Фев 17 2021

О пути реформирования айкидо

Category: Библиотека Евгений @ 09:37

С. Пранин

О пути реформирования айкидо

Стенли Пранин (5 дан айкидо, 24.07.1945-07.03.2017) занимался изучением истории и корней айкидо с 1974 г. Его работы, публиковавшиеся в основанном им издании «Айки-Ньюс», позднее переименованном в «Айкидо Джорнал», охватывали подробнейшее изучение биографии основателя айкидо Морихея Уесибы, включая изучение Уесибой сенсеем Дайто рю айки дзю-дзюцу и его связь с сектой Омото-кё. Вклад Стенли в распространение информации об айкидо заключался и как публикации своего издания, так и в поддержании сайта www.aikidojournal.com.

 

 

 

 

******

 

Эта статья имеет целью предоставление базовой информации в преддверии семинара, который Пэт Хэндрикс и я будем проводить 9-10 марта 2013 года в Лас-Вегасе. Этой темы я уже касался в ряде статей, опубликованных в Aikido Journal.

Сейчас я постараюсь как можно яснее представить свои тезисы, чтобы участники семинара лучше поняли, каким образом я пришёл к своим заключениям.

Возрождение айкидо после Второй мировой войны

Люди, практикующие айкидо – это касается и многих инструкторов – чаще всего имеют очень слабое представление о том, как развивалось айкидо в Японии и за её пределами после Второй мировой войны. Причиной этого является не недостаток информации – исследовать события этого периода вполне возможно. Однако необходимая информация разбросана по множеству источников, изучение которых требует знания японского, английского и других европейских языков.

Интернет упростил эту задачу, тем не менее, получить элементарные знания о возрождении айкидо сначала в Японии, а затем и за рубежом после катаклизмов войны всё ещё трудно. У исследователей нет серьезных стимулов для того, чтобы тщательно изучать эту темы, поскольку очень немногим интересны исторические подробности, касающиеся развития айкидо.

Кто были первыми подвижниками?

Легко выявить главных подвижников, способствующих появлению айкидо, как современного японского боевого искусства – вначале этим искусством занимались очень немногие. Вот мой список: Киссёмару Уесиба, Коичи Тохей, Годзо Сиода, Кендзи Томики. Давно практикующие айкидо люди сразу узнают эти имена. Были и другие, также сыгравшие свою роль в формировании послевоенного айкидо, но эти четверо являлись ключевыми фигурами. Из них Киссёмару Уесиба и Коичи Тохей в 1950-е и 1960-е годы имели наибольшее влияние. Однако до того, как они стали играть ведущую роль в Айкикай, никто из них не имел серьезного опыта в воинских искусствах.

Поскольку это важно для изложенных ниже тезисов, позвольте мне коснуться истории изучения воинских искусств каждым из этой четверки.

Киссёмару Уесиба

Киссёмару Уесиба (1921-1999), сын Основателя Морихея Уесибы, был болезненным ребенком и в детстве изучал кендо. Айки-будо с отцом он начал регулярно заниматься с 1937-1938гг. после ухода из семьи Уесиба двоюродного брата Киёси Накакура. Первым свидетельством того, что Киссёмару готовят на роль преемника Основателя, был факт появления молодого Уесибы в качестве уке Морихея в книге «Будо» в 1938г. К тому времени ядро талантливых учи-деси предвоенного периода ушли из Кобукан Додзё – главным образом из-за проведенной в Японии мобилизации. Киссёмару был одним из немногих молодых людей, остававшихся в Кобукан Додзё. Другими были Годзо Сиода и Зензабуро Аракава.

Всего лишь через пять лет, когда в конце 1942 года Морихей удалился в Ивама, Киссёмару стал ответственным за додзё отца. Во время войны и сразу после неё Киссёмару тренировался нерегулярно, потому что экстремальные условия в Японии не способствовали занятиям воинскими искусствами. Днём он работал в охранной компании в Токио, а тренировался и тренировал сам, когда позволяло время. В первые годы он жил в Ивама и регулярно приезжал в Токио, но позднее переехал в Додзё Уесибы, чтобы наблюдать за делами и направить на работу время, затрачиваемое ранее на переезды. В тот период в додзё жило несколько семей, дома которых были разрушены бомбежками.

Так как Айкикай Хомбу Додзё возрождалось, в 1955 году Киссёмару оставил работу и всё время начал посвящать преподаванию и управлению додзё. Если сложить всё время, в течение которого он тренировался под руководством своего отца до и после войны, то оно составляло приблизительно 7-8 лет. С 1955 и до смерти Основателя в1969 Киссёмару был занят преподаванием и обязанностями по управлению, поэтому оценить продолжительность его тренировок, непосредственно у отца, можно лишь предположительно.

Коичи Тохей

Коичи Тохей (1920-2011) с детства и до учебы в университете изучал дзюдо и получил черный пояс. Поступив в 1939 году в университет Кейо, Тохей начал тренироваться в додзё Уесибы и занимался под его руководством около 18 месяцев до вступления в японскую армию. После демобилизации в конце войны Тохей вернулся в родной дом в Точиги и попытался заняться бизнесом, однако неудачно. В 1940-е годы он находил время, чтобы периодически приезжать в Ивама для тренировок у Уесибы. В конце концов, с начала 1950г. и до отъезда на Гавайи в 1953г. Тохей стал больше времени проводить в Токио. Время его тренировок непосредственно у Уесибы, включая тренировки в период войны и поездок в Ивама и Токио, мы можем оценить в 3-4 года. Сам Тохей говорил, что учился у Основателя только около двух лет.

Годзо Сиода

Гозо Шиода (1915-1994) был зачислен в Кобукан Додзё Морихея в 1932 году после занятий дзюдо и кендо. Он тренировался в Кобукан Додзё в период самого пика его активности, продолжавшегося около 8 лет, и часть этого времени он провел в качестве учи-деси. Его партнёрами по тренировкам были наиболее известные ученики Морихея Уесибы предвоенных лет. Хотя Сиода не был в армии, во время войны он служил на гражданской службе в Китае и Южной Азии. После войны в 1946 году в течение одного месяца он очень интенсивно тренировался с Морихеем в Ивама. Поскольку Сиода жил в Токио, после этого он контактировал с Уесибой только периодически во время поездок в Ивама, до которого поезд шёл два часа. Сиода был в числе первых из учеников, начавших активно преподавать айкидо после войны в Токио, и основал свою собственную школу под названием Ёшинкан Додзё. По приблизительной оценке время обучения Сиоды под руководством Уесибы составляет около 9 лет.

Кендзи Томики

Кендзи Томики (1900-1979) с детства изучал дзюдо. Став студентом университета Васеда, он продолжал свои тренировки, но из-за болезни они были прерваны на 4 года. По японским меркам он был высоким человеком, в конце 1920-х годов являлся бойцом высокого уровня (5 дан) и даже выступал перед императором на соревнованиях Тенрандзиай в 1929г. На Томики сильно повлияли взгляды основателя дзюдо Дзигоро Кано, с которым он поддерживал тесные взаимоотношения. В 1926 году под руководством Морихея Уесибы Томики начал изучать дайто-рю айкидзюцу. Работая школьным учителем в префектуре Акита, он время от времени тренировался у Уесибы. В 1936 году Томики переехал в Манчжурию, которая находилась под контролем Японии и где, благодаря связям с Морихеем Уесибой, он работал в качестве инструктора боевых искусств. В 1940 году он получил от Уесибы 8 дан. Полное время обучения под руководством Уесибы у Томики составляет приблизительно 8-10 лет.

Утеря наследия Морихея

Годзо Сиода первым стал преподавать айкидо публично, потому что в начале 1950-х его работа была связана с обеспечением безопасности в различных компаниях. Айкикай всё ещё страдал от того, что на тренировках было мало людей, а в додзё продолжали жить семьи, потерявшие жилье в войну. В 1954 году произошло знаковое событие – публичная демонстрация воинских искусств, спонсором которой стала «Ассоциация развития жизни» и которая собрала около 15000 зрителей. Динамичная демонстрация Сиоды привлекла внимание нескольких богатых человек, и вскоре было запланировано строительство додзё. В 1955 году было открыто первое додзё айкидо Ёшинкан, и оно стало базой для распространения этого стиля в деловых компаниях и отделениях полиции. Интересно, что среди первых учеников айкидо Ёшинкан было несколько американских военнослужащих, и в середине 1950-х они принесли это искусство в США.

Сиода оставался в хороших отношениях с Айкикай, но с Морихеем виделся нерегулярно. Он чувствовал, что после переезда Морихея в Ивама широкое распространение айкидо было возложено на него и на молодое поколение учеников Морихея.

Возвращение в Японию Томики было отложено до 1948г. В следующем году он стал профессором своего родного университета Васеда, заняв должность директора клуба дзюдо на отделении физического воспитания. Его деятельность была сосредоточена в пределах университета, хотя он не очень регулярно продолжал преподавать айкидо в Айкикай. Это продолжалось до 1958 года, когда Томики в университете Васеда ввёл соревновательную форму айкидо, вызвав гнев Морихея и руководителей Айкикай предательством наиболее основополагающих принципов О-сенсея. Он мог бы уменьшить критику в свой адрес, если бы не стал использовать название «айкидо», однако он предпочёл это название сохранить. С этого момента Томики в Айкикай не признавали.

Что касается Томики, то он, хотя и сохранил уважение к Уесибе как к мастеру воинских искусств, считал методы обучения Морихея устаревшими и ненаучными. Он предпочитал преподавательский подход своего учителя Дзигоро Кано и считал соревнования важным средством проверки истинного прогресса в случае сопротивляющегося оппонента.

Положение Киссёмару было в высшей степени сложным. Как от сына Основателя от него ожидали следования по стопам отца и управления развитием айкидо. С точки зрения практических боевых качеств, он был неопытен, а его характер был таков, что он отверг жесткие тренировочные модели ради более мягких форм практики, которые сильно напоминали упражнения для сердечно-сосудистой системы. При объяснениях своего видения искусства он также отказался от использования эзотерического языка. Более того, он отредактировал записи и речи, опубликованные от имени отца, убрав незнакомые религиозные ссылки. Киссёмару рассматривал эти действия как реформу и совершенствование айкидо, призванные сделать айкидо более соответствующим послевоенному японскому обществу и более приспособленным для международного распространения айкидо.

Коичи Тохей резко критиковал Морихея Уесибу. В своих опубликованных интервью он чётко утверждал, что главным, что он вынес из тренировок под руководством Основателя, была важность «расслабления». Тохей разработал основанные на энергии Ки методы тренировок, включающие в себя элементы оздоровительной системы Темпу Накамуры и медитативные практики Ичикукай. Созданное им было гибридом, объединяющим базовые техники айкидо, из которых была убрана боевая составляющая, и дополнительные практики, взятые из других дисциплин. Тохей также полагал, что мистические объяснения айкидо, наполненные непонятными метафорами, и бессвязные высказывания помешают будущему распространению искусства айкидо.

Из сказанного выше ясно, что все эти четыре ключевые фигуры утратили какие-то части наследия айкидо Морихея. Киссёмару и Тохей отказались главным образом от боевой составляющей техник, теории будо и методологии обучения. Все они пришли к выводу, что мистический язык и объяснения ключевых концепций айкидо, даваемые Морихеем, не годятся для современности. Однако, за исключением Тохея, они высказывали критику осторожно и дипломатично, продолжая проявлять уважение.

Сейчас мне хотелось бы сфокусировать внимание на действиях Киссёмару и Тохея в 1950-е и 1960-е годы. Дело в том, что два этих человека сформировали хребет организации Айкикай, которой и сегодня сохраняет верность львиная доля практикующих айкидо во всем мире.

В предыдущих статьях я уже высказывал тезис о том, что личное присутствие Морихея и его участие в деятельности Айкикай в это время были ограничены и нерегулярны и что он не играл никакой роли в управлении додзё и организацией. Это подтверждает множество исторических свидетельств. В течение многих лет Киссёмару и Тохей действовали как одна команда. Они были женаты на сестрах и, таким образом, находились в родстве, у обоих были последователи в пределах Айкикай и оба обладали сильным влиянием на принятие ключевых решений, принимаемых штаб-квартирой.

С течением времени айкидо теряет смысл

С конца 1950-х Киссёмару, а с начала 1960-х Тохей непрерывным потоком начали публиковать книги по айкидо, главным образом, технической природы. Эти первые публикации де-факто установили стандарт преподавания айкидо, в основу которого были положены учебные планы. Молодые инструкторы, отправленные из Айкикай в разные страны мира, распространяли за пределами Японии эти самые техники и методы обучения. Разумеется, другие старшие инструкторы в Айкикай обладали некоторым влиянием, однако не могли превзойти Киссёмару и Тохея в положении и узнаваемости.

Какими были методы тренировок и Киссёмару и Тохея? В обоих тренировочных стилях были разминочные упражнения, в чём-то одинаковые, которые они переняли у Морихея. Существовал основной блок из приблизительно 50 техник без оружия, которые практиковали чаще всего и который использовался в качестве тестов. Большинство техник практиковалось в текущей манере, и наге редко выполнял техники из статического захвата. И хотя такие практики, как атеми и киай, обычно используемые в боевых искусствах, иногда упоминались, они выпали из системы Айкикай и на тренировках не поощрялись. По сути дела, тех из учеников, которые пытался применить сильное атеми или киай, наказывали или даже удаляли из додзё.

Я практиковал айкидо в обеих этих системах, начиная с 1963 года, и достоверно знаю, какие условия на тренировках были в те дни. Атаки должны были быть медленными, слабыми и незавершенными. Старшие иногда оказывали сопротивление молодым, и из-за нереальности атак им было просто это делать. Успех применения той или иной техники полностью зависел от этого осторожного взаимодействия между уке и наге. Внезапные сильные атаки воспринимались наге как вызов и сердили его, и, в попытках заставить технику сработать, он в этих случаях обычно прибегал к физической силе.

Оружие – танто, меч и дзё – использовали крайне мало. Техники защиты от оружия иногда преподавались при подготовке к аттестации на продвинутых уровнях. Поскольку с использованием оружия тренировались очень немногие, атаки были медленными, слабыми и выполнялись плохо.

Кто-то, возможно, подумал, что тренировки были вялыми. Напротив, они могли быть очень изнурительными, особенно в стиле Киссёмару. Однако жесткость тренировок в таких ситуациях была обязана нагрузкам на сердечно-сосудистую систему за счет непрекращающегося движения и бесконечных падений и подъемов в процессе тренировки. В условиях жары и повышенной влажности тренироваться было особенно трудно.

На тренировках в додзё боевая составляющая техники, чаще всего, не подчеркивалась. Попытка проявить во время тренировки состояние ума, характерное для будо, встретило бы неприятие и было бы осмеяно как «противоречащее принципам айкидо». Такое положение вещей доказывается отсутствием атеми, киай и тренировок с оружием, о которых я говорил выше. У нас есть много видеоматериалов, иллюстрирующих методы тренировок и Киссёмару, и Тохея с 1962 года, и читатели могут к ним обратиться, чтобы сделать свои собственные выводы.

Параллельность преподавания Киссёмару и Тохея резко оборвалась в мае 1974 года, когда Тохей ушёл из школы штаб-квартиры. Для тех, кто хотел бы узнать об этом важном эпизоде – поворотном событии в истории айкидо, я подробно писал нём в других статьях.

Айкидо Киссёмару становится стандартом айкидо

После ухода Тохея методы Киссёмару были быстро приняты в Хомбу додзё в качестве стандарта преподавания, хотя старшие инструкторы Айкикай продолжали учить так, как привыкли. Сын Киссёмару Моритеру Уесиба, который сейчас является Дошу, попал под опекунство отца – так же, как и молодые инструкторы, пришедшие в Айкикай в этот период времени. Система преподавания Киссёмару с незначительными модификациями продолжается и сегодня в качестве официальной программы Айкикай.

Такова краткая информация о тех, кто начинал айкидо в послевоенной Японии. Многие обвиняли Киссёмару, Тохея и других инструкторов этого периода за пропаганду ложных технических стандартов, превративших айкидо в карикатуру на боевое искусство. Упреки такого рода характерны для критиков, представляющих другие боевые искусства. Их можно слышать и внутри сообщества айкидо. Разумеется, эти споры в целом субъективны и представляют очень широкий спектр мнений.

Справедливости ради необходимо помнить об обстоятельствах, в которых появилось айкидо, его осторожных шагах в Японии и начале распространения его за её пределы. Японское общество тогда отвергло дух милитаризма и радикального национализма, ввергшего нацию в самоубийственную войну. Поэтому всё, что ассоциировалось с предвоенным милитаризмом и национализмом – в том числе, разумеется, и боевые искусства, – встречало широкое общественное неодобрение.

Ученики Морихея, которые возрождали искусство айкидо после войны, должны были быть осторожными, принимать во внимание сильную бедность, оккупационные силы и негативное общественное мнение. Это касалось всех боевых искусств. Одним из способов, к которым для уменьшения влияния такого рода обстоятельств прибегали некоторые боевые искусства, были соревнования. Тогда можно было утверждать, что эти боевые искусства превратились в спорт, а потому не предназначены для военной пропаганды, как в преддверии войны и в её период.

В случае айкидо, введение соревнований согласно основным принципам этого искусства, установленным Морихеем, было невозможно. Вместо этого в пределах системы Айкикай завуалировали изначально боевое происхождение техник айкидо и исключили условия, которые вели бы к культивированию сильного воинского духа. И спустя 60 лет большое число людей, практикующих айкидо в системе Айкикай всё ещё подвержены влиянию этого подхода, который не является воинским по своей природе и не отражает видения айкидо, которое было у его основателя О-сенсея Морихея Уесибы.

В следующей статье, которую я построю на историческом фундаменте, представленном выше, я раскрою некоторые аспекты преподавания айкидо, которые предлагались Морихеем Уесибой небольшому числу людей сразу после войны. Наиболее заметным из учеников Морихея этого периода является Морихиро Сайто. Сайто был помощником Морихея в его ежедневной жизни и, за более чем 20 лет, получил много личных наставлений от Основателя. Он также является тем человеком, который больше всех знает о методах тренировок Уесиба в айки-кен и айки-дзё. Именно Сайто составил программу тренировок Морихея в Ивама с оружием и без оружия и представил этот обширный материал, начав его публикацию с середины 1970-х. Система Ивама Айкидо, преподаваемая сенсеем Сайто, представляет собой альтернативу программе Айкикай и, с тех самых пор, пользуется стабильной поддержкой, в частности, за рубежом.

С 1977 года мы с Пэтом Хэндриксом длительное время, до кончины Морихиро Сайто сенсея в 2002 году, были его учениками. Содержание нашего объединенного семинаре в Лас Вегасе будет основано, в первую очередь, на учении сенсея Сайто, которое он передавал нам в течение всех этих лет.

С. Пранин

Лас Вегас, октябрь 2012

Перевод Елены Петровой,

Алтайский центр айкидо «Сингитай», 21 октября 2012г.

******

Комментарий (1) к статье С. Пранина «По пути реформирования айкидо»

Вагнер Булл

19 октября 2012

Статья описывает точку зрения Стэнли Пранина. Он когда-то жил в Японии, имел доступ к сотням документов, был знаком со многими учителями и стилями. Вряд ли кто-то другой, включая японцев, так много изучал всё, что связано с айкидо, как Стэнли. И в этом отношении как репортёр и как исследователь он заслуживает уважения и всяческих похвал.

Однако когда он выражает свою точку зрения об айкидо, читателю не следует принимать его суждения и взгляды за окончательные истины. Это всего лишь его точка зрения. Полезно ознакомиться и с другими. Вот одна из них.

Лет двадцать назад я, может быть, поддержал бы большинство высказанных им замечаний о методах преподавания Досю Киссёмару Уесиба. Но сейчас – нет, и я объясню, почему.

Айкидо – внук китайских боевых искусств, имеющих отношение к культивированию энергии. Отец айкидо – айки-дзюцу, которое основано на полном расслаблении и текучести. Это не имеет ничего общего с «жесткими тренировками». Напротив, практикующий это искусство не должен «перегревать» ни тело, ни дух. Настоящая Ки не может проявиться в ситуации стресса, она требует покоя в движении. Кстати, именно так китайцы раньше записывали иероглиф «Ки» – первоначальное значение частей иероглифа было различным. Сегодня «Ки» записывается как «воздух, текущая энергия риса». В старые времена иероглиф записывался как «нет жара». Это, как в машине, – перегретый мотор не несет ничего хорошего.

Сейчас, после 43 лет тренировок, мне ясно, что без этих двух аспектов – расслабленности и текучести – невозможно изучать айкидо и выполнять техники эффективно и без применения физической силы. Большинство людей по многим причинам напряжены и, как говорил Тохей, сначала нужно научить их расслабляться и быть подвижными.

Так что начать изучать айкидо так, как предлагал Дошу Киссёмару, – совсем не плохая идея, поскольку это развивает чувствительность и интуицию духа, и подвижность, и способность к расслаблению тела.

И когда ученик действительно обладает этими способностями, тогда – и только тогда – он начнет понимать, как работают техники айкидо. Тогда приходит время выполнять техники при сильном сопротивлении уке.

Пытаться эффективно выполнять техники айкидо без указанных духовных и физических способностей бесполезно.

Сегодня, я думаю, что для начинающих методы Дошу Киссёмару – это то, чему необходимо следовать в течение 6-8 лет тренировок, несмотря на то, что изучаемые, таким образом, техники неэффективны. Но тело и дух будут развиваться в духе готовности к пониманию Айки – истинной сущности, которая делает техники айкидо эффективными в качестве инструмента боевого искусства.

Сейчас я думаю так: начните с методов Дошу Киссёмару и методов сенсея Сайто, затем начните думать о том, что говорил сенсей Тохей о расслаблении и контроле ки и хара. Затем попытайтесь достичь уровня сенсея Ямагучи и сенсея Сиоды. Я говорю не о методах их школ, а о том, как эти люди выполняли техники айкидо.

Когда кто-то будет способным выполнять техники, как сенсей Ямагучи и сенсей Сиода, тогда, возможно, он приблизится к тому, что делал О-сенсей, и сможет отвечать на жёсткие атаки без использования силы и управляя энергией нападения.

Тогда – и только тогда – он сможет сражаться, используя техники айкидо, и «побеждать». Не раньше.

Если кто-то хочет стать хорошим бойцом за несколько лет, ему лучше заниматься боксом.

Вопрос в том, что в этом хорошего?.. Ради чего нужно травмировать людей и самому получать травмы?.. Айкидо – это нечто более высокое, оно учить жить лучше, это – ПУТЬ.

Другими словами, для обучения техникам методы Дошу Киссёмары были правильными, и методы Тохея были правильными, и методы сенсея Сайто были правильными, и методы сенсея Ямагучи были правильными, и методы сенсея Сиоды были правильными… Хороший ученик должен отрабатывать то, что является сутью всех этих учителей. Но всему – своё время.

И, наконец… Айкидо – это не только это. По словам Основателя, айкидо содержит в себе сущность всех религий. Это – Путь, Путь Жизни, это возможность войти в резонанс с Духовным Миром и жить в Гармонии с собой и с Окружающим Миром…

Но, конечно, чтобы всё это изучить, нужны десятилетия. Действительно, очень-очень трудно изучать айкидо. Однако и приз хорош. Это ничто иное, как возможность достичь Счастья и Мудрости в этой Жизни.

Перевод Елены Петровой,

Алтайский центр айкидо «Сингитай», 22 октября 2012

Комментарий (2) к статье С. Пранина «По пути реформирования айкидо»

Джордж Лэдьярд

19 октября 2012

Некоторые аспекты этого исторического исследования являются просто фактами. Что же касается интерпретаций сравнительной роли Ивама, Токио и других центров в мире айкидо, я думаю, они могут быть различными…

Совершенно понятно, что между периферийными центрами айкидо и большими городами имеет место нечто вроде соревнования. В каждом из них верят, что они единственные понимают айкидо Основателя, а все другие что-то упускают. Это касается не только боевого аспекта, но и духовного. Лишь немногие учителя, такие, как Хикитсучи или Сундамори, действительно пытались развивать айкидо, в котором были бы и элементы прикладного применения, и духовная основа, характерные для искусства Основателя.

В анализе С. Пранина я не согласен с оценкой айкидо в Айкикай Додзё в Токио как менее воинского по духу и менее эффективного по сравнению с додзё в Ивама. Мне приходилось много тренироваться с некоторыми из послевоенных учеников, которые в своё время были учи-деси в Токио. Моим собственным учителем является Мисцуги Саотомэ. Мне приходилось тренироваться вместе с сенсеем Имаидзуми и сенсеем Чиба. И идея о том, что эти учителя являются в чем-то менее эффективными и менее «настоящими», чем ученики из Ивама, представляется мне совершенно неверной.

Я лично слышал рассказы учи-деши из Токио о том, что означало сопровождать О-сенсея в Ивама. «Соревнование» между двумя группами приводило к очень жёсткому стилю практики, и представитель каждой группы стремился «правильно представлять» айкидо. Стремление придерживаться своего собственного стиля иногда приводило к травмам. Ученики, приезжавшие в Токио, должны были быть способными выстоять против хозяев, в противном случае их просто вышвырнули бы с татами. Так или иначе, но выходцы из токийского айкидо всегда основываются на айкидо Киссёмару и Тохея, игнорируя тот факт, что есть такие ребята, как Арикава, Нишио, Чиба, Саотомэ, Тамура и другие, которые активно преподают и тренируются в Айкикай.

Давайте на минуту согласимся с мыслью о том, что ученики Айкикай послевоенного периода в действительности были учениками Тохея и Киссёмару, а не Основателя (с чем я не согласен). Нет сомнений в том, что ученики в Ивама были учениками сенсея Сайто. Тогда, если сравнить результаты тренировок в этих двух центрах, измеряя их количеством учителей мирового класса, вышедших из них, я сказал бы, что Токио впереди. Каких учеников высокого уровня воспитал сенсей Сайто? Мы можем назвать его сына и такого учителя, как Исояма. Но я не вижу, чтобы из Ивама выходили учителя класса Нишио, Саотомэ, Имаидзуми, Чиба, Тамура, Арикава и др. Вижу же я центр, который дружески настроен по отношению к иностранцам и который выполняет прекрасную работу по подготовке будущих учителей по всему миру. Но, отмечая четкую методологию, я не вижу большого числа последователей, которые были бы так же хороши, как сам сенсей Сайто.

Я думаю, что нам лучше сравнивать предвоенное будо и методику тренировок, которой следовали тогдашние ученики, с тем, какой она была после войны. Когда мы лучше это поймем, то будет интересно увидеть, у кого из послевоенных учителей есть чувство «айки», а кто просто силен физически. И я думаю, что не стоит рассматривать это вопрос в терминах Ивама/не-Ивама. Я не имею ничего против сенсея Сайто и прекрасных учителей по всему миру, которых он подготовил. Я всего лишь немного раздражаюсь, когда обсуждения доходят до утверждений о том, что тренировки в Ивама были более ортодоксальными, более правильными, более эффективными, более в духе О-сенсея, чем тренировки в других местах.

Джордж Лэдьярд,

Перевод Елены Петровой,

Алтайский центр айкидо «Сингитай», 22 октября 2012

Комментарий (3) к статье С. Пранина «По пути реформирования айкидо»

Вагнер Булл

30.10.2012 г.

В настоящий момент я на сто процентов убежден, что самым важным в тренировках и практике айкидо является «объединение». Проблема заключается в том, что в мире очень мало учителей, действительно усвоивших, что на самом деле означает объединение, как ему обучаться и как быстро его понять.

Если у человека есть хорошая стойка и способность к объединению, то практически любая техника айкидо будет эффективной. Если же объединения нет, то против имеющего опыт драк нападающего или даже просто спортсмена, находящегося в хорошей форме и имеющего хорошие рефлексы, не сработает ничего.

Правильно ли обучают объединению в большинстве додзё?

К сожалению, из того, что я видел в фильмах и в залах, следует отрицательный ответ.

Но почему? Потому что учителям трудно этому обучать специально, если среди учеников нет никого, кто способен к этому и может видеть и чувствовать, когда техника может служить эталоном. Да и «увидеть» объединение трудно, его можно только почувствовать. Если человек чувствует связь, то потом он может её и увидеть. Если он не чувствует, он и не увидит – глазами он не сможет ухватить то, что происходит. Объединение зависит от внутреннего движения Ки, это разговор хары с харой, а Ки – это связь между ними.

Большинство учителей слишком много сосредоточиваются на формах – это хорошо вначале, но не всё время.

В мире широко распространена практика, при которой выполняются мягкие движения наподобие хореографического балета, что очень хорошо для здоровья и очень красиво с хорошим уке, следующим всем движениям наге. Некоторые хотят уйти от такого рода модели и начинают тренироваться, используя мускулы, рычаги, постоянные атеми, однако тоже безо всякого объединения. Другие придумывают последовательные ката, как в тренировках каратэ. Такого рода обучение создает «дистанцию», «разделение» между наге и уке, что противоречит стратегии и духу айкидо – объединению, которое является сущностью айкидо. Десятилетиями я совершал эти ошибки и думаю, что это происходило со многими. Это в айкидо нужно менять.

Если связи нет, то какими бы прекрасными ни казались исполняемые формы со стороны, вся духовная и воинская сущность айкидо теряется, потому что невозможно тренировать и развивать интуицию, позволяющую практикующему находить связь с Энергией Вселенной.

Мне не кажется необходимым делать какие-то реформы в техниках айкидо, как сформулировано в заголовке статьи. Однако вы правы: что-то должно быть изменено. С моей точки зрения, это способы отработки техник, в исполнении которых присутствовало бы объединение.

Я думаю, что для будущего айкидо, как будо, важно изменить способ отработки существующих техник айкидо всех стилей. Дело не в школе и не в учителе, а в практике с правильным духом айкидо и с правильным подходом – нужно идти за объединением, за айки. Нужно не фокусироваться на самой технике, бесполезно повторяя её множество раз, а увидеть техники в качестве инструмента развития объединения, чувства айки. И когда это достигнуто, техники не нужны – они рождаются в момент атаки. Думаю, что именно эту стадию О-сенсей называл Такемусу Айки и ками ваза на языке синто.

Люди, способны выполнять технику с объединением, есть во всех школах, но их мало.

Великие мастера – бывшие ученики О-сенсея – выполняли айкидо с объединением.

Что касается содержания статьи, то свою мысль я выражу лучше следующим образом: Да, реформа в способах тренировки необходима, и учителя должны это осознавать. Нужно достучаться до тех, кто не видит эту проблему. Очень важно сосредоточиться на этом аспекте ежедневных тренировок как на ключевом – особенно после нескольких лет практики.

Мне кажется, что на входной двери каждого додзё айкидо в будущем должно быть написано слово «объединение». Ну, а тем, кто понимает японский, нужно сосредоточиться на двух первых иероглифах слова айкидо, которое есть на каждой камидза. К сожалению, многие студенты воспринимают иероглифы просто «как японские буквы», глубоко не воспринимая их глубинный смысл.

Перевод Елены Петровой,

Алтайский центр айкидо «Сингитай»,

23 октября 2012

******

Comments (0)

Оставьте мнение: