Сен 17 2021

Каждому из нас надлежит иметь чёткое представление о том, что Основатель думал о своём искусстве

Category: Библиотека Евгений @ 08:17

К. Ли

Каждому из нас надлежит иметь чёткое представление о том, что Основатель думал о своём искусстве

Кристофер Ли практикует айкидо с 1981 года, вместе с этим он изучал дзюдо с бывшим тренером олимпийских команд Японии и США, карате шклы «Сито-рю», а также несколько линий передачи дайто-рю айки-дзюдзюцу.

К. Ли провел около 15 лет, живя, обучаясь и преподавая в Японии. Он тренируется с Дэном Харденом в его организации «Sangenkai» с 2010 года.

 

 

 

******

Айкидо и неизвестное. Чего мы не знаем и почему не знаем…

Когда Сэм Чин посетил Гавайи в прошлом году, он сказал нам (я перефразирую), что не так уж плохо не знать, если вы знаете, что не знаете. Это меня задело – разве это не первая часть проблемы?

Когда я начинал заниматься айкидо, на английском о нём было очень мало информации. То, что было доступно, было, как мы теперь знаем, сильно продезинфицировано – вот хороший пример с веб-сайта Aikido Journal и ещё один, сделанный Мейком Скосом на сайте Koryu.com. В то время было гораздо меньше неяпонцев, которые могли говорить по-японски, не говоря уже о том, чтобы читать первоисточники, и большинство японцев в глазах общественности представляли более или менее единообразное представление об истории и особенностях айкидо.

Сейчас, конечно, существуют сотни книг по айкидо на английском языке – так в чём же проблема?

Что ж, материал на английском языке, особенно из первоисточников, представляет собой скорее обзор, чем подробный анализ материала – настоящий академический перевод ещё только предстоит сделать.

Фактически, оригинальные материалы, созданные Основателем айкидо Морихеем Уесибой, настолько трудны для чтения, что даже большинство японцев отказываются читать их на своём родном языке. Если же они его и прочитают – что ж, без определенного фона и опыта расшифровать материал просто не удастся. Хуже того, когда мы читаем его по-английски, это преломляется не только через призму переводчика и его понимания, но и полностью вынимается из контекста того сложного мира, в котором жил Основатель, понимание которого весьма важно для выяснения сути того, о чём он говорил.

Я знаю, я пытался, и это не имело никакого смысла до тех пор, пока спустя годы не взглянул на эти материалы через призму более глубоких специализированных знаний, за что я бесконечно благодарен щедрости Дэна Хардена.

Это не для того, чтобы очернить то, что было сделано до сих пор с точки зрения английских переводов, всё должно где-то начинаться. Джон Стивенс сам сказал мне, что считает свой перевод «Такемусу Айки», который оставаясь наиболее полным сборником Основателя, является, по сути, лишь своего рода «Такемусу Айки – лайт», т.е. версией, облегченной для того чтобы, хоть в какой-то мере, быть понятной для широкой аудитории.

Тем не менее, мы остаемся в ситуации, когда большинство инструкторов и учеников айкидо, независимо от того, являются ли они носителями японского языка или нет, не имеют более-менее детального представления о том, что сказал или написал Основатель их искусства.

Ага! Вы говорите, что ваш учитель является прямым учеником Основателя, учи-деши, и учился у известного мастера. К сожалению, большинство учи-деши были маленькими детьми, у которых не было опыта, чтобы понимать содержание лекций или терпения, чтобы терпеть боль сидения и слушания Основателя холодным зимним утром – и это то, что они сказали сами. Вот несколько примеров – это интервью на японском языке, которые ещё не опубликованы на английском языке, но которые Стэн Пранин приводит в ряде похожих цитат из интервью на веб-сайте Aikido Journal:

Сёдзи Нишио

Вопрос: Почему утеряна суть (техники айкидо)?

Ответ: Никто не слушал того, что говорил О-сенсей. Они просто пытались запомнить внешнюю форму техники, которую он показывал. Хотя О-сенсей сказал: «Какой смысл просто копировать мою технику? Если вы выполняете технику, когда она уже закончена». Поскольку он говорил как Ками-сама (Бог), они думали, что всё, что он сказал, невозможно понять, и даже не пытались обращать внимание на его слова, когда слушали. Гораздо позже, когда всё уже было забыто, они вдруг иногда вспоминали: «Ах, вот что это значило». Вот почему практика большинства людей сегодня пуста. Они не смотрят на другие виды будо. В то время как, изначально, ценность будо определяется сравнением его с другими будо.

Ёсио Куроива

Вопрос: Я слышал, что лекции (О-сенсея) были довольно длинными.

Ответ: Я ненавидел их (смеётся). Он говорил о Кодзикки и тому подобном, но мои ноги затекали настолько, что это заставляло меня плакать, поэтому я, просто, ничего не мог понять. Размышления об этом сейчас, действительно, возвращают к пониманию некоторых вещей.

Ясуо Кобаяши

Вопрос: Правда ли, что не было обсуждения технического аспекта приёмов?

Ответ: Что касается того, как применять определенные техники, некоторые люди говорят, что О-сенсей сказал то или это, но, что касается меня, я никогда не слышал таких объяснений.

Нобуёси Тамура

О-сенсей влетал в додзё, показывал несколько приёмов, а затем ускользал. При желании, он немного говорил. Мы все были молоды, поэтому в основном мы просто хотели продолжить тренировку. Когда же он говорил, он говорил о богах – Идзанаги, Идзанами и так далее. В «Сакурадзава-сики» («Макробиотика») есть некоторые из тех же идей, поэтому я подумал, что он говорил о чём-то, касающемся Ин и Йо, но это, примерно, всё, что я понял.

Нобуюки Ватанабэ

Вопрос: Основатель много говорил о Кодзикки («Записи древних дел»), не так ли?

Ответ: Да. Однажды Основатель принес диаграмму человеческого тела и дал объяснение, держа копию Кодзикки в одной руке. Указывая на мышцы и кости на диаграмме, он дал очень подробное объяснение, сказав такие вещи, как «Это Наохи (правильный дух)» и так далее. Однако в то время мне просто было интересно, что всё это значит. Это было всего один раз, поэтому я плохо помню детали.

Ёсимицу Ямада

Вопрос: Не было никакого объяснения техники?

Ответ: Нет, нет. Просто сложные речи о Кодзикки, а потом он бросал тебя и говорил: «Это делается вот так!». Однако он часто говорил, что айкидо меняется каждый день.

Итак, вот первая часть проблемы: большинство людей даже не подозревают о том, что именно они не знают. Это означает, что большинство людей с радостью делают то, что они делают, не подозревая о том, что существует или должно быть что-то ещё, относящееся обучения, которое Морихей Уесиба проводил каждый день с того дня, как он встретил Сокаку Такэда в гостинице Хисада в 1915 году, и до тех пор пока он не скончался в Токио в 1969 году.

Итак, почему мы всего этого не знаем?

Я думаю, что можно сделать очень веские доводы в пользу того, что большая часть исторических данных была намеренно изменена или скрыта, и работа Стэна Пранина это, во многом, демонстрирует.

Также можно привести очень веские доводы в пользу того, что ученики Основателя многое упустили – то, что они получили, они получили на ощупь, будучи брошенными непосредственно Основателем. Следствием этого является то, что те студенты, которые получили немного или много чего-то от Основателя, затем имели проблемы с передачей этих вещей своим ученикам. Легко увидеть, как это приводит к сбою в передаче и неуклонной деградации навыков, когда ученики Основателя никогда не достигают уровня Основателя, а ученики учеников не достигают уровня своих учителей и так далее.

Хуже того, чем любая из этих вещей, то, что многие из нас привыкли к тому, что на самом деле не знают или не понимают, о чём говорил Основатель. Спросите у большинства старших инструкторов айкидо чёткое объяснение терминов и целей, выраженных в «Такемусу Айки», и вы получите… очень мало. Для меня это невероятно, что преподавателю искусства комфортно, если он не понимает ясно речи Основателя его искусства.

И наконец: «Почему нам всё равно?» – это ещё одна вещь, которая невероятна для меня, но я полагаю, что это типично для людей в целом, а не проблема, специфическая лишь для айкидо. Люди обычно счастливы, делая то, что они делают, и чем дольше они этим занимаются, тем меньше у них вопросов.

Меня удивляет, как мало людей, например, ставят под сомнение «традиционную» систему ранжирования в айкидо, несмотря на то, что «традиция» зародилась только в 1940-х годах и действительно начала согласовываться с попыткой правительства Японии регулировать область боевых искусств в соответствии с Дай-Ниппон Бутокукай.

Каждый из нас в своём изучении айкидо должен быть ответственным за то, чтобы быть активным в открытии того, чего мы не знаем, в открытии того, как мы можем этому научиться, и, конечно же, заботиться о процессе передачи изначального учения.

Кроме того, я думаю, что каждому из нас надлежит иметь чёткое представление о том, что Основатель думал о своём искусстве, каковы были его технические, философские и духовные цели, и иметь возможность выразить эти вещи ясно и убедительно.

[«Этот исключительный человек [О-сенсей], вследствие долгих занятий боевыми искусствами и духовными практиками, создал искусство, которое, соответствуя всем его знаниям о будо и феноменам, рождённым во время его духовных опытов, и имеет целью привести нас к видению Вселенной, обретённому им в ходе своих поисков». Ж. Блез. Айкидо: поиск верного движения, Барнаул, 1999г.

«Для меня абсолютно ясно, что тот, кто создал айкидо, имел мировоззрение абсолютно другое, чем оно есть у нас. Он создал эту дисциплину, чтобы и мы [те, кто изучает эту дисциплину] смогли прийти к этому видению Мира. Это то, чем я занимаюсь, что я ищу. Это моя цель». Д. Гербич. Мастер айкидо Жерар Блез. «Black belt», выпуск 3, 2007г.]

В противном случае, как вы действительно можете сказать, что тренируетесь в искусстве Морихея Уесибы?

февраль 2012г.

https://www.aikidosangenkai.org/blog/aikido-unknown/

******

Comments (0)

Оставьте мнение: