно художник ни рассказал другому человеку о том, как он пишет картину (композитор – сочиняет музыку, а мастер боевых искусств – отражает нападение), тот, не имеющий ни опыта взаимодействия, ни представления об этих процессах и явлениях, и формирующий своё понимание на словах, направляющих его к другим, не относящимся к сути рассматриваемого вопроса, процессам и явлениям, никогда, (даже очень стараясь точно сделать то, о чём говорит мастер) не сможет воспроизвести подобный ему практический результат.

Настоящий учитель нисколько не хочет и не пытается запутать своих учеников, и для этого совсем не стремится напустить мистический туман в свои объяснения, однако отсутствие понятийного аппарата и приводит к возникновению в процессе обучения, известных многим, ситуаций, когда ученики замечают, что «учитель, говоря одно, показывает другое» («техники айкидо значительно отличаются от техник традиционного будо»), что «одни его объяснения по одному и тому же вопросу противоречат другим» («всю логику движений в айкидо относительно себя и относительно партнёра мы сохранили из старых техник; жесты абсолютно не изменились») и что, порой, он говорит, если не глупые, то очень странные вещи («техники не главное из того, чему мы должны изучать в практике айкидо», «подлинное боевое искусство основывается на Любви»), или что за одинаковые действиях двоих учеников, одного он хвалит, а другого ругает. Несмотря на то, что, на самом деле, учитель, о чём говорит, то и показывает, что в его, не согласующихся объяснениях, совсем нет противоречий, и что хвалит и ругает учеников он всегда заслуженно.

Преодоление трудностей понимания в изучении практических искусств достигается тем, что вместе с «непонятными установками» учитель, со своей стороны, даёт ученикам и вполне понятные по смыслу и довольно простые в механическом отношении физические действия.

«Всё начинается с изучения вот таких вот простых вещей [с довольно несложных механических жестов]. Однако с их помощью можно начинать изменять что-то внутри себя».

Ж.Блез. Семинар по айкидо, г. Санкт-Петербург, июнь 2004 г.

Ученики же, со своей стороны, должны проявить доверие своему учителю, состоящее в выполнении работы, смысл которой не всегда бывает им понятен и может вызывать в них противоречивые чувства.

Доведению до учеников необходимости соблюдения этого условия практики предназначены различные, ставшие притчами, истории о том, как принятых в ученики, вместо обучения техникам, заставляют заниматься, то хозяйственной работой, то вообще бестолковыми занятиями, никак не связанными с изучением искусства (например, не просто убирать мусор, а переносить его с места место, или хлопать по воде ладонями), однако которые, благодаря накоплению нужного практического опыта, создают условия для того, чтобы ученик смог шагнуть на новый уровень восприятия своего окружения, себя и своих возможностей, прикладное использование которого неожиданно приводит их к нужному искомому результату.

«Однажды в монастырь Шаолинь пришёл ученик, чтобы обучаться боевому искусству. Его учитель приказал ему налить огромный чан с водой и начать хлопать по нему ладонями. Ученик был разочарован тем, что вместо обучения его заставляют заниматься всякой ерундой. Однако он молча подчинился. Ученик хлопал ладонями по воде, пока она не кончалась в чане, и тогда он наливал воду снова и продолжал хлопать по ней. Так продолжалось два года. Спустя это время его отпустили из монастыря повидаться с семьей. Когда он пришел домой, то родственники стали просить его показать свое искусство. Ученик огорченно отвечал им, что он не научился никаким боевым искусствам. Однако родственники не поверили, и продолжали его упрашивать. В это время пришли соседи и тоже стали уговаривать показать мастерство. Парень повторил, что он ничему не научился и с досады хлопнул ладонью по столу. Удар был настолько силен, что крепкий деревянный стол разлетелся на несколько кусков. Тогда все убедились, что слава боевого искусства Шаолиня не приукрашена, а ученик понял, что два года были потрачены не впустую».

Восточная притча

Задача понимания странных объяснений и проявления необычных способностей, высказываемых и демонстрируемых учителями, не может быть решена иначе, как через восхождение ученика в своём внутреннем состоянии на тот уровень духовный уровень, с которого они были высказаны и продемонстрированы. И это восхождение требует от ученика доверия к учителю и усердного выполнения непонятной и, потому воспринимаемой им бессмысленной, работы». Обычно же, вместо этого, наоборот, ученики, загоняя себя в тупик, прежде всего, требуют понятных наставлений: «Объясните мне, чтобы я смог понять и правильно сделать!», «Я не могу этого сделать пока не пойму!». В то время как правильное понимание приходить только после выполнения работы (только после взаимодействия, приносящего новый опыт). Представление о том, чего нет в личном практическом опыте (и вместе с тем, того, что определяет возможность нового этапа повышения личной прикладной эффективности), невозможно передать словами. Именно поэтому, практику невозможно ничем заменить! И именно поэтому практика, это то, без чего невозможно духовно совершенствоваться!

«Первое время нужно подчиниться тому, что говорит учитель; это приведёт вас к тому, что вы сможете это пережить в своем опыте. И тогда вы поймете и скажете себе: «Да, стоило послушаться учителя на тренировках!».

Ж. Блез. Семинар по айкидо, г. Санкт-Петербург, июнь 2004 г.

«Я не знаю, почему вот это происходит [Жерар-сенсей демонстрирует взаимодействие с партнёром без физического контакта], я не понимаю и не могу объяснить, каким образом это действует, но это [бесконтактное взаимодействие] происходит».

Ж. Блез. Мастер-класс по айкидо, г. Новосибирск, 2006г.

«Мой опыт неоднократно показал, что объяснения Основателя айкидо, смысл которых непонятен при первом чтении, со временем, с проведением тренировок, становились понятными и воспринимаемыми. Но это восприятие было возможным только, если фразеология учителя была соблюдена.

Однажды, в процессе тренировки, слово или фразы, удержанные в памяти, приобретут конкретный смысл, наполнятся конкретным содержанием. В этот момент вы поймете, что объяснения достигли своей цели. Если после этого вы перечитаете тексты Основателя айкидо, то и другие непонятные его слова или фразы сразу прояснятся. Именно таким образом, по-моему мнению, нужно подходить к изучению высказываний О-сенсея».

Ж. Блез. «Речи и статьи Основателя по практике айкидо», Барнаул, 2000г.

В связи с тем, что отклонения от единого Божиего Замысла в область Попущения могут иметь самые различные направления с бесконечного множества уровней нравственности, то это объясняет, почему бесконечные переходы от одной методики практики к другой, порождая новые виды псевдо айкидо, представляющие собой метания из одной крайности в другую внутри второй группы методик (по сути, метания от одного иждивенческого способа преодоления «защиты от дурака» к другому такому же безнравственному способу; метания в горизонтальной технической плоскости, исключающие движение по вертикали восхождения духа) не способны вести людей к овладению прикладными способностями основателя искусства. И почему «учителя духа», не имеющие права насильно тащить своих учеников на новые уровни духовности, с грустными глазами ждут от них «умных вопросов» – вопросов с новых уровней нравственности, являющихся признаками действительного духовного роста, при котором новые знания, переставая быть для них разрушительными, становятся основой для их дальнейшего духовного совершенствования.

«98 процентов техник, которыми мы сегодня изучали, вы не сможете использовать в своих тренировках, потому, что ваш уровень не достаточно высок для этого. Но я хотел дать вам почувствовать то, как я учусь, как я ищу в практике айкидо, и ваше тело это запомнит. Если вы будете много тренироваться то, то, чем мы занимались эти два дня, когда-нибудь к вам вернётся. Никаких усилий над собой для этого делать не надо. Просто однажды ваше тело само захочет это сделать.

Однако после этого встанет другая проблема – какие ученики находятся перед вами. Потому что, если у учеников не будет определенного уровня, нужно будет ждать».

Ж. Блез. Мастер-класс по айкидо, г. Новосибирск, октябрь 2005г.

Вместе с тем, следует учитывать, что та же самая «необходимость доверия наставнику Пути», в обстоятельствах подчинения учителям, не преследующим цели развития духа и не опирающимся на методологию духовного совершенствования, создаёт иные условия практики, результатом которых становится остановка вертикального направления технического совершенствования их учеников.

Совершенно естественно, когда ученик, следуя в верном направлении практики искусства духа, часто интуитивно, поднимаясь на новые уровни духовности и подчиняясь их логике, с некоторого времени своей практики, начинает неосознанно или специально вносить какие-то изменения в изучаемую форму техник. Однако методологически неграмотный учитель, пусть крепко, но иждивенчески зазубривший некоторый уровень базовой формы техник и поэтому не ведающий и не признающий логику действий более высоких духовных уровней и неспособный правильно их оценить, все изменения, несовпадающие с его застывшим представлением об идеальной форме техник, будет неизбежно принимать за ошибки и, используя свой преподавательский статус, решительно пресекать, тем самым возвращая ученика к его прежнему состоянию, из которого тот пытался выйти, и останавливая его духовное совершенствование.

Для того, чтобы в трансформации практикуемых учениками техник уметь отличать

  • изменения, возникающие как следствие застоя духа, действительно являющиеся ошибками (ведущими, либо к потере прикладной эффективности, либо к таким их преобразованиям, что они перестают соответствовать основополагающим принципам искусства и достигать возложенные на цели), дающими понять, что задача повышения прикладного мастерства в практике занятий решается всего лишь манипуляциями с формами механических жестов,

  • от изменений, создаваемых ростом духа, которые ошибками не являются, а являясь выражением перехода на новый функциональный уровень решения прикладной задачи, и соответствуя более глубоким принципам и преследуя более перспективные цели искусства, наполняют технику повышенной прикладной эффективностью, т.е. представляют собой выражение подлинного технического прогресса и направленность практики на совершенствование духа адепта, основывающиеся на принципе «зависимости эффективности от духа» и противоположную методике культивирования синтетического создания «хитрых» техник,

и не препятствовать техническому совершенствованию своих подопечных, учитель осознанно сам должен находиться не ниже того уровня духовного состояния, с которого эти изменения продиктованы, чувствуя и понимая их истинную природу и не позволяя себе «вместе с водой выплеснуть и ребёнка», что достигается не только объёмом и интенсивностью тренировок, но, в большей мере, интуитивным чутьём и поддержанием их верного направления.

Попытки самонадеянной критики и вольной интерпретации действий, совершаемых с более высоких уровней духовности, неблагодарное и напрасное занятие и могут быть вредными не только для технического совершенствования учеников, но и дискредитирующими самих учителей и искусство, которое они преподают, за которые впоследствии может стать неловко и стыдно, когда, поднявшись на критикуемый уровень, преподаватель обнаруживает, что был неправ.

«Сосредоточься на Искусстве Мира и не критикуй других учителей и другие традиции. Искусство Мира никогда никого и ни в чём не ограничивает. Оно всеобъемлюще и всеочищающе».

М. Уесиба. Искусство мира (Из бесед, стихов, каллиграфии Основателя айкидо), «София», Киев, 1999г.

Вместе с тем, часто приходится наблюдать, как айкидоки самых различных степеней подготовки, в попытках объяснить неподвластные и не понимаемые ими уровни выполнения техник, «на ходу» придумывают толкования некоторым своим действиям, действиям мастеров и даже Основателя искусства, весьма логичные, но совершенно не соответствующие концептуальным принципам практики оригинального айкидо.

Например, из видеороликов с Александром Иншаковым, раскрывающим в них тайны айкидо можно узнать, в том числе, и о том, что «его секреты заключаются в скрытых, неожиданных для противника ударах, которые на тренировках, для того, чтобы партнёры не попали на больничную койку, до конца не выполняются, но совершенно естественны в условиях реальной боевой ситуации», что «айкидо, это жёстко и больно», что мастер айкидо, это тот, кто «предугадывает действия нападающего». Так, казалось бы, доброе стремление сорвать с айкидо «танцевальный имидж» и показать его высокую прикладную эффективность, превращается вводящую в заблуждение имитационно-провокационную деятельность, когда авторитетом известного человека, под видом демонстрации «настоящего искусства», а на самом деле, на основании иждивенческого (бессмысленного) подражания высоким уровням мастерства, проповедуются и внедряются в умы не имеющих достаточных знаний и опыта людей, противоположные новому оригинальному искусству цели и способы их достижения, выхолащивая его подлинную суть и подменяя другим – старым искусством, – уводя доверившихся им людей, пытающихся стать на новый для человечества Путь Мира, на старый, нерешающий жизненных проблем и потому катастрофичный, Путь Войны.

«Причинить вред противнику – значит причинить вред себе. Сдерживать агрессию без причинения вреда – это и есть Искусство Мира».

«Ищущие единоборства совершают смертельную ошибку. Бить, разрушать, причинять увечья – это тяжелейший грех, который может совершить человек. Настоящий Путь Воина заключается в том, чтобы предотвращать избиение».

«Мир всегда будет изменяться, но битвы и войны могут уничтожить нас всех до единого. Сейчас нам нужны техники согласия, а не техники спора. Сейчас требуется Искусство Мира, а не Искусство Войны».

М. Уесиба. Искусство мира (Из бесед, стихов, каллиграфии Основателя айкидо), «София», Киев, 1999г.

«Все техники боевых искусств созданы для того, чтобы уничтожить человека. Во время таких тренировок говорят: «Вот так ударь», но «вот здесь мы остановим» потому, что если довести эту технику до конца, это значит, как минимум, сломать [поэтому в тренировках традиционного будо техники делают немного не так, как они делались бы в реальной боевой ситуации, не доводят их до уничтожающего партнёра завершения].

Но, если в старых техниках было что-то, что может разрушить человека, то в техниках айкидо мы его не разрушаем. Мы ему что-то даем. И потому, когда техника сделана правильно, партнёр очень хорошо себя чувствует [и на тренировке и в реальной боевой ситуации техники айкидо, в отличие от техник традиционного будо, выполняются совершенно одинаково, без какой либо «недоговорённости»]».

Ж. Блез. Семинар по айкидо, г. Санкт-Петербург, июнь 2004г.

«Если вы правильно делаете, то «никкё», это совершенно не больно… Когда вы тренируетесь над техниками, нужно идти в этом направлении, а не в том, где мы будем выворачивать запястья… То, как выворачивать руки, человечеству известно уже давно… Я хочу, чтобы вы именно это сохранили в своем сердце».

Ж. Блез. Семинары по айкидо.

«Конечно, можно хорошо делать технику, но это не будет айкидо. Если человек забудет, что айкидо – это развитие силы притягивания [т.е. привлечение и ведений – формирование и управление действиями партнёра, вместо предугадывания, когда, гадая, можно не угадать], то айкидо на этом закончится. Если вы забудете это направление поиска, вам уже не понадобится меняться.

Главное не ошибиться в направлении. Я хочу сказать, что если у вас есть вот это всё в голове, если вы идете в этом направлении поиска, то вы будете всё делать правильней и правильней в меру накопления своего практического опыта».

Ж. Блез. Мастер-класс по айкидо, г. Новосибирск, 2006г.

Обстоятельства изучения практического искусства таковы что, объяснения его основателя по организации метода практики, обращённые с высоких и неизвестных большинству людей уровней нравственности, не имея ассоциаций, обычно им непонятны и не могут быть ими сразу, прямо и с высоким прикладным эффектом использованы в практике занятий. Вместе с тем, все эти объяснения и наставления даются основателем искусства именно в помощь своим последователям для скорейшего понимания и овладения созданным им методом практики, позволяющим прийти и к овладению продемонстрированными им практическими способностями, и получению такого же прикладного результата. Поэтому противоречие между тем, что мы знаем об Окружающем нас Мире с тем, что мы находим в объяснениях Основателя айкидо, не должно быть причиной для отказа от использования созданного им понятийного аппарата, теми, кто стремиться к повторению его способностей.

Поэтому следует отметить, что в методиках иждивенческого способа практики айкидо, относящихся к О-сенсею как к тому, «кто всего лишь дал толчок развитию айкидо»*, его высказываниями и наставлениями по организации практики обычно не интересуются. К овладению созданным им понятийным аппаратом, ссылаясь, то на принадлежность языка и используемых в нём образов другой, особой, культуре с неизбежно следующими из этого ошибками перевода, то на невозможность уточнить обнаруживаемые в них смыслы непосредственно у уже ушедшего из жизни О-сенсея, не стремятся. Для достижения существующих в них целях практики, наставления Основателя искусства не нужны, и в освоении его понятийного аппарата, являющимся выражением освоения созданного им метода практики, гарантированно** ведущего к достижению его практических способностей, в них нет необходимости. В этих методиках нет практики айкидо и поэтому О-сенсей им не нужен***.

(*«С точки зрения современного человека, Морихей Уесиба, скорее, не средоточие айкидо, а в большей мере человек, который дал толчок его развитию. Именно так преподают айкидо во всём мире, и оно продолжает всё больше и больше набирать популярность».

«Благодаря своей всемирной популярности айкидо было подвержено другим культурным влияниям, развивалось и продолжает развиваться дальше в различных направлениях в соответствии с задачами его инструкторов».

Б. Рёдель. Айкидо: Основы. Принципы. Техники. Эксмо, Наше слово, Москва, 2012г.

«…То, что показывает О-сенсей, я не понимаю и поэтому мне это не интересно. Я не занимаюсь тем айкидо, которое показывает О-сенсей. Мы делаем то, что нам показывают его последователи. Я делаю то айкидо, которое интересно мне … и, которое интересно моим ученикам».

М. Сафронов (5 дан Айкикай, представитель в России К. Тисье, 7 дан Айкикай), видеофильм «Айкидо. Гакумон додзё».

**«Один американец говорит, что О-сенсей заявлял: «Делайте техники, что и я, и вы тоже будете обладать такой же, что и я, силой». Не знаю почему, но пока никто не может проявить силу О-сенсея, все немного изменили технику».

Ж. Блез. Мастер-класс по айкидо, г. Новосибирск, октябрь 2006г.

***«О-сенсей сказал, что айкидо, это развитие силы притягивания****. И если человек забудет, что айкидо – это развитие силы притягивания, то айкидо на этом закончится. Кнечно, можно будет хорошо делать технику, но это не будет айкидо».

Ж.Блез. Мастер-класс по айкидо, г. Новосибирск, октябрь 2006г.

«Первое время нужно подчиниться тому, что говорит учитель. Это приведет вас к тому, что вы сможете то, о чём он говорит, пережить в своем опыте…

…И тогда [изучая то, о чём говорил О-сенсей] вы начнёте понимать то, о чём говорил Основатель.

Иначе можно сказать всякое, что он [О-сенсей] был слишком стар, говорил всякую ерунду и вообще был не в себе. И тогда можно, повесив портрет О-сенсея, спокойно заниматься чем угодно, делать то, что хотим. Во многих местах с айкидо происходи именно это. О-сенсей там уже, действительно, никому не нужен, потому, что если человек не ищет, как притягивать, то это означает, что О-сенсей ему больше не нужен».

Ж. Блез. Семинар по айкидо, г. Санкт-Петербург, июнь 2004 г.

«****Настоящее БУ, это тренировка развития дыхания и силы притягивания (inryoku no tenren – инруоку но тенрен), чтобы суметь привлечь партнёра полностью». («Takemusu Aiki», стр.190).

Ж. Блез. Речи и тексты Основателя по практике айкидо. Барнаул, 2000г.

Если же высказывания Основателя айкидо в методиках, придерживающихся иждивенческого способа изучения и используют, то обходя «неудобные» и обращая внимание лишь на те некоторые (не пытаясь сложить в единую систему), очевидный смысл которых поддерживает осуществляемую в них направленность практики. При этом используют однобоко и однозначно, с одним и тем же и навсегда смыслом, нетерпимо относясь к интерпретациям приводимых ими высказываний О-сенсея, своим смыслом выходящими за рамки понимания, присущих их преподавателям, или авторитетам, когда-то давшим этим высказываниям то или иное определённое понимание. Вместе с тем, таким образом, они выявляют и истинную направленность своего преподавания на овладение идеальными, но, в своей сути, застывшими в техническом отношении формами приёмов – на механическое натаскивание учеников, – не предполагающее ни бесконечной многоуровневости духовного развития, ни исходящую из неё бесконечность изменения одних и тех же технических форм, что так же нельзя считать практикой айкидо О-сенсея.

Услышав, что айкидо – истинное будо, в них изучают только его боевой аспект, не принимая во внимание задачи, состоящей в том, чтобы с помощью практики действительно боевых техник воспитывать людей, способных создать глобальную цивилизацию (единую семью), основанную на Божественных Принципах Существования, и которая должна находить свое воплощение в физической форме и результатах выполнения техник. Не понимая, что боевые техники становятся техниками айкидо только в том случае, когда они, на базе безупречного выполнения боевой прикладной функции (не быть открытым для атаки), участвуют в реализации иерархического ряда других функции, в т.ч. и в осуществлении человеком возложенных на него Божественных миссий.

«Отныне не нужно, чтобы айкидо было БУДО разрушения. Необходимо создать БУДО, которое построит новую эпоху, основанную на духе гармонии и единения. Нужно создать рай на Земле, водружая идею одной большой семьи с Великим Духом Любви, который реализует Гармонию Мира, Вселенной». («Aikido Magazine», №7,1985, стр.34).

«Я вас прошу сотрудничать со мной; мы тренируемся вместе и каждый месяц, каждый год техники продвигаются вперед, развиваются, изменяются. Это не застывшее. Но изменения форм и техник нужно не потому, что до теперешнего момента в обществе есть большое количество боев. Это совсем не то. Это потому, что [айкидо] это учение о вибрации души, и эти учения совсем не имеют формы».

«Айкидо не конечная цель. Практикуя айкидо, находят собственную миссию». («Aikido Shinzui», стр.26).

Ж. Блез. Речи и тексты Основателя по практике айкидо. Барнаул, 2000г.

Сказал О-сенсей: «создавай те новые формы техник», – значит, будем придумывать их в каких угодно количествах, не учитывая высказанные им принципы создания. Сказал он, что айкидо вышло из традиционного будо, и что его новые формы следует создавать «на фундаменте его классических стилей», – значит, для создания этих техник будем в чистом виде заимствовать формы и принципы традиционного будо, не придавая значения тому, что цели и принципы созданного им искусства коренным образом отличаются от того, что существует в традиционных боевых искусствах.

«Сейчас нам нужны техники согласия, а не техники спора. Сейчас требуется Искусство Мира, а не Искусство Войны».

М. Уесиба. Искусство мира (Из бесед, стихов, каллиграфии Основателя айкидо), «София», Киев, 1999г.

Картинка 2.

В то же время, нравственные методики практики айкидо (преследующие цели нравственного развития, как основы для повышения прикладной эффективности), рассматривают О-сенсея как человека, достигшего высокого уровня нравственного развития, благодаря которому он приобрёл особое мировоззренческое видение и отношение к Окружающему Миру, практическим выражением которого и стало создание айкидо.

«Этот исключительный человек [О-сенсей], вследствие долгих занятий боевыми искусствами и духовными практиками, создал искусство, которое, соответствуя всем его знаниям о будо и феноменам, рожденным во время его духовных опытов, имеет целью привести нас к видению Вселенной, обретённому им в ходе своих поисков».

Ж. Блез. Айкидо: поиск верного движения, г. Барнаул, 1999г.

А к продемонстрированным им техникам и оставленным высказываниям, разъясняющим цели, принципы и методы практики этих техник, относятся как к духовному посланию, выраженному средствами боевого искусства, прочтение смысла которого и внесение в свою практику и жизнь является обязанностью его последователей.

«Я уже говорил, что наше направление – это развитие силы притягивания. Это то, что сказал Основатель айкидо, и мы работаем над тем, чтобы понять то послание, которое он для нас оставил».

Ж.Блез. Мастер-класс по айкидо, г. Новосибирск, октябрь 2006г.

Причём это послание рассматривается как обращение с высоты Объективной Нравственности, недоступной и неизвестной большинству людей, не только живших во времена О-сенсея, но и живущих и изучающих айкидо в наши дни.

Именно поэтому (потому что выражают и описывают процессы и закономерности, не имеющие среди большинства людей, ни образов, ни словесных обозначений) его техники и наставления непонятны и загадочны.

«А сейчас благодаря присутствию Духа Святого нашего Небесного Отца, говорю я с вами языком Жизни Бога Живого. И нет ещё среди вас никого, кто смог бы понять всё, что я вам говорю. А те, кто объясняет вам писания, говорят с вами мёртвым языком людей, ищущих через людей их больные и смертные тела».

«Евангелие Мира Иисуса Христа от ученика Иоанна» (Ростов-на-Дону: Товарищество. 1991г. (апокрифический текст, не допущенный в канон Нового Завета «святыми» отцами-основателями церквей имени Христа).

И чтобы понять смысл его высказываний и проявлять в своём выполнении техник айкидо его прикладную эффективность, необходимо подняться на тот же, что и у него, уровень духовности, сформировать мировоззренческое представление, близкое к его представлению, и выработать такое же практическое отношение к Окружающему.

И именно поэтому мастера Пути удивляются тому, что, не стремясь духовно развиваться (преодолевая Защиту от дураков, оставаясь дураками), люди, называющие себя последователями О-сенсея, пытаются повторить его прикладные способности. А, так и не сумев этого, говорят о развитии и улучшении искусства, занимаясь синтетическим созданием собственных техник – безусловно, новых по форме, но всё таких же одинаково низких по уровню духа, с соответствующей ему всё такой же, далёкой от О-сенсея, практической эффективностью.

«Некоторые создали свои собственные техники, хотя они до сих пор не могут сделать то, чему учил О-сенсей. Он мог остановить человека одним пальцем. Немногие могут хотя бы приблизиться к этому. Немногие хотят следовать учению полностью».

М. Хикитсучи. Интервью (Материал с сайта http://aikido4u.ru).

Методики практики айкидо, преодолевающие «защиту от дураков» нравственным способом не только не отказываются от использования высказываний и наставлений Основателя искусства в организации своей практики, но и проводят трудоёмкую работу по их сбору и опубликованию (примером чему может послужить книга Жерара Блеза «Речи и тексты Основателя по практике айкидо»,  1994: Gérard Blaize, 52, rue du Rendez-Vous, 75012, Paris), не обходя вниманием самые странные и загадочные.

При этом в них, в отличие от цитатно-догматического подхода в использовании высказываний основателя искусства, даётся отчёт в многоуровневости содержащегося в словах О-сенсея смысла, раскрывающегося с нравственным ростом.

«У меня есть несколько уровней ответа на этот вопрос».

Ж. Блез, семинар по айкидо.

А их учебная направленность включает в себя задачу приведения понятийного аппарата занимающихся в соответствие с понятийным аппаратом Основателя искусства,

«Соединиться со Вселенной», «быть стоящим на плавающем мосту»… эти рекомендации Основателя обращены к миру сознания. И они станут ценными, когда тренировка заставит проявиться необходимости вкладываться в поиск их конкретизации [они станут понятными и ценными указаниями по организации практики, в том случае, когда практика преследует цели поиска заключённого в низ смысла]».

Ж. Блез. Речи и тексты Основателя по практике айкидо. Барнаул, 2000г.

результатом которой становится обретение понимания того, что не понималось раньше.

«Мой опыт неоднократно показал, что объяснения создателя айкидо, смысл которых непонятен при первом чтении, со временем, с проведением тренировок, становились понятными и воспринимаемыми. Но это восприятие было возможным только, если фразеология учителя была соблюдена.

Так бессознательно удерживаемые в памяти одно слово или одна фраза, однажды в процессе тренировки, вдруг обретают конкретный смысл, наполняются конкретным содержанием. В этот момент вы поймете, что объяснения достигли своей цели. Если после этого перечитать тексты, то могут быть прояснены и другие его слова и фразы.

Именно таким образом, по моему мнению, нужно подходить к пониманию слов О-сенсея, а не стараться это делать как с «научной» книгой, удовлетворяющей разум и мышление».

Ж. Блез. «Речи и статьи Основателя по практике айкидо», Барнаул, 2000г.

Принимая во внимание зацикленность практики айкидо на высказывания О-сенсея (высказывания, определяют направление и методику практики, а чтобы их понять, надо практиковать, следуя этим высказываниям), можно говорить о том, что изучение айкидо, есть овладение понятийным аппаратом О-сенсея.

Чтобы понимать О-сенсея и использовать его наставления в осуществлении свой практики, нужно разговаривать на его языке – нужно овладеть его понятийным аппаратом, как бы это ни было трудно. Овладение понятийным аппаратом О-сенсея, это и есть восхождение к достигнутому им уровню нравственности в её Объективной Иерархии, позволяющее уже в своём выполнении техник айкидо приближаться к его уровню прикладных способностей.

Реальное продвижение в освоении настоящего айкидо неизбежно сопровождается осознанием всего того, что О-сенсей говорил о созданном им искусстве. Без овладения понятийным аппаратом О-сенсея, его искусства для его последователей останется неизвестным. Поэтому методики практики айкидо, действительно ведущие к достижению духовных и прикладных способностей О-сенсея, характеризуются тем, что занимаются раскрытием смысла (приведением в соответствие с современной лексикой) всех его самых странных и загадочных высказываний.

Следует отметить, что преподаватели, занимающиеся овладением и преподаванием понятийного аппарата О-сенсея и при этом осознающие «зависимость эффективности от нравственности» (занятые решением задачи повышения прикладной эффективности через нравственное воспитание), всегда оставляют перед своими учениками, как и перед собой, возможность трактовки нового смысла своих действий.

«Как вы знаете О-сенсей никогда много не писал об айкидо в книгах, хотя некоторые из его техник записаны в Будо (документальный фильм, выпущенный О-сенсеем в 1935-м году, прим. перев.). Иногда меня удивляло, почему он не писал больше об айкидо. Но с другой стороны, я думаю, что он понимал, что его понимание будет расширяться и то, что он напишет в более молодые годы, потенциально может быть полностью переосмыслено позже. То же самое верно и для его техник, если он говорил что-либо окончательное о них в определенный момент, в более поздний момент он мог прийти в противоречие с самим собой по мере расширения понимания».

Х. Изояма. Интервью (22 октября 2009 года, автор Dark Paladin).

Подписывая для нас одну из своих книг, Жерар Блез сказал: «Пусть она будет подтверждением тому, что всё изменяется!». Нет ничего странного в мнении мастера: «Сегодня я думаю так!». Им он оставляет за собой право на своё дальнейшее совершенствование.

Вместе с тем, следует отметить, что нахождение новых значений высказываний наставников совсем не отрицает их прежних смыслов. Возможно имея противоречия в формулировках, они не имеют противоречий с точки зрения более высокого нравственного смысла, наивысшим выражением которого является Божественная Любовь, способная охватить и гармонично объединить любые противоречия и объяснить все странности высказываний сенсеев.

«В Любви нет противоречия. У Любви нет врага. Противоречивый ум, который думает о существовании врага, не согласуется с волей Бога. Тот, кто не понимает этого, не может быть в гармонии с Вселенной. Его будо – это будо разрушения. Это не созидательное будо».

М. Уесиба. Айкидо – истинное будо. Искусство мира, «София», Киев, 1999г.

Не следует бояться различных интерпретаций, при условии, что интерпретаторами рассматривается и обсуждается не столько сама фраза или составляющие её слова, а обозначаемое ими явление.

«Слово «луна», это только палец, указывающий на Луну! Горе тому, кто примет палец за Луну!».

Восточная поговорка

Встречаясь с различными интерпретациями одних и тех же явлений, нужно понимать, что они отражают различные уровни их восприятия и понимания, по которым (и по отношению к которым) можно судить, и об уровне овладения понятийным аппаратом Основателя искусства (о приближении к его нравственности и направлению практики), и об уровне преподавания этого искусства, а по их изменениям (по изменению интерпретаций и отношения к ним) – о процессе взросления духа, будь то занимающегося или преподавателя.

Кроме того, как мы уже не раз отмечали, обращённые с высших уровней нравственности, странные и загадочные высказывания О-сенсея представляют собой хранилище самых тонких и, вместе с тем, самых перспективных и значительных целей, определяющих направление практики созданного им айкидо, реализация которых ведёт к овладению продемонстрированными им прикладными способностями. А различные объяснения их смысла могут послужить людям, с разным стажем и опытом занятий, более явными ориентирами, указывающими путь к далеко отставленным и неочевидным для них целям практики.

«Хотя все, кто пишет о японских искусствах и Пути, изучают какие-то свои дисциплины, очень важно делиться полученными знаниями и пониманием тех или иных аспектов практики. Надо передавать то, что вы уже постигли, другим, чтоб и они тоже могли получить пользу и продвинуться по этому пути. В какой-то мере это тоже причина, по которой я взялся за написание данной книги».

Х.И. Дейви. Искусство и Путь по-японски: 45 дорог к медитации и красоте. Феникс, Ростов-на-Дону, 2005г.

******

Comments (0)

Оставьте мнение: