Ноя 20 2021

Об отличиях в практике айкидо и дайто-рю в Японии и за её пределами

Category: Библиотека Евгений @ 08:04

Г. Эрард

Об отличиях в практике айкидо и дайто-рю в Японии и за её пределами

Гийом Эрард, является обладателем 5 дана айкидо и 3 дана дайто-рю айки-дзю-дзюцу. Он французский биолог, а также инструктор боевых искусств, который живёт и работает в Токио. А ещё он чрезвычайно много знает о технических, культурных и исторических аспектах айкидо и других боевых искусств. И как представитель западной цивилизации, который многие годы живет и тренируется в Японии, он, безусловно, может предложить интересную точку зрения в любом разговоре о боевых искусствах.

******

«Впервые я получил чёткие ответы на свои вопросы о происхождении техник айкидо и их истории, поэтому я записался в качестве его ученика после моего первого занятия с ним, и я всё ещё следую за ним сегодня».

«Знание всегда ведёт к пониманию, а понимание ведёт к признательности».

Соединение двух миров: Гийом Эрард об айкидо и дайто-рю

«Киссёмару дошу соответствовал намерениям своего отца, когда превратил айкидо в глобальное искусство.

…Для этого техники айкидо и, в некоторой степени, его философско-мировоззренческое послание были изменены в соответствии с каждым местом на земле, где оно было введено.

…Айкидо нацелено на распространение гармонии по всему миру, в то время как дайто-рю, по-прежнему в значительной степени, ориентировано на Японию».

Его онлайн-работа в айкидо, дайто-рю и корю настолько плодотворна, что до того, как я встретил его и обменялся жизненными историями, у меня сложилось впечатление, что Гийом Эрард был в Японии всегда!

Однако, как оказалось, французский биолог и инструктор по боевым искусствам, сейчас имеющий 5-й дан айкидо от Айкикай Хонбу и 5-й дан Дайто-рю Айки-дзю-дзюцу и лицензию киоши от Сикоку Хомбу Додзё Тиба Цугутаки, находится в Японии так же долго, как и я.

Разница в том, что он провёл своё десятилетие здесь, создавая удивительный письменный и видеоконтент, опубликованный на его веб-сайте и его канале YouTube, который имеет более 70 000 подписчиков и этим помог определить то, как западные люди понимают боевые искусства (и особенно айкидо и дайто-рю). Он практикует боевые искусства в Японии и имеет своё приземленное, реалистичное представление об этой практике такой, как она есть.

Усердно практикуя айкидо и дайто-рю, проводя репортажи, исследования корней и истории изучаемых им боевых искусств, а также преподавание айкидо в Иокогаме Айкидодзё, Гийом Эрард получил глубокое понимание жизни в Японии. Кроме того он провёл несколько лет работая и практикуя в Англии. Обладая такой космополитической перспективой, господин Эрард приобрёл известность одного из самых интересных голосов в мире японских боевых искусств. Поэтому нам стало необходимым сесть и поговорить с ним о его двух искусствах.

******

Григорис Милиаресис: Я не буду вдаваться в Ваше резюме – оно на вашем сайте, чтобы все могли его увидеть, и, кроме того, практикующие айкидо и дайто-рю уже знают Вас! Я предпочитаю обратиться непосредственно к Вашему опыту и спросить о том, что такое особенное Вы получили в результате десяти лет практики айкидо и дайто-рю непосредственно в Японии, чего не получают люди, изучающие боевые искусства за её пределами?

Гийом Эрард: Несмотря на то, что айкидо должен практиковать любой человек во всём мире, самого Уесибу Морихея нельзя понять в отрыве от его культуры и исторического контекста. Следовательно, я понял, что если я действительно хочу понять айкидо, мне нужно понять Японию, её культуру, её историю и её язык.

Практика в Айкикай Хомбу додзё позволила мне тренироваться так часто, как я хотел, с одними из лучших учителей в мире, но, что более важно, тренировка с Уесибой Моритеру дошу заставила меня осознать, насколько этот человек неразрывно связан с родословной айкидо. Дошу – это живая связь с историей айкидо, и даже сегодня я всё ещё испытываю огромное чувство уважения каждый раз, когда прохожу мимо дома семьи Уесиба и вхожу в додзё.

У меня также была возможность попрактиковать и даже взять интервью у ряда непосредственных учеников О-сенсея, таких как шихан Тада Хироси, Исояма Хироси и Кобаяши Ясуо. Все они были очень щедры со своим временем, терпеливо отвечая на мои вопросы, а некоторые даже дали мне некоторые материалы для продолжения моих исследований. По мере того как я всё больше знакомился с японской культурой и языком, всё постепенно начинало обретать смысл.

Что бы Вы могли сказать, сравнивая практику айкидо в Европе и в Японии?

Если айкидо должно быть универсальным, то оно должно удовлетворять потребности людей, которые его практикуют, где бы они ни находились. В этом смысле, действительно, в организации и осуществлении практики есть различия. Например, в Японии тренировка будо – это способ развития характера, и боевая эффективность не является главной целью, в то время как в некоторых других странах существуют реальные проблемы общественной безопасности, и поэтому граждане там могут захотеть заниматься айкидо для самообороны; поэтому и методы обучения там будут другими.

Однако это трудно обобщить, и некоторые люди могут использовать айкидо как способ медитации, а другие – как образовательный инструмент. Все интерпретации действительны до тех пор, пока они соответствуют их соответствующим контекстам и до тех пор, пока люди, которые преподают, выполняют свои соответствующие требования.

С другой стороны, один айкидока не обязан отвечать за претензии другого.

Айкидо происходит от дайто-рю, но оно выглядит гораздо более гибким в своих формах и интерпретациях. Почему это так?

Люди часто говорят, что айкидо основано на техниках дайто-рю и мышлении Омото-кё, но большинство учеников О-сенсея, с которыми я разговаривал, сказали мне, что они очень мало понимали из того, что говорил О-сенсей. Я не очень хорошо осведомлён о религии Омото, но я подробно изучил её историю и могу сказать, что у нее были сильные универсалистские амбиции. Например, Дегучи Онисабуро считал, что «адаптация» Омото на эсперанто была ключом к его универсальному распространению. Морихей разделял универсалистское видение Онисабуро, и именно поэтому, я думаю, что Киссёмару дошу соответствовал намерениям своего отца, когда превратил айкидо в глобальное искусство.

Для этого [или «поэтому»?!] техники айкидо и, в некоторой степени, его философско-мировоззренческое послание были изменены в соответствии с каждым местом на земле, где оно было введено.

[«…Но здесь ещё не вскрытый слой,

Где у жучка-пушкиноведа

И мысли нет рассудок свой

Поднять до уровня Поэта.

Зато Поэта самого

Подтаскивают со стараньем

До пониманья своего,

Вернее, до непониманья».

Н. Широков. Руслан и Людмила. Новое прочтение]

Дайто-рю, с другой стороны, не допускает такой степени гибкости, я думаю, и это может быть причиной того, что до недавнего времени оно оставалось более скрытным.

То есть, Вы бы сказали, что дайто-рю более приземлено, более физично?

И да, и нет. Многие люди думают, что практикующие дайто-рю не заботятся о других, но это неправда. Я не могу говорить о прежних временах, но в настоящее время в дайто-рю есть сильная моральная составляющая. Посмотрите, например, на то, что сказал Такеда Токимунэ:

«Цель дайто-рю – распространение «гармонии и любви». Принятие этого близко к сердцу помогает поддерживать и достигать социальной справедливости. Это желание Такэды Сокаку».

Такеда Токимунэ,

Речь, о которой сообщил Ишибаси Есихиса в «Такеда Сокаку Ден, Дайто-рю Айки Будо Хякухачикадзе» (стр. 51)

Это звучит похоже на ряд вещей, которые сказал Уесиба, поэтому я не верю, что разница заключается не в цели, а скорее в целевой аудитории. Айкидо нацелено на распространение гармонии по всему миру, в то время как дайто-рю, по-прежнему в значительной степени, ориентировано на Японию.

Вы сказали, что айкидо претерпело некоторые изменения (было «модифицировано») за пределами Японии, и, практикуя как здесь, так и за рубежом, Вы, безусловно, имеете право судить об этом. Не могли бы Вы уточнить, что это за изменения?

Это один из его самых увлекательных аспектов! Поскольку мы только что упомянули гармонию, легко перевести «和の武道» (wa no budo) на английский как «будо гармонии», но разные культуры будут понимать «гармонию» совершенно по-разному. На Западе большинство людей понимают «гармонию» как идеал мира и взаимопонимания через безусловную любовь и прощение, которые, возможно, происходят от наших иудео-христианских корней. Это видно из дневника Андре Ноке, который был первым иностранным учи-деши О-сенсея (см. «Скрытый» июль и август 2020 года). Это сильно отличается от более прагматичной интерпретации «ва» (wa) в японском обществе: люди в Японии могут быть в гармонии, не зная и не симпатизируя друг другу; им просто нужно действовать по одному и тому же набору социальных правил, и всё идёт гладко. Это эффективный способ жить как общество, и я хотел бы, чтобы мои соотечественники-французы думали немного так же, но во Франции наш девиз – «свобода, равенство, братство».

Несмотря на то, что революция 1789 года и протесты в мае 1968 года привели французский народ к большей «свободе», побочным эффектом стал чрезмерный индивидуализм. Если бы французы приняли японскую интерпретацию гармонии, им пришлось бы согласиться жить по набору правил, предназначенных для большего блага, и ограничить часть своей индивидуальной свободы. Текущие проблемы, связанные с ношением масок во время пандемии Covid-19, являются хорошим примером этого: японцы очень старательно защищают окружающих, но некоторые люди во Франции считают это нарушением их индивидуальной свободы. Кроме того, «равенство» не требует «равенства»; оно просто предполагает, что у людей есть своё место в социальном порядке и что они функционируют в этих границах. В Японии всё задано с самого начала, у вас есть свой сенсей, семпай, кохай, и порядок никогда не меняется. Во Франции люди предполагают, что они могут равняться или превосходить любого по рангу. Что касается моральных уз «братства», то в наши дни я вижу их всё меньше, скорее всего, потому, что два других столь заметны.

Я беру пример с Франции, потому что знаю её лучше всего, но, какой бы ни была страна, могут существовать существенные культурные и философские различия. Вот почему проповедование «добра» за пределами Японии, даже с благими намерениями, может вызвать некоторые трения. В крайнем случае, «和» может быть ближе к римскому Пакс-Роману, чем к сообществу хиппи; «和» на самом деле может распространяться силой, как это было во время Второй мировой войны, когда военные или такие люди, как Дегучи Онисабуро или даже Уесиба Морихей, все хотели распространить «和» за пределами Японии.

Что сделало Уесибу Морихея поистине замечательным, так это то, что он решил, что насилие больше не является приемлемым средством для этого. В наши дни легко критиковать связи Морихея с сомнительными персонажами из крайне правых организаций, но, если смотреть в контексте того времени, его моральная позиция была довольно особенной, если не революционной.

Давайте вернемся к Вам: почему Вы начали изучать дайто-рю?

Хотя человек может свободно говорить по-французски, если он хочет глубоко понять его, он должен изучить его латинские корни. Я думаю, что то же самое относится и к айкидо. Очевидно, ученики О-сенсея были преданы учению своего учителя, поэтому они не могли или не хотели учить меня корням его техник, поэтому я начал задаваться вопросом, возможно ли всё ещё изучать дайто-рю сегодня. Г-н Оливье Горин представил меня Кобаяши Киехиро сенсею, ученику 8-го дана киоджу дайри Хисы Такумы. Интересно, что сенсей Кобаяши также учился у Накамуры Темпу, и он тренировался в Айкикае, пока О-сенсей был жив. Это делает его невероятно ценным учителем, своего рода живой энциклопедией техник дайто-рю и айкидо. Он понимает, как айкидока, вроде меня, думает и двигается, и он может очень ясно объяснить мне технику дайто-рю. Впервые я получил чёткие ответы на свои вопросы о происхождении техник айкидо и их истории, поэтому я записался в качестве его ученика после моего первого занятия с ним, и я всё ещё следую за ним сегодня.

Видя мою приверженность дайто-рю, Оливье представил меня Тибе Цугутаке шихану, одному из самых старших инструкторов дайто-рю в Японии. Тиба сенсей был преемником Накацу Хайдзабуро, который был одним из самых продвинутых практиков в газете «Асахи», и которого вы можете увидеть на видном месте в «Содэн», обширном наборе фотографий, документирующих методы, которым обучали Уесиба Морихей и Сокаку Такеда в осакском «Асахи Шинбун» с 1934 по 1939 год. Тиба сенсей также учился у Хисы Такумы и Такэды Токимунэ, и Токимунэ назначил его представителем своего дайто-рю на Сикоку.

Если благодаря дайто-рю Вы пришли к такому уровню понимания, почему Вы продолжаете заниматься айкидо?

Тиба сенсей однажды сказал мне, что все мы – ветви, которые отходят от одного и того же ствола, и что до тех пор, пока каждая ветвь знает, где находится её связь, ствол продолжает становиться сильнее. Многие линии в дайто-рю и айкидо постепенно разветвлялись в разных направлениях, и все они должны цениться, потому что все они приносят что-то бесценное в ствол и в мир. Такеда Токимуне и Уесиба Киссёмару оба должны были пойти по стопам своих гениальных отцов, и хотя они подходили к вещам по-разному, мы в неоплатном долгу перед ними обоими за то, что они позаботились о том, чтобы линии их отцов можно было изучать сегодня. Я изучаю дерево Айки, поэтому я могу прекрасно изучить несколько его ветвей одновременно.

По мере того как я узнавал больше об айкидо и дайто-рю, я начал понимать, почему разные школы поступали по-разному. Вместо того, чтобы говорить что-то вроде: «Этот учитель/школа ошибается, котегаеши не следует делать так, а вот так!», я начал думать: «О, я понимаю, откуда взялась их форма котегаеши!». Я начал понимать, как техника других людей вписывается в более широкую структуру Айки. Знание всегда ведёт к пониманию, а понимание ведёт к признательности.

Что айкидо привносит в Вашу практику дайто-рю?

Дайто-рю не является монолитным образованием: в его различных отраслях произошли некоторые существенные изменения и сдвиги. Как айкидока, привыкший применять техники в свободной и динамичной среде, я могу быстро адаптироваться к различным способам выполнения задач; на самом деле опытные айкидоки, которые занимаются дайто-рю, часто быстро в нём прогрессируют, потому что их восприятие и укеми уже развиты, и они воспринимают связи между многими техниками дайто-рю.

Как Вы думаете, как все эти знания проявляются в Вас?

Его целое больше, чем сумма его частей. Делая и то и другое, я лучше усваиваю принципы, а также чувствую себя свободнее, когда преподаю, потому что то, что я делаю, всегда является результатом выбора из широкого спектра методов – я не ограничен тем, как это делает одна школа. С другой стороны, я также уважаю правила, поэтому, когда я тренируюсь в Айкикай Хомбу, я занимаюсь айкидо Хомбу, а когда я на Сикоку, я занимаюсь дайто-рю Тиба сенсея. Помимо этих технических соображений, то, что меня действительно волнует, – это культура, история и человеческие взаимодействия, которые несут в себе эти будо. Это фантастика – найти своё место на дереве Айки. Единственный способ сделать это – с помощью многих мужчин и женщин, которые находятся на одном и том же дереве. Это дало мне ощущение принадлежности к чему-то очень особенному и гораздо большему, чем я сам.

Григорис Милиаресис

февраль 2021г.

https://budojapan.com/aikido/bridging-two-worlds-guillaume-erard-on-aikido-and-daito-ryu/

***

Об авторе

Григорис Милиаресис занимается японскими боевыми искусствами с 1986 года. Он имеет квалификацию уровня дана в дзюдо, айкидо и иайдо и перевёл на греческий язык более 30 книг по боевым искусствам, включая «Кодокан дзюдо» Дзигоро Кано, «Животворящий меч» Ягю Мунэнори, «Книгу пяти колец» Миямото Мусаси, «Освобожденный разум» Такуана Сохо и трилогию Донна Дрегера «Боевые искусства и пути Японии». С 2007 года он практикует исключительно в классических школах: Тода-ха Буко-рю под руководством Эллиса Амдура в Греции и Кента Соренсена в Японии, а с 2016 года Оно-ха Итто-рю под руководством 17-го директора Сасамори Такеми и 18-го директора Ябуки Юджи.

http://about.me/grigorismiliaresis

******

Comments (0)

Оставьте мнение: