Янв 27 2021

Я пытаюсь найти практику, которая соответствует желаниям О-сенсея

Category: Библиотека Евгений @ 08:43

П. Шапиро

Я пытаюсь найти практику, которая соответствует желаниям О-сенсея

 

 

 

 

 

 

 

«С моей точки зрения, в мире айкидо, на самом деле, никто не пытается по-настоящему следовать глубинному смыслу учения О-сенсея, и я хотел бы понять причину этого».

Питер Шапиро

******

Вы провели несколько лет в Японии…

Двадцать лет… Я прибыл в 1967 году. Я знал О-сенсея в последние годы его жизни. В 1970 году я стал учеником сенсея Хикитсучи в Шингу. Между 1969 и 1972 годами я был частью небольшой группы, которая училась у Саотомэ сенсея в Токио. Потому что, в то время в Токио он был единственным, кто хотел что-то рассказать о своём опыте общения с О-сенсеем. После его смерти, в течение двух или трёх лет, из уважения к его сыну [Киссёмару], не приветствовалось говорить об О-сенсее. Насколько мне известно, в группе учителей в Токио, Саотомэ сенсей был единственным, кто хотел высказываться. Таким образом, мы сформировали небольшую группу, чтобы говорить об этом, а также тренироваться. И именно потому, что мы создали эту группу, состоящую только из иностранцев, Саотоме решил поехать в Соединенные Штаты. Он думал, что там люди будут более открыты для его учения.

Когда я пришёл к Мастеру Хикитсучи, это было очень хорошо, потому что я чувствовал некую вибрацию, резонанс, который был очень похож на вибрацию в Хомбу при жизни О-сенсея. Они были в достаточно близких отношениях в течение длительного времени. Со мной была и Мэри Хейни, которая сейчас преподаёт в Соединенных Штатах и стала ученицей, очень близкой к Хикитсучи. Она привела к нему много практикующих.

Я долгое время оставался с сенсеем Хикитсучи, но был момент, когда я не согласился с некоторыми аспектами тренировок Хикитсучи. Это было по поводу использования ки-но-нагаре во время практики. Хикитсучи сказал, что необходимо много изучать ки-но-нагаре во время тренировок, но в реальных ситуациях или демонстрациях нужно двигаться более прямым способом, не следуя всем изменениям ки-но-нагаре.

Изучая движения О-сенсея из видеороликов в замедленном режиме, я обнаружил, что движение оставалось волнообразным, и что существовала ки-но-нагаре. На нормальной скорости это выглядит как будто это прямо, но это не так. Я понял, что это была ошибка со стороны Хикитсучи. Так что, между нами возникли разногласия, и я порвал с очень близкими отношениями, которые у нас были на протяжении двадцати лет. Несмотря на это, я всё ещё считаю себя его учеником, и у меня много хороших воспоминаний.

В Японии я дружил с г-ном Ицуо Цуда, который долгое время преподавал айкидо и сэйтай в Европе. Он представил меня господину Ногучи, основателю сэйтай. И мистер Ногучи дал мне учительский сертификат сейтай. У меня было много студентов среди иностранцев, которые практиковали в Токио. Большинство из них были французами. Я был связан с группой вокруг Фрэнка Ноэля, Жерара Блеза, Бернара Блейера, Жана-Франсуа Перрена. Я был в этой группе, и все они практиковали сэйтай со мной. Когда я решил покинуть Японию, я отправился в Тулузу, где находились додзё Бернарда Блейера и Жоэля Чемина. Я занимался утром в этом додзё.

Я пробыл в Тулузе пять или шесть лет, а затем приехал сюда в Швейцарию, потому что в Берне было додзё, которое пригласило меня стать их учителем, и я остаюсь здесь до сегодняшнего дня. Лично я чувствовал, что после смерти О-сенсея чего-то не хватало в Токио, именно это заставило меня искать кого-то, кого я, наконец, нашел в лице сенсея Хикитсучи. Чтобы продолжить обучение, следуя указаниям О-сенсея.

С моей точки зрения, в мире айкидо на самом деле никто не пытается по-настоящему следовать глубинному смыслу учения О-сенсея, и я хотел бы понять причину этого. Например: Окумура сенсей, который был с О-сенсеем ещё до войны, который был 8-м даном и вёл занятия для начинающих в Хомбу додзё, написал в статье, опубликованной в газете Стэнли Пранина: «Мы, учителя, не смогли пойти туда, куда ушёл О-сенсей. Мы предпочли остаться на определенном уровне. Мы не хотели следовать за О-сенсеем до конца».

Для меня это вопрос: что значит «следовать за О-сенсеем до конца»? Есть много ответов …

Например: когда что-то произошло на плане, который можно назвать сверхъестественным или духовным, О-сенсей сказал: «Не говори об этом». Даже в то время, О-сенсей чувствовал, что связь айкидо с «духовными» вопросами и переживаниями всё ещё была… немного непростой.

Айкидо, это для Вас гармония или, скорее, любовь?

Это не так просто. О-сенсей мог сказать, что айкидо – это путь гармонии «wago no michi». Но он также сказал, что иероглиф «bu» подразумевает нечто гораздо более глубокое, чем слово «военный», что айкидо – это Любовь.

Он говорил не просто любовь, а «dai ai»: это не личная любовь, а Любовь, которая поддерживает всю Вселенную.

Мы говорим «гармония», но если мы посмотрим на иероглиф «го», это то же самое, что и «ай», а «ва» также имеет смысл круга. Когда на Западе мы говорим «гармония», мы думаем об инструменте, музыкальном аккорде, но объединение, когда мы думаем о круге, дает другое представление о значении движения. В математике большой круг на сфере – это кратчайшее расстояние между двумя точками.

Здесь Вы начинаете свои исследования в качестве практикующего айкидо?

Мы говорим, что боевое искусство … боевое, это не хорошо, но, по крайней мере, боевое имеет определенный смысл, но по-немецки мы говорим «Kampfkunst», это даже хуже!

Хикитсучи сенсей часто упоминал, и я также помню, что О-сенсей говорил о том, что задолго до того, как началась гражданская война в Японии, которая началась с войн между Хайке и Гэндзи и продолжалась до тех пор, пока Иэясу Токугава не объединил Японию, считалось, что «бу» – это любовь. Если «бу» хочет быть любовью, боевое искусство не имеет смысла. Это означает, что на практике происходит нечто гораздо более глубокое, чем просто изучение боевого искусства. Изучение боевого искусства не имеет ничего общего с айкидо. О-сенсей сказал, что айкидо – это Путь Единства, Объединения, Единства с Божественным, с Духом Божьим.

Нет вреда в занятиях спортом или боевыми искусствами. Когда я думаю о Пеле, например, он был красивым. Я знаю практикующих Цао Дай (вьетнамское боевое искусство), которые могут ходить по стенам, так как мы идём по полу. Боевое искусство не значит «плохо». Но айкидо, настоящее будо, это нечто другое.

Путь к обучению и направление собственных исследований должны идти в этом направлении. О-сенсей и Хикитсучи-сенсей часто подчеркивали, что будо – это не техника. Для О-сенсея айкидо – это настоящее будо.

Я знаю несколько историй с О-сенсеем, которые были очень простыми и открыли [для меня] путь в айкидо. Например, у меня был друг по имени Ямада, ученик О-сенсея в течение 10 лет, который рассказал мне историю: однажды он был прямо перед Хомбу Додзё. О-сенсей вышел, сердитый и, взяв его за руку, сказал ему: «Ямада-сан, Ямада-сан, айкидо, это что-то большое! Но здесь, в Хомбу, всё, что они делают, такое маленькое!».

И Анно сенсей однажды сказал мне одну вещь, которую О-сенсей сказал ему: что в мире есть тацудзин (что означает великий мастер) айкидо, которые никогда не слышали об айкидо или будо, но среди практикующих мало тех, кто хоть немного понимает.

Я пытаюсь найти практику, которая соответствует желаниям О-сенсея.

О-сенсей сказал, что целью айкидо было превратить этот Мир ада в рай. Вы должны задаться вопросом, что это означает на практике. Ад – это только проекция себя на Мир, то есть значение слова «эго». Здесь предлагается возможность трансформации себя на очень глубоком уровне. Когда мы рассматриваем уке или человека, который нас атакует, как отдельную часть нас самих, благодаря технике, мы можем воссоединиться с этой частью. Ощущение разделения происходит от нашего суждения, именно так работает эго, суждение создает двойственность.

О-сенсей сказал: «Айкидо не описывает то, что кажется нам хорошим или плохим. В айкидо всё воспринимается как состояние развития Вселенной».

Все эти вопросы, которые могут показаться абстрактными, влияют на нас и наш способ обучения …

Я составил список основных вещей для изучения. Это вещи, непосредственно связанные с учением О-сенсея и Хикитсучи-сенсея.

Например, О-сенсей сказал, что все движения были, как большая волна. Что это значит? В одном из своих стихотворений он сказал: «Самухара но о Унабара».

«Самухара» – это своего рода поле, которое связано с пустотой, в которой всё может появиться или проявиться, подобно зеркалу. «О Унабара» – это поле больших волн.

Когда мы говорим о волне в айкидо, это что-то значит! … Для меня, если волна не проявляется, это не айкидо. Когда эта волна проявляется на практике, мы часто входим в другое измерение. В этом смысле я предложил двум моим ученикам также начать изучать шаманизм.

Сразу после смерти О-сенсея у меня было видение, в котором он привёл меня в светлое поле, где я узнал синтоистские символы и божества.

О-сенсей сказал, что когда кто-то совершает движение айкидо, это движение происходит в трёх измерениях: «синкай, юкай и генкай». «Синкай» – это измерение чистого света, божественного; «Yukaï» – это астральный мир, мир мертвых, а «genkaï» – это повседневный мир.

Исходя из этого, я попросил этих учеников сделать тенчи-нагэ и одновременно войти в подземный мир и мир шаманского неба. Они сделали это, и это было прекрасно, в это время их энергетическое поле расширилось, они стали очень яркими. Это путь в направлении учения О-сенсея. Я понимаю, как трудно было практикующим, во времена О-сенсея, следовать за ним до конца.

Хорст Швиккерат

интервью «Айкидожурнал», 2007г.

******

Comments (0)

Оставьте мнение: