Янв 25 2021

Руководство по физическому образованию детей школьного возраста

Category: Библиотека Евгений @ 10:06

П. Лесгафт

Руководство по физическому образованию детей школьного возраста

Пётр Францевич Лесгафт (1837-1909) – русский педагог и общественный деятель, биолог, анатом и врач, новатор в области физического образования, антропологии, медицины, семейной психологии, а также воспитатель свободной творческой личности.

Создал теорию и практику подготовки кадров по физическому образованию.

******

П. Лесгафтъ. Руководство по физическому образованию дѣтей школьного возраста. Часть 1, Третье изданіе. (Посмертное). С.-ПЕТЕРБУРГЪ. Типографія А. БЕНКИ, НОВЫЙ переулокъ № 2. 1912.

******

«Счастлив тот, кто не знает скуки, кому совершенно незнакомо вино, карты, табак, всевозможные развращения и спорт».

«При знакомстве с нашими школами мы обыкновенно видим, что в них занимаются исключительно умственным развитием ребёнка и не обращают никакого внимания на его физическое развитие».

Пётр Лесгафт

Глава II.

Задачи физического развития в школе

Между умственным и физическим развитием человека существует тесная связь, вполне выясняющаяся при изучении человеческого организма и его отправлений. Умственный рост и развитие требуют соответствующего развития физического.

Задача школы состоит в содействии выяснению значения личности человека и в ограничении произвола его действий. Последняя задача принадлежит физическому образованию; она тесно связана с задачею умственного образования. Наблюдая за человеком, можно убедиться, что всё его развитие состоит в сознательном разъединении получаемых впечатлений и вызванных ими действий и в сравнении их между собою.

Первым способом человек знакомится с окружающим миром, а также с существующими в его организме движениями, иначе говоря, он набирает знания и знакомится с приёмами. Эти знания и приёмы человек в состоянии воспроизводить только в таком виде и такой форме, в какой он их усвоил; творческое видоизменение их при одном восприятии невозможно.

Вторым способом он приучается оценивать свои представления, ибо всякая оценка возможна только на основании сравнения. В организме человека можно различать органы растительной жизни и органы, проявляющие активные силы. Первые, в главных своих частях, непарны, как это уже заметил Биша; они имеют исключительно экономическое значение, и отправления их сопровождаются мало разъединёнными чувствованиями. Вторые органы все парные; здесь можно различать: органы, проявляющие физические силы, и органы, проявляющие умственный силы. Динамические законы, лежащие в основании их деятельности, у них общие; как те, так и другие могут проявлять свою деятельность только соответственно силам, действующим на них извне. Для мышечных органов этой внешней силою будет сопротивление почвы, без чего никакая активная мышечная работа невозможна; а для органов сознательной деятельности такое же значение имеют внешние возбуждения и раздражения, вызывающие ощущения, без которых деятельность и здесь невозможна. Активные силы, проявляемые как в первых, так и в последних органах, соответствуют сопротивлению или возбуждению сил, действующих извне, причём сила и сопротивление всегда должны быть равны между собой, т.е. возбуждаемая энергия должна быть всегда равна внешнему возбудителю. Следовательно, чем более постепенно и последовательно увеличивающихся впечатлений получено извне и чем больше внешняя опора, тем более возможно проявлять активных сил, как умственных, так и физических.

Все органы, проявляющие активные силы, как выше сказано, парные; сознательные центры, с которыми все органы, как воспринимающее, так и воспроизводящее, соединены проводниками, также парные. Эти парные сознательные центры соединены между собою проводниками; точно так же соединены между собою и все эти центры каждой половины. Проводники, их соединяющее, составляют так называемые ассоциационные волокна. Такое отношение органов активной деятельности к сознательным центрам позволяет точно сравнивать получаемый впечатления, и чем гармоничнее развиты соответственные (парные) органы, тем точнее может быть самое сравнение. Только сравнением может быть составлена оценка как степени, так и качества получаемых впечатлений и производимые действий; из общности качеств составляются типичные образы и понятия, a после проверки дальнейшим сравнением эти образы и понятия получают значение истины. Самый обычный способ разъединения получаемых впечатлений есть наблюдение, а из сравнения наблюдаемого составляется опытностью лица. Научные методы, служащие проверкой, заключаются в сравнении качеств элементов, получаемых анализом; в выводе из этого сравнения; в сравнении нескольких выводов при посредстве опыта, а также приложены математических методов (при сравнении количественных и пространственных отношений), наконец, в применении получаемых выводов к выяснению частных явлений, воспринимаемых наблюдением. Результаты личной опытности должны быть сравниваемы с выводами, проверенными научными методами.

Все проверки производятся действиями, которые тем точнее, чем более изолированы (дифференцированы) движения, и чем более сознательно определяются сравнением степень, качество и продолжительность производимой работы. Всякая умственная работа, не проверенная действием, не в состоянии способствовать усвоению причинной связи замечаемых явлений настолько, чтобы понять эту связь и выяснить законы, лежащие в основании их проявлений. Без такой реальной проверки невозможно также самостоятельное применение общих положений и истин к выяснению частных случаев или даже творческое видоизменение своих действий.

С точки зрения нормальных проявлений человека, умственная и физическая деятельности должны быть в полном соответствии между собою, ибо только, тогда будут существовать все условия для более точного сознательного разъединения и сравнения между собою как всех получаемых представлений, так и действий. Как одностороннее физическое развитие приводит только к проявлению деятельности, недостаточно умственно проверенной и направленной, так и одностороннее развитие умственное непременно связано с недостатком объективной проверки, и поэтому в частностях умственный труд остается часто не выясненным. При умственном и физическом образовании имеют также одинаковое применение как закон постепенности и последовательности развития (Ламарк), так и закон гармонии (Биша). Относительно деятельности человека эти законы могут быть выражены следующим образом:

1) Деятельность всех органов человеческого тела, а вместе с этим форма и объём их увеличиваются, если они постепенно и последовательно возбуждаются к этому, и если приход всех составных частей органов соответствует расходу. (Закон последовательности и постепенности).

2) Только при гармоническом развитии всех органов организм человека в состоянии совершенствоваться и производить наибольшую работу при наименьшей трате материала и силы. (Закон гармонии).

Нередко приходится видеть сочетание развитой умственной деятельности с весьма слабым телом, но такое нарушение гармонии в постройке и отправлениях организма не остается безнаказанным, – оно неизбежно влечёт за собой бессилие внешних проявлений: мысль и понимание могут быть, но не будет надлежащей энергии для последовательной проверки идей и настойчивого проведения и применения их на практике. В подобных случаях, вследствие преобладающего развития одних органов в ущерб другим, нарушается общая гармония деятельности организма, отправления которого становятся ненормальными.

Деятельность наших органов может возвышаться без вреда только при постепенном и последовательном возбуждены; резкое и сильное возбуждение легко доводить отправления их до предела, за которым начинается понижение деятельности или даже прекращение её. С другой стороны, если какой-либо орган человеческого тела, не получая возбуждения, бездействует, то он подвергается постепенному регрессивному изменению и делается неспособным совершать свойственный ему отправления (Ламарк). Итак, развивать нормальную деятельность органов нашего тела мы можем только путём изолирования движений, сравнения свойств этих движений между собой и строго последовательных и настойчивых упражнений. Таким путем возможно увеличить деятельность органов движения, научиться производить все элементы движений сообразно со существующими для того в организме условиями, в их различных видоизменениях и комбинациях. Уменье изолировать движения того или другого органа по мере надобности весьма ценно, так как оно позволяет вполне приспособляться к препятствиям, которые требуется преодолеть без траты лишних сил и времени. Правильные и последовательные упражнения необходимы, поэтому направить таким образом, чтобы уметь с наименьшим трудом в наименьший промежуток времени производить наибольшую работу.

Гармоническое, всестороннее развитие деятельности человеческого организма должно составлять общую цель воспитания и образования, задачи которых только в частности отличаются между собою: воспитание захватываешь в свою область нравственный качества человека и его волевые проявления, следовательно, способствует выработке нравственного характера лица, между тем как образование имеет в виду систематическое умственное, эстетическое и физическое развитие; оно должно приучить молодого человека изолировать получаемые им ощущения и впечатления, сравнивать, их между собою и составлять из представлений отвлечённые понятия, выяснять на основании усвоенных истин встречающиеся явления и, наконец, действовать с возможно большею целесообразностью и настойчивостью.

Семья, в которой преимущественно складывается тип и характер лица, имеет поэтому, главным образом, воспитательное значение, а школа, содействующая систематическому умственному и физическому развитию, должна, прежде всего, заботиться о достижении образовательных целей, не упуская, однако, из виду типических особенностей каждого ребёнка, чтобы содействовать нравственному развитию его. Следовательно, если школа и задается, главным образом, целями образовательными, то, тем не менее, применяемые в ней методы преподавания и отношение к учащимся должны вполне согласоваться с воспитательными целями.

Понятно, что для успеха школьного дела весьма важно точное и резкое определение задач школы, неопределенность которых может создать лишние затруднения. В организме человека всё так связано, что всякое искусственное разъединение его отправлений нарушит общую гармонию деятельности и не приведет к желаемым результатам, поэтому всего плодотворнее, будет деятельность того педагога, которому доступны всестороннее понимание ребёнка и связь наблюдаемых у него проявлений. В последнем случае воспитательные и образовательные цели сливаются, как и проявления, замечаемые в природе. Задачи воспитания и образования становятся общими – содействовать возможно большей сознательности в проявлениях и действиях молодого человека и устойчивости нравственного его характера.

Минуя разбор условий, содействующих развитию типа и характера лица, так как об этом было уже говорено в описании школьных типов мы перейдем к задачам школы.

При знакомстве с нашими школами мы обыкновенно видим, что в них занимаются исключительно умственным развитием ребёнка и не обращают никакого внимания на его физическое развитие. Задачи последнего, можно сказать, совсем ещё не разработаны, а в существующих по этому вопросу сочинениях почти ничего нельзя найти, кроме перечисления ряда самых разнообразных упражнений, без какой бы то ни было логической связи между ними и без пониманья их значения. Попытки сознательного отношения к делу замечаются только у преподавателя математики Г. У. А. Фита. В своём сочинении Фит говорит о телесных упражнениях следующее: «Под телесными упражнениями мы понимаем все те движения и применения сил человеческого организма, которые служат для его усовершенствования». Разбор отдельных упражнений очень поверхностен и не выдерживает критики, но всё же сочинение это, вместе с историческим отделом, вполне соответствовало научным требованиям своего времени. Это не простой набор различных упражнений, могущих служить шаблоном для невежественного преподавателя, как это сплошь да рядом встречается в подобных сочинениях; эта работа заставляет предполагать знакомство автора с историей изучаемого им предмета и стремление выяснить значение упражнений, которая он указывает; заметно также, что ему были не чужды кое-какие сведения о строении и отправлении человеческого организма.

Целостною школою, соответствовавшею степени научного развития и условиям жизни своего времени, была только классическая греческая школа, в которой умственному и физическому развитию придавали одинаково важное значение, как это видно из приведённого исторического очерка учения о физическом образовании детей в Греции. До сих пор опираются на основания этой школы, но, к сожалению, нарушают существовавшую в ней гармонию, совершенно искажая её идеи. От периода реформации школ, возбужденной мыслями Монтэня, Раблэ, Локка, Ж. Ж. Руссо, Песталоцци и др., и до настоящего времени школа всё ещё не выяснила своих задач, не установилась твердо, не вошла гармоническим звеном в общественный строй. Эмпирический метод она оставила, а основных истин для себя до сих пор ещё выработать не могла.

До сих пор педагоги не усвоили следующих простых и верных мыслей, высказанных Ж. Ж. Руссо: величайшая тайна воспитания заключается в том, чтобы телесные и умственные упражнения служили друг другу отдыхом; «желаете образовать ум вашего ученика, упражняйте его силы, которыми ум должен управлять, развивайте настойчиво его тело, сделайте его крепким и здоровым, чтобы он стал мудрым и рассудительным. Дайте ему возможность работать, быть деятельным, бегать, прыгать, быть постоянно в движении, чтобы он был бодрым человеком, и он сделается также рассудительным человеком. Предположение, что упражнение тела вредить умственной деятельности, есть жалкая ошибка; как будто обе эти деятельности не должны быть в согласии, и как будто одна не должна постоянно действовать на другую».

Если эти положения соответствуют отправлениям организма, то, убедившись в их истинности, мы должны признать, что они суть основные положения педагогики. Постараемся же проверить их анатомо-физиологическими данными.

Легко убедиться в необходимости смены физических и умственных упражнений. Чрезвычайно часто приходится слышать, что ребёнок не желает заниматься, что он избегает занятий, невнимательно следит за ними, не приготовляет заданных уроков, наконец, что он ленив и даже неспособен к занятиям. Известно, что всякое однообразное действие непременно утомляет, даже доводить до гипноза и сна. Относительно мышечной системы в физиологии известно, что при усиленных упражнениях, при работе на различных машинах и аппаратах, необходимо следить, чтобы при этом действовало возможно большее число мышц, и чтобы деятельность распределялась по различным частям организма, так как, чем большее число мышц принимает участие в работе, тем медленнее наступает момент утомления, когда трата материала до того увеличивается и накопление продуктов разложения доходит до такой степени, что мышцы становятся неспособными к деятельности.

Общие основания, имеющие значение при отправлениях мышечной системы, могут быть применены и к умственной работе. Однообразие в последнем случае очень быстро и сильно утомляет, и чем деятельность ограниченнее, тем скорее наступает утомление, тем оно больше чувствуется.

Если, следовательно, ребёнка, еще совершенно не владеющего своими физическими и умственными отправлениями, не умеющего сосредоточивать своё внимание на одном каком-либо предмете, заставить заниматься более или менее продолжительное время однообразным делом, то он, понятно, скоро устанет и пожелает прекратить его. Принуждение может временно увеличить деятельность, но утомление затем все-таки появится и ещё в большей степени. Под влиянием этого чувствования ребёнок либо прямо откажется от всяких дальнейших занятий, либо, оставив утомившую его работу, обратится к другой.

Предоставленный самому себе ребёнок тем дольше останавливается на одном и том же занятии, чем оно разнообразнее, чем большее число мышечных групп принимает в нем участие. Таким образом, сама природа ребёнка требует смены одного занятия другим. Только по мере того, как ребёнок приучится действовать целесообразно и дольше сосредотачивать своё внимание на одном и том же предмете и соразмерять свой труд с препятствиями, которые приходится преодолевать, однообразная деятельность не будет так легко утомлять его, но все-же лишь настолько, насколько он привык владеть и управлять собой.

Следовательно, для успешного преподавания в школе необходимо уравновешивать умственные и физические занятия, распределяя их таким образом, чтобы они действительно служили отдыхом друг другу, поддерживали бодрость и восприимчивость ребёнка. Образование должно дать ребёнку не только уменье сознательно разъединять получаемые им ощущения и впечатления, но и уменье так же сознательно относиться к своим движениям. Как в первом случае ребёнок приучается сосредоточивать свое внимание на явлениях окружающего его мира, так в последнем случае он знакомится с приспособлениями своих органов к движениям и проявлению сил при преодолении различных препятствий.

При этом наблюдается такая последовательность: каждое производимое нами движение сопровождается известными ощущениями (мышечное ощущение), зависящими от сокращения деятельной мышцы; этими ощущениями мы и руководимся при всякой нашей физической работе; ребёнок должен научиться управлять своими движениями, руководствуясь ощущениями, связанными с мышечной деятельностью. Путем анализа и сравнения получаемые извне впечатления переходят в умственную работу, появляясь уже затем в виде отвлеченных понятий. Соответственно этому следует научиться анализировать и сравнивать движения, стараясь приспособить их к такой активной деятельности, в которой наибольшая работа производилась бы при наименьшей затрате труда, что возможно также и при отвлеченных умственных занятиях.

При изучении выражения лица оказывается, что, приучаясь относить сокращения мышц, окружающих органы высших чувств, к воспринимаемым впечатлениям, человек приучается производить такие же сокращения под влиянием чувствований, соответствующих этим впечатлениям, причём степень сокращения и число участвующих в нем мышечных групп прямо пропорциональны силе впечатления Это основное положение для выяснения явлений выражения лица, несомненно, имеет значение и для всех отправлений двигательного аппарата нашего тела.

Если мы привыкли производить движения, вполне отвечающие определенной цели, то мы в состоянии производить такие же движения под влиянием чувствований, аналогичных тем, которые сопровождали отправления двигательного аппарата, т.е. внешние выражения всех душевных волнений, или эмоций, составляют только повторение движений и выражений, производимых нами первоначально непосредственно под влиянием действующих на наше тело возбуждений и раздражений, а также под непосредственным влиянием ощущений, сопровождающих отправления всех органов животной и растительной жизни.

Мышечные ощущения и ощущения органов чувств могут быть признаны за первичные, или основные, чувствования (Бэн), a эмоции, или душевные волнения, – за вторичные, производные или сложные чувствования; согласно с этим и внешние выражения последних всегда должны соответствовать реальным проявлениям первых (элементов). Поэтому внешние выражения душевных волнений, или эмоций, по качеству и по степени должны состоять из движений, сопровождающих те простые или основные чувствования, из которых данные эмоции слагаются, или которым они соответствуют. Тесная связь, существующая между непосредственными физическими и душевными проявлениями, с одной стороны, и внешним их выражением, с другой, ясно показывает необходимость гармонического физического и умственного развития в школе.

Всякий практический способ, усвоенный нами для выяснения пути, которым добыты научные истины, требующий как разъединения целого на отдельные составляющие его части, так и составления его из частей, – всего лучше знакомить нас с аналитическим и синтетическим методами, всего более содействует обстоятельному пониманию значения этих методов, а также истинного характера достигнутых при их помощи результатов. Усвоение научных выводов без внутренней логической связи с теми посылками, из которых они вытекают, не может дать твёрдого основания для практической деятельности, потому что не одно знание тех или других научных истин ценно в этом случае, но глубокое понимание их действительного значения, возможное только при реальной проверке, а в особенности при знакомстве с научными методами такой проверки. Если ребёнок усвоит какой-нибудь механический метод, не понимая совершенно, какой смысл имеют его отдельные приёмы, то и действовать он будет механически – он не сумеет применить данный метод к частному случаю. Это положение остается справедливым как относительно умственного, так и относительно физического развития.

Из всего сказанного следует, что задачи физического образования будут состоять: в умении изолировать отдельные движения и сравнивать их между собой, сознательно управлять ими и приспособлять к препятствиям, преодолевая их с возможно большею ловкостью и настойчивостью; иначе говоря: приучиться с наименьшим трудом в возможно меньший промежуток времени сознательно производить наибольшую физическую работу или действовать изящно и энергично.

Способ исполнения задач физического образования

Всё сказанное о задачах физического развития относится к лицам школьного возраста, поэтому упражнения и занятия, о которых мы будем говорить ниже, соответствуют постройке организма молодых людей именно этого возраста.

В Германии со времени Песталоцци и Шписса и в Швеции со времени Линга отличают педагогическую гимнастику от врачебной, но в педагогической гимнастике при ближайшем рассмотрении не оказывается ничего, сколько-нибудь удовлетворяющего научным требованиям педагогики. Так, например, А. Шписс которого называют основателем школьной гимнастики в Германии, предлагает детям от шести до десятилетнего возраста упражнения на аппаратах – на поперечной перекладине, горизонтальном шесте, даже на параллельных брусьях, кобыле и т.д. Все эти упражнения, как мы увидим после, совершенно не пригодны для детей, не соответствуют ни задачам школы, ни строению основы тела детей этого возраста, ни силам, которые обыкновенно в состоянии проявить дети. А. Шписс ничем не мотивирует оснований, в силу которых он рекомендует упражнения на аппаратах, а назначает их совершенно произвольно. То же самое можно сказать и о шведской гимнастике Линга.

Более серьезно разобраны методы физических упражнений у Мейера но он имел в виду главным образом врачебные, а не педагогические цели. Мейер говорит, что через все гимнастические методы должна проходить одна основная мысль: упражнением укрепить силы мышц, заставляя их действовать с большей степенью напряжения сравнительно с тем, как они постоянно действуют в обиходной жизни.

Для достижения этой цели он считает наиболее разумными следующие методы:

1. Метод передвижения тяжести.

Метод этот, по мнению Мейера, самый простой и естественный, состоит в упражнении приподнимания и перетаскивания различных тяжестей определённого веса – камней и проч., в приподнимании их с помощью приводов, перекинутых через блок; в упражнении ручными гирями (dumbbells) и т. п. Мейер, однако, находить в этом методе и недостаток. Невозможность равномерного отягощения частей организма, чем нарушается его гармоническое развитие.

2. Метод с применением укреплённых аппаратов.

Упражнения производятся под отягощением собственного тела, причём употребляются следующие аппараты: 1) горизонтальный шест, к которому надо притягиваться, 2) параллельные брусья для движений с размахом при опоре на разогнутых верхних конечностях, 8) вертикальный шест (или шест для лазанья), по которому тело поднимается в силу последовательных сгибательных и разгибательных движений верхних конечностей, 4) горизонтальная мачта (или балансовая мачта), укрепленная с одной стороны; идущий по такой мачте легко теряет равновесие, поэтому тяжесть тела постоянно должна уравновешиваться мышечным напряжением.

При всех этих упражнениях, по словам Мейера, развивается более сила, чем ловкость: он останавливается на них только для того, чтобы выяснить основания, которыми руководствуются вообще при упражнениях на аппаратах, и показать, каким образом эти последние могут содействовать укреплению мышечных сил.

3. Метод передвижения тяжестей с увеличением расстояния.

Сила произвольных мышц при деятельности увеличивается вместе с увеличением веса передвигаемой тяжести и пространства, на которое она должна быть передвинута, причём количество проявляемой силы, как полагает Мейер, будет одинаково, потребуется ли, например, тяжесть в один фунт передвинуть на двадцать четыре фута или двадцать четыре фунта передвинуть на один фут; количество механической работы будет одно и то же, но для живого организма это вовсе не одно и то же: тяжесть в один фунт ребёнок без затруднения перенесёт на двадцать четыре фута, но поднять двадцать четыре фунта он может оказаться не в силах, так как для этого необходимо сразу употребить гораздо большее напряжение, нежели в первом случае, где количество напряжения возрастает постепенно, по мере передвижения тяжести. Кроме различия в напряжении, в последнем случае деятельность ограничена относительно малым числом мышечных групп, a чем меньшим числом мышечных групп ограничивается деятельность, тем с большим напряжением они должны действовать, тем, следовательно, скорее наступить утомление. По этому методу назначаются упражнения в метании камней, копья и в прыгании.

4. Метод с ускорением производимых движений.

При одинаковом отягощении и расстоянии, в пределах которого отягощенная мышца действует, требуется больше сил, если движение производится с большею скоростью. Поэтому, не изменяя ни отягощения, ни расстояния, можно заставить действовать мышцу с большим напряжением, только ускоряя лишь производимое движение. Назначаются упражнения в движениях, которые постепенно ускоряются.

5. Метод с увеличением числа производимых движений.

Вместо сильных временных напряжений можно упражнять деятельность мышц частыми и простыми сокращениями их отдельных групп. При этом избегаются неприятныя последствия насильственных напряжений. Такой метод применяется при свободных движениях, продолжительном беге и т. д.

6. Метод с применением борьбы.

Основание приведенных выше методов составляют движения, производимые при отягощении различного рода предметами или весом собственного тела, и различные видоизменения этих движений. Во всех подобных случаях мышечная сила должна преодолеть сопротивление в виде тяжести или в виде упругих сил, представляемых, напр., упругими пластинками (armstrongs); заменив их мышечною силою другого лица, мы получаем то, что называется борьбой.

Борьба может быть двух родов: либо она происходить между двумя или несколькими лицами (при посредстве каната или непосредственно), либо между мышечными группами одного и того же субъекта. В последнем случае сгибают, например, предплечье в локтевом суставе, стараясь при этом напрягать как можно сильнее мышцу и в то же время стремясь сопротивляться этому движению противоположным именно, разгибанием; в обеих мышечных группах при этом получается ощущение напряжения, сопровождаемое даже как бы сотрясением. Подобный способ упражнений мышц уместен только при отсутствии вспомогательных средств. В так называемой шведской гимнастике нет ничего такого, о чём не было бы упомянуто в перечисленных выше методах, а потому Мейер и не останавливается на ней.

Предложенный Дюшеном способ возбуждения к деятельности отдельных мышечных тел и мышечных групп посредством электричества имеет исключительно врачебное значение и для применения в школе не пригоден.

Все эти гимнастические методы направлены к тому, чтобы, задавая мышцам большую работу, развивать таким образом физические силы человека имея в виду задачи физического развития детей в школе, мы находим такой приём неудовлетворительным, потому что школа должна развить в ребёнке не только силы, но главным образом уменье управлять ими, уменье целесообразно применять их к деятельности.

Посмотрим, какими же средствами всего лучше можно достигнуть выполнения намеченных нами школьных задач. Прежде всего, необходимо научить ребёнка сознательно производить различные существующае в человеческом организме движения, начиная с самых простых и постепенно переходя к более сложным. Метод обучения должен быть аналогичен тому, который употребляется при правильном умственном развитии детей. В последнем случае ребёнка, прежде всего, научают сосредоточивать внимание на отдельных, получаемых им ощущениях и впечатлениях и сознательно разъединять зарождающиеся у него представления, разъединять их, следовательно, по времени и силе. Совершенно то же самое требуется и в отношении физического развития: уменье разъединять движения по времени и по степени проявления, руководствуясь при этом сопровождающими их ощущениями. Чем менее деятельна мышца, тем она слабее; сила её может увеличиться только с увеличением деятельности. Поэтому, если ребёнок приучился производить движения и разъединять их, то для дальнейшего физического развития необходимо упражнять его мышцы, увеличивая число движений и ускоряя их. Долго останавливаться на каком-нибудь одном движении однако же нельзя, потому что всякая однообразная деятельность скоро утомляет и тем скорее, чем меньше мышечных групп принимает в ней участие. Поэтому лучше увеличивать скорость движений, нежели их число: при быстрых движениях больше напрягаются деятельные мышцы, так как должны проявить свои силы в наименыший промежуток времени.

Упражнением называется частое повторение какого-либо действия в человеческом теле, производимое ради его усвоения.

Значение мышечных упражнений следующее:

1) ими приучаются свободно владеть отдельными движениями и сравнивать их между собой, 2) усиливается деятельность всего двигательного аппарата, 3) приучаются действовать с большею продолжительностью и быстротой, а также с постепенно увеличивающеюся энергией в проявлениях, и наконец 4) занимающейся приучается твердо укреплять части, находящиеся ниже места движения.

2) Появляясь в школе, ребёнок не в состоянии производить многие из существующих в его организме движений; он обыкновенно производит более грубые из них, как сгибание и разгибание, а также отведение и приведение; повороты и круговые движения производятся меньшим числом мышечных групп и требуют поэтому большего напряжения, а в особенности больше уменья укреплять части, находящиеся между почвой и местом, где производится движете. Так, напр., дети обыкновенно совершенно не в состоянии производить поворот в коленном суставе и стопе (в голено-стопном суставе), а также поворот туловища; вообще движения между позвонками очень мало развиты, здесь даже сгибание производится с трудом; также не свободно производятся здесь и круговые движения. Упражнением все эти движения должны быть изолированы и производиться совершенно свободно. Точно так же ребёнок не привык сравнивать свои движения и оценивать их, что, однако, необходимо при всякой элементарной работе и что достигается только упражнением.

3) Упражнением усиливается деятельность всего двигательного аппарата; в этом можно убедиться не только прямым опытом, но и определением весовых отношений мышц на трупе. Вес мышечной системы, определенный на восьми трупах лиц хорошего телосложения от 24 до 35-летнего возраста (при среднем весе их тела, равном 68 кг), составлял 35,9% веса всего тела. В одном случае, при весе тела в 64 кг, вес мышечной системы равнялся 45,18%. У новорождённого вся мышечная система составляешь от 20 до 22%; коэффициент роста этой системы равняется 32,8, между тем как коэффициент роста всего тела равен 20, но последнее число получено Кетлэ по весу живых людей, что необходимо иметь в виду. Всё же из сопоставлений этих чисел видно, какое преобладающее значение имеет мышечная система при развитии всего тела. В старческом возрасте вес всей мышечной системы опять же уменьшается относительно веса всего тела; на трупе 78-летняго старца вес мышечной системы равнялся 27% веса всего тела, на трупе женщины 51 года вес мышц составлял 25,2% веса всего тела. Самые значительные изменения оказались в весе мышц нижних конечностей, который в первом случае был на 11°/о ниже среднего числа, полученного для взрослых мужчин, а во втором случае даже на 18% ниже такого же числа, полученного при взвешивании; мышц нижней конечности у женщин. Уменьшение подвижности, a вместе с этим уменьшение в упражнении мышц нижних конечностей приводит, следовательно, к понижению их деятельности и уменьшению веса мышц. Кроме изменения в весе мышц нижних конечностей, уменьшение веса было довольно резко и в мышцах верхних конечностей и таза. Насколько мышцы увеличиваются при усиленном упражнении и уменьшаются при понижении деятельности, видно из следующего: при измерении мышц, взятых с трупа одного сапожника, который вёл более сидячую жизнь, и при сравнены их с весовыми количествами, полученными при измерении в других случаях, оказалось, что при 1000 единицах веса всей мышечной системы, нижние конечности равнялись 511,9, что составляло наименьшее число из всех полученных (при среднем числе, равном 541,6, а при наибольшем числе, равном 567,0, тогда как на верхней конечности (правой) вес мышц равнялся 303,6, что составляло наибольшее из всех полученных чисел (при среднем числе = 283,4, а наименьшем числе = 266,0). Следовательно, в данном случае при жизни упражнялись главным образом мышцы верхних конечностей; они были действительно наиболее развиты, между тем как мышцы нижних конечностей были наименее развиты, вследствие относительно меньшей их деятельности и постоянной сидячей жизни с опорою на седалищных буграх и бедрах. Нет надобности ссылаться на наблюдение и опыт над живыми, несомненно указывающие на развитие активных сил постепенно и последовательно направленными упражнениями, а потому здесь приведены существующая в литературе численные данные, подтверждающие эти наблюдения над живыми.

4) Упражнением приучаются действовать с большею продолжительностью и быстротой, а также с постепенно увеличивающеюся энергией в проявлениях. Упражнением усваиваются движения и действия, которые занимающийся приучился разъединять (изолировать), и с значением которых он познакомился на основании сравнения. Повторением этих движений или действий облегчается их производство, появляется возможность проделывать их с меньшим трудом и тратою сил, поэтому для постепенного увеличения деятельности движения должны увеличиваться по числу, a затем и по времени. Движение, связанное с известным напряжением, необходимо должно после усвоения производиться с увеличенным напряжением. Действовать с увеличенным напряжением – значит производить усиленное сокращение мышцы не увеличением опоры или поверхности приложения сил, а увеличением её раздражения, вследствие чего увеличивается прилив питательной жидкости, усиливается обмен, a вследствие этого повышается и деятельность мышцы. Если увеличением опоры увеличивается проявление силы мышцы, то это будет вследствие усиления механической опоры, а если это увеличение происходить главным образом вследствие усиления питания и обмена вещества, то это будет увеличение как бы химической опоры данной мышцы. Первое мы замечаем у мышц сильных, а второе – у мышц ловких. Увеличение обмена всегда связано с увеличением энергии данного органа, поэтому постепенно усиливающееся напряжете в деятельности данной мышцы должно быть соединено с увеличением энергии её проявлений. Следовательно, повторением движений и действий облегчается их производство и становится возможным приучиться к работе с большею продолжительностью, скоростью и энергией.

5) Упражнениями занимающийся приучается укреплять часть, находящуюся ниже места движения. При всех движениях в человеческом теле степень проявляемой при этом силы находится в прямой зависимости от опоры: чем больше и твёрже опора, тем более можно проявить сил и тем с большею точностью и тонкостью можно производить движения. Это прямо вытекает из закона динамики о силе и сопротивлении, которые должны быть равны между собою. Что все части, находящаяся между местом движения и почвою, должны быть укреплены, следует из закона об инерции вещества, на основании которого оказывается, что никакое передвижение в нашем теле невозможно одними внутренними (или мышечными) силами тела, а для этого необходимо внешнее сопротивление; так что проявления внутренние находятся в полной зависимости от действия внешних сил сопротивления. Поэтому, для умения сознательно производить определенное движение необходимо раньше всего упражнением приучиться укреплять отдельные части тела, со стороны почвы находящиеся.

На самом деле оказывается, что это действительно всего более затрудняет ребёнка и усваивается только упражнением. Движения в отдельных суставах нижней конечности оттого только и затрудняют начинающих заниматься, что они не в состоянии укрепить конечность, чтобы в отдельных её частях производить движения; движения стопою поэтому труднее, нежели движения в бедренном суставе. Точно так же не упражнявшихся затрудняют движения туловища (между позвонками), ибо для этого необходимо уметь неподвижно укреплять таз на нижних конечностях. Вообще при всех действиях, требующих проявления силы или ловкости, необходимо твёрдое укрепление частей опоры, над которыми движение производится; человек, передвигающий какую-либо часть при помощи веса своего тела, может проявить гораздо меньше сил, чем тот, который умеет укреплять своё тело и проявлять свою силу, смотря по степени этого укрепления. При пилении, стругании, вообще при всех работах, производимых руками, возможно проявить тем большую силу и тем лучше можно управлять действиями рук, чем более будет неподвижно укреплено тело и все части, находящиеся между местом движения и почвою.

Когда усвоены простые движения, то их надо разнообразить. Например, от движений одного рода переходить постепенно к движениям другого рода, сочетая их в группы или же производя одновременно различные движения в соответствующих конечностях и т.д. Вообще упражнения эти можно видоизменять до бесконечности и производить с большею или меньшею силою и скоростью. Цель подобных упражнений – научить ребёнка владеть своими движениями и производить их с возможно большей ловкостью, т.е. с возможно большей выгодой относительно времени и пространства или относительно препятствия, которое приходится преодолевать. Далее должны следовать упражнения с увеличением напряжения, что достигается отягощением и сопротивлением определенной величины. Известно, на основании исследований Вебера, что сила мышцы может быть доведена до наибольшего проявления только при известной степени отягощения, а если перейти за пределы его, тогда она опять ослабевает. При уменьшении применённого отягощения мышцы также понижают свою деятельность. Для мышц лягушки Вебер нашёл, что они в состоянии проявить наибольшую деятельность при отягощении 450-граммов на один квадратный миллиметр поперечника. Средним числом мышцы лягушки были в состоянии поднять на высоту 15 миллиметров тяжесть, превышающую вес собственного тела в 93 раза. Поэтому для развития сил и умения проявлять их с соответственным напряжением весьма полезно производить упражнения с отягощением или сопротивлением, увеличивая их постепенно, причём и проявления мышечной силы будут увеличиваться. Не следует забывать, что отягощение или сопротивление, не соответствующее силам ребёнка, будет только истощать его. Отягощение или увеличение сопротивления производимых движений возможно: 1) весом собственного тела, 2) сопротивлением другого лица и 3) различными тяжестями.

1. Упражнения с увеличением напряжения при отягощении весом собственного тела.

Приучить действовать с увеличенным напряжением можно всего выгоднее – прыганием. Прыгая, мы сильным сокращением разгибающих мышц нижних конечностей отталкиваем своё тело от почвы таким образом, чтобы оно могло некоторое время лететь; этим прыжок отличается от элементов ходьбы. Производя их в различных направлениях, отталкиваясь как одной, так и другой ногой, возможно сравнивать и оценивать напряжение, с которым эти движения связаны. Такие упражнения также могут видоизменяться по времени, в продолжение которого они производятся, и по пространству, через которое тело перебрасывается. Надо научиться производить прыжки так, чтобы избегать толчков и сотрясений, которые могут нарушить деятельность таких органов, как мозговые центры. Для гимнастических упражнений принято устраивать различные аппараты – горизонтальный шест, поперечную перекладину, параллельные брусья, лестницу, трапеции, вертикальный шест и т.д. Все они считаются необходимою принадлежностью школ, в которых введена гимнастика. Постараемся, однако, доказать, что употребление этих аппаратов не целесообразно, оно не соответствуешь ни теоретическим соображениям, ни указаниям опыта.

Сравнивая движения рук и ног, легко заметить, что руки могут двигаться более быстро и ловко, нежели ноги, служащие опорою для туловища. Ходить на руках, т.е. употреблять их в виде опоры вместо ног, очень трудно, – такое упражнение, кроме многих других невыгод, нарушающих правильные отправления организма, требует большого напряжения мышц, поэтому скоро утомляет. Всякое упражнение верхних конечностей с опорою на периферии (на кистях), как, например, при упражнении на горизонтальном шесте, на аппаратах для лазанья и т.д., заставляем мышцы сильно напрягаться; опора при этом будет очень мала, a приложение сил – большое; но чем меньше опора мышц, тем с большим напряжением они должны действовать, тем быстрее, следовательно, утомятся.

Подобные упражнения могут развить силу на счёт ловкости и быстроты – качеств, наиболее выгодных для проявления деятельности верхних конечностей, мышцы которых, сообразно своему строению и отношению к суставам, всего выгоднее могут действовать при верхней опоре, как, например, при метании, бросании тяжестей и т.п. Руки приспособлены преимущественно для ловких, быстрых действий и преодоления внешних препятствий; быстрые и ловкие действия, следовательно, составляют самые нормальные проявления деятельности верхних конечностей; к этим-то ловким действиям и надо приучить ребёнка путем соответствующих упражнений. Нижние конечности, напротив, отличаются более крепким строением своей опоры и суставов, а их мышцы и мышечные группы, благодаря своим типичным особенностям, могут проявлять большую силу, не скоро утомляясь, потому что действуют относительно с меньшим напряжением. Если развивать в этих конечностях быстроту и ловкость, например, некоторыми танцами, то при этом теряется крепость суставов; в них являются различные оттенки и видоизменения движений, но за счёт их определенности и силы. Спокойно стоять на твердой опоре, ходить твердым, ровным шагом делается невозможным; движения и походка становятся шаткими, с прибавлением движений во всех суставах нижних конечностей, с покачиванием в стороны и приседанием, с постоянным припрыгиванием, как это можно видеть в особенности у молодых танцовщиц.

Мне приходилось исследовать акробата, так называемого «человека-змею», обладающего замечательною подвижностью позвоночного столба. Долго спокойно стоять он не мог, горбился при этом так, что доходил до одышки. Насколько он выигрывал в подвижности, настолько проигрывал в крепости, недостаток которой уравновешивал только мышечной силою, соединенною всегда с относительно большою тратою.

Понятно поэтому, что в верхних конечностях необходимо развивать быстрые и ловкие движения при верхней (центральной) опоре такими упражнениями, как, например, метание и т.п., а в нижних конечностях –сильными движениями с увеличенным напряжением: бег, прыгание и т.п. Такие упражнения вполне соответствуют анатомическому строению тех и других конечностей.

Опыт подтверждает это мнение. В древней Греции, где так много занимались физическим развитием и где, судя по оставшимся памятникам, действительно научали владеть собой, не существовало никаких аппаратов для упражнения верхних и нижних конечностей в роде тех, которые употребляются теперь в немецкой гимнастике; там гармонически развивали организм такими упражнениями, как метание копья, стрел и диска, ведение борьбы, бег, прыжки, разнообразный игры, чем и достигали, насколько это известно, лучших результатов. Тип древнего грека, пользовавшегося приведённым воспитанием, описывают следующим образом: «он был высокого роста, смотрел прямо – открыто, у него был высокий лоб, он был мощный, стройный, изящный, держал себя умело, страстно любил искусство, науки и телесные упражнения. Он отличался вечною свежестью и бодростью духа, трезвым пониманием вопросов жизни и пользовался хорошим здоровьем, позволявшим ему доживать до глубокой старости».

Из всех европейских государств настоящего времени всего более обращают внимание на физическое развитие в Англии. Здесь, однако же, достигают лучших результатов не гимнастикой, в обыкновенном её виде, а правильно и последовательно ведёнными играми. В состав этих игр входят главным образом такие упражнения, как метание мяча, бег и т.п. при соблюдении огромного числа правил, требующих большого внимания и уменья ловко пользоваться временем.

Эти упражнения, правильно и последовательно применяемые, всего выгоднее для школы; их можно постепенно и последовательно осложнять, соразмерно с силами и успехами учеников.

Иногда приходится слышать, что в защиту того или другого гимнастического упражнения ссылаются на личный опыт и достигнутые благоприятные результаты; но в данном случае личный опыт не имеет никакого значения; то, что полезно для взрослого, может оказаться совершенно непригодным для ребёнка, у которого организм отличается своими особенностями.

Упражнения при отягощении весом собственного тела должны быть допущены в школе только для нижних конечностей, так как строению и отправлениям верхних конечностей они не соответствуют. Если упражнять верхние конечности, укрепляясь на них, а не на ногах, то мышцы этих конечностей, хотя и могут развиваться, но такое развито их не выгодно, ибо оно не связано с соответственным развитием ног, на которых мы обыкновенно стоим, и которые служат нормальною опорою тела при работе. Такими упражнениями нарушается гармония в отправлениях тела, а вместе с этим понижается и его производительность.

2. Упражнения при сопротивлении другого лица.

Кроме отягощений всякого рода, мышечная сила (в особенности верхних конечностей) может встретить препятствие в виде различных упругих тел, каковы, например, каучуковые пластинки, стальные пружины и т.п. (во Франции и в Англии они предлагаются с медицинскою целью). С целью сопротивления можно воспользоваться силами другого лица. Уже в древней Греции этот способ применялся в виде борьбы; в настоящее время он встречается в национальных играх Швейцарии и других государств. Подобный же способ известен в шведской гимнастике под именем двойных движений (duplicirte Bewegungen), которые производятся таким образом: активному действию в одну сторону противопоставляется пассивное сопротивление с другой стороны. Если, например, занимающейся желает согнуть предплечье в локтевом суставе, то этому противодействуют таким образом, что удерживают предплечье в его первоначальном положении. Когда занимающемуся удается преодолеть сопротивление своею мышечною силой, то движение, которое он при этом производить, называется «двойным концентрическим движением»; когда же, наоборот, сопротивляющейся берёт перевес и оттягивает предплечье к себе, то он совершает так называемое двойное эксцентрическое движение». Хотя эти движения и признаются исключительной принадлежностью шведской гимнастики, но на самом же деле они давно уже были известны в виде борьбы. Способ этот требует для своего применения постепенно и последовательно увеличивающегося сопротивления и напряжения; это, понятно, трудно, так как сопротивляющееся лицо должно настолько владеть своими действиями, чтобы в начале не проявлять большой силы, а увеличивать её постепенно. Применяя такие упражнения в школе, необходимо подбирать учеников приблизительно с одинаковыми силами, – чтобы одна сторона не слишком преобладала над другой, – и строго контролировать их действия. Вначале надо давать самые простые формы борьбы, потом переходить к более и более сложным формам (относительно ловкости и силы). При таких упражнениях во всех случаях следуют такому правилу, что слабейший действует активно, наступательно, a сильнейший, соответственно этому сопротивляется так, что захваченные части остаются на одном месте неподвижно. Проявление сил постепенно увеличивается.

3. Упражнения при отягощении различными тяжестями.

Неудобства, встречающиеся при упражнениях с сопротивлением другого лица, могли бы устраниться, если бы удалось приспособить сопротивление в виде тяжести, которую можно было бы постепенно увеличивать; но это почти невозможно, вследствие технических затруднений. Необходимо сделать так, чтобы все движения в нашем организме постепенно и последовательно равномерно отягощались, ибо только при этом условии они будут содействовать гармоническому его развитию.

В особенности трудно приспособить сопротивление тяжестей к движению туловища и нижних конечностей. Правда, что чем с большим напряжением проявляют свои силы мышцы верхних конечностей, тем крепче и устойчивее должна быть опора, следовательно, тем сильнее должны сокращаться, при вертикальном положении человека, мышцы туловища и нижних конечностей; но это – посредственное возбуждение к деятельности, которое, кроме того, будет ещё зависеть от вида опоры, представляемой конечностями. Если, например, поднять рукой тяжесть в десять фунтов (или четыре килограмма), находясь в вертикальном положении с приведенными нижними конечностями, то напряжёте мышц нижних конечностей и отчасти туловища может не увеличиваться, если увеличить эту тяжесть до пятнадцати, даже до двадцати фунтов – стоить только увеличивать опору для нижних конечностей разведением их по диагоналям параллелограммов, построенных на почве между верхушками стоп, в центре составленного из них общего параллелограмма пройдет линия равновесия, направляющаяся книзу от центра тяжести тела. Существующие аппараты, приспособленные к упражнениям различных частей тела, далеко не удовлетворяют своему назначению и не могут содействовать гармоническому развитию организма.

Гимнастические методы обыкновенно направлены к тому, чтобы научить ребёнка управлять своими органами движения, развить физические силы его и уменье ловко действовать при их проявлении. Умение владеть органами движений и действовать при различном отягощении ещё не исчерпывает задач физического образования. Главные применяемые для этого способы, как уже сказано выше, будут: разъединение производимых действий и сравнение их между собою. Способы эти применяются при изучении элементарных движений; при этом знакомятся с качеством и значением каждого отдельного движения. Дальше следуют действия с постепенно увеличивающимся напряжением, а также движения, производимые для знакомства с пространственными отношениями и с распределением своих действий по времени. Это самые существенные элементы каждой работы. Все это изучается только разъединением и сравнением; при этом нельзя допустить грубых действий на различных аппаратах, связанных с сильными ощущениями, содействующими только развитию чувственных проявлений и понижению впечатлительности, а не анализу. Напротив, все занятия должны непременно начинаться с элементарных действий и только постепенно и последовательно усиливаться и осложняться, причём необходимо постоянно сравнивать между собою действия, производимые с различным напряжением, парными органами движения. Только таким образом занимающейся научится действовать с различною энергией и настойчивостью, смотря по препятствию, которое приходится преодолевать, а также сумеет справляться с пространственными отношениями и с распределением своих действий по времени – из чего состоит каждая физическая работа и каждая реальная проверка усвоенных истин и идей, проверка, производимая в виде опытов и исследований.

При всем этом необходимо однако же уметь укреплять часть, над которой требуется производить определенное движение. Если бы тянуть какую-либо тяжесть и при этом наклоняться всем своим телом в противоположную сторону, то мы действовали-бы весом своего тела и потому не в состоянии были-бы проявить такую силу, как в том случае, когда мы твёрдо укрепим своё тело на возможно большей опоре. Во всех случаях, когда необходимо проявить возможно большую силу, необходимо соответственно этому укрепить своё тело на почве и ни в каком случае не действовать весом тела, так как это очень невыгодно для возможно большего проявления сил отдельными частями нашего тела.

В этом легко убедиться на основании механики мышц при изучении которой оказывается, что при опоре нашего тела при ходьбе отталкиваемый ногой в направлении спереди назад пол, по закону противодействия, оказывает такое-же давление на тело, но сзади наперед; это давление можно рассматривать состоящим из двух сил, из них одна вертикальная, которая равна весу нашего тела, а другая горизонтальная; эта-то последняя и подвигает наш центр тяжести по горизонтальному направленно

Если же мы стоим, то чем шире мы укрепимся на почве, тем более будет сопротивление, a вместе с этим тем тверже опора, и тем больше сил мы в состоянии будем проявить, ибо по закону динамики сила и сопротивление должны быть всегда равны между собою. При каждой работе, связанной с большим напряжением проявляемых сил, с большою ловкостью и тонкостью производимых действий, необходимо твёрдо укрепить части тела, служащие опорою, чтобы над ними действовать с определенною точностью и быстротой. При игре на музыкальных инструментах, при живописи, при фехтовании и во всех подобных занятиях, производимых кистью руки, чтобы точно производить все необходимый движения или чтобы ловко пользоваться моментом для своих действий определенною частью, необходимо уметь укрепить всю руку на туловище, а последнее на нижних конечностях, укрепленных на почве.

Уменье соответственно укреплять определенные части тела, достигаемое, как уже сказано, только путем упражнений, и составляет существенную часть физического образования. Но, кроме уменья укреплять отдельные части своего тела, для каждой производимой работы необходимо ещё знакомство с пространственными отношениями и с распределением своих действий по времени. Каждый опытный работник хорошо определяешь пространственный соотношения в производимой им работе, а также напряжете, необходимое для того, чтобы произвести данную работу в определенный промежуток времени. На основании опыта он легко определяет размеры и симметрические соотношения частей, а также плотность и сопротивляемость разрабатываемого им материала. При всех научных исследованиях и опытах необходимо возможно большое знакомство со всеми этими соотношениями, чтобы при отвлеченном мышлении быть в состоянии точнее выяснить себе соотношения частиц и определеннее разъединить производимую работу по времени.

Этот в высшей степени важный отдел физического образования усваивается также только упражнениями, причём необходимо на практике проверять всё то, что обыкновенно изучается в геометрии, и составлять себе точное представление о различных углах, плоскостях и их соотношении во всяком геометрическом теле; проверять существующие здесь размеры и продолжительность производимых нами работ, смотря по напряжению, с которым мы действуем, и по качеству применяемого нами материала.

Физические упражнения сопровождаются мышечными ощущениями, которыми ребёнок постепенно приучается владеть и руководствоваться при всех своих действиях. Подобные же результаты могут быть достигнуты и другим способом, а именно – игрой.

Игры составляют такую форму упражнений, которая связана с возвышающим чувством удовольствия; игра производится с возможно большею ловкостью и по строго определенным и постепенно осложняющимся правилами В воспитательном отношении игры имеют огромное значение. В играх применяется всё то, что усваивается при систематических занятиях, поэтому все производимые здесь движения и действия вполне должны соответствовать силам и умению занимающихся и производиться с возможно большей точностью и ловкостью. Правила игр выгодны в том отношении, что они приучают к действиям на основании общих положений, а не по частным указаниям или инструкциям. В последнем случае исключается всякая инициатива и самостоятельность в проявлениях, между тем как в первом «случае возможно свободное развитие индивидуальных сил и способностей. Правила являются в виде точно установленных требований, которые занимающееся приучаются сознательно исполнять, причём чувствования, сопровождающие производимые действия, должны сдерживаться волевыми проявлениями и являться естественными возбудителями сознательной деятельности. Постепенным осложнением правил увеличивается интерес игр и вместе с тем их воспитательное значение.

Игра вызывает в ребёнке веселое, бодрое состояние духа, благодаря которому он охотно подчиняется всем установленным в данной игре правилам; удовольствие, с которым он активно участвует, указывает на соответствие между его силами и тратою, связанной с упражнением. Насколько игра уместна и выгодна в школе, видно уже из того, что она применялась и применяется в тех странах, в которых без всяких искусственных приспособлений достигались и достигаются лучшие результаты физического развития детей.

Из существующих в настоящее время школьных игр мало таких (кроме имитационных), которые раньше не применялись в древней Греции в той или другой форме. Наибольшее значение играм придают теперь в Англии, хотя и там встречаются сторонники гимнастических упражнений, заимствованных из Германии; но эти последние не имеют такого общего национального распространения, как игры, и носят более пришлый характер. Только в Англии встречаются учебные заведения с такими приспособлениями для игр и различных физических упражнений, как, например, в Высшей Королевской Академии в Вульвиче, где, кроме громадной площади для игры в крикет (простой и сложный), в мяч с воланом (tennis et Badmington), большой мяч (football) и т.п., существуют отдельно устроенный помещения: мастерская с паровою машиною с отделением для работ из дерева и другим отделением для металлических работ с двумя мастерами руководителями; отдельное помещение с тремя комнатами для игры в кегли; отдельный дом с двумя комнатами и в каждой по биллиарду; комната с каменными стенами для игры в малый мяч (rakett); большая зала с гимнастическими приборами. В полумиле от Академии устроен бассейн для купанья в холодной воде, а в самом здании имеется помещение для ежедневных обмываний всего тела холодной водой и тут же помещение для теплых ванн. Каждому воспитаннику открыть доступ во все эти помещения в свободное от занятий время, которого бывает от 28 до 32 часов в неделю. Насколько известно, молодые люди нигде не были так хорошо развиты физически, как в древней Греции и современной Англии.

В настоящее время игры вводятся также и в шведских школах, но на ряду с ними существуют обязательные для всех военные упражнения, начинающиеся с 13-14-летняго возраста, очень односторонние и мало пригодные для систематического физического развития человека.

Игры должны состоять главным образом из применения всех тех действий, которые усваиваются при систематическом обучении, но так как главная цель физического образования будет все-же сознательная физическая работа, то производимые упражнения могут также применяться в виде элементарных работ, назначаемых по словесному или письменному объяснению. Такие работы составят лучшую проверку применяемых при систематическом преподавании способов и должны указать на допущенные при обучении недостатки. Работы эти должны производиться над различным материалом и должны быть как бессрочные, так и срочные.

Общие основания применения на деле приведенных способов.

Применяя на практике указанные методы физических упражнений, необходимо помнить, что всякое однообразное действие, ограниченное малым числом деятельных органов, сильно утомляет ребёнка, делает занятия скучными и тягостными для выполнения. Выше уже было сказано, что при участии малого числа мышц очень скоро появляется момент, когда трата материала сильно увеличивается, a накопление продуктов разложения доходит до такой степени, что мышцы делаются неспособными к дальнейшей деятельности; кроме того, известно, что всякий избыток траты вещества сравнительно с его накоплением выражается усталостью, истощением и даже изнурением. Это одинаково приложимо как к физической, так и к умственной работе. Хорошо и успешно возможно делать только то, что соответствует нашим силам и способностям; в этом случае трата вещества будет соответствовать его накоплению, а такое действие сопровождается чувством удовольствия. При нормальных условиях всякое занятие до тех пор будет посильным трудом, пока оно сопровождается приятными чувствами. При воспитании и преподавании необходимо избегать всяких принудительных мер, которые всегда являются прибавочными раздражением и поэтому понижают впечатлительность ребёнка, делая его равнодушным и апатичным.

При семейном воспитании необходимо поставить ребёнка в условия, которые не препятствовали бы свободе его развития. Нет нужды забегать вперёд, направлять его в ту или другую сторону; напротив, надо предоставить по возможности его самому себе, – пусть он сам наталкивается на различные вопросы, на которые всегда следует давать ответы при обращении его за необходимым ему выяснением; простое и краткое разъяснение, вполне доступное ребёнку, скорее всего, удовлетворить его и сделает другом того, кто ему в этом не отказывает.

Ласки, чувственные возбуждения, как и меры принуждения, понижают впечатлительность ребёнка, ибо также являются прибавочными раздражителями, степень которых неминуемо должна увеличиваться на основании психофизического закона: «Ощущение пропорционально логарифму раздражения» Следовательно, чем меньше школить, возбуждать ребёнка, тем более он сохранить способность чутко, сознательно относиться к получаемым извне впечатлениям.

Понятно поэтому, что при воспитании и преподавании надо избегать резких действий, раздражающих ребёнка; занятия должны осложняться лишь постепенно и последовательно. С детьми, в первый раз явившимися на урок, лучше всего начинать с известных им простых форм занятий или игр, а потом уже переходить к систематическому преподаванию. Поэтому преподаватель может узнать на первом уроке, какая игра известна большинству учеников, и эту именно игру и назначить. После игры он научает их устанавливаться и выясняет им простые, употребляемые ими выражения. Все требования непременно должны исполняться по слову, а ни в каком случае не по показываемому примеру, иначе действия учеников будут только имитационными, и занятия не будут соответствовать главной задаче – приучить ученика к сознательным действиям.

Понятно, что все требования и выяснения должны высказываться преподавателем отчетливо, просто и кратко, всегда соответственно пониманию занимающихся. Не останавливаясь долго над расстановкой учеников, а выяснив им только некоторые простые приёмы, можно, установить их опять всех в ряд и заставить пройтись и даже пробежаться, не требуя ещё от них правильных действий. После бега, учеников опять можно поставить в два ряда друг против друга и дать им перебрасывать мяч. Наконец, назначив им ещё знакомую им всем подвижную игру, окончить этим урок. На таком уроке подвижное состояние сменяется упражнениями на месте; упражнение, сосредоточиваемое главным образом в одной части, напр., верхних конечностях, заменяется другим, напр., упражнением нижних конечностей.

Опытный учитель должен хорошо знать детей и признаки их утомления и так провести урок, чтобы под конец его все занимающееся остались бодры и свежи и могли охотно перейти к другим занятиям. Как при преподавании всех остальных предметов учение начинается с элементарных явлений и мало-по-малу все более и более осложняется, так и здесь должны последовательно идти простые и элементарные упражнения, затем различные комбинации которые могут видоизменяться до бесконечности.

Вместе с этим постепенно увеличиваются упражнения в беге, в различных видах метания, в прыжках и т.д. и вообще назначаются упражнения с последовательным увеличением сопротивления. Соответственно этим занятиям назначается ряд игр, которые также постепенно осложняются и за правильным исполнением которых следят выборные судьи из занимающихся.

Как могут видоизменяться эти упражнения в специальных школах, какое применение в них могут иметь ремесла, а в закрытых заведениях – ещё различные другие физические занятия, будет сказано в своём месте. Главные же основания при всех этих занятиях остаются всё одни и те же, их можно формулировать таким образом:

1) При упражнениях не следует долго продолжать однообразные движения, их необходимо последовательно распределять по всем мышечным группам двигательного аппарата человеческого тела. Упражнения в одной части одной конечности должны сменяться движениями другой части, другой конечности и т.д. Необходимо заботиться, чтобы во время урока занимающиеся не оставались безучастными, а по возможности были все время деятельными.

2) Все упражнения должны постепенно и последовательно усиливаться и осложняться; усиление движений может происходить по числу, по времени и по их разнообразию, а для осложнения можно вводить сопротивление весом собственного тела, другого лица или тяжести, а также назначать упражнения, приучающие к определению пространственных отношений и к распределению своей деятельности по времени.

3) Все назначаемые занятия должны производиться только по краткому и точному разъяснению преподавателя, а не по подражанию; преподаватель не показывает движения, а только описывает и по возможности выясняет их, – это необходимо, ибо только в таком случае ДЁЙСТВИЯ занимающегося будут сознательны, и он научится управлять собою, что и составляет главную цель телесных упражнений.

4) При упражнении необходимо избегать всяких прибавочных и сильных раздражений. Как принудительные меры, так и ласки понижают впечатлительность занимающегося и требуют при дальнейшем ходе преподавания усиления этих мер в геометрической прогрессии.

На основании всего приведенного необходимо последовательно рассмотреть: 1) простые упражнения, 2) упражнения с отягощением и сопротивлением, 3) изучение пространственных отношений и распределения работы по времени, 4) игры и 5) элементарный работы.

http://www.detskiysad.ru/medobozrenie/lesgaft.html

******

Comments (0)

Оставьте мнение: