Ноя 21 2020

Три составляющие практики дзен – три основы практики боевого искусства

Category: Библиотека Евгений @ 11:19

Вон Кью-Кит

Три составляющие практики дзен – три основы практики боевого искусства

Сифу Вон Кью-Кит (1944) изучал и преподавал искусства легендарного китайского монастыря Шаолинь в течение 30 лет, воспитав за этот период более 8000 учеников из разных стран. Он известен как приемник в четвертом поколении наследия досточтимого монаха Цзян Нана и как великий мастер Шаолиньского института Ванам по изучению искусств кунг-фу и цигун. Грандмастер Вонг Кью-Кит обучался в традиционной школе Кунг-фу и получил эти секретные практики от своего Сифу Хо Фат Нама, который поручил ему сохранение и передачу знаний Шаолиньской традиции. В 80-х годах прошлого века Сифу Вонг Кью-Кит нарушил вековые традиции сохранения секретных знаний и начал преподавать внутренние искусства широкой публике.

Грандмастер Вон Кью-Кит – один из немногих китайских мастеров, которые говорят и пишут на превосходном английском языке. Его книги «Введение в Шаолинь Кунг-фу» (1981), «Искусство Цигун» (1993), «Искусство Шаолинь Кунг-фу» (1996) и «Полное руководство по Тай-цзи цюань» (1996) имеют огромный успех и переведены на многие языки мира. «Искусство Цигун» – бестселлер, переизданный три раза в течение трех лет и переведенный на испанский, русский, португальский и немецкий языки.

******

Вон Кью-Кит. Энциклопедия дзен. Пеp. с англ. А. Гаpькавого. М.: ФАИР-ПРЕСС, 2002. – 400 с.: ил.

«Система обучения, установленная Бодхидхармой, является шаолиньской традицией практики дзен, в соответствии с которой yченики вначале укрепляют собственное здоровье посредством кyнг-фy, затем развивают свою внутреннюю силу с помощью цигyн, и, наконец, развивают умственные способности через созерцание, т.е. медитацию».

Из Индии в Китай

Хотя многие, включая и японского наставника дзен Судзуки, полагают, что дзен (кит. чань) является в действительности плодом китайского ума, большинство китайских мастеров дзен с уважением признают его индийское происхождение и сами истоки дзен относят к Гаутаме Будде. Генеалогическая линия здесь прослеживается довольно чётко, и китайские наставники дзен безоговорочно её принимают.

Существует много записей типично дзенской традиции передачи «учения» дзен от сердца к сердцу, когда сам дзен-буддизм ещё находился в Индии, и два таких примера приведены ниже:

«Однажды на Божественной горе (санскр. Гридхракута, кит. Линшань [дословно пик Коршуна, в китайской традиции именуемый Божественный]) бог Брахма дал Будде золотой цветок кумбхалу и попросил Достопочтенного произнести проповедь. Будда спустился со своего престола Закона (санскр. дхарма) и показал цветок собравшимся 80 000 своих учеников, включая небожителей, храня долгое время молчание. Никто его не понял, за исключением Махакашьяпы, который безмятежно улыбался. Обращаясь затем к Махакашьяпе, Будда сказал:

Я обладаю глазом истинного учения,

Чудесным сознанием просветления,

Действительностью, лишенной признаков,

Истинно восхитительными средствами.

Все это нельзя выразить словами,

Это передается вне поучений

Непосредственно сознанию.

Достигай природы Будды мгновенно».

Это первая типичная передача [учения] от сердца к сердцу, представляющая собой первый гунъань. Таким образом, передача дзен именуется также передачей сердца Будды или сознания Будды. Вышесказанное стало основой дзенского учения. Поэтому Махакашьяпа считается Первым патриархом дзен-буддизма.

«, любимый ученик Будды, поинтересовался у Махакашьяпы, что передал ему учитель. Махакашьяпа посоветовал тому выйти из обители и поискать ответа в бамбуковой роще Ананда ушел, но вернулся, так и не найдя ответа Тогда Махакашьяпа сказал ему: «Сними-ка [мой] флаг [наставника]!». Ананда мгновенно всё понял и обрёл просветление. Ананда стал Вторым патриархом».

Если постараться поглубже вникнуть в смысл слов Махакашьяпы, то увидим, что обитель у него олицетворяет суть духовного учения, а флаг за стенами обители означает, что проповедь, которую нужно облекать в слова, идёт своим чередом. Намек на такое значение можно отыскать в вышеприведенных стихотворных строчках [проповеди Будды].

Учение Бодхидхармы

Бодхидхарма (кит. Дамо, яп. Дарума, ?-528 либо 536) был третьим сыном южноиндийского князя Сугандхи, правителя [княжества] Канчипутра, Двадцать восьмым патриархом буддизма в Индии и Первым патриархом в Китае.

Он прибыл в 520 году в Китай, чтобы распространять учение Будды.

…Бодхидхарма поселился в Шаолиньском монастыре в 527 году, чтобы проповедовать [учение] дзен, в котором можно усмотреть два подхода: «вступление [в мир Будды] через понимание» и «вступление [в мир Будды] через практику». Понимание здесь подразумевает мудрость, обретенную в медитации, когда удаётся проникнуть внутренним взором в космическую реальность. Практика подразумевает следование в повседневной жизни следующим четырем принципам:

1. Терпимость – если приходится страдать от плохой кармы.

2. Невозмутимость – когда вкушаешь плоды благой кармы.

3. Решимость – преодолеть страдания сансары и упорно двигаться к нирване.

4. Осознание – понимание того, что все феномены и само сознание имеют одну природу.

Эти два подхода существенно повлияли как на методы практики [дзен], так и на образ жизни дальнейших последователей учения [дзен]

Бодхидхарма обнаружил, что монахи Шаолиньского монастыря слишком слабы для занятий медитацией, требующей больших усилий, необходимых для достижения просветления. В отличие от наставников, считавших, что в духовной практике самым важным является сознание, и поэтому не заботившихся о теле (иногда именуемом ими «вонючим кожаным мешком»), Бодхидхарма был убеждён, что тело тоже важно, поскольку для духовного развития равным образом необходимо и физическое, и эмоциональное, и психическое здоровье. И, с этой целью, он обучил шаолиньских монахов двум комплексам упражнений «Движение рук восемнадцати архатов» и «Перемена в сухожилиях».

«Движение рук восемнадцати архатов» представляет собой комплекс из восемнадцати медитативно-дыхательных упражнений, развивающих подвижность, гибкость, физическую силу, кровообращение и жизненную энергию, а также укрепляющих здоровье. В дальнейшем данная система развилась в знаменитую систему шаолиньского кунг-фу, которую многие считают «лучшим боевым искусством, существовавшим когда-либо под солнцем

«Перемена в сухожилиях» представляет собой ряд «внутренних» упражнений, служащих для развития удивительной внутренней силы, повышения энергетического потенциала и улучшения работы мозга. Упражнения кажутся удивительно простыми, и чтобы поверить в их эффективность, нужно все увидеть собственными глазами, а лучше испытать на себе. Со временем этот комплекс упражнений развился в целую систему шаолиньского цигун, шаолиньского искусства по тренировке [правильной циркуляции] жизненной энергии [в человеческом организме]

Поскольку занятия цигун наделяли человека непомерной силой, то это искусство энергетической тренировки держалось в глубокой тайне, и обучали ему избранных. Но условия с тех пор изменились, и теперь цигун доступен широким массам, хотя зачастую и предстаёт в искаженной форме.

Хуэйкэ ищет дхарму

Цзигyан (487-593), слабый здоровьем конфуцианский учёный, пришёл в монастырь Шаолинь, чтобы учиться y Бодхидхармы. Когда Бодхидхарма впервые yвидел его, то сказал: «Я не берy к себе физически слабых yчеников». И научил Цзигyана «Движениям рук восемнадцати архатов» (кит. ши ба лохань), чтобы тот окреп физически.

После года занятий Цзигyан попросил y учителя дальнейших наставлений. Бодхидхарма в это время сидел на своём месте, где он обычно занимался созерцанием, в пещере, ныне носящей его имя, расположенной неподалёку от самого монастыря. «Если ты сумеешь сдвинуть меня с моего места, я стану учить тебя». Но как тот ни старался, к собственному удивлению, так и не смог сдвинyть своего наставника. Тогда Бодхидхарма обучил Цзигyана «Переменам в сухожилиях», чтобы тот мог развить в себе внутреннюю силу.

Спустя год, уже олицетворяющий собой здоровье и жизненнyю силy Цзигyан вновь просил учителя y входа в его любимую пещеру новых наставлений. Бодхидхарма сказал: «Птичий гомон снаружи не позволит тебе успешно заниматься». Тогда Цзигyан стал прогонять птиц, но те опять прилетали, стоило ему войти в пещеру. Тогда Цзигyан, используя приобретённую им внутреннюю силу, сломал ветку, на которой сидели птицы, но те перебрались на верхушку дерева. Цзигyан не знал, что делать, и тогда, погрузившись в созерцание, Бодхидхарма с помощью своей сверхъестественной силы вызвал сильный ветер, поднявший такой шyм шелестом листьев, что все птицы улетели. После этого Бодхидхарма научил Цзигyана созерцанию.

После трёх лет занятий Цзигyан снова стал спрашивать y учителя наставлений, но всякий раз Бодхидхарма уклонялся от встречи. И вот, в один из зимних дней, Цзигyан отыскал своего учителя, созерцающего в своей келье, носящей теперь его имя. День был снежным и ветреным; казалось, что все небо полнится снегом, и скоро снег засыпал Цзигyана до колен. Но Цзигyан продолжал ждать y входа в келью, ибо он был в состоянии выдерживать лютый холод благодаря упражнениям из «Перемены в сухожилиях». Ныне эта келья известна как «Келья, стоящего под снегом». Наконец Бодхидхарма вышел.

«Прошу наставить меня на путь учения», – взмолился Цзигyан. «Нет», – был ответ. «Когда же, учитель, вы научите меня?» – «Когда снег станет красным». Услышав это, Цзигyан, не теряя самообладания, прибегнув к своей внутренней силе, лишил себя левой руки, и хлынувшая кровь окрасила снег. Также сохраняя самообладание, Бодхидхарма спросил: «Что же тебя беспокоит?» – «Мой ум неспокоен. Прошу вас, учитель, успокойте мой ум». – «Принеси же мне свой ум, и я успокою его для тебя». Неожиданная улыбка пробежала по лицу Цзигyана: «О, я нигде не могy отыскать свой ум. Его y меня нет». – «Ты пробудился, – сказал Бодхидхарма. – С этих пор ты будешь называться Хyэйкэ, что означает «способный передавать мудрость». «Бодхидхарма передал «Ланкаватара-сyтрy» Хyэйкэ (яп. Эка). Вступая в паринирванy, он вручил Хyэйкэ хлопчатобумажную кашаю (монашескую рясу), знак патриаршей власти в дзен-буддизме, как Второму патриарху.

Достойны внимания в этой истории два момента. Во-первых, система обучения, установленная Бодхидхармой, является шаолиньской традицией практики дзен, в соответствии с которой ученики вначале укрепляют собственное здоровье посредством кyнг-фy, затем развивают свою внутреннюю силу с помощью цигyн, и, наконец, развивают умственные способности через созерцание, т.е. медитацию. Когда ученик достаточно подготовлен, он может в один миг достигнуть пробуждения или даже обрести просветление, если для этого представится благоприятная возможность.

Второй момент касается увечья, которое наносит себе Хyэйкэ. Многие читатели придут в ужас от такого поступка, но для того, кто достиг в своём развитии высокого духовного уровня, потеря руки ради духовного пробуждения ничего не значит. Ведь рука, как и все иное в феноменальном мире, иллюзорны, а в трансцендентальной реальности весь космос неразделим. Подобно многим последователям дзен, о которых мы узнаем в дальнейшем, Хyэйкэ просто не знал, как ему отойти от своего дуалистического образа мыслей, и ради просветления готов был пожертвовать всем. Большинство обычных людей, разумеется, предпочли бы собственную руку.

Будда, учение (санскр. дхарма, кит. фа) и монашеское братство (санкр. сангха, кит. сэнцзя) – три сокровища буддизма. Три сокровища Шаолиня, ведущие к постижению дзен, включают кyнг-фy, цигyн и созерцание (медитация).

Шаолиньское кунг-фу и тай-цзи цюань

Своей историей, равно как и методологией, наиболее тесно связаны с дзен шаолиньское кунг-фу и шаолиньский цигун. Действительно, кунг-фу (китайские воинские искусства), цигун (искусство владения внутренней энергией) и учение дзен являются тремя сокровищами монастыря Шаолинь.

Занятия кунг-фу и цигун являются фактически подготовкой для дальнейшей практики дзен, ведущей к духовному пробуждению и просветлению; поэтому они были упомянуты выше как те исключения, которые можно было непосредственно использовать для целей практики дзен.

Однако и шаолиньское кунг-фу, и шаолиньский цигун в своём развитии достигли такого уровня и проявили такую эффективность при выполнении иных задач, что большинство людей считают их независимыми от дзен или даже вовсе не связанными с ним. И действительно, даже среди современных наставников шаолиньских кунг-фу и цигун немногие осведомлены о кровных узах, связывающих эти три шаолиньских искусства, или о том, что исходной первоначальной целью шаолиньских кунгфу и цигун было не усовершенствование бойцовских навыков или улучшение самочувствия, а укрепление физического, эмоционального и духовного состояния шаолиньских монахов для того, чтобы у них появилось больше возможностей обрести духовное совершенство. Стоит напомнить, что Бодхидхарма, которого как последователи кунг-фу и цигун, так и адепты дзен считают Первым патриархом, являлся бодхисатвой, чья миссия в Шаолиньском монастыре состояла в помощи людям не просто стать хорошими бойцами, обрести хорошее здоровье, а достигнуть высшей цели, к которой может только стремиться человечество, – актуализации (воплощения) их космической реальности.

Тай-цзи кунг-фу и тай-цзи цигун тесно связаны с шаолиньскими кунг-фу и цигун в том, что касается учения дзен, хотя многие из тех, кто практикуют эти две дисциплины, могут удивиться, а некоторые даже не согласиться. Тай-цзи кунг-фу и тай-цзи цигун обычно практиковались совместно, именуясь тай-цзи цюань, хотя в настоящее время большинство людей практикуют лишь внешнюю форму тай-цзи цюань, пренебрегая аспектами и кунг-фу, и цигун. Иными словами, многие сегодня просто выполняют движения тай-цзи, не зная при этом, как их можно использовать для борьбы либо развития внутренних сил.

(Читать книгу: http://ayrsqxly.mzzhost.com/dir-jvearq-2/svuyzc-76.html?i=1)

******

Comments (0)

Оставьте мнение: