Янв 18 2022

Радость, которая приходит от хорошего потока практики, удивительна

Category: Библиотека Евгений @ 09:33

П. Бернат

Радость, которая приходит от хорошего потока практики, удивительна

Пенни Бернат, шихан, имеет звание черного пояса 7-й степени по айкидо и является членом технического комитета Федерации айкидо Соединенных Штатов, крупнейшей организации айкидо в Соединенных Штатах. Она начала заниматься айкидо в 1973 году в Голливуде, штат Флорида, и вскоре после этого стала ученицей сенсея Йсимицу Ямады. За свои почти 50 лет занятий этим искусством Пенни училась у многих прямых учеников Основателя айкидо. Пенни является одной из самых высокооплачиваемых женщин-инструкторов по айкидо в Соединенных Штатах и регулярно преподает на семинарах по всей стране и за рубежом. Вместе со своим мужем Питером Бернатом Пенни управляет флоридским Айкикаем, расположенным в Форт-Лодердейле, штат Флорида.

 


«Он открыл для меня мир айкидо, и поэтому я в большом долгу перед ним, и я ему за это благодарна».

Пенни Бернат: О роли в техническом комитете федерации айкидо

Спасибо, что присоединились к нам сегодня, и поздравляю Вас с Вашим недавним назначением в технический комитет Федерации айкидо Соединенных Штатов (ВВС США).

Спасибо. Я потрясена и благодарна. Я думаю, что это важная веха, и я рада, что у меня есть роль в техническом комитете.

Технический комитет ВВС США осуществляет надзор за обучением крупнейшей организации айкидо в Соединенных Штатах. Не могли бы Вы немного рассказать о структуре и функциях комитета?

В комитете нас шестеро. Можно думать о техническом комитете как о главных инструкторах ВВС США. Например, в каждом додзе есть главный инструктор, и этот инструктор заботится о большей части преподавания, следит за тем, чтобы обучение соответствовало учебной программе, и следит за тем, чтобы все проходили тестирование и продвигались по служебной лестнице.

Ранг в конечном счете важен для многих людей в айкидо, поэтому они часто обращаются со своими проблемами к члену технического комитета, который может взаимодействовать с ними, поддерживать их и при необходимости разговаривать с Ямадой сенсеем. Технический комитет ВВС США также выступает в качестве советников Ямады сенсея, потому что у всех нас с ним очень давняя история взаимодействия.

Вы первая женщина, которая вошла в состав технического комитета в истории ВВС США. Как Вы думаете, как Ваша точка зрения, как женщины, может положительно повлиять на этот комитет и / или организацию в целом?

Я думаю, что это действительно важно, что я здесь. И я достаточно квалифицирована, чтобы, участвуя в работе комитета, быть способной хорошо справляться со своими обязанностями. Я начала тренироваться в 1973 году, когда мне было 20 лет. С тех пор я никогда не делала длительных перерывов в тренировках, даже когда у меня были маленькие дети. Мои учителя, как начального периода изучения айкидо, так и оказавшие своё влияние на меня на продвинутых этапах практики, были прямыми учениками О-сенсея.

Я думаю, что привнесла ценную перспективу в комитет и ВВС США. Я тренировалась почти 50 лет в качестве практикующего врача, провела десятилетия в качестве додзё-чо (исполнительного директора) и путешествовала по всему миру с Ямадой Сенсеем. Я также проводила семинары по всей территории Соединенных Штатов и за рубежом. Проделать всё это будучи женщиной – это совсем другой опыт, чем тот, что у мужчин, состоящих в комитете. Поэтому я привношу в работу комитета эту, несколько отличную от других, точку зрения.

И да, нам нужна женщина в комитете. Это запоздало. Я знаю это искусство, я чувствую это искусство, я понимаю его, и я учитель по профессии, поэтому я думаю, что смогу передать айкидо дальше. Я очень рада быть здесь и с нетерпением жду возможности внести свой вклад.

С точки зрения Вашей перспективы, как практикующей женщины, управляющего додзё и его главного учителя – есть ли в Вашей истории айкидо какие-либо случаи, связанные с гендерными проблемами, которыми Вы могли бы поделиться?

У тебя есть пара часов (смеётся)?

Когда я начала заниматься айкидо, моя личная жизнь была в полном беспорядке. Когда же я вошла в дверь додзё, там была всё определено определённым образом. Мне понравилось это сооружение. И мне понравилось, что там были люди, которых можно было уважать. Ты снял обувь, ты поклонился, ступив на татами, ты поклонился людям. Гармония, структура и сообщество – вот что удерживало меня там. Я хотела этого.

Но одна вещь, которую я обнаружила, заключалась в том, что частью структуры было то, что в классе мы выстраивались в порядке ранжирования. И поэтому, например, если я сдавала экзамен на 3-й кю, я переходила на новое место, я продвигалась вверх. Но если через полгода или даже год мужчина проходил тест на 3-й кю, он садился передо мной. Так продолжалось в течение первых восьми лет моего опыта айкидо, до прихода Питера (Берната). Это заставило меня почувствовать, что независимо от того, как далеко я продвинулась, я никогда не буду в первых рядах, потому что если бы человек, даже если бы он пришёл на 10 лет позже меня, но, имея звание как и у меня, он сидел бы передо мной. Я просто чувствовала себя гражданином второго сорта, честно говоря.

Это полный бардак.

Я знаю. Но теперь я член технического комитета и сижу в первых рядах. И, я думаю, это показывает, что айкидо движется вперёд и принимает путь, который диктует общество. Есть перемены.

«Я видела, как изменилось айкидо, и я видела, как изменилось моё место в нём. Женщин нужно не только рассматривать как равных, но и относиться к ним как к равным».

Вы поделились со мной историей о тренировочном опыте, который у Вас был десятилетия назад в додзё Айкикай Хомбу. Вы готовы им поделиться?

Конечно. В 1986 году я поехала в Японию с группой из Соединенных Штатов. Сенсей Ямада и сенсей Канаи приехали с нами. Я была очень взволнована. Однажды я хотела тренироваться на утреннем занятии, но в тот день больше никто не хотел идти. Итак, я разобралась с проездом и поехала одна. Когда пришло время тренироваться, все игнорировали меня, когда нужно было выбирать себе партнёра в пару. Только один человек остался без партнёра для тренировки, японский джентльмен. У него не было выбора, кроме как работать со мной, но он не хотел этого. Он, действительно, не хотел признавать моё существование.

Первой техникой, которую мы практиковали, была «шомен-учи – санкъё», и этот человек буквально не признавал моего существования. В то время у меня уже был чёрный пояс, но этот мужчина был из Хомбу додзё, поэтому, конечно, в соответствии с этикетом, я атаковала его первой. Но он ничего не сделал. Он просто проигнорировал меня, когда я его атаковала. Поэтому я продолжала бить его по голове, думая, что он должен ответить. Я не знала, что я должна была делать?

Этот урок вёл дошу (Киссёмару), и он подошёл к нам. Он был очень расстроен тем, что этот парень не выполнял технику, поэтому он стал показывать ему, как выполнять движение, со мной в качестве партнёра по демонстрации. Я была в восторге от этого. Но этот человек просто не мог этого сделать. Дошу возвращался не один раз и был недоволен этим.

Как Вы себя при этом чувствовали?

После многочисленных неудачных попыток заставить моего партнёра общаться со мной, я просто хотела уйти в небытие. Я не хотел быть там. Мне хотелось исчезнуть.

И когда я вернулась в отель, мне передали сообщение с просьбой немедленно встретиться с Ямадой сенсеем. Я никогда не видел Ямаду сенсея таким сердитым. Он сказал, что дошу позвонил ему, чтобы рассказать об инциденте, и что я была груба и неуважительна. Оказалось, что некоторые детали инцидента неправильно дошли до сенсея Ямады или были сообщены с другой точки зрения. Ямада сенсей был в ярости и сказал мне, что я не уважаю его и искусство. Я хотела рассказать Ямаде сенсею подробности того, что произошло, но он был слишком расстроен в то время. В конце концов, всё пришло к порядку на тренировках. Однако, если бы я была мужчиной, этого бы никогда не случилось. Ни у кого из мужчин, которые отправились со мной в ту поездку, не было подобных проблем на татами.

«Я не хочу говорить, что люблю всех, с кем тренируюсь. Но радость, которая приходит от хорошего потока практики, удивительна».

А затем, позже в том же году, дошу приехал в летний лагерь ВВС США. Перед семинаром все задавались вопросом, кого дошу мог бы использовать в качестве уке, и люди специально отмечали, что он никогда не вызывает женщин в роли уке. Итак, дошу начинает урок и зовёт меня, чтобы я была его учеником. Я была потрясена. Я буквально застыла на какую-то секунду, не зная, что делать.

Какую технику он продемонстрировал Вам?

«Шомен-учи – санкъё», та же техника, которую я должна была практиковать с тем парнем в Хомбу додзё. Должно быть, я произвела такое впечатление на дошу (смеётся).

Почему Вы занимаетесь айкидо? Что значит для Вас это искусство?

Это расширение возможностей. Я люблю это. Я думаю, что это мощный обмен энергией. Это волшебство. Я не думаю, что есть какое-то другое подобное чувство. Вы бросаете другого человека с огромной силой и не причиняете ему вреда. Я не хочу говорить, что люблю всех, с кем тренируюсь. Нет. Но радость, которая приходит от хорошего потока практики, удивительна. И так, где ещё ты можешь такое получить? Я думаю, что некоторые люди упускают красоту айкидо, когда пытаются подвести его под категорию боевого вида спорта.

Расскажите мне о Ваших отношениях с Ямадой сенсеем. Когда Вы начали тренироваться под руководством сенсея Ямады?

Мне было 20 лет, и в додзё, в котором я тренировалась, было всего шесть учеников. Однажды мой учитель подошёл ко мне и сказал, что два старших учителя айкидо приезжают во Флориду просто на каникулы; никакого айкидо. Он попросил меня забрать их из аэропорта и позаботиться о них, пока они будут в городе. Я их совсем не знала. Я только начала заниматься айкидо. Когда они вышли из самолета, я назвала их просто Ямада и Канаи. Я даже не знала, что к ним следует обращаться с приставкой «сенсей». Им было за 30, и для меня они были как рок-звезды. Они вышли из самолета, и Ямада сенсей выглядел как Элвис Пресли, а Канаи сенсей был таким удивительно красивым и харизматичным.

Мы отлично провели время. Я привела с собой сестру, и мы сделали всё возможное, чтобы позаботиться о сенсее Ямаде и сенсее Канаи. Ни у кого из нас не было денег, так что это был очень скромный опыт для всех нас. Мы немного поиграли в пинг-понг и пошли на пляж, но в основном они хотели побыть одни. Они были друзьями, которые хотели потусоваться и провести некоторое время без посторонних.

«(Ямада сенсей) всегда уважал то, что я могу всё организовать, и он доверяет мне финансовую и организационную ответственность. Он открыл для меня мир айкидо, и поэтому я в полном долгу перед ним. Я очень признательна ему за это».

Я чувствую, что из-за того, что я до того не встречалась с ними на татами, мои отношения с ними сложились совершенно по-другому. Оглядываясь назад, я считаю, что мне в этом очень повезло, потому что в то время я была ужасна в айкидо, и вместо того, чтобы они знали меня в этом контексте, мы все начали наши отношения как друзья. Позже, когда я начала тренироваться под их руководством, у меня возникло такое чувство, что они думали: «О, забудь об этом. Она никогда этого не поймёт, но она милая, так что мы будем держать её рядом».

Это положило начало долгосрочным доверительным отношениям. После этого Ямада сенсей часто приезжал во Флориду. Ему нравилось проводить здесь семинары.

Когда мой первый учитель уехал, Ямада сенсей фактически дал мне денег, чтобы начать работу нашего додзё, и он привёл Питера (Берната). Ямада Сенсей сказал мне: «Я привезу инструктора из Нью-Йорка, но ты позаботишься обо всех организационных и деловых аспектах додзё и будешь отчитываться передо мной». И поэтому, когда мы организовали работу своего додзё, Флорида Айкикай, Питер и я были на равных с Ямадой сенсеем. Это было партнерство.

Сейчас Ямаде сенсею уже за 80. Каковы Ваши отношения с ним сейчас, спустя 40 лет?

Очень дорогие. Я забочусь о нём, я беспокоюсь о нём, и я хочу его увидеть, что пандемия сделала очень трудным. Он похож на моего отца, но по-другому, и я глубоко забочусь о нём.

Возложение на меня ответственности за организацию ежегодного зимнего семинара ВВС США было гигантским. И если это потому, что я была женщиной, так тому и быть, потому что это открывало передо мной все двери. Он всегда уважал то, что я могла всё организовать, и он доверяет мне финансовую и организационную ответственность. Он открыл для меня мир айкидо, и поэтому я полностью в долгу перед ним, и я ему за это благодарна.

В последнее время ВВС США находятся в центре внимания вопросов гендерного баланса и равенства. Что было сделано в организации для решения этой проблемы? И, как старший член ВВС США, какие изменения Вы хотели бы видеть в будущем?

Я скажу несколько слов по этому поводу из своего личного опыта, но, пожалуйста, имейте в виду, что я сейчас не выступаю от имени ВВС США в официальном качестве.

Теперь я в техническом комитете, и это очень важно. Ямада сенсей происходит из очень японской традиции. Но хотя у нас японские корни, мы – глобальное общество. И во всем мире проблемы женщин меняются. И поэтому, в естественном смысле, айкидо тоже должно измениться. И это уже произошло. Я свидетель этого из первых рук. Я видела, как меняется айкидо, и я видела, как меняется моё место в нём. Женщин нужно не только рассматривать как равных, но и относиться как к равным.

Имел место конфликт, и всё изменилось. И всё должно продолжать меняться. Чтобы произошли перемены, должен быть конфликт. Вопрос в том, как нам организовать этот конфликт таким образом, чтобы он привёл к положительным результатам?

Есть ли что-нибудь ещё, чем Вы хотели бы поделиться с сообществом «Аikido Journal»?

Я очень ценю, что Вы дали мне возможность высказаться и поделиться своими мыслями и опытом в мире айкидо. Я давно хотела рассказать об этих вещах, но у меня никогда не было такой возможности. Огромное спасибо.

Особая благодарность Брэду Эдвардсу за фотографии, предоставленные для этой статьи.

Д. Голд

сентябрь 2021г.

https://aikidojournal.com/2021/09/20/penny-bernath-on-getting-a-seat-at-the-table/

******

Comments (0)

Оставьте мнение: