Дек 14 2016

Метод практики айкидо О-сенсея. Почему дух?!

Category: ДневникЕвгений @ 10:27

(Картинка для записи)

Представляя своё видение метода практики О-сенсея, как механизма генерации ментальных установок, вовлекающих в задачи тренировки новые, всё более объемлющие цели, принадлежащие более высоким, чем прежде уровням Иерархии Объективной Духовности, и этим открывающего перед адептами айкидо двери в духовный мир, мы всё ещё не сказали о главном. О том, каким образом в практике айкидо создаются те самые цели и установки, реализация которых ведёт к совершению духовных изменений, обеспечивающих собой, так интересующее всех айкидок, повышение прикладной эффективности изучаемых ими техник.

Сказав о необходимости условного фиксирования базовых форм техник и стремлении к приближению своего результата их выполнения к результату Основателя искусства (как условии, необходимом для возникновения изменений в состоянии духа), указав на обязательность совершения самостоятельных духовных усилий (без которых эти изменения, преобразующие результат выполнения техник, состояться не могут) и, даже, раскрыв содержание духовной работы (состоящей в генерации новых этических побуждений своей практики), мы не сказали о том, как, в зависимости «Форма техник х Дух техник = Результата техник», заставить изменяться компонент «Дух», чтобы эти изменения, действительно, вели к овладению прикладной эффективностью Основателя искусства.

Однако, перед непосредственным рассмотрением механизма совершения духовных изменений в практике оригинального айкидо, мы находим необходимым заострить внимание на вопросе: «А почему именно дух?», – ответ на который, подводя к осознанию существования ещё одного вида гармонизации, выходящего за рамки процесса «гармонизации духа и тела» и недостаточно, либо завуалировано освещаемого в специальной литературе по практике айкидо*, но, как можно видеть, составляющего общее содержание всех истинных (не иждевенческих) духовных практик, позволяет подойти к пониманию того, что стоит за методом совершения духовных преобразований, ведущих к овладению духовными и техническими способностями Основателя айкидо. Или, говоря другими словами, для того, чтобы понять, что такое айкидо О-сенсея и чем оно отличается от традиционных боевых искусств, прежде необходимо понять то общее, что объединяет его с другими практиками Пути.

(*Так, например, К. Тохей, представляя свои четыре принципа объединения ума и тела («Книга Ки: координирование ума и тела в повседневной жизни»), или А. Вестбрук и О. Рати, давая описание возможным сценариям взаимодействия в боевом поединке («Айкидо и динамическая сфера»), рассматривают ситуации, в которых этот вид гармонизации присутствует, описывают его результат, но, рассуждая в границах «объединения духа и тела», не называют и не выделяют его в качестве причин, определяющих особое качество этого, по их мнению, идеального в практике айкидо (к которому всем айкидокам необходимо стремиться), результата.)

******

Как мы показали ранее, духовное развитие человека, в методике практики айкидо О-сенсея являющееся первопричиной его технического совершенствования, достигается, как это ни странно звучит, жёсткими техническими ограничениями, как оказывается, наилучшим образом стимулирующими в нём совершение духовных преобразований, находящихся в основании его духовного роста.

«Основатель однажды сказал: «Делайте только «иккё, сувари ваза» и у вас будут такие же способности, как и у меня»».

Ж. Блез. Мастер-класс по айкидо, г. Новосибирск, октябрь 2006г.

Но почему дух?! Почему в поиске прикладной эффективности боевого искусства О-сенсей делает ставку не на форму техник, не на физические качества, а на первоочередное развитие духа, называя своё будо не иначе как «искусством духа», суть метода практики которого состоит именно в развитии духа, в продвижении духа по его типам?

«Искусство Мира не имеет формы – оно есть изучение Духа».

«Твой дух есть твой истинный щит».

М. Уесиба. Искусство мира (Из бесед, стихов, каллиграфии Основателя айкидо), «София», Киев, 1999г.

«О-сенсей всегда говорил о различных типах духа и души, и о том, как все устроено в мистическом мире. Мы были очень молоды, и нам часто бывала скучна вся эта еженощная божественная рутина. Это была своего рода маска. Мы думали, что для того чтобы работать с О-сенсеем, мы должны мириться с ним в этом. Мы воспринимали все это, как архаический мир и нам он был не нужен; нам нужны были те техники, которые делал О-сенсей. Но на самом деле, источником секрета силы О-сенсея было все, что он делал, поэтому игнорирование этой стороны О-сенсея было огромной ошибкой. Кадзуаки Танахаси».

С. Перри. Воспоминания об О-сенсее. Жизнь и тренировки с основателем айкидо, Морихеем Уесибой, 2002г, aikiportal.

Почему из трёх основных способов повышения общей прикладной эффективности, возможных в практических искусствах, испробовав все из них, О-сенсей, для «постижения сущности будо, направляет своих последователей не на горизонтальный путь культивирования технического многообразия – «дзюцу» и развития физических возможностей тела, сутью и, не всегда осознаваемым результатом, которого является ограничение духовного роста, а на вертикальный путь духовного совершенствования – «до», реализуемый, в противоположность первому, при условии соблюдения технических ограничений?

******

Рассматривая составные аспекты прикладной эффективности техник будо О-сенсея, нами было отмечено, что результат действий в айкидо возможно выразить площадью прямоугольника, образуемого произведением «состояния духа, выполняющего технику» и «формой, выполняемой техники» (по формуле: «Эффективность техники = Дух техники х Форму техники»). При этом в умолчании остался вопрос об интегративном влиянии на этот результат «уровня развития физических качеств, выполняющего технику». Действительно, состояние физической подготовки человека является одним из составных аспектов прикладной эффективности, какой бы то ни было, осуществляемой им практической деятельности.

Понятно, что если выполнение технического приёма требует применение «шпагата», «подъёма партнёра на плечи» или «быстроты движений», необходимой для согласованного соединения отдельных элементов техники в единое действие (фото 1), то человек, не обладающий необходимым для их выполнения физическими качествами гибкости, силы, координации и быстроты, не сможет, даже с минимальным успехом, выполнить эту форму техники).

Фото 1.

И поэтому, действительно, результат выполнения техник айкидо можно выразить не через площадь прямоугольника, по формуле «Эффективность техник = Дух техник х Форма техник», а через объём параллелепипеда; через произведение трёх компонентов – «Эффективность техник = Дух техник х Форма техник х Физические качества», где «Физические качества», являются уровнем развития физических кондиций человека, необходимого для выполнения конкретной «технической формы», рисунок 1.

Рисунок 1.

Вместе с тем, в выражении практической эффективности через произведение «духа» и «формы», не является ошибкой, так как значение величины «физического состояния», во-первых, именно потому, что определённая физическая форма техники, «требуя соответствующего ей определённого уровня физических кондиций» уже входит в значение «формы техники», как множитель произведения, образующего эту форму (Форма техники = Механическая структура техники х Физические качества). А, во-вторых, потому, что уровень развития физических качеств (ось ФзКв) имеет естественные и непреодолимые ограничения (красная линия на графике рисунка 1), которых нет в направлениях развития состояния духа (ось Дтх) и совершенствования форм техник, и которые лишают задачи физического развития их приоритетного значения в процессе наращивания прикладной эффективности технических действий.

«Делать ставку лишь на физические аспекты воинственности бессмысленно, ибо мощь тела всегда ограничена».

[В то время как]

«Жизненная [духовная] Сила проникает всюду, Её Мощь не знает границ».

[И основанное на ней]

«Искусство Мира действует повсюду — от безбрежных пространств Космоса до мельчайших растений и животных».

М. Уесиба. Искусство мира (Из бесед, стихов, каллиграфии Основателя айкидо), «София», Киев, 1999г.

Именно, исходя из этих соображений, мы сочли возможным и удобным рассматривать составные части прикладной эффективности техник айкидо в «плоском» варианте их выражения.

******

Из биографии Основателя айкидо известно, что он уделял большое внимание своей физической подготовке и демонстрировал высокий уровень физической силы не только во времена зрелости, когда его сравнивали, например, с тигром, но и уже в достаточно преклонном возрасте.

«Изумительные технические возможности Морихеи, а также его учеников, в частности девушек, легко и непринужденно обращающих в позорное бегство пристающих к ним пьяниц и насильников, стали известны в конце 1925 года выдающемуся адмиралу того времени Изаму Такасите, который решил поддержать Морихеи и приступил к этому с большим энтузиазмом. Он организовал для великого мастера специальное представление в Токио, на которое были приглашены избранные и влиятельные особы. Морихеи продемонстрировал собравшимся главным образом технику владения копьем, и, когда его спросили, сторонником какой школы он является, тот просто ответил: «Естественной и независимой».

Один из зрителей вдруг встал и сказал: «Говорят, что когда-то давно некий мастер по имени Генба Таварабаси мог с помощью своего копья перебросать с невероятной быстротой двадцать мешков риса. Можешь ли ты, мастер, продемонстрировать нам нечто подобное?»

Двадцать 125-фунтовых (примерно по 60 кг) мешков с рисом были подготовлены для показательного представления и сложены в саду (представление Морихеи давал в каком-то частном особняке). Мешки разделили на две кучи, в одной из них мешки лежали лицевой стороной на восток, а в другой — на запад. Морихеи поддевал, поднимал и перебрасывал в дальний угол сада поочередно каждый мешок из обеих куч. В итоге через весьма короткое время там образовались две симметрично сложенные кучи мешков — в одной они лежали лицевой стороной на запад, а в другой — на восток. При этом на траву не упало ни единого зернышка».

Д. Cтивенс. Морихеи Уесиба. Непобедимый воин. ИТД «Гранд», Москва, 2001г.

«Большинство людей помнит Уесибу мягким стариком, каким он был в восемьдесят, а не тигром, каким он был в пятьдесят».

Ф. Дж. Ловрет. Путь и сила: секреты японской стратегии. «София», г. Киев, 2000г.

«Глядя на кусок мрамора длиной шесть футов и фут в сечении, на который указывал мой учитель, я понимал, что он слишком тяжел даже для двоих. Я отправился в кладовую для инструментов и вооружился самодельным рычагом, когда услышал сзади голос Сенсея:

– Саотомэ, что ты делаешь?

Он нетерпеливо оттолкнул меня в сторону и схватился за один конец мраморной плиты. Слегка крякнув, он приподнял его и сдвинул на требуемые шесть дюймов. Затем он перешел к другому концу и, повторив ту же процедуру, завершил задачу. Я стоял, вытаращив глаза и раскрыв рот, и слушал, как он с отвращением бормочет:

– Вот она, нынешняя молодежь…

Мне едва перевалило за двадцать, а много часов ежедневных упорных занятий айкидо сделали мои мышцы сильными и согласованными. Но я не мог сдвинуть с места мраморную плиту, которую так легко передвинул семидесятивосьмилетний мастер айкидо».

М. Саотомэ. Айкидо и гармония в природе, София, г. Киев, 1998г.

Но также известно и о том приоритете, который Основатель айкидо расставлял между физическими способностями, формой техник и духовными поисками в овладении настоящей эффективностью боевых техник.

«Мощь тела всегда ограничена».

М. Уесиба. Искусство мира (Из бесед, стихов, каллиграфии Основателя айкидо), «София», Киев, 1999г.

«Не увлекайся внешней формой ситуации. Искусство Мира не имеет формы – оно есть изучение Духа».

«Просто играть то с этой, то с той техникой [формой техники] – занятие бесполезное».

«Если будешь рассчитывать на тайные [особенные по своей форме и неизвестные другим] техники, то ничего не достигнешь».

«В конце концов, ты должен будешь вообще забыть о [форме] технике».

М. Уесиба. Искусство мира (Из бесед, стихов, каллиграфии Основателя айкидо), «София», Киев, 1999г.

«Я упражнял мой дух в Будо, когда мне было 15 лет, я посещал учителей фехтования и дзю-дзюцу многих регионов. Я усвоил за несколько месяцев секрет каждого из самых новых учителей. НО НЕ БЫЛО В НИХ НИЧЕГО ТАКОГО, ЧТО ПОМОГЛО БЫ МНЕ УЗНАТЬ СУЩНОСТЬ БУДО, КОТОРОЕ МОГЛО БЫ УДОВЛЕТВОРИТЬ МОЙ ДУХ». («Aikido», Киссёмару Уесиба,1957, переиздано 1985).

Ж. Блез. Речи и тексты Основателя по практике айкидо. Барнаул, 2000г.

«Однажды [после поединка по кэндо с неким морским офицеро, прибывшии в Айабе], я [О-сенсей] почувствовал себя парализованным очень приятным чувством. Я внезапно почувствовал, что Вселенная дрожала и что золотой дух выходил из земли, окутывал моё тело и превращал его в другое сделанное из золота. В то же время мой дух и тело стали легкими. Я был способен понять щебетанье птиц, и я отчетливо созерцал Дух Бога, создателя этой Вселенной. В тот момент я понял источник Будо [«Дух Бога»]… Я понял Будо… Я понял, что значит тренировка в Будо…».

Ж. Блез. Акидо: Поиск верного движения., г. Барнаул, 1999г.

И опять, почему не среднее, не симметричное и, казалось бы, более соответствующее гармоничному духу айкидо, равное сочетание развития духа и техник? Почему только дух? Ведь площадь прямоугольника, образуемую «духом техник» и «формой техник» и выражающей собой величину технической эффективности (в формуле Эффективность техник = Дух техник х Форма техник), можно в равной степени увеличивать, как за счёт духа, так и за счёт увеличения количества разучиваемых техник (рисунок 2).

Рисунок 2.

Причём отметим, что совершенствовать неосязаемый и потому для многих абстрактный дух с далеко отставленным проявлением прикладного эффекта духовного развития, многократно сложнее, дольше и затратнее, чем овладевать, пусть часто и непростыми в исполнении, но, всё же, видимыми и, потому более понятными, конкретными физическими действиями.

А потому, что духовный Путь, по отношению к техническому, является наиболее верным, наиболее действенным способом обретения по-настоящему высокого уровня эффективности в любой практической человеческой деятельности.

Для пояснения своей точки зрения, опираясь на смыслы приведённых высказываний Основателя айкидо, мы хотим высказать, на первый взгляд, парадоксальное заявление. Мы хотим сказать о том, что узкая и вертикальная площадь более высокого прямоугольника А, образуемая одной техникой (4 х 1 = 4, рисунок 3), численно меньшая, чем площадь низкого и широкого прямоугольника В, образуемая шестью техниками (1 х 6 = 6), или равная площади квадрата С, образуемой двумя техниками (2 х 2 = 4), в действительности, с точки зрения имеющих место в Жизни проявлений, всегда больше площадей В и С.

Рисунок 3.

В такой своей мировоззренческой и методологической позиции мы исходим из того, что духовное совершенствование, проявляющееся в повышении строя психики, поднимает алгоритмику всей всех видов деятельности человека (восприятие, мышление, физические действия) и, по принципу пирамиды, распространяет её влияние на все области его практической деятельности, исправляя форму и поднимая прикладную эффективность всех его практических навыков на уровень этой алгоритмики.

Это значит, что повышая эффективность одной техники практикуемого искусства (о чём говорил О-сенсей, предлагая практиковать только лишь одну технику; а в принципе прикладного навыка любой практической деятельности), на основании повышения строя психики в направлении к Человечному, мы автоматически («вправо до бесконечности», рисунок 4) повышаем и эффективность всех остальных изучаемых техник, и всех остальных имеющихся у нас практических навыков, пусть и не связанных с этими техниками. И даже тех техник, которые ещё не выучены и которыми ещё только предстоит овладеть на практике. Или иными словами, повышая эффективность одной техники за счёт её духовной составляющей, мы, тем самым, многократно, повышаем величину общей прикладной эффективности осуществляемой нами практической деятельности.

Рисунок 4.

«Япония всегда славилась способностью «одухотворять» такие виды деятельности как рисование кистью, танец, драматическое искусство и составление букетов. Главная цель практики этих форм До в том, чтобы через занятие конкретным видом деятельности, через собственные переживания самого процесса разглядеть целостность жизни во всех ее проявлениях. Ямаока Тесу, мастер каллиграфии, практик Дзен и основатель искусства фехтования Муто Рю, говорил, что одним из важнейших направлений его учения была «практика объединения общего и частного». Д.Т. Сузуки, автор многочисленных книг, посвященных Дзен, высказывал эту же мысль в следующей форме: «Одно во многом и многое в одном».

«До переводится как «Путь» и означает, что данный вид деятельности утратил свой чисто утилитарный характер и поднялся на одну ступень с искусством, что практикующие его студенты рассматривают его как Путь жизни. Другими словами, До – это искусство, позволяющее нам понять природу самой жизни путем исследования и изучения себя через какой-то определенный вид деятельности, т. е. прийти к общему, изучая частное. И когда вы дойдете до глубинного понимания одной формы Пути, вы поймете все их множество».

«…Пример из жизни. К тому моменту, когда я начал заниматься японской каллиграфией и рисованием кистью, я уже долгое время практиковал различные формы До, практиковал практически с самого детства. Мой учитель Кобара Ран-секи сенсей говорил, что я прогрессирую необычайно быстро. В шутку он часто говорил, что я был мейдзин («гений»), но однажды он сказал, что на самом деле был обескуражен моим быстрым продвижением в освоении искусства. В конце концов когда мы поехали в Японию, чтобы показать наши работы на Выставке японской Каллиграфии, я рассказал ему о своём предшествующем опыте практик других форм До. Я не хотел, чтобы мой Сенсей или мои соученики думали, что я считал себя «особым» только потому, что сам к тому времени уже являлся учителем нескольких До. Только к тому моменту, когда мы поехали на выставку, посвятив изучению шодо уже несколько лет, я чувствовал себя достаточно комфортно, чтобы объяснить учителю свой предыдущий опыт. Кобара Сенсей считается в Японии одним из лучших мастеров каллиграфии, живущих за пределами азиатского региона. Выслушав меня, он покивал с пониманием. Получив объяснения он понял мой «секрет». По словам учителя, и это также находит отражение в других практиках Пути, если ты действительно понял суть хотя бы одного До, получил это понимание из первых рук, прочувствовал его, ты получил ключик к сумме всех знаний Пути, всей его сущности. Это, конечно же, не значит, что человек, овладевший искусством каллиграфии, сразу научится выполнять, например, все техники дзюдо. Но это значит, на самом элементарном уровне, что он поймет принципы, эстетику и ментальное состояние, характерное для практики любого вида Пути».

Х.И. Дейви. Искусство и Путь по-японски: 45 дорог к медитации и красоте. Феникс, Ростов-на-Дону, 2005г.

«В додзё часто приходили различные группы людей, чтобы посмотреть, что показывает О-сенсей, или послушать его лекции. О-сенсей мог всякий раз делать ирими-нагэ, но основной акцент и подход были всегда другими, в зависимости от конкретных интересов группы. Демонстрируя это движение группе танцоров, он подчеркивал изящество и красоту его силы. Группе будока он показывал живую силу и её потрясающее действие применительно к боевому искусству. Группе художников он демонстрировал силу творческих способностей и художественного осознания, которая развивается в результате этой практики».

М. Саотомэ. Айкидо и гармония в природе, София, г. Киев, 1998г.

Можно говорить о том, что, специализируясь в практике айкидо на основании методологии духовного (вертикального) развития, О-сенсей изучал универсальные процессы и явления, находящиеся в основании существования Мироздания, благодаря чему овладевал и универсальными знаниями и навыками, повышающими уровень его прикладной эффективности сразу во всём возможном спектре огромного множества видов практической деятельности будь то боевые искусства, танцы или живопись.

Кроме того, следует отметить и о то, что когда О-сенсей, для достижения его способностей, предлагал изучать только одну технику, или говорил о том, что «принципы его искусства (а по сути, принципы его успешной методологии познания Окружающей Действительности, состоящей в духовном поиске в практике будо), почерпнуты не из айки-будо и не из религии», что «его айкидо не является религией, а делает завершёнными все религии», желая, чтобы «все люди, практикуя айкидо, объединились в единую семью» (разве могут все люди заниматься только айкидо?!; возможно ли создать единую семью людей?! возможно ли создание рая (справедливого общества) на Земле?!), он уже более века назад говорил о том, что сегодня подаётся как выдающееся открытие современной науки в области квантовой теории. По сути, он говорил о том, что каждое явление Вселенной (каждая частица, объект Естественной Матрицы) несёт в себе информацию о всей Вселенной (о всей Матрице) с той или иной степенью детализации.

Фото 2. Образы фрактальности. «Фрактал (лат. Fractus – дроблёный, сломанный, разбитый) – математическое множество, обладающее свойством самоподобия (объект, в точности или приближённо совпадающий с частью себя самого, то есть целое имеет ту же форму, что и одна или более частей». Википедия.

И что сегодня называется «фрактальностью» (фото 2), воочию наблюдаемую, например, в голографии, где каждая часть голографического изображения несёт в себе информацию обо всём изображении, позволяя на плоском носителе видеть объёмную картинку (фото 3). Или в айкидо, в котором, правильно (т.е. на основании определённой методологии и опирающейся на неё методики) изучая и совершенствуясь в одной технике, тем самым изучаешь и совершенствуешься во всех техниках сразу.

Фото 3. Две фотографии одной голограммы, сделанные с разных ракурсов. «Голография (др.-греч.ὅλος – полный + γράφω – пишу) – набор технологий для точной записи, воспроизведения и переформирования волновых полейоптического электромагнитного излучения, особый фотографический метод, при котором с помощью лазера регистрируются, а затем восстанавливаются изображения трехмерных объектов, в высшей степени похожие на реальные». Википедия.

По сути, Морихей Уесиба, в свойственных ему образах и лексике раскрывая феномен фрактальности Вселенной,

«Не упусти случая поучиться у чистого голоса горного ручья, плещущегося среди камней».

М. Уесиба. Искусство мира (Из бесед, стихов, каллиграфии Основателя айкидо), «София», Киев, 1999г.

а также фрактальности учения и техник созданного им искусства,

«Многие ученики ездили в другие места, чтобы практиковать дзэн или учиться каким-нибудь другим кэйко. О-сенсею это не нравилось. Но он никогда ничего не говорил об этом открыто. Он говорил, что айкидо – это мисоги, и что если ученик хочет упорно тренироваться, то ему незачем бегать повсюду, изучая множество различных вещей. Это означало бы непонимание сути айкидо. «Это сюгё (суровая тренировка)». О-сенсей всегда говорил: «Я даю вам все. Почему люди всегда ищут что-нибудь ещё?». Мицуги Саотомэ.

С. Перри. Воспоминания об О-сенсее. Жизнь и тренировки с основателем айкидо, Морихеем Уесибой, 2002г, aikiportal.

«О-сенсей часто говорил: все техники есть одна».

С. Ямагучи. Айки – это кокю и ирими-тэнкан. Лекция на татами, октябрь 2009г.

тем самым выразил один из важнейших принципов своего метода познания Окружающей Действительности, ставшего причиной и основополагающей частью методологии созданного им нового вида боевого искусства и сделавшего его айкидо инструментом познания истины более совершенным, чем существующие практики будо и религии.

«Когда меня спрашивают, почерпнуты ли принципы моего айки-будо из религии, я говорю: «Как раз наоборот». Принципы моего истинного будо – это то, что освящает все религии и приводит их к завершению».

М. Уесиба. Айкидо – истинное будо. Искусство мира, «София», Киев, 1999г.

«Айкидо – это путь истины, тренировка айкидо равно тренировке истины». («Журнал Айкидо», №18, стр.14).

Ж. Блез. Речи и тексты Основателя по практике айкидо. Барнаул, 2000г.

Инструментом познания и формирования мировоззрения, позволяющего наиболее адекватно организовывать взаимодействие с объектами и явлениями Окружающего Мира.

«Этот исключительный человек [О-сенсей], вследствие долгих занятий боевыми искусствами и духовными практиками, создал искусство, которое, соответствуя всем его знаниям о будо и феноменам, рождённым во время его духовных опытов, и имеет целью привести нас к видению Вселенной, обретённому им в ходе своих поисков».

Ж. Блез. Айкидо: поиск верного движения, Барнаул, 1999г.

«Так как [в айкидо] вы одерживаете победу надо всем в соответствии с Миссией Небес, то вы обладаете Абсолютной Силой».

Интервью с О-Сенсеем Морихэем Уэсиба и Киссомару Уэсиба. К. Уэсиба «Айкидо» (Токио: Ковадо, 1957г., с. 198-219).

И заключается этот принцип в определяющей роли духовного развития по отношению к техническим способностям в общем процессе осуществления и повышения прикладной эффективности практической деятельности.

«Используй Одно [процесс развития духовной составляющей техники], чтобы победить Многих [какое бы то ни было количество технических приёмов]! Такова дисциплина Воина».

М. Уесиба. Искусство мира (Из бесед, стихов, каллиграфии Основателя айкидо), «София», Киев, 1999г.

В соответствии с которым, для продвижения в изучении айкидо О-сенсея сначала необходимо воспитать дух, являющийся основой для создания эффективной формы (режущей кромки) его техник.

«В железной руде много шлаков, ослабляющих ее свойства; плавкой, ковкой и закалкой железо превращают в сталь, и затем придают ей форму острого, как бритва, меча. Человеческие существа развиваются в той же последовательности».

М. Уесиба. Искусство мира (Из бесед, стихов, каллиграфии Основателя айкидо), «София», Киев, 1999г.

В то же время, наработка ещё одного механически нового технического навыка (или навыков), каким бы сложным по своему исполнению он ни был (или они), сама по себе, т.е. без осознанных усилий, направленных на изменение общей алгоритмики деятельности, не способна вызвать этих изменений. Выучив новый приём, мы, всего лишь, выучим ещё один приём, который не только никак не повлияет на уровень прикладной эффективности уже освоенных техник, но и никогда сам не поднимется уровнем своей эффективности над ними (рисунок 5). И для того, чтобы (тренируясь в этом направлении практики) как-то повысить свою общую прикладную эффективность, нам нужно будет освоить ещё один приём, а потом ещё и ещё. Однако, сколько бы их ни было, такие прибавки не способны влиять на величину общей боеспособности, в той же степени, в какой на неё влияет каждый новый, даже небольшой, шаг на пути возвышения духа, влекущий за собой повышение эффективности всех практикуемых техник.

Рисунок 5.

«[Если] тщательное изучение и практика определенного Пути позволяют нам усвоить общие принципы и характеристики и применить их в практике другого искусства, [то] так же верно и обратное утверждение: многие западные студенты, изучающие разносторонние формы японского искусства, часто упускают из виду значимость этих идей и умозаключений, и в итоге их занятия превращаются в слабую имитацию истинного искусства, которое они собирались изучать».

«Зачастую практикующие относятся к занятиям как к обычной программе физических упражнений, не пытаясь вникнуть в суть изучаемого предмета, ограничиваются лишь поверхностным его изучением [ограничиваются изучением лишь технического аспекта искусства]».

«Бытует мнение, что способность швырять противника или умело управляться с кистью каким-то волшебным образом сама по себе приведет к озарению. Простое механическое действие никуда не приведёт».

Х.И. Дейви. Искусство и Путь по-японски: 45 дорог к медитации и красоте. Феникс, Ростов-на-Дону, 2005г.

«Если будешь рассчитывать на тайные техники, то ничего не достигнешь».

М. Уесиба. Искусство мира (Из бесед, стихов, каллиграфии Основателя айкидо), «София», Киев, 1999г.

Со своей стороны, в дополнение к словам мастеров Пути, феномен преобладания эффекта от духовных изменений в решении задачи повышения практической эффективности, создаваемого техническими ограничениями, перед результатом, достигаемым накоплением механических навыков (или различия того, в чём состоят и к чему ведут методы «технических» (характеризующего «до») и «духовных» (присущих «дзюцу») ограничений), мы можем проиллюстрировать на примере следующего сопоставления (рисунок 6).

Рисунок 6.

Особенности роста боевых способностей человека, практикующего боевое искусство, достигаемого за счёт увеличения количества практикуемых техник, с одной стороны, или же за счёт повышения алгоритмики строя психики, с другой, можно сравнить с особенностями повышения боевых возможностей современного военного подразделения, достигаемого либо увеличением количества оружия одного и того же класса, либо заменой уже имеющихся единиц вооружения, оружием нового вида, созданного на основании качественно иной алгоритмики практической деятельности (в практике будо, соответствующей росту духа бойца).

На какое бы количество единиц ни увеличился арсенал подразделения, вооружённого пистолетами, имеющими прицельную дальность ведения огня 50 метров, оно не сможет противостоять даже одному человеку, вооружённому автоматическим оружием, поражающему противника на расстоянии 300 метров. Даже тысяча автоматов не предоставляет никакой реальной угрозы одному танку, а группа танков – самолёту-штурмовику. Приведение сравнения возможностей стрелкового оружия с возможностями подводного ракетоносца, ввиду его очевидности, вообще не имеет смысла.

Вот и получается, что какими бы ни были по своей величине площади двух прямоугольников, выражающих собой величины прикладной эффективности двух техник, или двух людей, владеющих разным количеством техник, реальная эффективность будет больше у той техники, или человека, у которых больше высота духа, независимо от математической величины этих площадей. Таков Закон Духа, таков Закон Жизни. И приведённый пример служит, как наглядной демонстрацией проявления иерархичности Законов Жизни (состоящей в том, что одни объективные закономерности могут быть, либо определяющими, либо зависимыми по отношению к другим объективным закономерностям), так и понятным указанием на место духовных законов в иерархии Духа и Материи, и место духа в практике искусств Пути.

Специфика вертикального духовного пути «до», в отличие от горизонтального технического пути «дзюцу», в том и состоит, что, с ростом духа, одно и то же техническое действие в нём может быть и пистолетом, и танком, и испаряющим танки атомным боезарядом.

И именно поэтому одно «высокое» «иккё», всегда больше суммы нескольких «низких» техник; в противостоянии двух бойцов одного вида верх одержит тот, у которого выше дух, а не больше техник; а из каратиста, теквондиста, боксёра или дзюдоиста победит тот, кто в своей реальной духовности ближе к Богу (так как именно он способен проявить универсальные – общие для всех видов боевых искусств – знания и навыки).

…Вот поэтому «твой дух есть твой истинный щит»! Вот поэтому в поиске прикладной боевой эффективности О-сенсей делает ставку на первоочередное развитие духа, называя своё будо не иначе как «искусством духа», суть метода практики которого, состоит именно в развитии духа, в продвижении духа по его типам в иерархии Объективной Духовности! Вот поэтому, для «постижения сущности истинного будо, О-сенсей направляет своих последователей не на горизонтальный путь развития физических возможностей тела и культивирования технического многообразия – «дзюцу», сутью и, не всегда осознаваемым результатом, которого является ограничение духовного роста, а на вертикальный путь духовного совершенствования – «до», реализуемый, в противоположность первому, при условии соблюдения технических ограничений.

******

Comments (0)

Оставьте мнение: