Сен 16 2021

Большинству инструкторов айкидо более комфортно не сталкиваться со своим непониманием того, о чём говорил О-сенсей, более удобно не знать того, чему он, в действительности, учил

Category: Библиотека Евгений @ 09:32

К. Ли

Большинству инструкторов айкидо более комфортно не сталкиваться со своим непониманием того, о чём говорил О-сенсей, более удобно не знать того, чему он, в действительности, учил

Кристофер Ли практикует айкидо с 1981 года, вместе с этим он изучал дзюдо с бывшим тренером олимпийских команд Японии и США, карате шклы «Сито-рю», а также несколько линий передачи дайто-рю айки-дзюдзюцу.

К. Ли провел около 15 лет, живя, обучаясь и преподавая в Японии. Он тренируется с Дэном Харденом в его организации «Sangenkai» с 2010 года.

******

Брюс Кумар Францис (родился в апреле 1949 г.) – даосский педагог, изучавший даосизм в Китае.

Начав как молодой чемпион по карате, он участвовал в многолетнем путешествии по Азии и восточным энергетическим традициям. Решив отказаться от образования в Лиге плюща в пользу изучения японских боевых искусств у их первоисточников, он переехал в Японию, чтобы поступить в Софийский университет в возрасте восемнадцати лет. Там он получил несколько черных поясов и тренировался у Основателя айкидо Морихея Уесибы.

Вскоре он распространился на Тайвань и Китай и все глубже учился у внутренних мастеров боевых искусств.

В 1973 году, пытаясь найти первоисточник медитации, Брюс отправился в Индию, где проходил ежедневные строгие тренировки по пранаяме , хатха-йоге, раджа-йоге и тантре со многими гуру, испытывая то, что на востоке известно как «Кундалини Шакти».

Вернувшись в Китай в середине 1970-х, он стал первым жителем Запада, которому был предоставлен инсайдерский доступ к тщательно охраняемой даосской традиции огня (непроверенной традиции) и ее священству. После семи лет обучения он стал священником в традиции Огня.

Затем, благодаря удачному стечению обстоятельств, Брюс был принят в качестве непосредственного ученика одного из немногих оставшихся распорядителей водной традиции (непроверенная традиция), даосского бессмертного (полностью осознанного человека) Лю Хун-Чи. Через Лю Хун-Цзе он был представлен Цзян Цзя Хуа, вице-президенту Всекитайской ассоциации научного цигун. Эта связь дала Брюсу доступ к китайским онкологическим клиникам, где он завершил свою подготовку в качестве врача по медицинскому цигун.

******

Морихей Уесиба, Брюс Францис и багуа

静中触动动犹静 «Прикосновение к тишине»

«Ищите движение в неподвижности, ищите неподвижность в движении».

Классический тайцзи,

«Песня 13 поз»

動中静、静中動 «Статично в движении, движение в статике»

«Неподвижность в движении, движение в неподвижности».

Сейго Ямагути сихан,

9 дан айкидо

静中の動。合気道の基本は此処に存するといわれている。 «Движение в неподвижном состоянии. Говорят, что здесь существуют основы айкидо».

«Движение в неподвижности. Говорят, что это основа айкидо».

Киссёмару Усиба,

Ни-Дай айкидо Дошу

静動一致 «Статический и динамический»

«Единство спокойствия и действия». (Официальный английский перевод – кандзи читается «неподвижность» и «движение»)

Коичи Тохей,

основатель Ки-айкидо

******

Ещё несколько мыслей о китайском наследии айкидо

Брюс Францис провёл около шестнадцати лет в Китае, Японии и Индии, обучаясь тайцзи, багуа, син-и, цигун, йоге и даосской медитации. С 1967 по 1969 год он также тренировался в Айкикай Хомбу Додзё и мог посещать занятия, которые вёл основатель айкидо Морихей Уесиба. Он является автором ряда книг, в основном касающихся китайских даосских методов медитации и китайских внутренних боевых искусств.

В статье на сайте Energy Arts он немного рассказывает о своем опыте общения с О-сенсеем и о своих теориях, объясняющих источники необычной силы О-сенсея.

«Я учился у О-сенсея Морихея Уесибы, Основателя айкидо, во время учебы в Японии. Моё исследование показало, что айкидо О-сенсея в первую очередь находилось под непосредственным влиянием багуа чжана. Мой первый глубокий и продолжительный опыт общения с мастером внутренних боевых искусств высшего уровня был с Уесибой в период с 1967 по 1969 год».

Довольно интересно, что Францис однозначно относит Морихея Уесибу к категории инструкторов внутренних боевых искусств, у которых он тренировался в Китае.

Он не одинок – на диаграмме в этой статье Кэйсэцу Ёсимару напрямую приравнивает кокю-рёку («сила дыхания»), используемую в дайто-рю, с взрывной силой, выраженной в китайских внутренних боевых искусствах.

Тем не менее, само утверждение Ёсимару (практикующего дайто-рю), о том, что метод тренировки внутренней силы, изначально идёт от дайто-рю Сокаку Такэды, указывает на невозможность доказательства того, что источник необычной силы О-сенсея был результатом прямого изучения китайского внутреннего боевого искусства.

Это становится ещё более трудным, если учесть, что в дайто-рю было несколько человек, таких как Кодо Хорикава и Юкиёси Сагава, которые не имели реальной связи с О-сенсеем, но были способны копировать его боевые подвиги.

Общей нитью для всех них, конечно же, был Сокаку Такеда.

(Кстати, вас может заинтересовать исследование Джона Дрисколла, первоначально опубликованное на AikiWeb, которое показывает почти точную корреляцию между техниками, которым обучал Морихей Уесиба, и техниками дайто-рю хиден мокуроку.)

Я бы пошёл дальше, чтобы развенчать представление о Морихее Уесибе как о непосредственном ученике китайских внутренних боевых искусств, но это уже было сделано – Эллис Амдур довольно подробно освещает эту тему в «Скрытых на виду». Если вы ещё не читали его, я предлагаю вам ознакомиться с ней для получения дополнительной информации о влиянии Китая на японские боевые искусства в том числе и внутренние их виды.

Стэн Пранин также затронул этот вопрос в недавней статье на веб-сайте Aikido Journal, в которой он показывает, что аргумент Брюса Франциса исторически не доказуем на основе того, что сейчас известно о жизни Морихея Уесибы.

Я согласен со всем.

Вместе с тем следует указать на существование дискуссии по вопросу об историческом влиянии Китая на японские боевые искусства, как в целом, так и на искусства, которые изучал Морихей Уесиба, который в статье Стэна не рассматривается.

В этом отношении подзаголовок статьи Стэна («Сторонники теории китайского происхождения айкидо должны предоставить доказательства») несколько вводит в заблуждение.

Было ли влияние Китая на Морихея Уэсиба?

В общем, да, вопросов быть не может. Китайское влияние на Японию и японскую культуру было повсеместным и непрерывным на протяжении всей истории Японии, и на протяжении более тысячи лет между этими культурами происходил непрерывный обмен. Все это знают.

Когда Морихей Уесиба писал свои знаменитые сегодня высказывания, он писал их китайскими иероглифами.

В детстве он обучался запоминанию и повторению китайских классических текстов.

В то время это было нормально – Хироши Тада получил такое же образование, хотя и был на поколение моложе Морихея Уесибы:

«С детства можно было декламировать Шишогокё ( / Четыре книги и пять классических произведений конфуцианства) и придерживаться этого образа мышления. Я вырос в том мире, но теперь мир совсем другой».

Вы также можете вспомнить интервью, в котором Хироши Тада высказал своё мнение о том, что «самым влиятельным человеком в истории Японии» был Кобо-Дайси, который основал буддизм Сингон, импортировав эзотерические буддийские учения из… Китая. И зная об этом, мы не должны забывать и то, что Морихей Уесиба получил образование в буддийском храме Сингон.

Кроме того, когда Морихей Уесиба выражался, он часто использовал непонятную синтоистскую терминологию из Кодзики. Кодзики был первым зарегистрированным экземпляром письма в Японии – он был составлен около 712 года нашей эры и был написан фонетически китайскими иероглифами.

Многие из сказок Кодзики повторяются в Нихон Сёки, опубликованном всего восемь лет спустя в 720 году нашей эры. Нихон Сёки был написан на классическом китайском языке и включает в себя множество цитат из китайских классиков и хроник, и был создан по образцу китайской классической летописи.

Двусторонние культурные влияния хорошо задокументированы, что свидетельствует о существовании общения и обмена между этими двумя культурами.

Например, 400 лет назад в Древнем Китае во времена династии Мин происходили постоянные сражения с японскими пиратами. Дан Дао Фа Сюань – это древнее китайское руководство по владению мечом, в котором задокументировано искусство владения мечом в этих битвах. Чэн Цзун Ю, автор руководства, обучался у Лю Юнь Фэна, который изучал японское кен-дзюцу непосредственно у японцев.

Затем, возвращаясь к Японии, у нас есть японское слово «Сумо» (相撲), которое использует китайское слово «Сян Пу» (相扑), что означает «борьба».

Японский национальный вид спорта сумо (которым занимались и Сокаку Такеда, и Морихей Уесиба) был заимствован из Китая династии Тан, с той же организационной структурой и ритуалами, которые использовали китайцы.

Конечно, все это неудивительно, когда понимаешь, что расстояние между Китаем и Японией лишь немногим больше, чем расстояние между Парижем и Лондоном.

Итак, каждый, кто видел палочки для еды, может увидеть явное влияние на Японию китайской культуры.

Всё это что-нибудь значит?

Даже если предположить, что Морихей Уесиба, как и все остальное в Японии, находился под влиянием китайской культуры, было ли определенное влияние на айкидо как боевое искусство со стороны китайских боевых искусств, и так ли это важно?

Что ж, одним из самых сильных аргументов в пользу существования такого влияния и его важности является то, что Морихей Уесиба неоднократно заявлял, что определенное китайское влияние на айкидо как боевое искусство существует, и что это, действительно, важно.

Помните «Киити Хоген и секрет айкидо»? В этой статье мы видели, как О-сенсей ясно заявил ряду своих учеников, что секрет айкидо следует искать в китайском тексте стратегии.

Помните «Айкидо и Плавучий Мост Небес»? В этой статье Морихей Уесиба описывает айкидо в терминологии классических китайских боевых искусств.

А как насчет «Айки, Ики, Кокю, Хэн-Ха и Аун»? Это дополнительно объясняет использование Основателем китайской терминологии для описания айкидо и вводит базовую структуру из восьми сил китайских внутренних боевых искусств, о которых мы говорили в «Айкидо без мира и гармонии».

Это имеет значение?

Предположим на время, что Морихей Уесиба смоделировал свои методы и терминологию по китайским военным традициям. Почему это не должно иметь для вас значение?

Что ж, ни для кого не новость, что сочинения, оставленные Морихеем Уесибой, очень трудны для понимания. В «Морихей Уесиба: непереводимые слова» мы видели, что даже Нобуёси Тамура рвал волосы на себе из-за терминологии Основателя.

Откровенно говоря, очень сложно понять кого-либо о чём-либо, даже на английском, без знания контекста, в котором они говорят. Чем сложнее предмет, тем важнее понять этот контекст. Это особенно верно в отношении японского, который является высококонтекстным языком, состоящим из множества омонимов, многие из которых используются для добавления дополнительных смысловых слоев, которые могут не проявляться при переводе.

Морихей Уесиба широко использовал синтоистскую терминологию, но, по крайней мере, мне ясно, что эта терминология используется для выражения концепций внутренних китайских боевых искусств, и что это контекст, в котором он говорит большую часть времени.

Я думаю, что если вы прочтете Морихея Уесибу на японском языке, вы обнаружите, что двойное (а иногда и тройное) кодирование слоев значения было для него довольно обычным явлением, но я думаю, что вы также обнаружите, что чтение текстов в контексте, в котором он говорил, сделает их более понятными, чем до этого.

И мне кажется, что всякий, кто интересуется айкидо, действительно должен интересоваться тем, что Морихей Уесиба сказал об этом искусстве. Это и ежу понятно.

Когда вы не понимаете, что сказал О-сенсей (и хорошо известно, что один за другим его прямые ученики заявляли, что они не могли его понять), вы отделяете кудэн, устную передачу, от искусства Основателя. А в традиционных боевых искусствах в Китае или Японии обычно кудэн даёт ключи, чтобы разблокировать передаваемое обучение.

Стэн Пранин затронул вопрос о том, действительно ли айкидо, в том виде, в каком мы его знаем сегодня, является творением Морихея Уесибы, в своей статье «Действительно ли О-сенсей отец современного айкидо?». В этой статье основной подход к аргументации состоит в том, чтобы определить количество часов, которые каждый ученик провёл в личном контакте с Морихеем Уесибой:

«Даже когда он появлялся на татами, он часто проводил большую часть времени, читая лекции по эзотерическим предметам, полностью выходящим за рамки понимания присутствующих студентов».

Ученики Основателя, которые получили учение об айкидо через непосредственный физический контакт с ним, будучи брошенными непосредственно Основателем, вместе с тем, не имели ключей к расшифровке того, что они получили, и поэтому они не могли понять куден, который им давал Основатель.

Ясуо Кобаяси, который был одним из тех учеников, о которых говорилось в приведенной выше цитате, сказал об этом так:

«О-сенсей показывал только технику, без каких-либо объяснений. Он часто говорил о Кодзики или Омото-кё, но, к сожалению, для меня понимание содержания было похоже на попытку схватить облака. В то время всё, что я мог думать, было: «Когда он начнет двигаться?» (Смеётся). Когда я вспоминаю это сейчас, мне жаль, что в то время я не слушал его как можно больше».

Следствием этой темы является то, что те студенты, которые получили много «чего-то» от Основателя, затем имели проблемы с передачей этого «чего-то», в свою очередь, своим ученикам, потому что им не хватало языка и концепций для объяснения того, что они получили от Основателя через прямой опыт взаимодействия с ним.

Скольким из нас было более комфортно до тех пор, пока мы не соприкоснулись с тем, о чём говорил Основатель и с осознанием нашего непонимания его высказываний?

Спросите у большинства старших инструкторов айкидо чёткое объяснение терминов и целей, выраженных в «Такемусу Айки», и вы получите… очень мало. Для меня это невероятно, что преподавателю искусства удобно, когда он не понимает с какой-либо ясностью речи Основателя его искусства.

Легко увидеть, как это приводит к сбою в передаче, неуклонной деградации навыков, когда ученики Основателя никогда не достигают его уровня, когда ученики учеников никогда не достигают уровня своих учителей и так далее. Теперь, когда мы во многих случаях находимся на расстоянии четырех или пяти поколений от Морихея Уесибы, эти неутешительные тенденции очевидны для тех, кто найдет время, чтобы их увидеть.

[«Некоторые создали свои собственные техники, хотя они до сих пор не могут сделать то, чему учил О-сенсей. Он мог остановить человека одним пальцем. Немногие могут хотя бы приблизиться к этому. Немногие хотят следовать учению полностью. В этом смысле моя практика отличается от остальных. Если такая традиция сохранится, ваза О-сенсея исчезнет вместе со мной. Этого не должно случиться». М. Хикитсучи. Интервью, Париж, 1984г.

«Для меня проблема номер один – это то, что практически никто так и не смог достичь уровня Основателя. Если же кому-нибудь это удастся – тогда, пожалуй, айкидо нельзя будет изменить. Другая важная проблема: несмотря на то, что количество людей, преподающих айкидо, постоянно увеличивается, никто из них не занимался у Основателя. Более того, большинство из них даже не бывали в Японии. Часто это приводит к тому, что кто-то из них начинает учить вещам, совершенно противоположным тем, о которых говорил Основатель, к примеру, что нужно смотреть в глаза сопернику и т. д. Если так будет продолжаться, то, скорее всего, айкидо распадется на несколько направлений. Мне бы этого очень не хотелось». Ж. Блез. Решающей для меня стала встреча с учителем. Айкидо в Сибири №3, 2003г.]

Мы можем только надеяться, что ещё не слишком поздно, чтобы повернуть вспять.

К. Ли

январь 2013г.

https://www.aikidosangenkai.org/blog/morihei-ueshiba-bruce-frantzis-bagua/

******

Comments (0)

Оставьте мнение: