Ноя 25 2017

Особенная методология Основателя айкидо: Метод выше формы; метод создаёт и искусство, и форму

Category: ДневникЕвгений @ 18:07

Иное представление о движущей силе развития во Вселенной (не борьба, а объединение со Вселенной, с Замыслом и способами действий Её Творца), связанный с ним особый метод тренировки и недостижимые практические результаты Морихея Уесибы в искусстве боя являются следствием того уровня обобщения, который был в его мировоззренческом видении (уровня высоты его духа в Иерархии Объективной Духовности).

Именно обобщение содержания совокупности процессов Окружающего Мира и направления их Общего Хода, стремящееся к высотам Божественной Любви, позволяет понять суть его развивающего дух  метода практики, ведущий принцип которого характеризуется «объединяющим подходом в изучении и практике технических способов действий».

Когда в условиях тренировочного занятия, вместо установки: «это другой вариант формы техники, его надо делать по-другому», – исходящей из того, что мастерство заключается во владении большим количеством (на все случаи Жизни*) техник, и приводящей к тому, что, с каждой новой ситуацией, мы учим всё новые и новые техники, изучение отдельных технических приёмов начинает строиться на объединении (не путать с синтетическим смешением базовых форм), на первый взгляд, совсем непохожих по своей механической структуре техник. Когда значение понятия мастерства переносится на способность видеть общее в разнокачественном и объединять несовместимое: «да, это разные способы действий, но, в принципе, на уровне волн, ритма, резонанса, притягивания и ведения, это одно и то же». Когда, изучая разные техники, мы, каждый раз, ищем одно и то же: то, что объединяет, а не разъединяет, техники. Когда одна техника, которая получается, становиться надёжным основанием для овладения теми техниками, которые не получаются сейчас, и всеми теми, которые только ещё предстоит изучать в будущем.

(* «Для боя недостаточно одних домашних заготовок. Необходимо создавать технику спонтанно».

М. Хикитсучи. Интервью, г. Париж, 1984г.)

Когда от работы по эксперименту с формой техник (по сути, от издевательства над техникой изучаемого искусства) не способной к развитию духа (неспособной к настройке ума; настройке алгоритмики осуществления практической деятельности) и, в образном смысле, состоящей в «штамповке разных по форме, но одинаковых по мощности пистолетиков», переходят к практике изучения ограниченного количества техник и условному фиксированию их базовой формы) с устремлением в простой в механическом отношении форме технического приёма передать большее количество информации. То есть, переходят к эксперименту с состоянием духа, к работе по настройке духа (ума), преследующему цели выражения в одной и той же технике новых, в нравственном отношении, целееполагания и алгоритмики практики, соответствующих проявлению новых качеств духа, что невозможно без осуществления духовных преобразований, и потому, к эксперименту, призванному решать задачу духовного совершенствования – необходимого условия практики «искусства духа» – в физическом проявлении ведущему к превращению одной и той же несложной в механическом аспекте формы техники в орудие по своему воздействию равному мощи ракетного крейсера.

«У меня есть друг, с которым мы изучали то, чему учил Основатель. И очень интересно, что с помощью ещё одного нашего общего друга, японца, помогавшего нам переводить тексты О-сенсея, мы нашли, что в конце своей жизни Основатель сказал: «Делайте только «иккё сувари ваза», и у вас будут такие же способности, что и у меня»».

Ж. Блез, мастер-класс по айкидо, г. Новосибирск, октябрь 2005г.

Именно такой обобщающий метод практики, со временем, подводит к пониманию всех тех странных высказываний Основателя айкидо и продемонстрированных им феноменов, в т.ч. и в отношении того, почему «все техники есть одно» и для овладения его уровнем практических способностей достаточно практиковать всего лишь одну технику.

«Сейчас я хотел бы дать некоторые несложные объяснения основных техник, которые мы изучаем. Вы должны запомнить самую важную вещь в айкидо: айки есть кокю и ирими-тэнкан».

«О-сенсей часто говорил: все техники есть одна. Как понять то, что он демонстрирует огромное количество техник и, тем не менее, говорит, что все они – всего лишь одна техника?!».

«Я понял, что все вещи связаны и, как О-сенсей говорил, – есть одно».

С. Ямагучи. Айки – это кокю и ирими–тэнкан. Лекция на татами, октябрь 2009г.

Почему в искусстве духа форма техник, все-таки, не главное, и почему, для осуществления духовного и технического совершенствования, о ней нужно забыть. И что совершенствование, это и есть изменение формы; но это «тонкое изменение», начинающееся с изменения целееполагания и алгоритмики практики; а приятие какого-то её, пусть и высокого, уровня, за идеал является остановкой в развитии, которой нет места в практике Пути.

«Искусство Мира не имеет формы – оно есть изучение Духа…  В конце концов, ты должен будешь вообще забыть о технике. Чем дальше продвигаешься, тем меньше остается догм».

«…На фундаменте классических стилей строй новые, лучшие формы».

«С древних времен и поныне даже величайшие мудрецы не были способны охватить всю истину; объяснения и учения мастеров и святых выражают лишь часть целого. Никто не может говорить о таких вещах во всей их полноте».

М. Уесиба. Искусство мира (Из бесед, стихов, каллиграфии Основателя айкидо), «София», Киев, 1999г.

«Если общество догматизирует идеи, то даже истина, став безрассудной догмой, в которую тупо верят, не чувствуя жизни [Общего Хода Вещей] и взаимосвязи с нею стоящих за догмами идей, начинает лгать. При этом в процессе смены поколений на смену поколениям носителей идеи, которые развивали и осваивали её для себя, которые на её основе решали проблемы общественной жизни, приходят поколения словесников, которые знают слова, но не чуют жизни и не понимают связи известных им слов с идеями как таковыми и жизнью. Они неизбежно приводят общество к кризису».

ВП СССР. О текущем моменте, № 4, 2008 г.

Именно обобщение даёт объяснение наблюдаемому на видеозаписях О-сенсея «феномену исчезновения техник», когда из конкретных технических приёмов уходят черты, характеризующие её индивидуальные отличия, и на первый план выходят общие принципы выполнения, вследствие чего разные формы ирими-наге, шихо-наге, каитен-наге, котегаеши и др. специализированные «наге» становятся одним и тем же неопределённым кокью-наге.

И именно особый уровень обобщения, порождающий особую методологию, находящуюся в основании объединяющего подхода в практике оригинального айкидо, является причиной того, что практика одних и тех же техник, взятых из традиционного будо (являющегося технической базой айкидо), приводит к иному (чем в традиционном будо) результату (как по итогам выполнения приёмов, так и по итогам воспитательного воздействия на их адептов) и обосновывает создание, действительно, нового вида будо и принципиально нового искусства.

Осознание же разных методологических подходов, формирующих методические базы практики айкидо и традиционного будо, позволяет получить ответы по многим спорным вопросам, как вокруг айкидо, так и по тем, которые относятся к организации непосредственных занятий, находя при этом решение учебных задач на более высоком методологическом уровне.

В т.ч. в вопросе создания айкидо снять с Основателя искусства обвинения в воровстве стиля у своего учителя.

«Что известно про «легендарного» Такеду, учителя Уесибы, последнего самурая Японии, который, невзирая на закон, до гробовой доски носил меч и убил в поединках более пятидесяти человек? Да ничего, кроме того, что он последний патриарх стиля дзю-дзюцу, нагло сворованного Уесибой (да простят меня его поклонники) и переименованы на новый лад».

А. Кочергин. Мужик с топором. СПб.: Издательство «Крылов», 2007г.

Да, О-сенсей не создавал новых техник. Однако он создал метод практики, который, несомненно, меняет их традиционную форму; опираясь на традиционную, порождённую Реалиями Жизни форму*, создаёт новые формы («одевает классические формы в новые одежды») традиционных техник и новое искусство в целом (новая методология создала новое искусство).

******

*Именно благодаря тому, что айкидо О-сенсея являясь в своём высшем предназначении инструментом решения Жизненных проблем вообще, исходит из форм порождённых Реалиями Жизни и представляет собой формы, отражающие новую глубину Реалий Жизни, базовая форма техник айкидо, подчиняясь принципу «не быть открытым!», с которого начинается практика любого боевого искусства, очень чётко расписана и должна быть строго соблюдена.

Вместе с тем, сегодня можно наблюдать распространение ситуации, когда, предлагая практиковать айкидо «для здоровья», «для приобщения к особой философии» или каких-то других целей, преподаватели считают позволительными отклонения от этого принципа в виду его отпугивающей жёсткости и, относя его к высшим требованиям, к высшим уровням практики искусства, достигаемым в результате длительных занятий и необходимым лишь только тем, кто целенаправленно изучает аспект боевого применения айкидо.

«… Мне кажется, что должны быть разные айкидо для разных типов людей – для молодых и пожилых, например. Или айкидо для оздоровления, айкидо для самозащиты и айкидо как боевое искусство. Поэтому я решил не устанавливать для своих учеников стереотипов вроде «вот что такое настоящее будо» [отказался от призыва Морихеи о том, чтобы познать настоящие сущность и значение созданного им искусства, позволяющие выйти на метод воспитания продемонстрированных Основателем искусства духовных и технических возможностей].

Т. Сугувара, С. Луцзян. Айки-до и китайские боевые искусства. Токио, 1996. Сборник «Айкидо: искусство мира», София, Киев, 1997г.

«По мере распространения айкидо мы ясно начинаем видеть, что существует широкий спектр понимания того, что такое айкидо, и этот спектр продолжает расширяться.

Люди занимаются айкидо, имея для этого множество разных причин. Многие из них не собираются становиться специалистами воинских искусств. Эта сторона искусства им не интересна. Их больше привлекает изучение законов движений, энергетическая сторона и та часть, которая служит моделью для разрешения конфликтов. В некоторых случаях им просто нравится быть в сообществе одинаково мыслящих людей, с которыми они вместе занимаются интересным делом.

Для меня это не представляет никакой проблемы. Ваша практика должна быть отражением того, какими вы являетесь и какими хотите быть. Когда люди честны перед собой и другими и говорят, что боевая составляющая искусства им не интересна, они имеют право продолжать заниматься, и я никак не могу их критиковать».

Джордж С. Редьярд. Айкидо как будо (Перевод Елены Петровой. Алтайский центр айкидо «Сингитай»)

Однако мы не можем согласиться с отношением, озвучиваемым Д. Редьяром и Т. Сугуварой, так как боевой аспект в изучении айкидо, реализуемый в принципе «не быть открытым!», является тем фундаментом процесса практики, без которого овладение всеми остальными функциональными возможностями искусства Морихея Уесибы, и в т.ч. выяснение главного предназначения айкидо, не осуществимы.

Айкидо О-сенсея не завершается боевым аспектом, а с него начинается.

«Понимай айкидо прежде всего как будо, а потом – как путь служения делу создания Мировой Семьи».

М. Уесиба. Айкидо – истинное будо. Искусство мира, «София», Киев, 1999г.

Предлагая практиковать айкидо в качестве, будь-то «средства для здоровья» или «методологического инструмента познания Окружающей Действительности», но оставляя без внимания боевой аспект практики и этим отрывая свои занятия от Реалий Жизни, преподаватели, на самом деле, закрывают своим ученикам возможность обретения, и здоровья, и, способной успешно решать жизненные вопросы, методологии.

Поэтому мы считаем неправильным и не можем оставить без внимания то, как Д. Редьяр (или кто-то другой), понимая, что айкидо, это будо, что без подчинения Закономерностям Объективной Реальности, реализуемого через принцип «не быть открытым!», айкидо не существует*,

(*«Когда искусство опускается до уровня, на котором больше нет никакой реальности в тренировках, в нем нет уроков будо. И следствием этого являются обсуждения, в которых имеющие самые добрые намерения люди высказывают суждения айкидо, которые просто-напросто неточны».

Джордж С. Редьярд. Айкидо как будо (Перевод Елены Петровой. Алтайский центр айкидо «Сингитай»)

но подчиняясь пресловутой западной толерантности (которой нет ни в Природе, ни в оригинальном айкидо: «Кристально чистый, острый и яркий, Священный Меч не оставляет злу ни малейшей лазейки». М. Уесиба) отказываться от необходимой осуждения на голову поставленной ситуации, содействующей распространению ложного представления об айкидо О-сенсея и методе его практики, вызывающих со стороны представителей традиционных боевых искусств справедливую критику, распространяющуюся при этом и на настоящее айкидо, которое к оторванным от Жизни развлечениям не имеет отношения.

«То, что преподается в большинстве школ айкидо сегодня, – очень мягкая форма дзюдзюцу, основанная на смягченных техниках дайто-рю, щедро разбавленная псевдодуховными учениями, делающими это искусство практически ни к чему не пригодным, кроме личного развлечения».

Фредрик Дж. Ловрет. Путь и сила: секреты японской стратегии. «София», г. Киев, 2000г.

Представляя принципы практики базовых техник в своей методике преподавания айкидо («не быть открытым!», «не смотреть на партнёра!», «начинать первым!»), по его мнению, позволяющие сделать занимающимся свои тело, дух и сердце чувствительными к поиску айкидо О-сенсея, Жерар Блез всегда, в т.ч. и в своей книге «Айкидо: поиск верного движения», начинает с принципа «не быть открытым!».

Не будет в практике айкидо принципа «не быть открытым!», не будет и всего того положительного с чем связывают его практику. Требование «не быть открытым» – фундамент, на котором строится пирамида функциональных возможностей айкидо; основание, с которого заполняется матрица реализации наивысшего предназначения искусства О-сенсея.

«Техника айкидо создана для развития силы притягивания, а не для того, чтобы причинять боль. Но если вы сделаете малейшую ошибку в передвижениях – это работать не будет.

…Я не могу давать новую информацию пока вижу, что вы неправильно делаете движение. Потому, что это ни к чему не приведёт».

Ж. Блез. Семинар по айкидо, г. Санкт-Петербург, июнь 2004г.

Обязательное соблюдение не быть открытым и осознание того, что может произойти в Действительности при допущении малейшего нарушения этого принципа, как проявление связи с Реальностью, является фундаментом для овладения всеми остальными функциями айкидо О-сенсея. Именно поэтому мастера айкидо придают особое значение осознанию возможности смерти*.

(*К стати, это то, что способно губительно влиять на психику детей, и что заставляет задумываться о правильности вовлечения в занятия айкидо несовершеннолетних. Потому что, эти занятия, либо не айкидо, т.к. перед занимающимися не раскрывают его базовый аспект и родителей обманывают в том, что их детей учат айкидо, либо, при условии погружения в Реальность, оказывающие разрушающее действие на неокрепшую психику и воспитывающие извергов занятия.)

«Независимо от того, что может произойти, нужно быть готовым принять на себя девяносто девять процентов атаки противника и посмотреть в лицо смерти, чтобы осветить Путь».

М. Уесиба. Будо. Учение Основателя айкидо. Феникс, Ростов-на-Дону, 1999г.

«В будо именно вся жизнь важна. Нет колебаний, нет второй попытки. Эти истина и искренность важны и необходимы в тренировке, чтобы родилась новая личность».

Хикитсучи Мичио Сенсей. Высказывания об Айкидо. Материалы, печать, выпуск Анни Морель 26 января 1998г.

«Самый важный урок, который я получил непосредственно от О-сенсея, заключался в том, что я должен искренне делать всё так, как будто речь идёт о жизни и смерти». Мичио Хикитсучи.

С.Перри. Воспоминания об О-сенсее. Жизнь и тренировки с основателем айкидо, Морихеем Уесибой, 2002г, aikiportal.

«Ваш партнёр, тот на ком проводится техника, должен обязательно концентрировать свои усилия на реализации своего намерения атаковать. В рамках практики айкидо, это значит нанести атеми исполнителю техники каждый раз, когда возникает такая возможность. (Нанести атеми не означает обязательно ударить с силой или даже нанести удар; простое зрительное представление удара может быть более эффективным, чем сам удар)».

Ж.Блез. Речи и тексты Основателя по практике айкидо. Барнаул, 2000г.

Другое дело, что особенность метода решения Жизненных проблем в искусстве О-сенсея, отличающая его от традиционных боевых искусств – от того что критики айкидо от традиционного будо не способны увидеть, либо не состоянии принять – заключается в том, что «не быть открытым» в процессе взаимодействия с объектами Окружающего Мира возможно и без насилия, без причинения боли и увечий.

«Искусство Мира действует повсюду…

…Искусство Мира не полагается на оружие или грубую силу… Делать ставку лишь на физические аспекты воинственности бессмысленно, ибо мощь тела всегда ограничена.

…Искусство Мира непобедимо, потому что оно ни с чем не борется.

…Ищущие единоборства совершают смертельную ошибку. Бить, разрушать, причинять увечья – это тяжелейший грех, который может совершить человек. Настоящий Путь Воина заключается в том, чтобы предотвращать избиение.

…Мир всегда будет изменяться, но битвы и войны могут уничтожить нас всех до единого. Сейчас нам нужны техники согласия, а не техники спора. Сейчас требуется Искусство Мира, а не Искусство Войны».

М. Уесиба. Искусство мира (Из бесед, стихов, каллиграфии Основателя айкидо), «София», Киев, 1999г.

******

Именно «рю» (метод) стал другим. И когда, М. Уесиба, понимая, что то, чем он занимается и учит других и то, что впоследствии с углублением развития стало называться «айки-будо», а затем «айкидо», не совпадает с тем, чему учит и как действует Дайто-рю С.Такеды, он справедливо назвал свою школу Уесиба-рю [метод Уесибы].

«Рю – это и метод обучения, и метод сохранения искусства.

…Рю – это стиль ведения сражения, передающийся из поколения в поколение. Вместе с тем, рю – гораздо больше, чем просто стиль, это полная методология передачи сохранения системы.

…Рю представляет собой попытку передать метод основателя своим потомкам».

Ф. Дж. Ловрет. Путь и сила: секреты японской стратегии. «София», г. Киев, 2000г.

«В 1922 году, он [М. Уесиба] дипломирован школой Шинкегуе кен-дзюцу. В этом же году он получает приглашение учителя, Такеда Сокаку; который констатирует (уровень подготовки М.Уесибы, глядя на обучение в его школе) изменения его техники и просит не использовать больше название Дайто-рю (видимо, чтобы не путали стили разных учителей). Учитель Морихей Уесиба называет тогда свою школу Дайто-рю айки-дзю-дзюцу. Но как потом Такеда Сокаку будет использовать такую же терминологию, чтобы обозначить свою школу? Учитель Морихей Уесиба, чтобы отличить свою школу, в 1924 году называет её Уесиба-рю дзю-дзюцу, а затем в период 1925-26 г.г. даёт ей название Уесиба-рю».

Ж. Блез. Речи и тексты Основателя по практике айкидо. Барнаул, 2000г.

Метод выше формы. И если разные формы техник практиковать по одному и тому же методу, то их результат в прикладном аспекте, принципиально, будет одним и тем же. Недаром китайское определение безумия состоит в том, чтобы «делать одно и то же ожидая при этом какого-то нового результата».

«Самая большая глупость – это делать то же самое снова и снова, но каждый раз ожидать иного результата и надеяться на другой результат.

А. Эйнштейн

«Пешеходов надо любить. Пешеходы составляют большую часть человечества. Мало того – лучшую его часть. Пешеходы создали мир… и установили, что из бобов сои можно изготовить сто четырнадцать вкусных  и питательных блюд».

И. Ильф, Е. Петров. Золотой теленок.

Однако, как можно наблюдать, эту особенность, исходящую из определённого уровня обобщения и характеризующую специфику айкидо, ведущую со всеми вытекающими из неё отличиями метода практики, к овладению способностями его Основателя, не осознают не только адепты традиционного будо, но и многие, называющие себя последователями О-сенсея.

Например, можно видеть, когда один из патриархов современного Дайто-рю Амацу Ютака в своей книге «Настоящее Дайто-рю айкидзюдзюцу. То, чему учил меня мэнкёкайдэн Хиса Такума», разъясняет отличия Такеда-рю от Уесиба-рю (а это одно из доказательств со стороны Дайто-рю того, что кражи искусства не было; что Такеда-рю и Уесиба-рю, всё-таки, отличаются друг от друга), то, в основном, говорит об отличиях форме техник и почти ничего не говорит о главном – о различиях в методе.

«Хиса выделил два типа Дайто-рю айкидзюдзюцу. Один из них назывался Такеда-рю, а другой – Уесиба-рю. Хиса подчеркивал это по той причине, что изучал Дайто-рю сначала у Уэсибы Морихеи, а позже у Такеды Сокаку. Следовательно, Хиса был хорошо осведомлен о различиях между этими типами.

…Он [Хиса] сказал мне: «Есть два типа Дайто-рю, один из них – Такеда-рю, а другой – Уесиба-рю». Я понял эти различия позже, когда Хиса обучал меня, и только меня, Такеда-рю.

…Хиса говорил мне, к примеру: «Это иккадзё из Такеда-рю» или «Это шихонагэ из Такеда-рю»… Шихонагэ Такеда-рю и Уесиба-рю сильно отличаются… Хиса учил меня так с самого начала».

А. Ютака. Настоящее Дайто-рю айкидзюдзюцу. То, чему учил меня мэнкёкайдэн Хиса Такума (Перевод: И. Лабушевский и А. Куропятник).

Видеть различие в жёсткости («болезненности» и «опасности») формы техник (когда «жёсткость» становится однозначным выражением принципа «Не быть открытым!»; однако, как было отмечено выше, не быть открытым можно и без жёсткости), низводя айкидо до начальной ступени изучения настоящего Дайто-рю С. Такеды,

«Причина, по которой много людей верит, что Уесиба учил базовым техникам, а Такеда

– только техникам высокого уровня, полагаю, заключена в книге «Содэн» (все техники Дайто-рю айкидзюдзюцу, которые изучили работники «Асахи»). «Содэн» состоит из девяти томов, из которых книги с первой по шестую содержат техники Уесиба-рю, а с седьмой по девятую – Такеда-рю. Множество людей понимает это так: Уесиба учил базовым техникам, а Сокаку – только техникам высокого уровня.

…Техники в Содэн – это Уесиба-рю, а я [Хиса] учу тебя Такеда-рю. Такеда-рю — настоящее Дайто-рю».

«Сокаку [представитель Искусства Войны] ненавидел Уеэсиба-рю [Искусство Мира; ещё один из доводов к тому, что айкидо не только не начальный этап в изучении Дайто-рю, но и совсем не одно и то же], поэтому он, естественно, заявил: «Все вы учились неправильно, я научу вас настоящему Дайто-рю», и он учил их Такеда-рю с самого начала. Я убедился в этом благодаря собственному опыту. Хиса учил меня Такеда-рю, отмечая: «В Такеда-рю много болезненных и опасных техник, но это настоящее Дайто-рю». Я думаю, Сокаку обучал его Дайто-рю, приговаривая те же слова».

А. Ютака. Настоящее Дайто-рю айкидзюдзюцу. То, чему учил меня мэнкёкайдэн Хиса Такума (Перевод: И. Лабушевский и А. Куропятник).

«В сравнении с самой природой айкидзюдзюцу Сокаку, уесибовское айкидо представляет собой в значительной степени ослабленную форму рукопашного боя».

Донн Ф. Дрэгер. Современные будзюцу и будо. Агенство «ФАИР», г. Москва; 1998г.

«И хотя айкидо имеет историческую связь с учением об айки, оно настолько ослабело (как теория, так и практика), что стало слишком мало похоже на настоящее айкидо, представляющее собой набор физических упражнений, развивающих айки. То, что преподается в большинстве школ айкидо сегодня, – очень мягкая форма дзюдзюцу, основанная на смягченных техниках дайто-рю, щедро разбавленная псевдодуховными учениями, делающими это искусство практически ни к чему не пригодным, кроме личного развлечения».

Фредрик Дж. Ловрет. Путь и сила: секреты японской стратегии. «София», г. Киев, 2000г.

практиковать и развивать (улучшать) айкидо в соответствии с задачами определяемыми мнениями инструкторов или даже учеников (т.е. людей, далёких от духовных воззрений и технических способностей Основателя искусства),

«Благодаря своей всемирной популярности айкидо было подвержено другим культурным влияниям, развивалось и продолжает развиваться дальше в различных направлениях в соответствии с задачами его инструкторов».

Б. Рёдель. Айкидо: Основы. Принципы. Техники. Эксмо, Наше слово, Москва, 2012г.

«То, что показывает О-сенсей, я не понимаю и поэтому мне это не интересно. Я не занимаюсь тем айкидо, которое показывает О-сенсей. Мы делаем то, что нам показывают его последователи. Я делаю то айкидо, которое интересно мне … и, которое интересно моим ученикам».

М. Сафронов (5 дан Айкикай, представитель в России К. Тисье, 7 дан Айкикай), видеофильм «Айкидо. Гакумон додзё».

– это, находясь на недостаточном методологическом уровне, не понимать сути метода практики айкидо О-сенсея. Это значит, практикуя техники айкидо, заниматься другим искусством. Из одних и тех же бобов сои готовить множество вкусных и питательных блюд.

Именно поэтому в процессе практики айкидо, для сохранения искусства, ведущего к способностям его Основателя, чрезвычайно важно придерживаться созданного им метода. Практикуя айкидо и желая овладеть способностями Основателя айкидо, важно, чтобы «базовые формы изучаемых техник менялись при сохранении метода О-сенсея», но никак «не созданный им метод, при сохранении традиционных форм».  Учитывая методологическое превосходство метода перед формой, можно говорить о том, что «сохранение метода при тонком изменении базовых форм техник», является критерием соответствия практики методу О-сенсея.

Фредрик Дж. Ловрет очень точно выражает идею «рю», заключающуюся в том, чтобы, погружая человека в определённые условия изменить его внутренне, в результате этого, конечно же, меняется и форма практикуемых им техник.

«Хотя начальная тренировка и в школе, и в додзё идентична, цели и методы ее различны. В школе есть учитель и ученики; в додзё мастер и его последователи. Ученик посещает занятие для того, чтобы получить новые знания; последователь (дэси), посещает занятия, чтобы подвергнуться духовной трансформации… Его [рю] цель не научить, а изменить человека».

Фредрик Дж. Ловрет. Путь и сила: секреты японской стратегии. «София», г. Киев, 2000г.

Вместе с тем, величина изменений, как состояния человека, так и формы и прикладной эффективности выполняемых им техник, которую способен произвести тот или иной конкретный «рю», определяется уровнем общения, формирующим методологию, находящуюся в его основании.

Осознание того, что метод иерархически выше формы (осознание того, что метод объемлет и создаёт форму) позволяет понять нелепость поиска эффективности способностей Основателя айкидо в «возвращении к источнику изучаемого искусства», когда люди, желая приобрести способности Морихея Уесибы, проистекающие с очень немалого уровня обобщения (из методологии Искусства Мира), пытаются сделать это через изучение форм техник того же Дайто-рю или техник других видов традиционных боевых искусств основанных на совершенно другой методологической базе (на методологии Искусства Войны).

Морихиро Сайто в 1986 году говорил, о том, что хочет переиздать книгу «Будо-реншу» (1933г.), чтобы дать комментарии к показанным в ней «старым» техникам, разъясняющие почему люди, изучающие айкидо, не понимают техники О-сенсея, видя в этом способ содействия адептам айкидо в приближения к способностям О-сенсея.

«Прошло уже более 50 лет (48, если быть точным), с тех пор как эта книга была опубликована. Если разделить время на периоды «до войны» и «после войны», то я поступил в додзё сразу после войны, и техника, которой нас учили, отличалась от той, которая была показана в этой книге…

…Техника, описанная в этой книге очень похожа на технику дзю-дзюцу. Даже полностью совпадает с техниками дзю-дзюцу по стилю.

…Эта книга показала, в чем причина того, почему люди не понимали технику Ивама так, как понимали её мы – прямые ученики О-сенсея.

…Я делал то, чему меня учили, но когда я открыл эту книгу [«Айки-будо», 1938г.], я понял, что некоторые техники, которые мы применяем сегодня, сходны с этой книгой, но не в точности совпадают с ней. Поэтому я был вынужден изучить «старые» техники и прочел эту книгу с особым вниманием.

…В будущем я планирую переиздать с помощью «Айкиньюс» книгу «Будо-реншу» и сделать её с фотографиями и объяснениями».

М. Сайто. Форум боевых искусств Японии, 1986г.

Рассмотрение вопроса об истории становления айкидо интересно и познавательно для тех, кто серьёзно изучает это искусство. Мы уже говорили, что Жерар Блез в своём преподавании айкидо часто использует практику «старых» техник. Вместе с тем, мы считаем, что использование «старых» техник способно принести практическую пользу в изучении айкидо О-сенсея, только при условии понимании преподавателем методологических принципов Основателя искусства. В противном случае «возвращение к истоку» может быть не только не полезным, но и опасным как для учеников, так и для самого искусства.

Дело в том, что, сравнивая «ранние» и более «поздние» техники айкидо и фиксируя процесс их изменения, М. Сайто, опять же, анализирует лишь отличия в форме и почти ничего не говорит об источнике этих отличий – о мировоззрении и методологии О-сенсея (характеризуемыми полнотой, детализацией и целостностью мировосприятия), – хотя и упоминает об отличиях в методе практики, глубоко не раскрывая их сути.

«Техника, описанная в этой книге [«Будо-реншу»] очень похожа на технику дзю-дзюцу. Даже полностью совпадает с техниками дзю-дзюцу по стилю. Эта техника была сильно изменена до выхода второй книги («Айки-будо»). О-сенсей и в дальнейшем проводил изменения в техниках, но нет сомнения, что эти книги показывают происхождение айкидо от этого прекрасного вида воинского искусства.

…И все же если сравнить айкидо с техниками дайто-рю и ягю-рю, то техника Основателя не содержит старой оболочки [а старое содержание?!]. И хотя он подвергался влиянию этих видов боевого искусства, его методы практики отличались».

М. Сайто. Форум боевых искусств Японии, 1986г.

Сопоставление «старых» и «новых» техник полезно, если оно раскрывает вектор их изменений, направленный не назад, а вперёд – к развитию, к выявлению и реализации наиболее общего, определённого Основателем искусства, целееполагания практики айкидо, определяющему способы его достижения, и в том числе форму техник. Настоящий источник искусства в целеполагании.

Конечно, с помощью подсказок учителя, увидев ранее не замечаемые механические нюансы движений, можно  выучить форму техник высокого уровня. Однако такая, искусственным образом созданная, «пустая» форма не будет иметь силы. Но, как можно видеть, объяснения М. Сайто подталкивают именно к тому способу изучения техник, при котором их совершенствование строится на изменении формы (идёт от изменения формы; «игры с техникой»; хорошо ещё, если в сторону, о которой говорит М. Сайто) не задействуя механизм негативных духовных преобразований.

Вместе с тем, все практики Пути Духа основаны на методологической позиции, состоящей в том, что «совершенствование формы следует за совершенствованием духа». В искусстве духа прикладная эффективность техник определяется их внутренним наполнением (духовным содержанием), создаваемым реальным (не декларируемым) духовным состоянием выполняющего их человека. Формы техник, продемонстрированные О-сенсеем, к овладению которыми стремятся (должны стремиться!) его последователи, становятся эффективными только тогда, когда и форма подкреплена определённым духовным содержанием (соответствующим состоянию духа О-сенсея). Когда их практика содержит методы, запускающие и оптимизирующие механизмы духовного роста, причём такие, которые способны поднять мировоззрение (полноту, детализацию и целостность мировосприятия, а также организацию психики) адепта до уровня О-сенсея (например, упрощение, условное фиксирование формы и количества изучаемых базовых техник). А это уже иной методологический подход.

«Техника – только вот это [выполнил «ириминаге», очень короткий, не прикасаясь к партнёру]. Всё остальное [предшествующая работа по изучению механики жестов] только подготовка к этому.  Ирими-атеми и всё!

Но тренироваться так нельзя, так как это, либо работает, либо нет [т.е., либо получается, либо нет, и поэтому, повторяя по-обезьяньи форму техник высокого уровня научиться выполнять их с проявлением прикладной эффективности, демонстрируемой мастерами, невозможно]. Поэтому мы занимаемся более простыми вещами, такими, как изучение «иккё»».

Ж. Блез. Семинар по айкидо, г. Санкт-Петербург, июнь 2004г.

«Когда я вас учу, я возвращаюсь к техникам О-сенсея, которые он делал в 70-летнем возрасте. Ещё более поздние техники делать очень трудно. Они слишком простые. В них ничего нет, просто какое-то такое движение рукой по кругу. Такое мы изучать не можем».

Ж. Блез. Мастер-класс по айкидо, г. Новосибирск, октябрь 2014г.

Отметим, что, Жерар-сенсей, время от времени, предлагает всем ученикам выполнить формы техник высокого уровня, на несколько ступеней превышающий возможности основного количества учеников, участвующих в тренировке. Однако смысл этого задания состоит в том, что он относится к ним не как к тренировке, решающей какие-то учебные задачи, а как, с одной стороны, к демонстрации перспективных целей занятий, стимулирующей у учеников общий интерес к занятиям айкидо, а, с другой, как к тестовому упражнению, позволяющему увидеть, и ему (как преподавателю) и самим ученикам, реально достигнутый ими уровень практики (если эти формы техник работают, то достигли, если не работают – то нет).

******

Разновидностью подхода в поиске эффективной формы техник айкидо посредством углубления изучения нюансов формы (вместо углубления изучения метода практики, создающего эффективную форму, созданного Основателем искусства), а, по сути, примером методик, основанных на методологических позициях более низкого уровня, чем та, на которой был создан метод О-сенсея, в действительности, состоящих в возвращении к ложному источнику возникновения айкидо и потому не способных вести к прикладному уровню основателя искусства, является синтетическое создание техник на основании заимствований приёмов и их элементов (механических структур техник) из арсеналов других традиционных видов боевых искусств.

Конкретными примерами возвращения к ложному источнику возникновения айкидо в виде «совершенствования прикладной эффективности техник, строящегося на совершенствовании их формы» могут послужить, например, направление Т. Сугувары, объединяющему айкидо с китайскими боевыми искусствами, или методика использования в изучении айкидо работы с оружием, представляемая Д. Тедеевым.

«Мастер Морихей Уесиба, основатель айкидо, также изучал различные боевые искусства и синтезировал их. Легко упрощать боевые искусства, трудно синтезировать их.

Если говорить о моём опыте, то айкидо стало ещё более интересным для меня, когда я понял, что могу создавать многочисленные приёмы, сочетая его с китайскими боевыми искусствами. Так, в айкидо можно использовать техники тайцзи-цюаня, каратэ и нань-цюаня, но это практически невозможно в негибком мире современного [куда уж «гибчее»] айкидо, подчинённого строгим правилам.

Суть этого синтеза – не в том, чтобы просто смешивать [всё-таки смешивать каким-то хитрым образом; но ведь известно: «если будешь рассчитывать на тайные техники, то ничего не достигнешь»], а в том, что каждый должен учиться свободно создавать свои собственные техники [«штамповка пистолетиков»; у О-сенсея нет синтетического создания техник, его техники «созданы духом», создавать новые формы, одевая традиции в новые одежды – это не одно и то же, что и штамповка многочисленных техник одного и того же уровня – метод в котором нет развития духа]. Это очень захватывающее занятие [действительно, надёжно уводящее ложными ценностями (игрой в хитрые техники) неокрепшие (не имеющие устойчивых ориентиров) души с пути практики оригинального айкидо].

Т. Сугувара, С. Лузянь. Айкидо и китайские боевые искусства, (сборник Айкидо: искусство мира) София, Киев, 1997г.

По нашему мнению, именно недостаточный методологическая уровень Т. Сугувары (имеющему широкую практику преподавания в России) не позволили ему обратить внимание на то, что формы техник оригинального айкидо были созданы состоянием духа О-сенсея, достигнутым им в ходе его духовных поисков, и не являются результатом механической сборкой техник, изученных им боевых искусств.

«Что касается меня, я [Морихей Уесиба] изучил к настоящему времени без малого около 30 школ будо. Например Таи-дзюцу яагу-рю, Шиняу-рю, Кито-рю, Дайто-рю, Шинкаге-рю. Но айкидо не синтез этих школ. Айкидо полностью создано духом». («Aikido Shinzui», стр.31).

Ж. Блез. Речи и статьи Основателя по практике айкидо. Барнаул, 2000г.

Что заимствование техник осуществляет перенос прикладной эффективности без включения механизма духовного совершенствования и без изменения духовного состояния заимствующего, в направлении противодействия механизму «защиты от дурака», оставляющего эффективность создаваемых техник на уровне понимания заимствующего (в образном выражении, представляет собой «штамповку пистолетиков» – много разных техник, но, несмотря на своё многообразие равных в прикладной эффективности).

Стоит обратить внимание и на то, что одним из следствий воплощения без опоры на методологические принципы О-сенсея верной в своём основании идеи о «свободном создании собственных техник», стало вовлечение в преподавание айкидо Т. Сугуварой практики «каеши ваза» (контртехники), когда партнёр в продолжение техники, выполняемой оппонентом, начинает делать свою технику, тот, в ответ, – ещё одну, свою, и так далее до бесконечности. Демонстрация «каеши ваза» эффектно выглядит, однако в действительности, это не только демонстрация слабости техник – слабых форм техник, – но ещё и способ её закрепления. Так как является многократным повторением того, что не приводит к успешному завершению техники. В такой работе нет принципов развивающего дух искусства, вместо «программирования ситуации и инициативного управления ею в виде притягивания и ведения партнёра», «реагирование на действия партнёра (с возникновением вопроса времени) и полное подстраивание под обстановку (позволение вовлечение себя в действия партнёра, вместо притягивания партнёра)».

Отметим, что просматривая видеофильмы с записями  О-сенсея, мы ни разу не видели, чтобы он демонстрировал «каеши ваза». Его техника, создаваемая на методологии, основанной на высоком уровне понимания Общего Хода Вещей (на высоком уровне осознания Замысла Творца) и в своём целеполагании поддерживающая этот Ход (направленная на реализацию Замысла и гармонирующая со всеми составляющими Его процессами и Закономерностями, по которым он осуществляется), обладала Абсолютной Силой.

«Айкидо родилось в соответствии с принципами и жизнедеятельностью Вселенной. Поэтому это будо Абсолютной Победы.

…Вы одерживаете победу надо всем в соответствии с миссией Неба, вы обладаете Абсолютной Силой».

Интервью с О-Сенсеем Морихэем Уэсиба и Киссомару Уэсиба. К. Уэсиба «Айкидо» (Токио: Ковадо, 1957, с. 198-219).

И поэтому ему, обладающему  Абсолютной Силой (поддерживаемому Силой, осуществляющей движение Общего Хода Вещей), не нужно было переходить на запасные варианты.

«Если враг меня атакует с очень быстрой техникой, я не побеждён.

…Мне достаточно просто стоять вот так, открыв свою спину: если кто-то хочет меня атаковать – меня, который есть Вселенная, – он ранится с таким напряжением, с каким хотел меня атаковать». («Takemusu Aiki», стр.:13, 191).

Ж. Блез. Речи и тексты Основателя по практике айкидо. Барнаул, 2000г.

Не практикует «каеши ваза» и Жерар Блез. При случае, бывает, он демонстрирует контртехники, но выполняет их как одиночные акты перехвата инициативы (на самом деле, как продолжение инициативного начала, т.к. он всегда, в соответствии с указанием О-сенсея*, действует по принципу «Начинать первым!», даже если нападающий, внешне, атакует первым), заканчивающиеся его броском или техниками «осае».

(*«Не начинают технику, будучи схваченным». («Aikido Magazine», №40, 1988, стр.11).

Ж. Блез. Речи и тексты Основателя по практике айкидо. Барнаул, 2000г.

«Мы не ждали, когда партнер начнёт атаку. Где они ударят? Как они будут двигаться?

…Если мы всегда едины со Вселенной, Природой, то у противника просто нет места, чтобы атаковать.

М. Хикитсучи. Интервью, г. Париж, 1984г.

«Во всех основных техниках защиты от шомен-учи, таких как «иккё», «никкё», «санкьё» и «ёнкьё», вы должны опережать противника своей контратакой [в действительности это не контратака, т.к. «в айкидо О-сенсея нет ни атаки, ни защиты»**]. Это четко написано в этой книге и О-сенсей учил тому же до последних дней своей жизни».

М. Сайто. Форум боевых искусств Японии, 1986г.

**В настоящем будо нет ни противников, ни врагов». («Takemusu Aiki», стр.192).

«В Искусстве Мира нет атаки. Если ты нападаешь, это означает, что ты не владеешь собой. Никогда не убегай от вызова, но не пытайся неестественным образом подавить или подчинить своего противника».

М. Уесиба. Искусство мира (Из бесед, стихов, каллиграфии Основателя айкидо), «София», Киев, 1999г.

«Практики [после войны], несомненно, стали другими. Мы больше не атаковали.

…После войны он настаивал на том, чтобы не атаковать противника, не думать о том, чтобы победить его. «Если вы будете делать так, – говорил он, – всё будет как раньше. Теперь я все изменил. Всё нужно делать по-другому.

…В прошлом, когда противник атаковал, его порыв парировали [защищались] и атаковали. После войны всё изменилось. В тот момент, когда противник только поднимал руку для атаки, мы уже меняли позицию.

…Мы не ждали, когда партнер начнёт атаку [не реагировали на действия партнёра, т.е. – не защищались].

М. Хикитсучи. Интервью, г. Париж, 1984г.

«В айкидо нет атаки, именно поэтому я не учу вас, как надо атаковать [не учу атакующим техникам, решающим задачи традиционных боевых искусств]. Потому, что если говорить об атаках, нужно укреплять кулаки, ребра ладоней, накачивать брюшной пресс, а это уже совершенно другая логика. Мне нравится эта логика, но это не айкидо [эта логика не способна решать задачи, поставленные перед боевыми искусствами О-сенсеем].

…В айкидо первым начинает тот, кто делает технику. Вы не должны ждать, пока партнер сделает шомен, и только после этого начинать технику. Вы начинаете ещё до того, как партнёр начал шомен. Это база, это ключевой момент.

… Это требование может показаться странным, гораздо легче сказать: «Вот кто-то меня атакует, а я защищаюсь!», – это понятно. А если я говорю: «Мы начинаем до того, как он начал атаку!», – что это значит? Но именно так учил М. Уесиба.

…Я вижу, что вам трудно, это принять [то, что в айкидо нет, ни атаки, ни защиты], так вижу, что у вас у всех есть привычка: шомен начинать атакующему. Сколько бы я вам не объяснял, вы продолжаете ждать атаки и защищаться. На самом деле это нормально, когда к нам во Францию стал приезжать Хикитсучи-сенсей, нам понадобилось три года чтобы научиться тренироваться правильно. Это происходит потому, что в голове всегда сидит идея, что вы должны защищаться, но в айкидо мы не учимся защите, мы учимся притягивать. Даже сам Основатель айкидо говорил, что вот это противоречие находится в нашем мировоззрении: мы думаем, что когда нас кто-то атакует, мы должны защищаться; при этом, можно защищаться ответным ударом, или убегая, если вы испугались, но отношение, и там и там, остаётся одним и тем же. Этому учатся в традиционных боевых искусствах. Это искусство борьбы, там изучаются многочисленные, многочисленные ситуации и вы учитесь в каждой ситуации вести себя определенным образом. Но О-сенсей всегда говорил, что вместо того, чтобы защищаться, надо как-то сказать: «Иди сюда!» (выполнил ириминаге). Вот если у вас всё это, о чём яговорю, прошло, то человек становится просто обездвижен. Я его позвал, поэтому он пришёл. Вот и всё».

Ж. Блез. Семинар по айкидо, г. Санкт-Петербург, июнь 2004г.)

Говоря о методике практики айкидо, представляемой Д. Тедеевым (направление сенсея С. Нишио), следует отметить, что, считая главным средством овладения эффективностью техник айкидо работу с оружием,

«Я настороженно отношусь к любой технике, в формировании которой оружие не сыграло определяющей роли. Я всё больше и больше убеждаюсь, что в справедливости утверждения о том, что именно в оружии, в перенесении принципов работы с оружием в технику без оружия, таятся главные секреты настоящего айкидо.

…Именно практика техник использования оружия объясняет и нарабатывает технические и тактические нюансы, нужные для того, чтобы техника айкидо стала эффективной».

Д. Тедеев. Айкидо и оружие, г. Минск, Харвест, 2004г.

он раскрывает её специфику, в том числе, на основании анализа популярных направлений айкидо, проведённого именно с точки зрения применения в учебном процессе оружия, используя для этого такие оценочные позиции, как «применение или неприменении оружия в тренировочном процессе вообще», «на начальном этапе», «использование техник с оружием для объяснений нюансов техник без оружия» и «для овладения глубиной её потенциальной эффективности», «наличие связи (универсальности) в выполнении техник с оружием и без оружия», «определение базы (источника) технического совершенствования оружейных и безоружных техник (оружейные техники являются основой для освоения техник без оружия, или техники тай-дзюцу, служат базой для изучения техник с оружием)», «уровень прикладной эффективности техник в направлениях, использующих и не использующих в практике оружие».

«Традиционное оружие айкидо (бокен, дзё) в тренировках (в направлении «Ёсинкан», Г. Сиода) используется, но времени для этого (особенно на начальном этапе) отводится немного».

«Работе с традиционным оружием (бокен, дзё) в стиле (М. Канэцука) уделяется не очень много внимания. На начальном этапе с оружием не работают вообще».

«Школа (Н. Тамуры) предусматривает изучение техники работы с оружием. Иногда (почему-то не очень часто) с помощью оружия в ней объясняются секреты тай-дзюцу (текники без оружия)».

«К. Тесьер отлично владеет оружием…, но влияние оружия на его технику почему-то мало заметно».

«Очень своеобразный и интересный стиль (М. Сайто), с прекрасно разработанной системой начального обучения с широким использованием оружия. …Широко известны яркие примеры, с помощью которых М. Сайто демонстрировал схожесть разработанных им «фехтовальных» ката и техник без оружия. …В стиле М.Сайто оружие служит прежде всего для овладения базовыми навыками, необходимыми для эффективного выполнения техники без оружия. …Неудивительно, что представители Ивама-рю по некоторым качествам выгодно отличаются от представителей других стилей айкидо, в которых ката и субури не применяются». …В стиле М. Сайто работа с оружием в большей мере имитирует движения без оружия, тогда как в стиле Нишио акценты расставлены наоборот: скорее техника без оружия основана на имитации движений мечом и палкой».

«Он (М. Саотомэ) активно включает изучение техники работы с оружием в тренировки, и это тоже является мощнейшим средством обучения айкидо, очень действенным методом объяснения тонкостей и секретов эффективной техники, как с оружием, так и без него. …Глубочайшая связь, поразительное сходство техник с оружием и без оружия – один из признаков мастерства».

«Техника С. Нишио действительно обладает совершенно уникальной универсальностью, а значит, и эффективностью, и доступностью при этом для изучения. Вся его методика обучения направлена на то, чтобы раскрыть секреты айкидо, как можно доступнее объяснить технические и тактические нюансы, нужные для того чтобы техника была эффективной».

Д. Тедеев. Айкидо и оружие, г. Минск, Харвест, 2004г.

При этом, проводя свой анализ, Д. Тедеев называет полезные качества, приобретаемые в результате практики, основанной на «оружейных» техниках.

«Многократное повторение с максимальной концентрацией сравнительно простых базовых техник с оружием позволяет повысить качество этих движений, выработать строгие рациональные формы, мощь и устойчивость. …Выполнение ката (это тоже доказано опытом многих боевых искусств) очень полезно для формирования уверенности, рациональности и культуры движений, чувства боевого ритма, умения мгновенной концентрации силы в нужный момент времени и мгновенного последующего расслабления. …Оружие служит, прежде всего, для овладения базовыми навыками, необходимыми для эффективного выполнения техники без оружия».

Д. Тедеев. Айкидо и оружие, г. Минск, Харвест, 2004г.

Мы не можем сказать, что Д. Тедеев не прав, высказывая своё мнение в отношении роли оружия в овладении эффективностью техник айкидо. Однако, «истина, став безрассудной верой, начинает лгать». То, о чём говорит Тедеев, верно, вместе с тем, всё это относится только к первому принципу практики базовых техник айкидо: «Не быть открытым!» (состоящим в том, чтобы  «во время выполнения техники не предоставлять атакующему возможность противодействовать и получить какое-либо преимущество. Для того, кто проводит технику, это очевидная необходимость: какая была бы эффективность действия, дающего противнику возможность ударить или схватить во время этого действия!»)*,

******

(*В книге «Айкидо: поиск верного движения» Ж. Блез описывает содержание значение и демонстрирует способы использования, сформулированные М. Хикитсучи, трёх принципов практики базовых техник айкидо: «Не быть открытым!», «Не смотреть на партнёра!», «Начинать первым!», – применение которых «позволит занимающемуся сделать свои тело и дух чувствительным к поиску айкидо О-сенсея».

«Цель данной книги, описывая основные принципы, которые применяются к любой базовой технике, позволить занимающемуся сделать своё тело, свой дух, своё сердце чувствительным к поиску айкидо».

Ж. Блез. Айкидо: поиск верного движения. Барнаул, 1999г.

У нас есть основания полагать, что последовательность и содержание этих принципов продиктованы с методологического уровня близкого к уровню Основателя айкидо.

«В мире можно найти много учителей, но я единственный, кто получил духовное образование О-сенсея».

М. Хикитсучи. Высказывания об Айкидо. Материалы, печать, выпуск Анни Морель 26 января 1998г.

Занимательно то, что, представляя эти принципы, сенсей Ж. Блез называет их именно в показанной выше последовательности, в то время как, даже его многие ученики, очень часто, говорят о них в обратном порядке, что, конечно же, указывает на недопонимание общей методики его практики и примером недостаточного методологического уровня по отношению к методологии Основателя айкидо.)

******

– с которого айкидо начинается, без которого айкидо не бывает, но в котором айкидо, собственно, ещё нет.

«Если вы думаете, что сейчас [изучая техники айкидо] занимаетесь айкидо, то глубоко заблуждаетесь!

…Несмотря на то, что изучение механической основы техник – сложная и важная задача в нашей работе, в техниках мы должны быть очень точными, но это не самое главное чему мы должны учиться, практикуя айкидо Морихея Уесибы».

Ж. Блез. Семинар по айкидо, г. Новосибирск, октябрь 2009г.

В реализации этого принципа, формирующего логику любого вида боевых искусств и очевидного для всех его представителей, нет выражения того главного и скрытого от поверхностного взгляда значения айкидо, которое вкладывал в него О-сенсей. Того значения, которое необходимо найти всем изучающим айкидо, которое найти, как оказывается, очень непросто (иначе, зачем значимость его так выделять, а  объяснению уделять столько внимания?!) и которое, являющееся выражением истинного источника айкидо, можно установить только поднявшись на уровень методологических обобщений Основателя искусства.

И именно недостаточный методологический уровень не позволяет и Т. Сугуваре, и Д. Тедееву, ни почувствовать, выходящее за рамки первого принципа будо, значение айкидо О-сенсея; ни осознать невозможность овладения настоящей эффективностью техник айкидо, ориентируя их методику поиска силы айкидо на возврат к его ложному источнику, располагаемому ими в формах техник традиционного будо; ни сформировать такую методику практики, которая бы вела к осознанию истинного источника айкидо – к осознанию наивысшего уровня обобщения целееполагания Человечной практики: Замысла Провидения и Закона Неба, по которому живёт, взаимодействует друг с другом и развивается всё сущее во Вселенной и создаются разумные (с точки зрения Замысла) «Разумные Действия»«Тонкие и Светлые Техники» (действия, воплощающие Замысел).

«Я хотел бы, чтобы вы поняли хорошо значение айкидо, что я практикую.

…Ичигуен, Уникальное Начало, заставило родиться Духовное и Материальное Начало. Таким образом, Ичигуен создало Закон. Это заставило функционировать всю Вселенную и дало жизнь и тело всем вещам Вселенной. Это заставило функционировать большой Путь Роста, который ведёт к законченности Великого Духа Любви, защитника всех вещей.

…Мы объединяемся с веселым Небом и это даёт Разумное Действие.

…Айкидо есть для того, чтобы понять самого себя, чтобы изучить Всемирные Явления, чтобы не забыть единое происхождение Ичигуен, чтобы раствориться в Провидении, чтобы узнать Закон и создать Техники Тонкие и Светлые». («Aikido Shinzui», стр.16).

«Каждый год техники продвигаются вперёд, развиваются, изменяются. Это не застывшее. Но изменения форм и техник нужно не потому, что до теперешнего момента в обществе есть большое количество боев. Это совсем не то. Это потому, что это учение вибрации души, а эти учения совсем не имеют формы. («Aikido Shinzui», стр.26).

Ж. Блез. Речи и тексты Основателя по практике айкидо. Барнаул, 2000г.

Можно подумать, что Т. Сугувара, предлагая использовать соединение техник китайских боевых искусств с японским айкидо, или С. Нишио (последователем которого является Д. Тедеев), завязавший методику изучения технического аспекта техник айкидо (всего лишь одного из многих аспектов) на изучение оружейных техник и определённым образом их систематизировавший, придумали что-то новое.

В действительности, нового в этом ничего нет. Они всего лишь следуют по пути заимствования уже существующего – взяли техники (элементы техник) и способы их изучения из давно существующих традиций и в чистом виде перенесли в свои методики практики.

Понятие «тайные (секретные) техники», существующее в боевых искусствах, и которое использует в своих объяснениях О-сенсей, как раз, и указывают на то, что люди всегда следили за состоянием технического арсенала и методами тренировки своих соперников и, для поддержания равновесия, не гнушались заимствованием создаваемых конкурентами технических и методических новинок (создать новое гораздо труднее, чем заимствовать).

«Во многих странах превосходство в бою было вопросом выживания… [Поэтому] классическое рю [как метод передачи знаний], вдобавок к программе обучения, также содержало метод оценки и отсева последователей. Только наиболее надежным из последователей передавались методы основателя: только самые лучшие наследовали рю.

…Типичное рю делится на несколько слоёв. Трехслойная система, состоявшая из сёдэн, тюдэн и хидэн, является наиболее общей… Если мастер сочтёт его достойным, последователю открывают хидэн, «секретные техники». Это посвящение во внутренние таинства системы проходят лишь немногие, поскольку, именно эти техники дают власть над другими людьми [обеспечивают выживаемость в бою]. Ни один сенсей не передаст такую информацию человеку, которому полностью не доверял бы. Традиционное рю передает техники и стратегии высшего уровня только тем, кого считает достойным их, и имеет определенный метод такой передачи».

Ф. Дж. Ловрет. Путь и сила: секреты японской стратегии. «София», г. Киев, 2000г.

«Различные рю заявляли о наличии своих особенных, свойственных только им и потому бережно охраняемых «секретных» техник, которые в конечном итоге служили для того, чтобы выделить их традицию среди себе подобных.

…Утаивание секретных техник было способом удержания превосходства».

Х.И. Дейви. Искусство и Путь по-японски: 45 дорог к медитации и красоте. Феникс, Ростов-на-Дону, 2005г.

«В каждой рю существовали строго охраняемые [зачем охранять, если это никому не нужно?] тайные стратегии, техники и учения, передававшиеся лишь нескольким воинам, которые пользовались наибольшим доверием и уважением, потому что, если эти секреты попадали в руки врага, это почти наверняка означало поражение в бою. Большинство получало разве что намёк на основные знания, и мало кто из видевших эту элегантную силу в бою оставался в живых, чтобы описать её. Много легенд возникало вокруг тех, кто уверял, что достиг этой мистической силы».

М. Саотомэ. Айкидо и гармония в природе, София, г. Киев, 1998г.

Кстати, те заимствования (в которых, по нашему, не поддерживающему «авторскую» –останавливающую Развитие (т.е. противодействующую осуществлению Божественного Замысла) – культуру, мнению, нет ничего предосудительного), которые находятся в основании представляемых Т. Сугуварой и Д. Тедеевым методах практики айкидо, и есть то «воровство», в котором обвиняет Уесибу А. Кочергин, и которого тот не совершал. Уесиба, будучи искренним перед Богом, просто не имел права не переименовать созданный им на базе Дайто-рю новый вид будо, с техниками и методом, существенно отличающимися от того, что было до этого в боевых искусствах. И не его вина в том, что люди, судящие об айкидо с низкого методологического уровня, не способны эти отличия увидеть.

И дело (а можно сказать – беда) в том, что ни заимствованные из традиционного будо техники, ни перенесённые в айкидо способы их изучения, о которых говорят Т. Сугувара и Д. Тедеев, не являются ни техниками айкидо, ни методом практики, используемым О-сенсеем (нельзя сказать, что метод практики айкидо создан Морихеем Уесибой; этот метод воспитания духа, давно использовался в практиках Пути; и именно его использование связывает айкидо с «искусствами духа» и разделяет с искусствами ведения боя) и неспособны вести к возможностям Основателя айкидо, т.к. они, ограничиваясь требованиями принципа «Не быть открытым!», не решают более объемлющих функциональных задач, делающих занятия по изучению боевых техник практикой оригинального айкидо. Мы не находим в них оснований, отличающих их от того, что обозначается понятием «дзюцу» (техника; мастерство; искусно выполненная работа), и позволяющих отнести к области, обозначаемой понятием «до» (решающей задачи «расширения границ сознания» и «изменения смысла Жизни»; изменение положение духа в Иерархии Объективной Духовности).

«Дзюцу» (Jutsu) (японск.): искусство, техника; мастерство; (см. дзицу); практическая часть будзюцу. В боевых искусствах в основе дзюцу лежат традиции определённых школ (см. рю). Имеются искусства (дзюцу) обращения с оружием (см. буки-хо – «метод оружия», букинобу «вооружённый») и искусства (дзюцу) сражения без оружия (см. кара хо _ «метод пустой руки», см. тосинобу – «невооружённый»)… ».

«До (японск.): 5 [пятое значение этого слова в данной энциклопедии]. Принцип азиатского мировоззрения (китайск. дао), восходящий к японскому дзэн-буддизму. Иероглиф, обозначающий это понятие, читается в японском языке как «мити» (Michi), а в синояпонском языке как «до». В переводе это понятие значит «путь», «тропа», «принцип», «учение», «философия», «направление», «основное положение», «метод» и т.д. «До» – это путь, в основе которого пребывает упражнение (см. гейко). Чаще всего во время упражнений разучиваются определённые технические приёмы, однако цель этих упражнений – не только овладение некими навыками, но и расширение возможностей, присущих человеку, что обостряет его чувства [поднимает на новый уровень восприятия в Иерархии Объективной Духовности] наполняет жизнь новым смыслом и раздвигает границы сознания. В Азии «до» является главным принципом любого обучения. «До»  – это путь, выявляющий в поведении человека основные принципы философии и религии. Благодаря «до» мышление и действия индивидуума выходят за рамки определённые интеллектом […Жизнь глобальной цивилизации, культурно своеобразных обществ, социальных групп, семей и людей персонально подчинена объективным закономерностям, которые можно отнести к следующим шести группам, в т.ч.: 3. Существуют нравственно-этические (религиозные и ноосферные) закономерности, регулирующие взаимоотношения обладателей разума и воли. И вопреки мнению многих закономерности этой категории выходят за пределы человеческого общества, а этика, диктуемая с иерархически более высоких уровней в организации разного рода систем Мироздания, — обязательна для иерархически низших уровней и отступление от её норм наказуемо. (ВП СССР. Аналитическая записка от 29.07.2017г.)]… ».

«Мити [мичи] (Michi) (японск.): путь; учение, философия; принцип. В синояпонском языке этот иероглиф читается как «до». В китайском языке это слово означает «Дао». «Мити» – основной принцип японской духовной культуры. Он сыграл главную роль в превращении боевых искусств будзюцу в будо».

В. Линд. Энциклопедия боевых искусств. Москва, Астрель: АСТ, 2007г.

«Проблема заключается в том, что рю используют суффиксы «дзюцу» или «до» как часть своего торгового имени, а не как обозначение родовой принадлежности. Хорошей иллюстрацией служит современное дзюдо. Когда искусство практикуется как соревновательный вид спорта, ученики дзюдо технически занимаются дзюдзюцу. И наоборот, ученики классического дзюдзюцу на самом деле занимаются дзюдо. Новичка все это может запутать. Более того, исследование этих различий на самом деле не дает ответа на вопрос «Что такое Путь?». Чтобы ответить на этот вопрос, мы должны заглянуть гораздо глубже».

Ф. Дж. Ловрет. Путь и сила: секреты японской стратегии. «София», г. Киев, 2000г.

В каком направлении, за счёт чего методики Т. Сугувары и Д. Тедеева выводят смысловое наполнение традиционных боевых техник за рамки технически искусно выполненной работы, превращая их из техник «Искусства Войны» в техники «Искусства Мира»?

«Сейчас нам нужны техники согласия, а не техники спора. Сейчас требуется Искусство Мира, а не Искусство Войны».

М. Уесиба. Искусство мира (Из бесед, стихов, каллиграфии Основателя айкидо), «София», Киев, 1999г.

******

Мы оцениваем близость методологических позиций к уровню О-сенсея (т.е. позиций, способных создавать методики практики айкидо, ведущие к овладению духовными и техническими качествами Основателя искусства, в т.ч. превращающими техники «Искусства Войны» в техники «Искусства Мира»), а его уровень – к высшим уровням Иерархии Объективной Духовности, в первую очередь, по их направленности на восприятие и осознанно-активное присоединение человека к осуществлению Общего Хода Вещей (являющихся проявлением той самой Любви, о которой говорит О-сенсей) и идентифицируемых по присутствию в их терминологическом аппарате понятий и терминов, созвучных таким понятиям и высказываниям как, например: собственно, «Общий Ход Вещей», «О, божественная красота Неба и земли! Всё мироздание – Единая семья!», «Замысел Творца», «Провидение», «Пути Богов», «Всемирные Явления», «Закон Неба и Земли», «Иерархия Объективной Нравственности», «нравственно-этические закономерности регулирующие взаимоотношения обладателей разума и воли и выходящие за пределы человеческого общества», «познавательная деятельность», «айкидо есть для того, чтобы познать Закон», «Начало познания – во власти Богов!», «Наместник Бога на Земле», состоявшийся человек», «миссии человека на уровне общества, Земли и Вселенной», «присоединение к Божественному», «вести и быть ведомым», «диалог с Богом для решения Жизненных проблем», «Когда ты склоняешься в поклоне перед Вселенной, она кланяется в ответ; когда ты называешь имя Бога, оно отзывается эхом внутри тебя!», «прикладная эффективность практической деятельности состоит из механики действий и состояния духа», «Путь – это не только овладение техническими навыками», «Правильная поза тела отражает правильное состояние ума», «Тонкие и Светлые Техники Пути Мира», «техники имеют не только варианты, но и уровни выполнения» и др.

А на уровне создаваемых ими конкретных методик практики, по присутствию в них задачи «развития силы притягивания («привлечения», «вдыхания»)».

«Нужно всё изменить в тренировке. Не начинают будучи схваченным партнёром. Ведя партнёра «его вдыхают». Это и есть айкидо. Айкидо – это тренировка притягательной силы». («Aikido Magazine», №40, 1988, стр.11).

Ж. Блез. Речи и тексты Основателя по практике айкидо. Барнаул, 2000г.

«Истинное будо заключается в том, чтобы выработать привлекательность, которая позволяет втянуть всего противника в себя».

М. Уесиба. Айкидо – истинное будо. Искусство мира, «София», Киев, 1999г.

«Эти упражнения [торифуне, фурутама] были разработаны Основателем (когда он осознал, что «Я – это не что иное, как Вселенная») для привлечения божественной субстанции в центр человека».

К. Уесиба. Дух айкидо. г. Киев, София, 2000г.

«Q: Вы помните своё впечатление от первого прикосновения к руке Основателя?

Нобуюки Ватанабе-сенсей: Ну, я помню, что никак не мог ухватить её. (Смеётся). Я уже был втянут и брошен. Он ускользал и, в момент, когда наши глаза встречались, моё тело начинало двигаться, и я уже был брошен.

Q: Как железный песок притягивается к магниту?

Нобуюки Ватанабе-сенсей: Эта реакция – будо реакция. Она  возникает именно в момент движения. Сегодня у людей нет такой чувствительности.

Интервью с шиханом айкидо Нобуюки Ватанабе, перевод с английского Силкина Ирина,

Сибирский центр айкидо г. Новокузнецк.

«Одноименные заряды отталкиваются, разноименные притягиваются. Чтобы взаимодействовать, нужно уметь менять свою полярность.

…Чтобы научиться менять свою полярность, нужно научиться менять своё направление. Нужно научиться меня свою направленность. Надо почувствовать «полярность» уке, и начинать в зависимости от того, какая полярность у уке».

Комментарий: об этом трудно говорить, но я испытал это на себе. Ватанабэ сенсей так расширяет свою КИ, что возникает ощущение: тебя то отталкивает, то притягивает. Это очень несильное воздействие и ему можно сопротивляться, но Ватанабэ сенсей делает это, находясь в фантастическом ма-ай и в очень хорошем «тайминге».

«Первая позиция открытая – чтобы привлекать. Вторая позиция закрытая – чтобы раскалывать.

…Положение ступней важно. Ступни образую треугольник. Если носки вместе, пятки врозь – это закрытая позиция для атаки (раскалывания, клина – примеч. Г.Ф.). Если носки врозь, а пятки вместе, то это открытая позиция – это расширение (приглашение для атаки – примеч. Г.Ф.)»

Г. Фунтиков. Высказывания Нобуйюки Ватанабэ сенсея с комментариями, сентябрь 2008г.

«Айкидо – это искусство притягивать людей. Вот так [показал]. Вот здесь никакой речи о борьбе идти не может. Это то, что понял О-сенсей, именно поэтому он говорил, что айкидо – это тренировка силы притягивания.  И он дал нам вот эти движения – технику – чтобы мы сами пережили, смогли найти этот опыт.

…Мы не учимся защищаться, мы учимся притягивать людей.

…Мы всегда идем в одном направлении, потому, что нет в айкидо ни одного движения, которое бы делалось ради движения; все они направлены на изучение того, как притянуть человека.

…Когда вы изучаете вот это всё [жесты и положения], вы ещё не айкидо занимаетесь. Айкидо начнете заниматься, когда вы прекрасно освоились с техникой и начинаете заниматься вот такими вещами [ведением и притягиванием].

…Та форма техники, которую мы изучаем, это форма для развития силы притягивания.

…В старых вариантах было совсем по-другому: атеми, атеми, а потом ломающий бросок. Мы же сейчас делаем техники, которые учат притягивать.

…Все движения в айкидо пришли из боевой логики, но не надо путать. Техники, которые мы делаем сейчас, не для того, чтобы разрушить человека, а для того, чтобы притягивать. Это надо очень хорошо осознать. Если вы хотите учиться разрушать людей, надо изучать другие техники; они не являются ложными, они для другого предназначены.

…Нужно стараться с помощью техник понять, что хотел сказать Основатель. Проблема в том, что вы изучаете технику, но не изучаете, как с помощью техники найти айкидо. Не надо думать, что заломить кому-то руку вот таким образом – это значит заниматься айкидо. В других боевых искусствах это тоже делают. Понятное дело, что с помощью таких движений можно хорошо натренировать руки, ноги, но делать «иккё» и «никкё», это ещё не есть занятия айкидо.

…Я вижу, что смысл вашей работы только в том, чтобы сделать технику и уронить кого-то. Я не вижу, чтобы вы учились тому, как притянуть к себе партнера.

…В других боевых дисциплинах можно найти те же самые движения, что и в айкидо, например, «котегаеши», который мы изучаем, это тот же самый вариант, что и в айки-дзюцу. Но что сказал Основатель айкидо: «Я изучил без малого тридцать школ боевых искусств, но я должен сказать, что айкидо это не синтез всех этих школ, как пишут во многих книгах. Айкидо создано Ки!».  Я задал себе вопрос «Почему он так сказал? Почему он говорит, что айкидо создано с помощью Ки, а не является синтезом, сборкой?. Потому, что все техники боевых искусств созданы для того, чтобы уничтожить человека. Во время таких тренировок говорят: «ударь вот так», – но и, в тоже время, говорят: «вот здесь мы остановим удар, вот здесь остановим движение, потому что, если эту технику довести до конца, то это значит, сломать. О-сенсей в такие моменты, вместо того чтобы сломать человека, притягивает его. Смотрите [выполнил «ириминаге»], никто не сделал друг другу больно и, вот так, всё это может закончится.

…Сначала нужно делать техники так, чтобы ничего не чувствовать против партнёра; тем не менее, в этом плане мы остаемся в рамках будо, потому, что один из важнейших принципов будо – чтобы человек не почувствовал, как его бьют! У нас, в айкидо, ситуация меняется в каком плане? Мы должны его притянуть, и тогда вы начнете понимать то, о чем говорил Основатель. Иначе можно сказать всякое, что он был слишком стар, говорил всякую ерунду и вообще был не в себе; и тогда можно спокойно заниматься чем угодно, повесить фото О-сенсея, но делать то, что хотим. Во многих местах с айкидо происходи именно это. О-сенсей там уже никому не нужен, потому, что если человек не ищет, как притягивать, то это означает, что О-сенсей ему больше не нужен.

…Вот это [«старая» – ломающая техника] сделать просто, но так мы ведём, не притягивая партнёра, значит, это не тот путь, которым шёл О-сенсей. Что касается нашей техники, я останавливаюсь на тех моментах, которые помогают научиться притягивать и вести партнёра.

…Я первый раз приехал к вам и хотел бы показать, что такое притягивание, чтобы вы поняли, почему я настаиваю на всех этих моментах. Обычно, когда я приезжаю в свои группы, я не делаю показательные демонстрации, потому что в них кроется ловушка: некоторые к этому слишком быстро привыкают и любят это делать. Сейчас я делаю демонстрации для того, чтобы сказать вам: «Тренируйтесь и вы тоже сможете это делать!». Потому, что люди могут задавать вопросы: «почему, зачем он так говорит?», «зачем это надо?», «я и сам прекрасно знаю, как это делать!».

…Когда вы тренируетесь над техниками нужно идти в этом направлении, а не в том, где мы будем выворачивать запястья. То, как выворачивать руки, человечеству известно уже давно. Я хочу, чтобы вы именно это сохранили в своем сердце».

Ж. Блез, семинар по айкидо, г. Санкт-Петербург, июнь 2004г.

«У вас должно быть направление в тренировке, что айкидо – это развитие силы притягивания, и что техники айкидо созданы для того, чтобы раскрыть эту способность.

…Эти вещи в айкидо исчезли. Люди, практикуя айкидо, больше не притягивают, а угрожают. Но айкидо создано, чтобы кого-то притягивать и вести, а не для того, чтобы кого-то бросать, ломать. Не для того чтобы делать технику просто саму по себе, а именно для того, чтобы учится притягивать и вести. Если вот это все есть у вас в голове, значит, вы всегда будете идти в правильном направлении поиска, а дальше у вас всё будет получаться в силу вашего опыта.

…Я думаю, что О-сенсей, говоря о том, что айкидо, это развитие силы притягивания, дал нам направление поиска. Вместе с тем, я вижу мало учителей, которые объясняют своим ученикам, как идти по этому пути. Хикитсучи-сенсей дал мне для этого основы. А потом я видел, что сенсеи, учителя высокого уровня делали также, но они этому никогда не учили, и очень часто они говорят противоположные вещи тому, что делают.

…Главное не ошибиться в направлении. Если люди забудет, что айкидо – это развитие силы притягивания, то айкидо на этом закончится. Конечно, при этом можно хорошо делать технику, но это не будет айкидо».

Ж. Блез. Мастер-класс по айкидо, г. Новосибирск, октябрь 2006г.

Именно задача «развития силы притягивания», а не поиск каких-то особых нюансов форм техник   является тем поворотным пунктом, который делает формальное изучение техник айкидо практикой искусства, созданного О-сенсеем и ведущего к обретению продемонстрированных им прикладных способностей.

Увидеть присутствие задачи «развития силы притягивания» в практике айкидо и настроить метод практики, способный эту задачу успешно решать,  возможно только с методологического уровня Основателя искусства.

******

Comments (0)

Оставьте мнение: