Дек 31 2016

Живые техники Искусства Мира

Category: ДневникЕвгений @ 12:31

(Картинка к записи)

Во введении книги «Принципы айкидо» её автор Митцуги Саотомэ, являющийся одним из непосредственных учеников Основателя айкидо, говорит о том, что хочет поделиться своим пониманием будо, созданного Морихеем Уесибой, и показать то, каким образом его главные, высказанные Основателем искусства, цели выражаются в выполнении техник айкидо.

Вместе с тем, справедливо отмечая, что «айкидо не является узким стилем и не имеет определённых форм техник», что «формы техник айкидо, как и формы техник любого другого (всегда имеющего место для творчества) искусства, являются средством выражения личного понимания каких-то великих истин»,

и заявляя, что по этой причине, с одной стороны, «все их многочисленные и разнообразные способы выполнения являются правильными и, одновременно, не являются действительно правильными», а, с другой, – «стремление к воплощению в техниках общих, происходящих из этих истин, принципов, делает всех занимающихся различными стилями айкидо, идущими в направлении достижения одной общей цели» и «не имеющими объективных препятствий ни в сосуществовании, ни в поддержке заветной мечты О-сенсея об объединении людей в единую, мирную, дружную, справедливую и счастливую семью»,

всемирно известный мастер айкидо подчёркивает, что «не хочет давать определение технике айкидо», являющейся, как он уже отметил, слишком изменчивой и, к тому же, второстепенной по отношению к его стабильным духовным принципам.

Мы же считаем, что объективны не только условия, объединяющие различные школы айкидо в единое направление практики, но и обстоятельства, являющиеся причинами раскола айкидо на имеющие сегодня место многочисленные направления и стили, спорящие о том, кто из них является более правильным и точнее представляющим искусство Морихея Уесибы. И поэтому своим уклонением от представления в книге (в словесной форме объяснения) словесного определения техники, раскрывающего механизм, характер и направление изменений инструмента практики (по сути, уклонением от названия причин неопределённости техник айкидо, действительно, имеющей место в искусстве О-сенсе и являющейся отражением неопределённости природы творчества, являющейся основой для бесконечного многообразия форм выражения и дарящей реальную свободу в достижении одной, общей для вех Цели существования Мироздания), авторитетный методолог айкидо, сам содействует тому, чтобы люди, организующие занятия, исходя из своего личного субъективного взгляда на техники искусства, в решении методических задач практики, начинали опираться на такие объективно существующие, разнообразные и, при этом, либо вовсе не имеющие, либо имеющие второстепенное отношение к предназначению айкидо, процессы, которые и становятся причиной порождения того большого количества стилей айкидо, предъявляющих претензии друг к другу и, как бы того не хотелось, неспособных, несмотря на общее название, вести своих последователей к достижению общей цели и быть средствами воплощения мечты Основателя искусства.

******

(Картинка 2)

Да, принципы, являются главным по отношению к техникам. Это они, определяя направление, создавая физическую форму техник и прикладной результат практики, обусловливают специфику и общность различных видов практических искусств. Однако, несмотря на широкую распространённость формулировок, высшие принципы сложны для понимания современным людям и, тем более, трудны для воплощения ими в их практической деятельности.

Известное определение высшего принципа айкидо, сформулированное его Основателем и состоящее в том, что: «Айкидо – это Любовь!», – звучит возвышенно и красиво.

«Я почувствовал себя парализованным очень приятным чувством я внезапно почувствовал, что Вселенная дрожала и что золотой дух выходил из земли, окутывал моё тело и превращал его в другое, сделанное из золота. В то же время мой дух и тело стали легкими. Я был способен понять щебетанье птиц, и я отчётливо созерцал Дух Бога, Создателя этой Вселенной. В тот момент я понял источник Будо: Любовь Бога, Духа, с любовью защищающего все существа. С того момента у меня появилось чувство, что вся земля это мой дом, а солнце, луна и звезды являются моими собственными. Я стал свободным от всякого желания, не только с точки зрения состояния репутации, богатства, но также от желания быть сильным. Я понял Будо: это не значит поражать противника нашей собственной силой или оружием, чтобы вести мир к разрушению посредством оружия. Настоящее Будо означает принять Дух, Разум Вселенной, беречь мир во всем Мире, правильно производить, защищать и выращивать все существа в Природе. Я понял, что тренировка в Будо означает взять Любовь Бога, которая производит и защищает все вещи в Природе».

Ж. Блез. «Речи и статьи Основателя по практике айкидо», Барнаул, 2000г.

Но, что на деле означает Любовь в боевом искусстве? Как в боевых, изначально созданных для уничтожения техниках проявить Любовь Бога, чтобы эти техники не дали погибнуть тебе и, не погубив твоего «врага», сделали его твоим другом и соратником в достижении достойных Человека целей? Как техники войны превратить в инструмент истинной практики Пути духа?

И, как можно наблюдать, задача осознания принципа Божественной Любви, воистину, являющейся воротами в мир айкидо, решение которой даёт представление о Естественном Механизме повышения прикладной эффективности боевых техник и формирует устойчивое основание для самосовершенствования, конструктивной критики и развития теории и практики его учения, в реальных жизненных обстоятельствах становится непреодолимым препятствием, не позволяющим войти в этот мир, как для тех, кто считает себя реальными бойцами, и для кого подобные сантименты превращают боевое искусство в танцы, так и для тех, кто искренне стремится к овладению прикладной эффективностью О-сенсея, но не пытается связывать совершаемую на тренировке работу с познанием высших духовных принципов существования Окружающего Мира.

Объяснение сложностей восприятия и осознания часто широко известных Великих Истин, но при этом, как было замечено в XIX столетии немецким философом, основателем научной логики Георгом Гегелем, оттого ещё не становящихся практически познанными, мы находим в словах Жерара Блеза о том, что изучая техники айкидо (выясняя всю иерархическую последовательность алгоритмики выполнения базовых форм техник айкидо О-сенсеем) – мы идём в направлении обратном тому, в котором О-сенсей выполнял эти техники.

«… У нас есть переводы практически всех книг и высказываний О-сенсея… Что касается Основателя айкидо, то для него все техники – это вибрации, которые переходят в волны, а волны делают техники.

Это он [О-сенсей] сказал, что «Путь, где вибрация всего тела становиться откликом вибраций Вселенной, есть верное айкидо». («Aikido Magazine», № 32).

Мы же [в своём изучении айкидо] идём в обратном направлении. Мы сначала учим форму техники и, затем, мы открываем волну этой техники. И тогда наше тело начинает расслабляться и становится чувствительным к внешним вибрациям».

Ж. Блез, семинар айкидо, Барнаул, 2008г.

Если О-сенсей, в процессе построения техник, двигался по их алгортимической конструкции от «головы к хвосту» – из Духовного Мира в Мир Физический; от духовных вибраций к  физическим процессам; от духовного принципа Любви к его материальному воплощению в физической форме и результате техник – то его последователи, в процессе изучения этих же техник, наоборот, движутся от «хвоста алгоритмики поднимаясь к её голове» – из Физического Мира в Духовный; от физической формы к способности воплощения в ней вибраций Любви.

Не поднявшись в своём познании Окружающего Мира на уровень разграничения, проводимого Любовью между искусствами Мира и Войны на высших ступенях Иерархии Объективной Духовности, являющегося началом водораздела (в образном выражении философов – самой тончайшей кромкой острия лезвия меча различения), отделяющей Путь развития духа и Искусство Мира от Пути деградации и Искусства Войны, с присущими им концептуально различными методами, средствами и результатами практики, можно легко и незаметно для себя перейти на путь, ведущий в направлении противоположном изначально оглашённым целям.

Именно следствием неспособности провести разграничение между искусством О-сенсея и традиционными боевыми искусствами на уровне высших принципов искусств Мира и Войны (*следствием не владения священным мечом различения на уровне принципа разделяющего боевые искусства на истинные и не истинные), указывающей на не достижение границ духовного мира айкидо,

(* «Стойкий и уверенный, дарующий жизнь Космосу –

Священный Меч.

Глубокое познание и будо – это

два лезвия великого творения богов.

С древних времен глубокое познание и будо –

две колеи Пути;

Через действенность тренировок

просветите и тело и дух».

М. Уесиба. Будо.Учение Основателя айкидо. Феникс, Ростов-на-дону, 1999г.

«Но знать Судьба того хотела,

Меж нами ссора закипела.

И было, признаюсь, о чём

Вопрос: кому владеть Мечом?».

А. Пушкин. Руслан и Людмила)

становится и неразличение между ними отличий, существующих на уровне техник, наблюдаемое, например, как в обвинениях О-сенсея в воровстве и переименовании на свой лад стиля своего учителя С. Такеды (по сути, в не видении того, что «Дайто-рю» и «Айкидо», это совершенно различные техники и направления практики по целям и способам их достижения, чему можно найти подтверждение и в словах самого С. Такеды),

«Токимунэ [Токимуне Такеда – сын Сокаку Такеды] говорил, что сотрудники «Асахи» уже освоили все базовые техники у Уесибы, поэтому Такеда Сокаку учил их только техникам высшего уровня. Но я не могу согласиться с этим. Хиса [Такума] говорил мне, к примеру: «Это иккадзё из Такеда-рю» или «Это шихонагэ из Такеда-рю». Хиса учил меня так с самого начала. Даже Сокаку осознавал, сколько они изучили у Уэсибы Морихеи. Техники, которые знали служащие «Асахи», все были из Уесиба-рю. Сокаку ненавидел Уэсиба-рю, поэтому он, естественно, заявил: «Все вы учились неправильно, я научу вас настоящему Дайто-рю», и он учил их Такеда-рю с самого начала. Я убедился в этом благодаря собственному опыту. Хиса учил меня Такеда-рю, отмечая: «В Такеда-рю много болезненных и опасных техник, но это настоящее Дайто-рю». Я думаю, Сокаку обучал его Дайто-рю, приговаривая те же слова».

А. Ютака. Настоящее Дайто-рю айкидзюдзюцу. То, чему учил меня мэнкёкайдэн Хиса Такума. Перевод: И. Лабушевский и А. Куропятник.

так и во включении в практику айкидо техник, которых О-сенсей не делал и которым не учил. По оглашению создаваемых в целях повышения боевой эффективности технического инструментария айкидо и развития искусства в целом, а, по факту, производимых на основании непозволительного синтетического смешения инструментов и методов двух концептуально противоположных искусств Мира и Войны (как можно видеть, в совершении того, в чём обвиняют Основателя айкидо и чего он не совершал).

«В этот момент я забыл все техники, которые я выучил, и я должен был заново воссоздать техники предков». («Aikido Shinzui», стр.23).

«Что касается меня, я изучил к настоящему моменту без малого около 30 школ будо… Но айкидо не синтез этих школ. Айкидо полностью сделано духом».(«Aikido Shinzui», стр.31).

Ж. Блез. Речи и тексты Основателя по практике айкидо. Барнаул, 2000г.)

А, в связи с тем, что и создание, и заимствование техник, происходит на платформе реально имеющегося состояния духа, как правило, имеющего более низкий уровень, чем тот, на котором было создано и само айкидо, и заимствованные техники, то такая конвергенция** (по выражению О-сенсея: «игра с техниками» и «синтетическое создание форм техник»), обычно ведёт к деградации и вновь создаваемых техник, и айкидо в целом. И, в конечном итоге, к тому, что во многих местах под названием айкидо и, якобы, вышедших из него стилей, практикуется и преподаётся вовсе не искусство О-сенсея***.

(**Конвергенция (от лат. Convergo – «сближаю») – процесс сближения, схождения (в разном смысле), компромиссов; противоположна дивергенции. Термин употребителен в различных естественных и гуманитарных науках».

Википедия)

(*** «Во многих местах с айкидо происходи именно это. О-сенсей [с его техниками и его направлением поиска] там уже никому не нужен. Я знаю, что многие люди этим [техниками О-сенсея и его методом использования этих техник в практике айкидо] просто не интересуются. Они просто делают какие-то техники и им все равно. При этом можно сказать, что он был слишком стар, говорил всякую ерунду и вообще был не в себе, и тогда, повесив фото О-сенсея, можно спокойно заниматься чем угодно, чем хотим, но совсем не тем, чему на самом деле учил О-сенсей».

Ж.Блез. Семинар по айкидо, г. Санкт-Петербург, июнь 2004 г.

«Некоторые создали свои собственные техники, хотя они до сих пор не могут сделать то, чему учил О-сенсей. Он мог остановить человека одним пальцем. Немногие могут хотя бы приблизиться к этому. Немногие хотят следовать учению полностью. В этом смысле моя практика отличается от остальных. Если такая традиция сохранится, ваза О-сенсея исчезнет вместе со мной. Этого не должно случиться… Вот что меня беспокоит. Вот почему я путешествую по миру и обучаю людей айкидо».

М. Хикитсучи. Интервью, г. Париж, 1984г.)

Замечая и понимая причины этих, возникающих ещё при его жизни и уничтожающих айкидо тенденций,

«Каждый месяц, каждый год техники продвигаются вперед, развиваются, изменяются. Это не застывшее. Но изменения форм и техник нужно не потому, что до теперешнего момента в обществе есть большое количество боев. Это совсем не то. Это потому, что это учение вибрации души, и эти учения совсем не имеют формы. («Aikido Shinzui», стр.26).

Ж. Блез. Речи и тексты Основателя по практике айкидо. Барнаул, 2000г.

Основатель искусства, а затем и его последователи, сами пройдя нелёгкий путь познания Высоких Истин, называя главным, большое внимание уделяли и уделяют (в т.ч. и уважаемый мастер М. Саотоме) объяснению содержания и значения принципа Божественной Любви в постижении других основополагающих принципов учения айкидо и в овладении, казалось бы, не связанной с ними, прикладной эффективностью его техник.

«Айкидо – есть любовь человеческого существа, Любовь Бога, Любовь нации – это значит, что Айкидо это не что иное как только действие любви всего живого.

Эта функция любви формирует Вселенную и строит страны. Процесс строительства стран по Богу обозначает только действие Любви. Действительно это действие защищает Вселенную и все существа. Она заключается в великом принципе и в великом пути, которые позволяют Вселенной и всем существам развиваться и жить. Это значит, что этот великий принцип и этот путь Айкидо действует на Земле, чтобы эта небесная миссия смогла реализоваться.

Облик неповторимой Вселенной и всех равных вещей уравниваются обликом Души и обликом Любви. Айкидо единственный путь, который может объединить мир». («Aikido Magazine», №6, 1985, стр.26).

Ж. Блез. Речи и тексты Основателя по практике айкидо. Барнаул, 2000г.

«Цель айкидо – научить, что с сердцем, полным Любви, мы все сможем стать одной семьей. Вот цель Айкидо».

М. Хикитсучи. Интервью. г. Париж, 1984г.

«Морихеи Уешиба – О-сенсей сказал: «Будо – это Любовь». И это было не случайным определением и не плодом фантазии, а обоснованным заключением, сформулированным на жизненном пути, посвященном исследованию, практической работе, медитации и труду. Более того, это заключение основывалось на проникновении в суть жизненных процессов».

«Будоки должны очистить свои сердца и разум от излишних желаний и отрицательных чувств. Они должны установить в своих сердцах истинное понимание нашего божественного начала. Соединиться с Богом через чистую Любовь и преданность в сердце было изначальным учением будо с древних времен. Величайшим пониманием будо, как учили величайшие учителя в течение всей истории, состоит в сохранении, а не разрушении жизни. Занимающийся будо должен воспринимать цель будо, как духовное соединение личности, общества и страны.

М. Саотомэ. Принципы айкидо. Папирус, г. Санкт-Петербург, 1996г.

Несомненно, вовлечение принципа Любви в осуществление практики айкидо, оказывая определённое воздействие на физическую форму, эффективность и результат выполнения его техник, способно определённым образом повлиять и на содержание определения этих техник, глубиной и точностью формулировки содействуя формированию метода практики, решающего задачу овладения практическими возможностями Основателя искусства.

Поэтому мы считаем, что, в непростых условиях восприятия и понимания высших принципов Жизни, определение техники айкидо, соотносимое с методологией практики истинного Пути духовного развития, в т.ч. раскрывающее принцип действия и свойства механизма совершения духовных изменений, и тем разграничивающее между собой методы практик духовного («до», «вертикального») и технического («дзюцу», «горизонтального) развития, а также методы духовного восхождения («искусства Мира») и духовной деградации («искусства Войны»), может стать для адептов искусства одновременно и прочной опорой, и надёжным ориентиром в их продвижении по пути осознания Высоких Истин, ведущего и к овладению прикладными способностями О-сенсея и воплощению его заветной мечты, состоящей в том, чтобы люди, практикуя айкидо, раскрывали в себе данный Богом потенциал развития и становились Человеками – Наместниками Бога – способными, в т.ч., объединяя всех людей в единую общечеловеческую семью, создать рай на Земле.

«Проявить в техниках айкидо Божественную Любовь», «объединить людей в единую общечеловеческую семью», «создать на Земле рай» – казалось бы «блажь выжившего из ума старика» и понятия, не имеющие отношения к методологии практики боевых искусств. А вместе с тем, следует принимать во внимание, что тот, кто владеет действенной методологией познания (способной эффективно решать Жизненные задачи), тот объективно, независимо от своего желания выходит на осознание существование глобального исторического процесса и неизбежно становится перед вопросом определения места себя и своего метода в этом процессе, являющегося основанием для выработки наиболее успешной алгоритмики осуществления, какой бы то ни было, практической деятельности. В этом смысле, метод практики боевого искусства Морихея Уесибы концептуально строго определён.

«Я не ищу общества людей. Чьего же общества я ищу? Бога».

«В Любви нет противоречия. У Любви нет врага. Противоречивый ум, который думает о существовании врага, не согласуется с Волей Бога. Тот, кто не понимает этого, не может быть в гармонии с Вселенной. Его будо – это будо разрушения. Это не созидательное будо».

М. Уесиба. Айкидо – истинное будо. Искусство мира, «София», Киев, 1999г.

«Мир всегда будет изменяться, но битвы и войны могут уничтожить нас всех до единого. Сейчас нам нужны техники согласия, а не техники спора. Сейчас требуется Искусство Мира, а не Искусство Войны».

М. Уесиба. Искусство мира (Из бесед, стихов, каллиграфии Основателя айкидо), «София», Киев, 1999г.

И потому является наиболее эффективным, как в осуществлении сугубо прикладной – боевой –практической деятельности.

«Если враг меня атакует с очень быстрой техникой, я не побеждён, так как моя техника более быстрая, чем его техника. Это не вопрос быстроты. Результат боя уже решен. То, что враг пытается меня атаковать, меня, который есть Вселенная, показывает, что он сейчас нарушит гармонию Вселенной. Однако момент, когда он хочет меня атаковать, уже потерян в этом действии, потому что  долготы времени и вопроса быстроты не существует». («Takemusu Aiki», стр.13).

Ж. Блез. Речи и тексты Основателя по практике айкидо. Барнаул, 2000г.

Так и в реализации высшего предназначения существования человека.

«Айкидо не конечная цель. Практикуя айкидо, находят собственную миссию [на уровне человечества, Земли, Вселенной]».

Ж. Блез. Речи и тексты Основателя по практике айкидо. Барнаул, 2000г.

И, благодаря своей концептуальной определённости, методика айкидо О-сенсея, не являясь религиозным вероучением, принадлежит к числу наиболее эффективных инструментов воспитания, познания и организации практической деятельности в Окружающей Действительности.

«Искусство Мира – это религия, которая не является религией [являясь инструментом установления связи с Богом, не является вероучением]; оно делает совершенными и завершенными все религии». [Махатма Ганди:  «У Бога нет религий!»].

М. Уесиба. Искусство мира (Из бесед, стихов, каллиграфии Основателя айкидо), «София», Киев, 1999г.

«Айкидо есть для того, чтобы понять самого себя, чтобы изучить Всемирные Явления, чтобы не забыть единое происхождение Ичигуен, чтобы раствориться в Провидении, чтобы узнать Закон и создать Техники Тонкие и Светлые». («Aikido Shinzui», стр.16).

Ж. Блез. Речи и тексты Основателя по практике айкидо. Барнаул, 2000г.

Относясь к понятию техник айкидо как к само собой разумеющемуся, уходя от его определения, выражающего место техник айкидо в глобальном историческом процессе, преподаватели айкидо тем самым, во-первых, показывают на то, что они сами не подошли к осознанию существования глобального исторического процесса и роли в нём айкидо О-сенсея, а значит, что ни их уровень практики, ни создаваемые ими методики преподавания не соответствуют ни уровню, ни  методу Основателя искусства (не преследуют высшие цели практики оригинального айкидо, определяющие функционал и практическую эффективность его техник) и объективно неспособны привести к овладению способностями О-сенсея.

Во-вторых, будучи концептуально неопределёнными, своими методологическими обоснованиями они создают и поддерживают условия для вовлечения в тренировку айкидо, как форм техник, созданных на основании духа противоположного духу Искусства Мира, так и методик, не решающих задачи духовного совершенствования, своей совокупностью порождающими направления практики, которые, также, не имея концептуальной определённости, в своей неограниченной комбинаторике средств и методов, ведут своих последователей к совершенно различным целям, и, по этой же причине, объективно не могут быть едиными с концептуально строго определённым направлением практики айкидо О-сенсея. Или другими словами, никак не являются практиками айкидо.

******

(Картинка 3)

Мы уже не раз говорили о том, что цель развития духа в русле Божественного Промысла, наиболее полно раскрывающая в человеке данный ему Богом потенциал творческого созидания и тем возводящая его в ранг действительного Сына Творца всего Сущего – т.е. в Наместника и Сотворца в воплощении Замыслов Бога в Физическом Мире и для этого наделяемого Свыше необходимой практической дееспособностью – это то общее, что объединяет айкидо с другими практиками Искусства Мира.

Основополагающие принципы этого Искусства, описывающие условия для восхождения духа человека по Иерархии Объективной Духовности, являются общими для всех истинных духовных практик, делая их разными, но, вместе с тем, равноценными инструментами познания Истины (инструментами познания Окружающего Мира и организации наиболее адекватного взаимодействия с объектами  явлениями этого Мира).

«Много троп ведёт к вершине горы Фуд-зи».

М. Уесиба. Искусство мира (Из бесед, стихов, каллиграфии Основателя айкидо), «София», Киев, 1999г.

Именно поэтому мы говорим о том, что

  • нахождение этого общего, связывающего воедино такие непохожие по своим внешним проявлениям искусства как: ча-до (путь чая), шо-до (путь каллиграфии), ка-до (путь цветов), бунка (вышивание пробивной иглой), гаджаку (одна из древних форм японской музыки) хайку (короткое стихотворение в три строки по пять, семь и пять слогов соответственно, выражающее сущность короткого и скоротечного момента в жизни человека и Мироздания) и многие другие, – позволяет определить ту специфику, составляющую главную суть метода практики айкидо О-сенсея и, в то же время, выделяющую его из методического ряда практик традиционных боевых искусств, относящихся к «Искусствам Войны», из которых айкидо исторически вышло и с которыми имеет общие принципы изучения, однако которым оно, в определённой мере, и противостоит.

  • и о том, что настоящая практика айкидо начинается не сначала посещения тренировок, а только тогда, когда занимающимися определены главные аспекты духовной цели его создания и изучения; когда в изучении искусства духа, к физической утилитарной работе целенаправленно и методически верно начинают привлекаться возможности духа; когда для совершенствования формы и эффективности техник айкидо начинают использоваться духовные наставления Основателя искусства; и чем раньше такое происходит, тем раньше эта практика начинается.

«Когда вы изучаете положения и перемещения, вы ещё не айкидо занимаетесь. Изучение айкидо начинается тогда, когда вы уже прекрасно освоились с техникой и начинаете заниматься другими вещами.

Я знаю, что многие люди этим совсем не интересуются. Они просто делают какие-то техники и им все равно, что техники О-сенсея были созданы для того, чтобы открыть какое-то состояние. А именно, то состояние, в котором он находился. Это все чётко прописано, но это забыли и попали в ловушку техник – «делаем только техники [изучаем только механику]!». Но на самом деле, это не то, чему учил О-сенсей».

Ж. Блез. Семинар по айкидо, г. Санкт-Петербург, 2004г.

Именно осознание этой общей для всех духовных практик направленности на повышение практической эффективности, происходящей на основании духовного совершенствования, и понимание механизма осуществления духовного роста, помогают выявлять истинный смысл высказываний О-сенсея по организации духовной стороны практики, используя его для формирования методики, способной вести к овладению духовными и техническими возможностями Основателя изучаемого искусства. В том числе, устанавливать базовые методические положения по важнейшим вопросам организации такой практики, например, в отношении: критериев определения оптимальных средств практики, создающих наиболее благоприятные условия для совершения духовных изменений, мерил величины и направления личного духовного роста адепта и оценки развития искусства в целом, – без учёта которых создаваемые методики практики айкидо не будут являться практиками Пути Духа и практиками Искусства Мира, а, значит, и не будут вести к достижению способностей Основателя изучаемого искусства.

Если, оглянувшись по сторонам, и увидев то, с каким непостижимым упорством, во времена немыслимого развития технологий, мастера древних традиций сохраняют в неизменном виде архаичные инструменты своих искусств, будь то гончарный круг, кисть для каллиграфии или шлифовальные камни для до сих пор производимой вручную заточки и полировки мечей, непосредственно сами мечи или технические способы их применения (техники). А после, попытавшись понять, почему наивысшая изящность цветочной композиции, может быть выражена самыми обычными, растущими у дороги цветами, или почему один из основателей современного карате-до для объяснения сути своего боевого искусства рассказывает историю о необычном способе обучения чтеца-декламатора*,

(* «Я расскажу одну старую историю, которая, как я думаю, хорошо проиллюстрирует мою мысль. Она касается очень известного декламатора баллад-драм, который в годы молодости учился этому искусству у очень строгого учителя. День за днём, неделя за неделей, месяц за месяцем и год за годом молодого человека заставляли декламировать один и тот же отрывок из «Тайоку» («История Тоётоми Хидэёси»), не позволяя ему продвигаться дальше.

В конце концов отчаяние овладело юношей, которому (если я правильно помню) было суждено стать известным мастером Косидзи. Убедив себя в том, что не подходит для этого поприща, он однажды ночью убежал из дома своего учителя и направился в столицу сёгуна Эдо в поисках другой профессии.

Однажды ночью Косидзи остановился в одной гостинице в префектуре Сидзуока, где, по счастливой случайности, именно в этот вечер проходило состязание чтецов-декламаторов. Поскольку Косидзи нечего было терять, то он принял участие в этом состязании и продекламировал, конечно же, отрывок из «Тайоку», который он знал хорошо. После того как он закончил, спонсор состязания выкрикнул слова восхищения.

– Это было превосходно, -– воскликнул он. – Назови мне своё имя, я уверен, что ты известный мастер.

Молодой Косидзи, польщенный и в то же время несколько сбитый с толку, сознался, что всего лишь новичок. Его поражённый слушатель ответил: «Мне трудно в это поверить. Ты выступал сегодня вечером как искусный мастер. У кого же, в таком случае, ты учишься?»

Тут Косидзи и выложил всю историю о том, как он убежал из-за чрезвычайной требовательности своего наставника.

-– Боже мой, какую ужасную ошибку ты совершил! – вскричал спонсор. – Именно благодаря требовательности своего учителя ты так превосходно декламируешь всего после нескольких лет учёбы. Последуй моему совету – возвращайся к своему учителю, принеси ему свои извинения и умоляй его возобновить обучение.

Молодой Косидзи так и сделал и стал самым знаменитым мастером своего времени. Я рассказываю эту историю для того, чтобы вдохновить не только декламаторов баллад-драм и не только будущих последователей карате-до, – я рассказываю её, потому что подобно многим историям, реально имевшим место и вымышленным, она применима к жизни вообще.

…Карате-до состоит из огромного количества ката и базовых техник, которые за короткий срок не в состоянии усвоить ни один человек. Более того пока вы не поймёте смысл каждой базовой техники и ката, вы не сможете запомнить все существующие техники, независимо от того, как много вы тренируетесь. Всё взаимосвязано, и если вы не сможете понять каждую составную часть в отдельности, то в конечном счёте вас постигнет неудача.

Но как только вы полностью овладеете одной техникой, вы сразу же осознаете её взаимосвязь с остальными техниками. Другими словами, вы придёте к пониманию того, что все двадцать с лишним ката можно свести к нескольким основным. И если вы станете мастером одной ката, то вы придёте к пониманию всех остальных, только наблюдая за тем, как кто-то их выполняет, или получая наставления от инструктора».

Г. Фунакоси. Карате-до – путь моей жизни. Пер. с англ. – София, 2000г.)

мы поймём, что, несмотря на строгую неизменность, техники духовных практик вовсе не являются статическими объектами, а представляют собой процессы – процессы духовных изменений. Что фиксирование формы технического инструмента, в каком бы то ни было искусстве (опять же будь то кисть для каллиграфии, форма боевого приёма или стихотворение, из приведённой выше истории), служит наилучшим способом для запуска и совершения этих – главных в практиках Пути – процессов духовных изменений. И благодаря этому пониманию, мы сможем осознать истинный смысл многого из того, что говорил об организации практики айкидо его Основатель, однако сегодня часто неверно истолковываемого.

Если прикладная эффективность – есть выражение уровня духовного состояния и соответствующего ему мировоззрения. Если цель практики – есть развитие духа и мировоззрения. Если развитие духа и мировоззрения – есть восхождение по Иерархии Объективной Нравственности, ведущей к Праведности Бога. Если стимул и рычаг духовных и мировоззренческих изменений – есть технические ограничения. Если техники основателя искусства – есть выражение достигнутого им состояния духа и мировоззренческого видения – а всё это именно то, что составляет основу методологии всех практик Пути – то становится понятным, почему, изменяя форму техник, невозможно настраивать дух и по-настоящему решать задачу повышения прикладной эффективности какой бы то ни было практической деятельности. Почему все практические искусства – это «искусства духа», «методы поиска истины и совершенствования представления о Мире», «искусства созидания, взращивания  и защиты всего созданного Богом» и «путь становления Наместника Бога». Почему для овладения высоким уровнем практических способностей «достаточно практиковать всего одну технику». Почему «техники основателя искусства являются базой и ориентиром технического и духовного совершенствования в изучаемом искусстве». Почему синтетическая переделка техник, заимствование приёмов и их элементов из других видов искусств, преследующие цели «короткого (иждивенческого, бездуховного) пути» обретения прикладной эффективности, это совсем не тот путь, который бы, возвышая дух, вёл к способностям основателя. Почему «о развитии искусства можно говорить только после достижения духовного уровня основателя искусства».

Вместе с тем, непонимание единства целей и способов их достижения, общих для всех практик Пути (а, по сути, непонимание методологических основ практики айкидо О-сенсея) становится причиной разночтения духовных наставлений Основателя айкидо и заблуждений в поиске ответа на такой сугубо практические вопрос в организации тренировочного процесса, как выбор средств практики (какое количество техник и какие именно техники следует использовать в тренировочном процессе?), в последствии и основанием для дробления айкидо О-сенсея на объективно различные направления практики.

Следует отметить, что если в традиционных искусствах воспитания духа проблема выбора инструмента практики не стоит – никакому преподавателю каллиграфии не придёт в голову заменить кисть на вечное перо или шариковую авторучку, так же как и мастеру ку-до (стрельба из лука) заменить лук «дзэн» на современный спортивный лук и тем более на огнестрельное оружие – то вопрос о выборе техник в практике айкидо, помимо «искусства воспитания духа», на объемлющем уровне являющегося ещё и «искусством созидания Мира», в котором достижение, как текущих, так и перспективных целей практики не может быть осуществлено безнравственными средствами (т.е. не может быть осуществлено какими угодно средствами), существует. И, возникший на пустом месте, так как, по мнению Основателя искусства, опирающемуся на традиции и состоящему в том, что техники искусства есть «стражи Пути», оберегающие Путь от искажений и не позволяющие потерять Его тем, кто по Нему идёт (по принципу: делаешь определённые техники – находишься на Пути; делаешь другие техники – сошёл с Пути),

«Хранители этого Мира

И стражи Путей Богов и Будд,

Приёмы Искусства Гармонии…».

М. Уесиба. Искусство мира (Из бесед, стихов, каллиграфии Основателя айкидо), «София», Киев, 1999г.

этот вопрос становится методически чрезвычайно важным и непростым, иначе бы ответы, даваемые на него сегодняшними последователями О-сенсея, не были бы так запутаны и противоречивы.

«Один американец говорит, что О-сенсей заявлял: «Делайте техники, что и я, и вы тоже будете обладать такой же, что и я, силой». Не знаю почему, но пока никто не может проявить силу О-сенсея, все немного изменили технику».

Ж. Блез. Мастер-класс по айкидо, г. Новосибирск, октябрь 2006г.

«С точки зрения современного человека, Морихей Уесиба, скорее, не средоточие айкидо, а в большей мере человек, который дал толчок его развитию. Именно так преподают айкидо во всём мире, и оно продолжает всё больше и больше набирать популярность».

«Благодаря своей всемирной популярности айкидо было подвержено другим культурным влияниям, развивалось и продолжает развиваться дальше в различных направлениях в соответствии с задачами его инструкторов».

Б. Рёдель. Айкидо: Основы. Принципы. Техники. Эксмо, Наше слово, Москва, 2012г.

По мере продвижения в изучении айкидо, действительно, можно замечать увеличение количества практикуемых техник и изменение их форм. Никто не будет спорить по поводу того, что техники мастера отличаются от техник новичка. Однако, придерживаясь методологически верного направления занятий, видя и осознавая практику как целостный процесс духовного развития (в котором каждая достигнутая цель становится инструментом для достижения новой объемлющей цели), следует говорить

  • не о новых техниках, как о каких-то новых способах физического воздействия на противника, подготавливаемых адепта искусства к действиям в различных возможных условиях боевой ситуации, количество которых, имея тенденцию к бесконечному увеличению, требует и овладения бесконечным количеством приёмов ведения боя – что является следствием неспособности восприятия целостного процесса развития техник, рассматривающей техники как отдельные неизменные статические явления, а процесс технического совершенствования – как переходы от разучивания одной техники к другой, новой и более механически сложной.

  • а о модификации форм одних и тех же (разумного количества) базовых техник, возникающей, как следствие духовного развития адепта, как результат настройки его психики на новый уровень восприятия, мышления и действий; когда техническое совершенствование основывается на осознании существования и овладении уровнями выполнения одних и тех же техник, рассматривающем техники как постоянно развивающийся процесс.

«Существует много уровней для обучения … Во всех тех техниках, которые показывал О-сенсей, есть уровни изучения».

«Мы всегда делаем «иккё», но суть не в том, чтобы знать больше техник, а в том, чтобы через технику передать больше информации. Информации о том, как лучше привлечь и вести партнёра».

«Если у вас есть это направление занятий, если вы начнете работать так, как я показал, то вы найдете эти разные уровни практики айкидо, и тогда одна и та же техника будет помогать учиться на любом из них.

И тогда можно изучать «иккё» часами, и не уставать от этого».

Ж. Блез. Семинар по айкидо, г. Санкт-Петербург, 2004 г.; мастер-класс по айкидо, г. Новосибирск, 2006г.

На «развитие» и «изменение» техник айкидо, о которых в своих объяснениях говорит О-сенсей,

«…Одевай почтенные традиции прошлого в свежие одежды.

…На фундаменте классических стилей строй новые, лучшие формы».

М. Уесиба. Искусство мира (Из бесед, стихов, каллиграфии Основателя айкидо), «София», Киев, 1999г.

следует смотреть, как на процесс «взросления» практикуемых техник, соответствующий процессу роста и развития ребёнка с присущими ему внешними и функциональными изменениями растущего организма. В правильной методике практики айкидо растёт не количество изучаемых техник, а, взрослея, увеличивается глубина алгоритмики выполнения одних и тех же базовых техник, создающая новые уровни выполнения этих, всё тех же базовых, техник, неуловимо на них похожих и непохожих одновременно.

«С каждым днём и с каждым годом учение О-сенсея неуловимо изменялось. Жизненный опыт, ежедневные тренировки и время увеличивают мудрость. Сравнив то, как О-сенсей учил делать «иккё» десять лет назад и теперь, становится очевидным, что выглядит оно так же, но в то же время это нечто совсем иное. Другим был его дух, теперь его понимание и философия стали более утонченными».

М. Саотомэ. Айкидо и гармония в природе, София, г. Киев, 1998г.

«Новые одежды техник», это совсем не новые формы механических жестов. «Свежие одежды», это духовные состояния («типы духа») объемлющие физические приёмы (вот уж, действительно, точнее не скажешь – «одежды» – т.е. то, что, покрывая, находится над формой), конкретизирующие  и детализирующие структуру и форму механических действий.

Однако, для тех, кто не понимает, что в зависимости от разной «одежды духа» одни и те же техники выглядят по-разному (для тех, кто не понимает истинного механизма совершенствования; для тех, кто не различает разницы между новым ситуационным вариантом и новым алгоритмическим уровнем выполнения одной и той же техники; между формами «иккё» и «никкё» и между уровнями выполнения тех же «иккё» или «никкё»), эти, добавляемые к базовым, но несколько отличающиеся от них формы, действительно, увеличивают количество изучаемых на занятиях приёмов.

То, что ошибочно воспринимается как «новые техники» (как техники с новой, изменённой формой выполнения), это, на самом деле «исправленные техники». Но, что значит «исправленные»?! Это прежние техники, выполненные с нового, более высокого, чем прежде, духовного уровня, и поэтому лишённые своих прежних недостатков.

«В своей жизни О-сенсей часто говорил нам, что он постоянно учился и делал каждый день успехи, и не будет прекращать обучения до дня смерти. Мы часто озадачивались, когда он говорил, что техники, которым он учил нас днём раньше, были с недостатками».

С. Ямагучи. Айки – это кокю и ирими-тэнкан. Лекция на татами, октябрь 2009г.

«Исправленные техники», это те же, прежние, формы техник, выполненные на основании нового, более глубокого алгоритма практической деятельности. Алгоритма, своим началом приближающегося к вершине Пирамиды Иерархии Объективной Духовности (то же, что и к вершине пирамиды генетического потенциала личностного развития и функциональных возможностей человека), и приближающего действия, выполняемые на его основании, к тому, что называется «божественными техниками», а того, кто их выполняет к духовному статусу наместника Бога на Земле.

«Айкидо – это путь истины, тренировка айкидо равно тренировке истины, которая даёт рождение божественным техникам (ками ваза)».  («Журнал Айкидо», №18, стр.14).

Ж. Блез. Речи и тексты Основателя по практике айкидо. Барнаул, 2000г.

И такое «исправление» или «взросление» одних и тех же базовых техник на Пути духовного совершенствования может быть бесконечным.

«Никогда не считай себя всезнающим, совершенным мастером».

М. Уесиба. Искусство мира (Из бесед, стихов, каллиграфии Основателя айкидо), «София», Киев, 1999г.

Именно поэтому мы хотим ещё раз подчеркнуть, что изучение айкидо, это не овладение техниками из длинного списка одного пусть и высокого, но одного статического уровня духовного состояния. И что развитие айкидо (проявляющееся, в том числе, и в повышении его прикладной боевой эффективности), это вовсе не синтетическое конструирование новых форм приёмов, преследующее лишь цели повышения боевой эффективности на основании заимствований из традиционных боевых искусств. Что практика айкидо, это проникновение в глубины духа с помощью одних и тех же, относительно небольшого количества, базовых форм основных видов техник (фото 4, спустя пятнадцать лет практика айкидо, это практика всё тех же, прежних форм техник).

(Фото 1)

Фото 1. «При изучении фотографий с выполнением техник О-сенсеем в 1951 и 1936 годах, когда Морихеи было уже не пятьдесят три, а шестьдесят восемь лет, часто заметна разница между исполнением техник в пред- и послевоенные периоды. Но сравнивая техники додзё Нома (1936 г.) и Вакаяма (1951 г.), мы приходим к выводу, что сущность искусства Морихеи остаётся неизменной. Д. Стивенс». М. Уесиба. Будо.Учение Основателя айкидо. Феникс, Ростов-на-дону, 1999г.

Однако для успешной реализации такой методики, для начала, имеющие место в практике айкидо процессы и явления необходимо называть своими именами:

  • Так, за внешней картинкой выполняемых Основателем и мастерами айкидо техник видеть глубинную суть процессов, протекающих в духовных практиках (Вершину Иерархии Объективной Духовности). И если не видеть, то с самого начала своих занятий быть знакомым с тем, что механические формы техник айкидо являются многофункциональным инструментом, значение которого состоит в том, что, будучи средством достижения определённой практической цели и достигнув её (т.е. приобретя определённые качества и став способными осуществлять какую-то практическую функцию), они становятся основанием (по сути, инструментом) для достижения новой цели и обретения новой функциональности. Когда мы осознаём, что техника не статическое явление, а развивающийся процесс. Что техники айкидо, это не только способы «бросания» нападающего, но ещё и инструмент воздействия на того, кто бросает и, помимо бросания врага, служит достижению наиболее объемлющих целей и практики, и даже целей личного жизненного существования самого бросающего. Когда мы называем техники многофункциональным инструментом, понимаем предназначение и механизм повышения его многофункциональности, а также знаем о том, что качество решения прикладной задачи, когда-то вызвавшее в нас первый интерес к изучению айкидо, определяется «высотой» владеемой функциональности его инструмента, то это неизбежно будет ориентировать нас на то, чтобы в своих занятиях искать и находить всю возможную глубину функциональных возможностей техник изучаемого искусства.
  • В свою очередь, зная о существовании многофункциональности инструмента айкидо О-сенсея, спрашивать себя и в своей практике искать ответы на вопрос о механизме повышения этой функциональности. О том, каким образом техника воздействия на кого-то может стать техникой постоянного изменения своего собственного физического и духовного состояния, мировоззрения и отношения к Миру, влекущего за собой повышение эффективности изучаемых техник и качества решения прикладных задач практики.
  • Занимаясь же поисками повышения функциональности и эффективности, вместе со своим опытом, использовать подсказки, оставленные О-сенсеем в его высказываниях по методике организации практики созданного им искусства и в формах продемонстрированных им техник, представляющих собой физическое выражение послания, направленного к нам через Мастера будо Морихея Уесибу, с достигнутого им уровня в Иерархии Объективной Духовности и раскрывающего его содержание, учёт закономерностей которого в осуществлении практической деятельности, определяло уровень прикладной эффективности выполняемых им техник айкидо.
  • Составляя списки изучаемых техник и тренировочные планы, решающие задачи восхождения на неведомые уровни духа, и при этом, учитывая, что снизу – от изменения формы («паразитически»)  – подъём на высшие уровни функциональности и эффективности неосуществим по объективным причинам, что многофункциональность и эффективность технических действий формируется сверху – состоянием духа, обладающим «царской информацией» – информацией, создаваемой «царями духа (немногими людьми, достигшими наиболее высокое положение в Иерархии Духа)» и имеющей определяющее значение для эффективного решения практических Жизненных задач, понимать:

- что физические формы техник, разработанные О-сенсеем (как бы техники айкидо ни были похожи на техники традиционных искусств, всё же разница между ними существует) и методика их практики, неся в себе сведения о высших уровнях Объективной Нравственности, являются хранилищем той «царской информации», которую получить в каком либо другом месте невозможно.

- что, используя в тренировке айкидо изменённые, привнесённые, создаваемые самими или кем-то другими техники, люди, на самом деле, изучают техники лишённые «царской информации», лишая себя оснований для духовного и технического роста.

- что базовые формы техник и методика их совершенствования, созданные О-сенсеем (а конкретно – то, что можно увидеть в сохранившихся видеофильмах с Морихеем Уесибой и прочесть в его духовных наставлениях), будучи техническим основанием и духовными ориентирами движения к овладению «царской информацией», действительно являются «стражами Пути» пути к духовному совершенствованию, многосторонней функциональности и высокой прикладной эффективности.

- и что представление о повышении боевой эффективности за счёт улучшения базовых форм техник и увеличения их количества производимых на основании их синтетической переделки или создании новых механических конструкций, в том числе в результате заимствований из других видов боевых искусств, совсем не соответствует процессам, определяющим суть, будь-то личного технического совершенствования или развития изучаемого искусства в целом.

«Я вас прошу сотрудничать со мной; мы тренируемся вместе и каждый месяц, каждый год техники продвигаются вперед, развиваются, изменяются. Это не застывшее. Но изменения форм и техник нужно не потому, что до теперешнего момента в обществе есть большое количество боев. Это совсем не то. Это потому, что это учение вибрации души, и это учение совсем не имеет формы. («Aikido Shinzui», стр.26).

Ж. Блез. Речи и тексты Основателя по практике айкидо. Барнаул, 2000г.

******

(Картинка 4)

Сегодня всё чаще озвучивается мнение о том, что потенциал совершения научно-технического прорыва в современных условиях находится в объединении различных отраслей знаний. И это действительно так. Однако реальные достижения бывают именно там, где, в первую очередь, объединяются знания, где приходят к единому пониманию одних и тех же, общих принципов существования Мироздания, а не там, где наугад (сделаем – запустим слона в посудную лавку – а потом посмотрим, что из этого получится) происходит объединение инструментов, с помощью которых эти, общие для всех наук смыслы, добываются.

Непосредственное же продуктивное использование технических инструментов из других отраслей практической деятельности возможно только тогда, когда становятся понятны принципы их действия и когда, после некоторых преобразований, достигается условие «вписания» этих инструментов в цели и методику осуществляемого вида деятельности. Например, возникновение и использование в современной медицине электронных приборов, диагностирующих состояние здоровья человека (состояния физиологических процессов протекающих в организме человека) по состоянию его биополей и с помощью электромагнитных полей, стало возможным только после выяснения того, что человек не только тело, но и сложная биополевая (в своей основе электромагнитная) структура.

Объективная основа для объединения находится в объемлющих, духовных процессах. Для развивающего объединения необходимо это понимать и определиться в том, на какой духовной платформе – в каких целях и какими методами – оно будет осуществляться. Сам же процесс объединения состоит в том, чтобы, действуя инструментами своей практики, руководствоваться высшими из двух смежных отраслей знаний, объемлющими целями и принципами их достижения, для того чтобы, повышая функциональность своего инструмента, находя и решая более сложные задачи своей практики, создавать инструменты, способные достигать наиболее объемлющие цели практической человеческой деятельности.

Чтобы вести за собой (чтобы стать обладателем нужного для других знания, вызывающего потребность к объединению), нужно самому быть ведомым. И быть ведомым не просто кем-то, а тем, кто обладает более высоким знанием, в идеале – быть ведомым Вселенной и Богом.

«… [для выполнения техник айкидо] особенно важно умение вести людей и быть ведомым Вселенной. С одной стороны ведут [атакующего], с другой, гармонизируются [со Вселенной]. («Aikido Shinzui», стр.98).

«Путь, где вибрация всего тела становиться откликом вибраций Вселенной, есть верное айкидо». («Айкидо Магазин», № 32).

Ж. Блез. Айкидо: речи и статьи Основателя по практике айкидо. Барнаул, 2000г.

«Я не ищу общества людей. Чьего же общества я ищу? Бога».

М. Уесиба. Айкидо – истинное будо. Искусство мира, «София», Киев, 1999г.

И айкидо О-сенсея является одним из примеров такого объединения, казалось бы, совершенно противоположных вещей, когда в результате осознания целей и способов осуществления Божественного Замысла, инструмент Искусства Войны – приёмы нападения и уничтожения, с минимальными внешними изменениями, но объединяясь с руслом Божиего Промысла и «вписываясь» в Него на уровне принципов – на уровне духа, стал инструментом Искусства Мира – приёмами созидания и защиты.

Наблюдаемое сегодня, под предлогом повышения его практической эффективности, попытки объединение айкидо с другими видами боевых искусств, осуществляемые без понимания приоритетов алгоритмики объединения, без понимания места духа, создавшего айкидо, в Иерархии Объективной Духовности, т.е. осуществляемые на уровне инструмента практики, на деле, являются объединением на основе Духа (процесса) Войны, следствием которого становится не соединение знаний, а вымывание из практики знания, найденного О-сенсеем, и функциональная деградация созданного им искусства.

(Картинка 5)

Переносы в чистом виде в практику айкидо техник из других боевых искусств, так же как и создание новых, улучшенных форм техник, предпринимаемые не осознающими цели искусства О-сенсея «новаторами», заявляющими, что учат настоящему и, даже улучшенному (обогащенному более совершенными формами) айкидо, на деле, указывают на то,

что шизофренически* (незамечаемо собой; дураки не знают, что они дураки и, даже наоборот, считают себя и уверяют других в том, что они самые, что ни есть, нормальные) разделяя и подменяя («я – не я, а Наполеон») цели оригинального айкидо на те, главные (объемлющие все остальные и определяющие методическое направление его практики) которые ставил перед ним Основатель искусства, и на те, которые они определяют для себя сами,

будучи одновременно адептами искусств Мира и Войны, «улучщатели-изменщики» пытаются, то, с помощью инструмента айкидо, решать не просто не несвойственные, а противоположные ему задачи, к тому же несвойственными айкидо методами, то с помощью чужого для айкидо инструмента и метода практики, достигать продемонстрированной О-сенсеем прикладной эффективности.

(*Шизофрени́я (от др.-греч. Σχίζω – раскалываю и φρήν – ум, рассудок), ранее лат. Dementia praecox («слабоумие преждевременное») – полиморфное психическое расстройство или группа психических расстройств, связанное с распадом процессов мышления и эмоциональных реакций. Шизофренические расстройства в целом отличаются характерными фундаментальными расстройствами мышления и восприятия, а также неадекватным или сниженным аффектом.

Этимология слова, от «расщепления рассудка», вызывает путаницу – в популярной культуре заболевание смешивают с «раздвоением личности» – неточным наименованием диссоциативного расстройства идентичности.

Википедия)

Мы рассматриваем процессы изменения и заимствования инструмента искусства, происходящие в современной айкидо, как следствие неспособности «новаторов» приблизится в своём изучении базовых форм его техник к воспроизведению прикладной эффективности О-сенсея. Как попытки найти эту эффективность на стороне, возникающие в результате неверного применения метода практики О-сенсея, по причине непонимания ими ни методологии практик духа (методология изменения духа), ни методологии Пути духа и практик искусств Мира** (методология совершенствования духа; в отличие от методологии «не учитывающей возможные направления изменения духовного состояния», это методология «осознанного придания духовным изменениям Естественного Направления Развития»).

(**Не все практические искусства, несмотря на присутствие в своих названиях суффикса «до» и реальное решение задачи по изменению духа (т.е. несмотря на повышение статуса духовного состояния и практических возможностей), являются истинными практиками Пути духа и искусствами Мира. Кен-до, йай-до, безусловно, своими методиками, решающими задачу изменения состояние духа, нельзя назвать «искусствами Мира», каждая техника из которых предназначена для убийства и причинения вреда. Нельзя отнести к Пути духа и искусство бонсай, в котором естественные процессы подвергаются искусственному угнетению и извращению, подобно тому, как в средние века в Европе компрачикосы умышленно уродовали внешность детей (например, помещая тело ребёнка в бочку и тем, не давая ему нормальным образом расти и развиваться) для увеселения толпы и знати или для использования создаваемых ими монстров в качестве попрошаек. В истинных практиках Пути (пути духовного совершенствования), помимо вопроса развития возможностей духа, осознанно решается вопрос в отношении принадлежности производимых в человеке духовных изменений к духовному развитию или духовной деградации; в отношении выбора одного из двух объемлющих направлений изменения состояния духа возможных в Иерархии Объективной Нравственности: в движении, приближающем к Праведности Бога или же ведущем к усилению личного демонизма их адепта.)

Нужно понимать, что любое искусство Мира есть и искусство Духа, но не каждое искусство духа является искусством Мира. Поэтому, не осознавая первичности духа в осуществлении практической деятельности, с одной стороны, и не различая процесс духовного развития от духовной деградации, с другой (т.е., не имея представления о состоянии и качестве духа, с уровня которого было создано айкидо), такие «улучшатели» искусства, помимо того, что тащат в айкидо противоположный ему дух (а, на самом деле, – выходят из практики оригинального айкидо), ещё и к тому же, думая отдельными фактами и статическими явлениями,

(т.е. рассматривая техники как отдельные, законченные объекты, и считая, что механизм повышения прикладной эффективности состоит в накоплении количества и механической сложности освоенных ими техник, вместо того, чтобы думать процессами и видеть техники айкидо О-сенсея растущими и взрослеющими динамическими явлениями, в результате чего механизмом повышения эффективности становится процесс духовного восхождения в Иерархии Объективной Духовности, заключающийся в нравственном повышении алгоритмики осуществления практической деятельности, независящий от количества практикуемых техник, и в котором инструмент-техники представляют собой постоянно изменяющиеся – по-настоящему живые – явления),

заимствуя формы и элементы техник традиционных боевых искусств, являются неспособными усвоить всю полноту духа, создавшего заимствуемые ими техники.

Как и синтетическое создание новых форм не способно повысить общий уровень эффективности осуществляемой практической деятельности, так и все заимствования и переносы техник из других видов боевых искусств, осуществляемые на нравственном уровне «улучшателя» и неизбежно отбрасывающие «царскую информацию», будут низводить копируемые ими объекты до их личного информационного и прикладного уровня. И поэтому изучение этих форм, ни в коем случае не имеющих статус стражей-охранителей ни практикуемого, ни копируемого искусств, не только не поможет превзойти способности Основателя айкидо, но и даже не приблизит к ним.

Следствием же ситуации, когда, не достигнув способностей Основателя айкидо, его последователи, не только неосознанно, но и часто открыто, отказываясь от предназначения, инструмента и метода изучаемого ими искусства, занимаются его «улучшением» и «развитием», становится появление многочисленных направлений, оставляющих за собой название айкидо, но при этом в качестве технического инструментария создающих и использующих химерических монстров, образуемых механическим смешением техник Войны и Мира – не пытающихся и не способных ни достигать цели, стоящие перед настоящим айкидо, ни решать задачи, преподносимые реалиями Жизни. Да и чему удивляться, если заходящие в механизм изменения духа со стороны выхода, создаваемые «новаторами» химеры*** (фото 5) столь странно выглядят на уровне физических жестов и ещё боле неприятно пахнут, для тех, кто способен воспринимать их информационное содержание на духовном плане.

(Фото 2)

Фото: Химеры.

(*** Химе́ра (др.-греч. Χίμαιρα, букв. «молодая коза») – в греческой мифологии чудовище с головой и шеей льва, туловищем козы, хвостом в виде змеи; порождение Тифона и Ехидны. В переносном смысле – необоснованная, несбыточная идея.

Википедия)

Изучая айкидо О-сенсея нужно помнить, что его техники состоят из духа (информация и мера) и механических движений.

«Чтобы воистину реализовать Искусство Мира, ты должен быть способен свободно играть в проявленных, скрытых и божественных сферах».

М. Уесиба. Искусство мира (Из бесед, стихов, каллиграфии Основателя айкидо), «София», Киев, 1999г.

Среди которых именно информация и алгоритмика её реализации в действиях тела, являются первичными по отношению к физической форме движений. И что эффективность, продемонстрированная в них Основателем айкидо, создана его особым состоянием духа. Поэтому совершенствование на первых этапах практики айкидо О-сенсея, состоит в разучивании не слишком большого количества созданных им базовых форм, а, затем, с использованием практики этих, живых в своём потенциале, форм, в изменении – во взращивании – состояния своего духа (в изменении информационно-алгоритмической составляющей своих действий) и приближении его к состоянию духа, достигнутого О-сенсеем, проявляющемся во «взрослении» практикуемых техник – в приближении формы и результата их выполнения к форме и результату Основателя искусства.

Формы и результат выполнения техник, продемонстрированных мастером Уесибой, являются посланием с достигнутого им духовного уровня, хранилищем  информационно-алгоритмической составляющей этого уровня и инструментом измерения – средством фиксации наличия и качества происходящих в адепте айкидо духовных изменений. Только сравнивая одни и те же техники и выявляя приближение их формы и результата их выполнения к форме и результату Основателя искусства, можно говорить о продвижении в практике созданного им айкидо.

Методика изучения искусств Пути такова, что переходы на новые уровни возможностей основываются на систематических возвращениях к практике базовых форм.

«Я [О-сенсей] разработал систему, систему обучения, систему воспитания. Айкидо – это процесс обучения. [Его учебно-воспитательный эффект  основывается на] изучении и совершенствовании основной техники кихон вадза [базовая техника].  Кихон вадза – основа практики айкидо. Это сущность философии айкидо, сконденсированная в ряде основных движений, каждое из которых даёт новую иллюстрацию одного и того же лежащего в её основе принципа».

«Все движения кихон вадза – это великолепный фундамент и катализатор духовной революции».

М. Саотомэ. Айкидо и гармония в природе, София, г. Киев, 1998г.

«Когда у вас есть трудности, когда у вас есть ощущение, что вы не продвигаетесь вперёд – а прогресс не линеен и имеет вот такой (волновой) характер, и вот здесь внизу, это очень неприятно переживается – тогда нужно вернуться к базовым, простым вещам. Углы, постановка ног, позы, и это поможет вам понять, что в вашем теле ещё туго движется. И именно это позволит вам продвигаться дальше».

Ж. Блез. Мастер-класс по айкидо, г. Новосибирск, октябрь 2011г.)

Только повторив эффективность О-сенсея в базовых формах техник айкидо, можно говорить о выходе на достигнутый им уровень в Иерархии Объективной Духовности и способности создавать новые формы техник айкидо, в том числе и в результате заимствований из традиционных боевых искусств, не боясь уподобиться слону в посудной лавке или создателю химер, т.е. не коверкая структуру функциональности инструмента настоящего айкидо (матрёшку опирающихся друг на друга функциональных возможностей техник) и не внося в его практику дегенеративные процессы (процессы, состоящие в потере отдельных матрёшек из их общего последовательного набора и ведущие к утрате инструментом практики отдельных функциональных качеств, без которых этот инструмент-техники не способен проявить свою полную эффективность).

Только после достижения духовного уровня Основателя искусства, подтверждаемого воспроизведением в созданных им формах базовых техник его же прикладной эффективности, можно говорить о выходе к практическому решению вопроса о развитии айкидо. Об одевании, теперь уже не только техник традиционного будо, но и техник айкидо О-сенсея, в новые, а главное условие новизны, это «лучшие» – в «Искусстве Духа», принадлежащие более высоким уровням в Иерархии Объективной Нравственности и невидимые обычным зрением – одежды духа, меняющие внешнюю форму, эффективность и результат прежних форм техник.

«Вбирай почтенные традиции [формы техник традиционных боевых искусств; техники Искусства Войны] в наше новое искусство [Искусство Мира] и одевай их [эти техники традиционного будо] в свежие одежды [духа, принадлежащего более высоким уровням Иерархии Объективной Духовности и меняющего внешнюю форму, эффективность и результат прежних техник]».

«Мир всегда будет изменяться, но битвы и войны могут уничтожить нас всех до единого. Сейчас нам нужны техники согласия, а не техники спора. Сейчас требуется «Искусство Мира», а не «Искусство Войны».

М. Уесиба. Искусство мира (Из бесед, стихов, каллиграфии Основателя айкидо), «София», Киев, 1999г.

Или другими словами, о возможности постановки в практике айкидо О-сенсея вопросов, открывающих путь к постижению очередного уровня Объективной Истины и овладению новой ступенью информационно-алгоритмического обеспечения осуществления практической деятельности.

«На фундаменте [технического инструментария] классических стилей строй новые [основанные на новом – приближающемся к Нравственности Бога – информационно-алгоритмическом обеспечении], лучшие [способные осуществлять большее количество функций и решать большее количество практических задач] формы».

«Полагайся на Мир [а для этого, прежде, познай Мир, изучив его Законы],

Чтобы проявились твои

Многогранные способности».

М. Уесиба. Искусство мира (Из бесед, стихов, каллиграфии Основателя айкидо), «София», Киев, 1999г.

«Кто овладел приёмами –

Тот ещё не овладел Истиной,

Начало познания –

Во власти Богов». М. Уэсиба

С. Познахарев. Айкидо для гайдзина, Киев, 2015г.

Об очередном шаге в бесконечном процессе функционального развития живых техник живого Искусства Мира.

«Завтрашние техники будут отличаться от сегодняшних. Не увлекайся внешней формой ситуации. Искусство Мира не имеет формы – оно есть изучение Духа».

М. Уесиба. Искусство мира (Из бесед, стихов, каллиграфии Основателя айкидо), «София», Киев, 1999г.

******

Ранее мы уже отмечали, что помощь учителя в практиках Пути заключается в постановке перед учеником таких задач, о которых тот не в состоянии даже представить. Поэтому, двигающемуся в неизвестное, определение техник, через которые он взаимодействует и познаёт Окружающую Действительность, которое базируясь, как на понятии инструмента духовных практик, так и на понятии инструмента искусства Мира раскрывало матричную функционально накопительную природу техник айкидо, двухкомпонентный состав образующих их динамических процессов, протекающих, в отношении физической формы техник и их информационного содержания, и имеющих общее концептуальное направление, гармонично вписанное в глобальный исторический процесс, осуществляемый в русле Божественного Замысла, могло бы стать надёжной опорой в овладении практическими способностями О-сенсея и воплощении его Великой Мечты.

******

Comments (0)

Оставьте мнение: