Окт 17 2020

Древние методологии школ боевых искусств феодальной Японии составляют основу большинства знаменитых современных методов единоборств

Category: Библиотека Евгений @ 19:31

А. Вестбрук, О. Рати

Древние методологии школ боевых искусств феодальной Японии составляют основу большинства знаменитых современных методов единоборств

А. Вестбрук, О. Рати. Секреты самураев. Боевые искусства феодальной Японии. Пер. с англ. – Ростов-на-Дону: «Феникс», 2000. – 544 с.

******

Школы боевых искусств феодальной Японии, игравшие определяющую роль в истории, теории и практике невооруженных единоборств, можно разделить на четыре основные категории: дзю-дзюцу, айки-дзюцу, карате и киай. Их названия, хотя порой и размытые туманом многих легенд, до сих пор прославляются в доктрине бу-дзюцу, а их древние методологии составляют основу большинства знаменитых современных методов невооруженных единоборств – тех методов, которые Япония с большим успехом экспортирует в страны Западного полушария.

******

Школы дзю-дзюцу

Термин «дзю-дзюцу» означает буквально техника или искусство (дзюцу) податливости, гибкости, мягкости, уступчивости (все это различные варианты перевода идеограммы дзю). Однако все эти термины подразумевают один и тот же принцип, общий путь применения технических приёмов, использования человеческого тела в качестве основного инструмента в поединке без оружия. В соответствии с этим принципом можно применять самые различные приёмы; и, на самом деле, каждая из многочисленных школ, чьи названия кажутся нам знакомыми и сегодня, интерпретировала данный принцип весьма индивидуально, отличным от других школ способом – способом, который все школы пытались хранить в строгом секрете и который со временем стал основной характерной особенностью каждой конкретной школы. По мнению некоторых специалистов, это боевое искусство как таковое появилось в XVII веке, и оно упоминается в классических трактатах по боевым искусствам – «Бугэй сёгэн» и «Кэмпо хисо». Мастер Кано Дзигоро, основатель дзюдо (дисциплины, преимущественно, если не всецело, основанной на этом принципе), относил появление дзю-дзюцу к периоду между 1600 и 1650 годами.

Что касается конкретных боевых стратегий, то практическое применение принципа «дзю» заключается в том, чтобы гибко и разумно приспосабливаться к стратегическим маневрам противника и использовать заключенную в них силу для победы над ним или по меньшей мере для нейтрализации его атаки. О природе и значении этого принципа будет более подробно рассказано в части III. Здесь мы просто хотим указать на то, каким образом достигается техническое совершенство в каждой стратегической интерпретации дзю-дзюцу. Главный вопрос всегда состоял в следующем: «Работает ли это, эффективно ли это в бою?». Ответ на него могли дать лишь конкретные результаты индивидуальных поединков и командных соревнований между членами различных школ. Жестокость этих поединков, нередко заканчивавшихся смертельным исходом, живо описана в работе Харрисона «The Fighting Spirit of Japan» (W. Foulsham & Co., Ltd., London): «В те дни соревнования были необычайно жестокими и нередко стоили жизни их участникам. Поэтому, отправляясь на один из таких турниров, я всегда прощался со своими родителями, поскольку не был уверен, увижу ли я их снова. Поединки проходили в упорной и драматичной борьбе, лишь немногие грязные трюки находились под запретом, и, чтобы одолеть противника, мы без колебаний использовали самые опасные приемы» (Harrison, 65).

Таким образом, согласно воспоминаниям Йокояма Сакудзиро в период Мэйдзи «можно было наблюдать самую яркую демонстрацию японского дзюдо, существовавшего в мои дни» (Harrison, 65). В таких ожесточенных поединках (как и в состязаниях между мастерами фехтования на копьях и мечах) часто главенствовал принцип «со щитом или на щите».

Такой процесс отбора (или, даже можно сказать, устранения) посредством практического тестирования не только являлся стимулом к постоянному стремлению улучшать как оружие, так и технические методы его применения; он также создавал репутацию тем школам, в которых во главу угла ставилось стратегическое совершенство. Существовало огромное количество школ, в которых разрабатывались необычайно эффективные боевые методы за счет умелой адаптации принципа «дзю» к своим техническим приёмам. Чаще всего в хрониках боевых искусств (среди многих прочих) упоминаются следующие знаменитые школы дзю-дзюцу: Тэндзин Синъё Рю, Такэноути Рю, Сосуисицу Рю, Кито Рю и Сэкигути Рю. Вместе с рядом других школ они составили синтезированную основу школы дзюдо, основанной мастером Кано Дзигоро в XIX веке.

Школа Тэндзин Синъё Рю, славившаяся своей разнообразной техникой нанесения ударов (атэми-вадза), а также приёмами на иммобилизацию (тораэ) и удушение (симэ), считалась результатом слияния двух древних школ, Ёсин Рю и Син-но Синдо Рю. Происхождение Ёсин Рю до сих пор является предметом самых ожесточенных споров в доктрине бу-дзюцу. Многие считают, что основателем этого искусства стал врач из Нагасаки, некий Акияма Сиробэй Ёситаки, который в XVII веке отправился в Китай, чтобы углубить свои познания в области медицины.

Изучая различные методы реанимации (хассэй-хо, позднее превратившиеся в сложную науку каппо  или кацу), он заинтересовался китайскими боевыми искусствами и основными принципами их стратегического применения. В частности, он изучал технику нанесения ударов, которая значительно позже стала основной технической особенностью его школы. Вернувшись в Японию, он в полной изоляции от внешнего мира (возле храма в лесу) трудился над техническим ядром собственной боевой системы, и его личная тренировочная программа включала как физические упражнения, так и медитацию. Со временем он разработал около трёхсот боевых приёмов, основанных на принципе «дзю» (податливости), о чём говорит и название, которое он дал своему методу: «ё» означает «ива», а «син» – «дух» или «сердце». Образ гибкой, раскачивающейся на ветру ивы, которая распрямляется даже после самого сильного урагана, в то время как могучий, но твёрдый дуб с треском падает под натиском бури, прочно вошёл в хроники боевых искусств – также подтверждая, пусть даже и косвенно, китайское происхождение этого популярного в Японии философского течения, которое проповедовало использование принципа непротивления для достижения верховенства над всеми остальными не только в моральном смысле, но также (а для воина прежде всего) в конкретной практической реальности боя.

Основателем другой школы, Син-но Синдо, как говорят, был некий Ямамото Тамидзаэмон, полицейский из Осака, который добавил другие технические приёмы (в основном на иммобилизацию) к и без того внушительному репертуару Ёсин Рю. В конце XVII века обе школы в итоге объединились под одним названием, образовав систематическое целое. Инициатором этого объединения был мастер Янаги Сэкидзаи Минамото Масатари (позднее он стал также известен как мастер Исо Матаэмон), чьи поразительные достижения в искусстве единоборства без оружия (особенно в использовании техники нанесения ударов, атэми-вадза) легли в основу многих красочных сюжетов, наполняющих страницы книг, посвященных боевым искусствам. Говорят, что он был выдающимся мастером дзю-дзюцу, в совершенстве владевшим теорией и практикой невооруженного поединка. Изучив технические приемы Ёсин Рю и Син-но Синдо Рю под руководством мастера Хитоцуянаги и мастера Хомма, он путешествовал от школы к школе, вызывая на поединок местных чемпионов.

В ходе своих странствий (по окончании которых он открыл собственную школу в Эдо, где его боевому методу обучались вассалы клана Токугава) он столкнулся с группой наёмников, вымогавших крупную сумму денег у крестьян, которые дали ему приют (или, возможно, как это было принято в таких случаях, просто нанявших его). Доступные нам записи описывают это столкновение как «жестокий поединок, в котором мастер и один из его лучших учеников продемонстрировали сокрушительную эффективность умело используемых атэми-вадза даже против вооруженных профессиональных бойцов, в том конкретном случае не получивших ничего, кроме многочисленных синяков и шишек – к большому удовольствию их потенциальных жертв. Матаэмон также был крупным теоретиком, по всей видимости, сторонником аскетизма в боевых искусствах. Он предупреждал своих учеников о недопустимости злоупотребления алкогольными напитками и говорил им о том, как опасно идти на поводу у собственных желаний, проповедуя принципы аскетической этики, уходившие своими корнями в военное прошлое, которое в его время постепенно отступало под натиском показной роскоши и общей апатии.

Особое стратегическое влияние на развитие искусства оказали его идеи, связанные с принципом «дзю», – идеи, до сих пор присутствующие в различных современных адаптациях методов невооруженного будзюцу, таких как дзюдо Кано Дзигоро. Матаэмон считал, что чрезмерное развитие мышечной массы и связанная с этим привычка полагаться в основном на физическую силу приводят к скованности и замедленности движений, то есть появлению тех качеств, которые обычно ассоциировались с тяжелыми доспехами или, точнее, с преклонным возрастом и приближающейся смертью. Матаэмон предпочитал делать ставку на гибкость и податливость (качества, присущие ребёнку), которые он считал главными признаками жизненной активности. Соответственно, он советовал своим ученикам в реальном бою проводить технические приёмы быстро, но без лишнего напряжения, и только после того, как противник, бросившись в атаку, ослабит свою линию обороны и сам предоставит основную часть силы, необходимой для победы над ним.

Древнюю и очень интересную школу, известную как Такэноути Рю, которая действует в Японии и сегодня, возглавляли учителя из одной семьи на протяжении двенадцати поколений. Ее основателем считается буси высокого ранга Хисамори (позднее известный как Такэути Тоэтиро), живший при правлении военного диктатора Асикага Ёсихару (1522-1546), в то время как трон занимал император Гонарa (1526-1557). Считается, что Такэути систематизировал большое количество технических приёмов вооруженного и невооруженного бу-дзюцу в ходе длительных занятий и экспериментов в глуши, где он практиковался с деревянным мечом (бокен) и палкой (дзё), отрабатывая удары по подвижным мишеням. Такэути уделял основное внимание приёмам на иммобилизацию (осаэ-вадза), которые он систематизировал, разбив на пять «ключей» или групп (го-кю) в соответствии с определенными принципами их применения, до сих пор присутствующих в современных производных древнего бу-дзюцу. Такэути учил этим и другим «ключам, а также другим приёмам, основанным на использовании кинжалов (особенно эффективных на близкой дистанции). Из-за этой последней черты его методологии некоторые эксперты по боевым искусствам относят данную школу к ко-гусоку, отказывая ей в принадлежности к «чистому искусству» дзю-дзюцу (Smith 1, 52). В любом случае технические приёмы школы Такэути доказали свою необычайную активность, и многие воины потянулись в его додзё. Согласно свиткам и манускриптам (макимоно), формирующим архив его школы, сына Такэути даже пригласили продемонстрировать приёмы из программы обучения его отца (куда входило более шестисот приёмов) перед императором Гомидзуно (1611-1629). После выступления император даже присвоил этому стилю рукопашного боя титул «величайшее и непревзойденное боевое искусство» (хи-но-сита троридэ-кайдзан). Он также даровал последователям этого искусства своё разрешение использовать императорский цвет – пурпурный – для окраски шнуров, с помощью которых выполняются некоторые технические приёмы данной школы (на иммобилизацию).

Интересной производной Такэноути Рю является школа Сосуисицу Рю, которую, как принято считать, в 1650 году основал самурай Бунго Такэда, Фугатами Ханносукэ. Этот буси разработал собственный боевой метод на основании известных ему технических приёмов и после периода духовного очищения в горах Ясино назвал его в честь «чистых текучих вод» реки Ясино. Затем он обучил своему методу Ситама Матаити, члены семьи которого на протяжении нескольких столетий были мастерами этого боевого искусства. В конечном итоге их школа вошла в успешный синтез искусств дзю мастера Кано Дзигоро, ставший известным по всему миру как дзюдо.

Кито Рю заслуживает особого места в доктрине невооруженного будзюцу в силу присутствия в этом методе большого количества эзотерических элементов – в действительности очень схожих с теми, которые являются характерными для школ айкидзюцу. Особый интерес в этой связи вызывают формальные упражнения (ката), бережно сохраняемые современными последователями Кито Рю. Некоторые из доступных нам источников связывают происхождение этой школы с китайским боевым методом, основанным на принципе «дзю». Его в XVII веке объяснил и передал нескольким японским воинам китаец Чень Юаньпинь (более известный в японских хрониках под именем Гэмпин). Бывший сановник китайского двора, Гэмпин впервые посетил Японию в 1623 году, а затем, в 1638-м, осел там навсегда, скрываясь от набирающей силу маньчжурской династии. Поэт и ученый, он занял достаточно высокое положение среди японской знати своего периода (в провинции Овари), написал целый ряд научных трактатов, посвященных китайским философам, и ввёл в основной поток японской культуры имена многих китайских поэтов. Он также написал несколько литературных произведений в соавторстве с японским священником и ученым по имени Гэнсэй.

Принято считать, что однажды Гэмпин обучил трёх воинов, оставшихся без хозяина (ронинов), способу «удержания человека», которым он занимался в Китае. Имена этих трёх буси были бережно сохранены: Фукуно Хитироэмон, Исогаи Дзиродзаэмон и Миура Ёдзиэмон. Они продолжили изучение метода Гэмпина в монастыре Кокусэй в Адзабу и, по всей видимости, усвоили его основные принципы достаточно хорошо, поскольку, согласно традиции, позднее основали собственную школу – Кито Рю.

Однако другая интерпретация доступного нам материала указывает на то, что основателем данного боевого метода был некий Тэрада, самурай, находившийся на службе у даймё Кёгоку, близко связанного с Токугава. Его систему, в свою очередь, унаследовали два других великих мастера дзю-дзюцу – Ёсимура и Такэнака. Их технические приемы, обычно исполнявшиеся в полном комплекте доспехов (или в формальном тренировочном костюме, имитирующем доспехи), были нацелены в основном на бросок противника. Наблюдая за тем, как мастера Кодокан дзюдо выполняют формальные упражнения этой школы (косики-но-ката, или «классические формы»), сразу же обращаешь внимание на плавную текучесть их движений. Эта характерная особенность является результатом реализации принципа «ва» (гармонии), рассматриваемым не только как «мягкое» (дзю) слияние собственных стратегий, движений и технических действий со стратегиями, движениями и приёмами противника, но и как более полное слияние собственного «я» со всем окружением, лишь часть которого составляет противник. Технические приёмы, построенные на данном принципе, считались весьма изощренными и сложными для понимания. Даже такие признанные эксперты, как Кано Дзигоро и основатель современного айкидо Уесиба Морихей, изучали их долгое время – Кано у мастера Иикубо, а Уесиба у мастера Тодзава Токусабуро, – прежде чем они включили многие характерные черты этого интересного искусства в собственные современные методологии.

Авторитетная школа Сэкигути Рю прослеживает своё происхождение до XVII века и несгибаемого Сэкигути Дзусина, наставника воинов, славившегося честностью и объективностью – добродетелями, которые он, помимо технических приёмов собственной школы, судя по всему, успешно передал своим сыновьям. Слова его старшего сына, Рохаку, сказанные им в 1716 году могущественному барону из Эдо, попали в доктрину бу-дзюцу, и они свидетельствуют о презрительном отношении сына к тем мастерам бу-дзюцу, которые, чтобы привлечь учеников в свои школы, при помощи различных трюков «пускают пыль в глаза», таким образом разлагая бу-дзюцу в целом и бросая тень на репутацию «настоящих» мастеров.

Таблица 15. Программа обучения дзюдо (стиль кодокан)

  1. Бросковая техника (нагэ-вадза)

а) Из положения стоя (тати-вадза)

– Броски руками (тэ-вадза)

– Броски через бедро (коси-вадза)

– Подножки и подсечки (аси-вадза)

б) Броски в падении (сутэми-вадза)

– Броски с падением на спину (масутэми-вадза)

– Броски с падением на бок (ёкосутэми-вадза)

  1. Приемы на иммобилизацию (осаэ-вадза)

  2. Удушающие приемы (симэ-вадза)

  3. Болевые приемы (кансэцу-вадза)

  4. Нанесение ударов верхними и нижними конечностями (атэ-вадза)

  5. Формальные упражнения (ката), девять серий

  6. Методы реанимации (каппо).

Многие другие древние и уважаемые школы, например Ягю Синган Рю клана Датэ (которая, как принято считать, содержала в своей тренировочной программе более двух тысяч технических приемов) и Дзуки Рю Сава Доти, вместе с их многочисленными ветвями и отделениями, упоминаются в доктрине будзюцу как основные последователи практического применения принципа «дзю» – принципа, с поразительной эффективностью интерпретированного мастером Кано Дзигоро. Этот великий просветитель и ученый подчеркнул образовательные цели, связанные с развитием характера и личности человека в соответствии с определенными этическими нормами, когда он модифицировал технику средневекового дзю-дзюцу и изменил название своего методологического синтеза на дзюдо – путь (до) податливости или мягкости (дзю).

Несмотря на то, что в искусстве мастера Кано основной упор был сделан на более широкие этические соображения, рожденное в суровой соревновательной атмосфере своего времени и находившееся под её воздействием, оно зарекомендовало себя как самый изощренный и при этом практически эффективный боевой метод, основанный на принципе «дзю». Это искусство распространилось по всему миру и в качестве спортивной дисциплины достигло высот Олимпийских игр, таким образом, осуществив, пусть и посмертно, заветную мечту мастера Кано.

Дзюдо предлагает богатый репертуар технических приёмов, которые обычно подразделяют на пять основных категорий (см. таблицу 15). Эти приёмы связаны с применением принципа «дзю» не только в контексте пассивной податливости в буддийском смысле, но также в качестве активного принципа контратаки, который делает дзюдо необычайно эффективным, независимо от того, используется оно в реальном бою или на соревновании. Как боевое искусство дзюдо прошло тщательную проверку в течение периода, длившегося с конца XVIII по начало XIX века. Признание высокой степени его совершенства, как в теории, так и в практике, на аренах боёв без оружия, помогло спасти многие другие школы и боевые методы от всё чаще встречавшегося пренебрежения и окончательного забвения. На самом деле в 1905 году большинство древних школ дзю-дзюцу слилось со школой мастера Кано, и слава Кодокан дзюдо начала распространяться по всему миру.

Однако школы айки-дзюцу не присоединились к синтезу искусств дзюцу мастера Кано. Сегодня, как и в прошлом, они остаются независимыми в вопросах организации и общественных связей, хотя обмен методами преподавания и самими преподавателями в нашу эпоху повысившихся и расширившихся коммуникационных возможностей, разумеется, происходит всё более часто. Наставники из школы Кодокан обучаются искусству древнего айки-дзюцу, а последователи его современной модификации, айкидо мастера Уесибы, изучают приёмы дзюдо в рамках специальной тренировочной программы, осуществляя, таким образом, мечту Кано Дзигоро, который работал всю свою жизнь, чтобы сохранить лучшие боевые искусства и технические приёмы, оставленные в наследство длинной и порой кровавой историей будзюцу. Удалось ли ему на самом деле ввести элемент морали (до) в древние боевые искусства, на этот вопрос можно получить ответ, лишь изучая технику дзюдо так, как её преподают современные учителя школы Кодокан, и наблюдая за влиянием постоянных занятий на личность и характер учеников дзюдо. Этот предмет слишком обширен, чтобы рассматривать его здесь, но он будет ещё затронут в части 3 и проанализирован более глубоко в другой работе, посвященной моральным аспектам боевых искусств.

Школы айки-дзюцу

Это искусство можно описать как технику (дзюцу) координированного, собранного, гармоничного или сконцентрированного (ай) сознания, духа или разума (ки). Что касается ранней истории данного боевого метода, то здесь можно привести слова Харрисона из его статьи «The Fighting Spirit of Japan» (W. Foulsham & Co., Ltd., London): «Согласно историческим хроникам, более 700 лет назад на северном склоне горы Фудзи действовала школа «будо», или древних боевых искусств. Эта школа специализировалась на так называемом учении айки-дзюцу, которое хранилось в секрете и раскрывалось лишь немногим ученикам, преимущественно людям древнего и благородного происхождения. Это искусство происходило от кен-дзюцу, или искусства фехтования на мечах, и мало-помалу оно стало боевым искусством, превосходящим дзю-дзюцу» (Harrison, 79).

Термин «айки» (как и «дзю») также указывает на принцип, путь использования тела в качестве боевого оружия, путь успешного выполнения технических приёмов (почти всех приемов) в поединке с противником. Основная идея «айки», как мы увидим в части 3, заключается в использовании скоординированной энергии «ки» (или внутренней энергии) в гармонии (ай) с различными требованиями и обстоятельствами конкретного поединка, то есть стратегией противника, его оружием, его личностью и т.д. За счёт слияния собственной стратегии со стратегией противника, возможно, захватить полный контроль над ним и ситуацией в целом, достигнув таким образом основной цели поединка – победы над противником. Однако теперь нам трудно сказать, как технически подобные результаты достигались в древности. Большинство школ айки-дзюцу, которые разработали технические приемы и стратегии для эффективного воплощения принципа «ай» в реальном бою, давно исчезли.

Среди этих древних школ одной из самых знаменитых была Дайто Рю. По словам современного эксперта по бу-дзюцу, мистера Томики из школы Кодокан, в манускриптах феодальной эпохи, содержащих инструкции по некоторым тайным боевым искусствам (дэн -со), упоминается школа айки-дзюцу, существовавшая еще в Камакурский период. Саму школу, согласно традиции, основал Минамото Ёсимицу, и воины Минамото изучали это боевое искусство на протяжении столетий, прежде чем его унаследовал клан Такэда. Согласно японской иерархической системе передачи знаний по наследству, полноправным учителем искусства, произошедшего от айки-дзюцу, был основатель айкидо Уесиба Морихей. Однако специфическая доктрина айкидо связывает основание этой конкретной школы айки-дзюцу (то есть Дайто Рю) с шестым сыном императора Сэйва, принцем Садасуми, жившим в IX веке. О методологии этой школы мастер Уесиба Киссёмару пишет: «Её теория глубока, а технические приёмы весьма многочисленны» (Uyeshiba, 150).

Мы не можем сказать сегодня, как концепция «ай» была в действительности воплощена в приемах айки-дзюцу древней школы Дайто. Однако о плавной красоте и впечатляющей эффективности этого метода свидетельствуют технические приёмы современных школ айкидо. Если посмотреть на то, как мастера айкидо выполняют эти приёмы в поединке с одним или несколькими противниками, с оружием, без, становится понятно, почему в древние времена (как пишет Харрисон) айки-дзюцу «стало боевым искусством, превосходящим дзю-дзюцу».

Мастер Уесиба Морихей был практически последним представителем тех древних школ айки-дзюцу, сохранившихся со времени феодальной Японии до XX столетия – пусть даже и в несколько модифицированной форме. Его айкидо, как и любой другой боевой метод, включало в свой арсенал внушительное количество технических приёмов, основанных на инструментальном использовании человеческого тела в качестве боевого оружия. Эти приёмы можно применять для быстрой и эффективной нейтрализации одного или нескольких противников. Они варьируются от бросков (кокю-нагэ) до болевых приемов и стилизованных ударов. Систематическое исследование первых двух категорий содержится в книге авторов данной работы «Айкидо и динамическая сфера». В этой книге проанализировано двадцать восемь технических приёмов и их возможные комбинации. На самом деле эти базовые приёмы образуют почти бесконечную серию стратегических возможностей, которые изучаются в различных школах, связанных со школой мастера Уесиба Айкикай Со Хомбу (также известной как Хомбо Додзё) в Токио. Среди других школ, испытавших прямое или косвенное влияние со стороны метода мастера Уесибы, можно назвать Институт Ёсинкан мастера Сиоды, Ёсэйкан мастера Мотидзуки, Кориндо мастера Хираи, школу Кодокан Дзюдо, где айкидо преподаёт мастер Томики. Как говорят, ветви Дайто Рю и Такэда Рю также до сих пор активно используют принцип «айки».

Вся техника айкидо в стратегическом смысле основана на рефлексивном принципе концепции «айки», то есть полной координации собственной реакции на агрессию с той же энергией, которую агрессор вложил в атаку. Однако в методе мастера Уесибы координация применяется не только в стратегическом смысле – другими словами, она не рассматривается исключительно как средство проведения контратаки за счёт разумного использования природных или анатомических законов, поскольку это приуменьшает ценность и значение принципа, превращая его всего лишь в один из методов решения проблем насильственной конфронтации. Разумеется, умелое применение техники «айки» позволяет легко и эффективно достичь этой ограниченной цели, однако её можно достичь и за счет использования техники «дзю», техники «ва» или даже агрессивной техники древних односторонних методов прямой атаки, последователи которых обычно никак не учитывали стратегию противника (го). Но координация, или «айки», в интерпретации мастера Уесибы приобретает бесконечно более сложное значение, чем то, которое обычно подразумевает боевая ситуация и связанная с ним техническая стратегия (дзюцу). Оно расширяется, чтобы охарактеризовать значительно более сложное взаимодействие человека (духовное и экзистенциальное) от его первого дыхания до последнего.

В стремлении усовершенствовать человеческую личность, за счет достижения состояния истинной устойчивой гармонии внутреннего мира и внешней реальности, мастер Уесиба особым образом адаптировал древнюю технику «айки», чтобы создать гибкие инструменты для достижения собственных целей. Очевидно, что высший тип гармонии, который он себе представлял, значительно труднее достичь – даже попытаться это сделать. Технические приёмы «дзюцу», изобретённые исключительно для боевого применения, хотя и достаточно изощрённые, были внутренне ограниченными в силу своей специализации. (Мастер Кано также столкнулся с этой проблемой, которую он решил, модифицируя технические приёмы, пока не почувствовал, что перевёл их из пространства дзю-дзюцу в пространство дзюдо.) Мастер Уесиба также модифицировал древнее «дзюцу» в соответствии с более сложным принципом «айки» и создал новый метод, который он назвал айкидо – «путь гармонии» или «философия координации».

Преуспел ли он в морализации древних боевых методов и технических приёмов, унаследованных от айки-дзюцу, – это вопрос, ответ на который в значительной степени зависит от того, как изучают и практикуют его искусство, а следовательно, и того, какое воздействие оно оказывает на характер наиболее продвинутых учеников и их учителей. Однако достаточно часто люди, утверждающие, что они занимаются айкидо, в действительности практикуют какую-то из разновидностей айки-дзюцу, ошибочно принимая технику за путь.

******

Comments (0)

Оставьте мнение: