Янв 26 2021

Женщины, как и мужчины, должны идти в своём развитии так далеко, как только могут

Category: Библиотека Евгений @ 09:20

П. Хендрикс

Женщины, как и мужчины, должны идти в своём развитии так далеко, как только могут

Патрисия Хендрикс одна из пионеров айкидок среди женщин. В январе 2012 года, Патрисия Хендрикс была удостоена уровня 7-й дан айкидо Айкикай, она одна из немногих женщин (и мужчин!) во всем мире, кто достиг такого уровня.

Она является основательницей айкидо Сан-Леандро, главой отделения Ивама айкидо Калифорнийской ассоциации айкидо, а также первым «менкё-кайдэн» в системе айки-кен и айки-дзё Сайто.

******

 

 

Это интервью было взято японским редактором Икуко Кимурой в мае 2002 года на выставке «Aiki Expo 2002» в Лас-Вегасе, штат Невада.

******

Как Вам выставка?

Это больше, чем я ожидала, здесь столько талантов, не только замечательные учителя, но очень много людей, действительно, высокого уровня. Я не думаю, что, за всю свою карьеру в боевых искусствах, когда-либо видела событие, подобное этому.

Я слышала, Вы специально готовилась, чтобы участвовать в демонстрационных выступлениях?

Да, трое моих учеников, которые сами по себе исключительны, и я вместе проводили демонстрации на других соревнованиях по боевым искусствам, и поэтому я сначала подумал: «У нас есть стандартная демонстрация, и мы можем просто немного её изменить». Но потом я почувствовала, что это мероприятие будет настолько важным, что я захотела уделить больше времени на подготовку для участия в нём и помочь сделать его таким особенным, каким оно того заслуживает.

Сколько студентов Вы привели для участия?

Восемь учи-деши приехали из моего додзё, двое бывших учеников, которые теперь уже сами стали учителями, плюс десять моих непосредственных учеников из четырех или пяти регионов.

Сколько у Вас студентов?

У меня в додзё около шестидесяти взрослых и пятьдесят или шестьдесят детей, итого более сотни учеников.

Вы преподаете каждый день?

Да. Моя философия, которую я усвоила, наблюдая за Сайто сенсеем, заключается в том, что независимо от того, какой у меня высокий рейтинг или насколько я продвинута, для меня, действительно, важно проводить как можно больше занятий. Поэтому, когда я нахожусь в додзё и не путешествую, я провожу все классы. Я именно этим и занимаюсь. Я провожу и занятия для детей, потому что чувствую, что это их вдохновляет.

Когда Вы изначально начали заниматься айкидо?

Я начала свои занятия летом 1974 года в небольшом колледже в Монтерее, Калифорния, где преподавала Мэри Хейни. Вскоре после зачисления я узнала о додзё Стэнли Пранина, которое также находилось в Монтерее, и начала ходить туда. Помню, что чтобы добраться до додзё, я ехала около часа в каждую сторону три раза в неделю.

Сколько Вам тогда было лет?

Мне было восемнадцать, когда я в июне начала заниматься айкидо, и в сентябре мне исполнилось девятнадцать, поэтому, когда я поступил осенью в додзё Стэнли, мне было девятнадцать.

Стэнли сказал, что очень Вами гордится.

О, у меня всегда была невероятная поддержка с его стороны. Он был моим первым учителем, и я многому у него научилась. Я занималась с ним три раза в неделю, а затем ещё был субботний урок женского айкидо с Даниэлем Смитом. В какой-то момент я переехала в додзё Стэнли, став чем-то вроде неформального учи-деши, и тренировалась на всех занятиях.

Примерно, в 1977 году Стэнли уехал в Японию. В то время мы тренировались в Окленде с Брюсом Кликштейном. Брюс однажды уже был в Иваме и собирался поехать ещё раз, чтобы побыть там подольше.

Брюс, пара старшеклассников и Стэнли, другими словами, все, с кем я была близка, собрались в Ивама. Поэтому я просто решила: «Ну, я тоже поеду. Должно быть, это привлекательное место». Я проучилась год или полтора в университете и решила взять отпуск на год, чтобы поехать в Японию. Я пробыла там больше года, что оказалось дольше, чем я ожидала. Это была осень 1977 года, тогда было мало иностранцев или учи-деши. Тренировка была очень суровой и традиционной. В Ивама практика всё ещё традиционна, но не так много людей проходят через то, через что пришлось пройти мне.

В то время любому учи-деши было легко иметь личный контакт с Сайто сенсеем и его семьей. Брюс Кликштейн и я были единственными учи-деши большую часть того года.

Не было японских учи-деши?

Нет, были люди, которые приходили на месяц или два, но единственным долгоживущим учи-деши перед нами был Сигеми Инагаки. Он был первым учи-деши Сайто сенсея, который жил и трпенировался долгое время. Он преподавал в утреннем классе, где тренировались в основном мы трое. Это была очень тяжелая тренировка, очень интенсивная. У остальных был третий или четвертый дан, а я только что стала шоданом. В этих обстоятельствах я многому научилась, в том числе, и работе с оружием.

Пребывание в Иваме более года и интенсивное обучение должно стоить пары лет или даже больше тренировкам в другом месте?

Абсолютно верно. Мы постоянно видели Сайто сенсея и работали с ним весь день.

Он тогда выезжал за границу?

Во время моего пребывания он совершил свою первую международную поездку в Швецию, но это было необычно для него. Он не путешествовал так много, как в последние десять или пятнадцать лет. После той поездки в Европу он долго никуда не ездил. Он много был в додзё; он обедал с нами и даже готовил для нас. В этом смысле это было чудесное время, но тренировки были очень, очень тяжелыми, и многие люди получили травмы. Я прошла тест на шодан вскоре после поступления в додзё и через две недели сломала руку. Но в те дни мы не прекращали тренировки, мне поставил кости на место и зафиксировал старый слепой доктор, мистер Татикава, который был очень известен в Ивама. Когда меня привезли к нему, я увидел, что этот слепой старик просто щупает руками, и подумала: «Теперь у меня будут проблемы». Но я ошиблась, он был потрясающим! Он был настоящим целителем! Он взял меня под свою опеку, как какой-то особый проект и использовал иглы и другие методы лечения для того, чтобы моя рука снова работала.

Сколько недель длилось лечение?

Две или три недели сломанная рука была зафиксирована, и я тренировался с одной рукой. Полное восстановление заняло около пяти недель. Была зима, поэтому заживление происходило медленно. Тем не менее, я полностью выздоровела, и после этого всё было в порядке. В то время всё было именно так. Однажды ночью у тебя текла кровь из носа или какие-то связки были растянуты, и это было нормальным явлением. У меня было много травм, но я думаю, что это было примерно в то время, когда Сайто сенсей, действительно, решил приложить усилия, чтобы сделать тренировки более безопасными. В это время там были Брюс и мистер Инагаки. Брюс – отличный сэмпай и мой старший брат. Его айкидо было потрясающим.

Почему Вы вообще заинтересовались айкидо?

В старшей школе я видела много фильмов о Брюсе Ли, и меня естественно тянуло к боевым искусствам.

Тогда почему айкидо?

Если честно, это было стечение обстоятельств. Я хотела заниматься боевыми искусствами, а в то время предлагалось лишь айкидо; но после того, как я посетила свой первый урок, я поняла, что айкидо – это для меня. Подходило всё: движения, философия, то, как велось обучение, всё! Не знаю, осталась бы я в каком-то другом искусстве, но айкидо меня устраивало с самого начала.

Вы пробовали изучать какие-нибудь другие боевые искусства?

За прошедшие годы у меня было много друзей, занимающихся боевыми искусствами, и я провела много подобных лагерей, хотя они были меньшего масштаба. Во многих лагерях вы просто берёте всё то, что вам предлагают. Люди, как правило, просят вас поиграть, поэтому я экспериментировала с множеством разных боевых искусств, но айкидо оставалось неотъемлемой частью моей жизни.

Итак, Вы пробыли в Иваме больше года, а затем вернулись в Америку?

Я вернулась в Америку почти на восемь лет, а потом опять уехала в Иваму на несколько месяцев. И я продолжала часто возвращаться в Ивама додзё в качестве краткосрочного учи-деши до 1988 года, когда снова решила стать долгосрочным учи-деши, в последний раз. Всего я посетила Иваму пятнадцать или шестнадцать раз, но это был мой пятый или шестой визит. Я уже основала своё собственное додзё в 1984 году, однако сознательно решила оставить его, передав другу, и вернулась в Японию, где пробыла около 18 месяцев.

Если сложить всё время, которое Вы провели в Иваме, сколько это будет?

Я думаю, это составит около шести лет. В 1988 году у меня было достаточно опыта практики, который открыл для меня много возможностей. Это своего рода забавная история. Однажды Сайто сенсей давал интервью известному японскому журналу «Wushu». По ходу интервью он сделал несколько техник со мной, но в основном использовал учи-деши мужского пола.

Затем все переоделись к обеду, кроме меня, потому что я подавала чай, и поэтому всё ещё была в кейкоги. Сайто сенсей сказал этому человеку, который, как я полагаю, был редактором: «Ну, я думаю, я могу кое-что продемонстрировать с ней, даже если она девушка». Он начал демонстрацию, и не останавливался.

Было очень-очень жарко в середине лета. Он просто продолжал и продолжал минут сорок. Я подумал про себя: «Я никогда не увижу ни одной из тех фотографий, которые они со мной сделали. Эти снимки никогда не будут опубликованы в журнале, потому что я женщина». Но, видимо, это были единственные фотографии, которые выбрали редакторы! Когда Сайто сенсей получил журнал, он тихо положил его на шомен (алтарь) и никому не показывал, и я почувствовала, что он был разочарован. Но потом ему стали звонить со всей Японии и говорить, что статья хорошо выглядит, потому что он использовал иностранку в качестве своего уке. Это полностью изменило отношение Сайто сенсея. После этого ему было намного проще использовать женщину в качестве уке и ожидать такой же реакции и от других.

Итак, Вы вернулись в Иваму в 1988 году, а что было потом?

За это время произошло много чего. Я провела несколько демонстраций с Сайто сенсеем ещё в 1976 году, но именно в период 1988/89, когда я стала четвертым даном, Сайто сенсей действительно использовал меня в качестве профессионального уке и отомо (попутчика). Он никогда раньше не делал этого с женщинами, да и со многими иностранцами тоже.

Многие обстоятельства, действительно, изменились, я чувствую, что внесла много изменений в жизнь женщин. Я снова была долгое время учи-деши и принимала участие в демонстрационных выступлениях. Вместе с Сайто сенсеем совершила несколько поездок, участвуя в различных дружественных мероприятиях.

Эта статья в «Wushu» изменила всё, потому что она получила самые положительные отзывы со всех сторон. Кроме того, за это время эволюционировала вся система тренировки с оружием. Сайто сенсей действительно поднял её на новый уровень. Он начал думать о выдаче традиционных сертификатов в виде рукописных свитков для оружейной техники. Техники кен-тай-дзё были систематизированы, пока я была в Ивама. Сайто сенсей добавил много вариаций в технику владения оружием, так что это было действительно захватывающее время, и я смогла быть частью этого.

Перед тем, как какой-либо из свитков был выдан, Сайто сенсей выписал мне мэнкё кайдэн (сертификат продвинутого уровня), в котором говорилось: «Я обучил Вас всему содержанию кен-дзё». Я тогда, действительно, не понимала, что он делал, и думала, что он даёт мне лишь первый свиток по работе с оружием, который я была удостоена получить. Тем не менее, он попросил меня написать это по-английски, и переработал мои тексты в каллиграфические записи в дополнение к написанной им японской версии. Пока он это делал, кто-то спросил: «Вы понимаете, что это?». Я ответила: «Ну, это сертификат». Они сказали: «Нет, это мэнкё кайдэн. Вы получаете единственный мэнкё кайдэн, о котором мы знаем». Я не знаю, правда ли это, возможно, кто-то другой получил такой же сертификат, но, в любом случае, это была большая честь. Он отдал его мне в частном порядке, потому что тогда даже японцы не были бы рады, узнав что я его получила. Меня это устраивало.

Мы провели несколько демонстраций, и я много путешествовала с Сайто сенсеем. Этот период сделал меня уке Сайто сенсея. Мы снимали фотографии для серии книг «Такемусу Айки» и путешествовали по всему миру, проводя демонстрации. У Сайто сенсея хватило смелости взять меня с собой, чего раньше не делали.

Он брал тебя с собой, потому что ты была хорошим уке, а не потому, что ты женщина или по какой-то другой причине?

Да, я понимаю, что это было необычно, что такого не было раньше. Но именно благодаря этому, впервые, другие женщины смогли взглянуть на меня и сказать: «Эй, мы тоже можем это сделать!». Я была для них примером. Я знаю, что Сайто-сенсей стал относился ко мне иначе не потому, что я была женщиной. Он судил меня с нейтрального места, оценивая в первую очередь как ученика. Это то, что мне нравилось в нём. Он искренне считал, что женщины, как и мужчины, должны идти в своём развитии так далеко, как только могут.

И Вы это доказали! Сколько людей смогли бы так часто приезжать в Иваму и подолгу оставаться там, практикуя боевые искусства? Да и жить в Японии не очень то просто!

Да, это очень сложно.

Итак, Вы сделали то, что сделали, и это изменило мнение Сайто сенсея о женщинах в боевых искусствах.

Многие люди приезжали в Иваму и жили вне додзё в качестве сото-деши в течение нескольких лет, но быть иностранным учи-деши, долго оставаясь в додзё, было, действительно, очень необычно. Думаю, он это понял.

Итак Вы преподаёте айкидо с 1984 года?

Ну, в 1978 году я преподавала здесь и там, но только на крошечных семинарах. В 1984 году я открыл собственное додзё в Сан-Леандро, так что, с тех пор, прошло уже восемнадцать лет.

Может быть, сейчас не так уж и редко можно увидеть женщину, руководящую додзё, но я думаю, в то время это было редкостью даже в Штатах, не так ли?

Да, это было очень редко. Этого просто не было.

На этой выставке «Aiki Expo» я видела, как много женщин-учителей проводят демонстрации. В Японии по-прежнему редко можно увидеть женщину-учителя, но у нас в наши дни это уже не так. Однако в 1984 году, иметь додзё было для вас, вероятно, очень необычно?

Сан-Леандро, где я до сих пор живу, был довольно консервативным городом. Вначале я переживала тяжелые времена. Люди приходили и спрашивали, кто инструктор, а когда узнавали, что это женщина, разворачивались и уходили. Но постепенно всё изменилось, и теперь это совсем не проблема. Некоторые люди в наши дни даже специально ищут женщину-инструктора.

Но Вы уже прошли через это с Сайто сенсеем, и при этом он изменился.

Да, поэтому я знала, что это возможно. Я просто была настойчива, и, наконец, люди узнали меня. С 1989 года для меня возникло нечто вроде регулярных национальных и международных семинаров. Моё додзё растёт, и у нас учи-деши больше, чем я могу содержать! Но это прекрасно. Этот семинар был для меня легким, потому что я могу просто пойти преподавать или тренироваться, и рядом со мной кто-то всё время предлагает мне чай или что-то ещё. Моим додзё в основном управляют мои ученики, все они занимаются разными делами, и я вполне довольна тем, как обстоят дела. Я продолжаю получать возможность преподавать вместе с, действительно, высококлассными учителями. Для меня большая честь, и я чувствую, что для меня открываются новые возможности. У меня были журнальные статьи, радиоинтервью и некоторые выступления на телевидении, так что я тоже чувствую себя хорошо. Дела определенно идут в позитивном направлении.

Что Вы делаете больше всего как учитель?

Я рассказываю  Вам, в чём заключается моя философия после всех этих лет преподавания: когда кто-то заходит в додзё, я смотрю на них и спрашиваю себя, каким образом этому человеку нужно развиваться? Я всего лишь инструмент, я не собираюсь ничего с ними делать и не собираюсь ни во что превращать. Я просто занимаюсь своей духовной работой. Я медитирую и «опустошаюсь», чтобы энергия могла проходить через меня в моё учение. Всё моё обучение спонтанно. Это происходит благодаря моей связи со Вселенной, поэтому, когда я делаю исправления или что-то ещё, я делаю это, вдохновляясь моментом. Моя подготовка состоит в том, чтобы и дальше быть таким учителем, не будучи слишком привязанным к результатам. И всё же я вижу результаты. Я нахожу способ раскрыть потенциал каждого отдельного человека, просто направляя их на то, что им нужно. Это работает! Я считаю, что могу подготовить студентов действительно высокого уровня.

Вы отличный учитель.

Спасибо. Я люблю преподавать. Это моя ответственность. Я начала преподавать, в некотором смысле этого слова, когда мне было, может быть, двадцать два или двадцать три года, а затем в тридцать лет я организовала своё додзё. Я всегда был относительно молодым учителем по сравнению с другими. По какой-то причине меня выбрали пионером. Вы знаете, делать женщине что-то впервые, это значит иметь возможность ломать барьеры, для того, чтобы другим не приходилось этого делать. Мне кажется, это естественно. Я не радикальная феминистка. Я просто люблю айкидо, и мне нравится видеть, как прогрессируют женщины, так же как мне нравится и видеть то, как прогрессируют мужчины. У меня нет особой повестки дня.

Вы являетесь пионером благодаря тому, что Вы сделали, даже не пытаясь им быть. Это как «Айки Экспо». Если вы будете сосредотачиваться на том, чтобы, собирая людей, зарабатывать на деньги, возможно, не многие захотят быть вместе. У Стэнли было видение, и это видение важно.

Да, очень. И люди на это откликаются. Большинство людей реагируют на искренность. Если вы искренни, люди это чувствуют.

В заключение, не могли бы Вы поделиться ещё какими-то впечатлениями об «Aiki Expo»?

Экспо намного глубже, чем я ожидала. Здесь происходят поистине революционные отношения. Оно объединяет разные стили и разных учителей. Мы обмениваемся информацией друг с другом и выясняем, насколько схожи наши философии. Стэнли отлично справился с подбором людей, которые легко ладят друг с другом. Я чувствую, что здесь преодолевается множество барьеров: барьер между японцами и американцами, барьер между мужчинами и женщинами – наличие меня в составе со всеми этими высокопоставленными мужчинами является особым вдохновением для женщин – а также барьеры между культурами.

Здесь все тренируются вместе и понимают, что разные стили, айкидо или айки-дзюдзюцу или что-то ещё, являются просто «формами», которые помогают им добраться до сути. Мы просто используем эти формы как средства продвижения, поэтому не стоит относиться к ним слишком серьезно.

И я хочу сказать ещё одну вещь, как мужчинам, так и женщинам. Когда три года назад у меня родился сын, я подумал: «Ой, айкидо для меня остановится, и моя жизнь остановится, я просто буду заботиться о ребенке». Но случилось как раз обратное. Он объездил со мной весь мир, и дошло даже до того, что его энергия становится важной для семинаров. Он тонко влияет на вещи. Даже здесь его присутствие было особенным. Я возила его в Иваму, и он там был невероятным. Он был похож на учи-деши! Так что для меня быть матерью – это часть пути боевого искусства, по которому мы идем всё время. Если бы вы не принимали его, ваш ребенок мог бы умереть. Иногда вы видите и слышите о невероятных вещах, которым может подвергнуться ваш ребенок. Однако, как заботливый родитель, вы также должны отпускать ребёнка с рук и приветствовать открытие им новых для себя вещей.

Я очень рекомендую мужчинам и женщинам иметь семью. Семья объединяет вашу жизнь. Вы по-прежнему можете делать всё, что хотите. Оно просто уравновешивает всё, и все части сочетает друг с другом.

Большое спасибо.

Д. Голд,

«Aikido Journal»,

май 2015г.

https://aikidojournal.com/2015/05/01/interview-with-pat-hendricks/

******

Comments (0)

Оставьте мнение: